Александр Тамоников.

Последний штурм

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

Гулаев ответил:

– Нет, Азим, я так не считаю. Но если правительство развалится, то спонсорам не останется ничего иного, как выйти на нас! Война на Кавказе выгодна не только Западу и Аль-Каиде, она выгодна отдельным, но влиятельным чинам и в самой России. Следовательно, эта война продолжится. Да, с террором будут бороться, нас будут давить, уничтожать, но до конца гасить не станут. Ну, разве что Кремль вдруг решит взять все управление страной в одни руки. А это уже диктатура, возврат к прошлому. Что невозможно в принципе. Посему повторюсь… Если «правительство» Усамбиева распадется, то его место займет «Халифат», как наиболее мощная и боеспособная организация.

После пафосной речи главаря террористической банды в кабинете наступила тишина. И Хаджимурадов, и Мулдашев анализировали сказанное Гулаевым. Заместители руководителя «Халифата» никак не ожидали подобного от Гулаева, призывающего, по сути, к уничтожению «правительства», до сего времени осуществлявшего прямое руководство деятельностью всех чеченских бандформирований. Впрочем, чеченскими их можно назвать условно. Банды в последнее время по большей части комплектовались наемниками, вербуемыми по всему миру. Сама организация «Халифат» состояла более чем на две трети из наемников и являлась интернациональной. Как и международный терроризм в целом.

И Хаджимурадов с Мулдашевым задавались вопросом: почему именно сегодня, накануне встречи с Усамбиевым, Гулаев поднял вопрос о правительстве, ранее во всем подчиняясь ему? Не потому ли, что ожидал расправы над собой? За то, что нарушил последний приказ из Кунира. Но это не причина для вынесения кардинального решения по Нурпаше. И каким образом может покарать подчиненного Алимхан здесь, на Кавказе? Вот если бы Гулаев получил вызов в Эль-Саид, тогда другое дело. Из поездки в Кунир он мог и не вернуться. Так почему сегодня руководитель «Халифата» поднял вопрос о разгроме правительства Усамбиева? Видимо, этот план зрел у него давно. И наконец оформился в цель. Но как он планирует уничтожить заморских «министров» Алимхана? Гадать бессмысленно, да и незачем. Если Нурпаша сказал «а», то он скажет и «б». Вскоре его заместители узнают план своего шефа. И тогда каждый уже решит для себя, следовать за Гулаевым или сдать его с потрохами Куниру.

Главарь террористической организации «Халифат» не мешал заместителям думать, переваривать то, что они сегодня услышали от него. И Нурпаша примерно знал, о чем они думают. Что ж, пусть анализируют ситуацию. Рано ли поздно, но им предстоит сделать выбор. Впрочем, долго размышлять бандитам не пришлось. С улицы раздался скрежет стершихся тормозов «Волги». Гулаев быстро подошел к окну. Увидел такси и повернулся к подчиненным:

– Гости прибыли!

Обратился к Хаджимурадову:

– Азим, свяжись со своими людьми! Узнай, не тянул ли за собой «хвост» из Ростова наш уважаемый господин председатель?

– А разве мы не спустимся вниз?

Нурпаша повысил голос:

– Делай, что сказал! И быстро! А встречать Усамбиева будем здесь, в кабинете!

Хаджимурадов пожал плечами, вызвав группу сопровождения такси Усамбиева.

Задал короткий вопрос. Получил ответ, отключил мобильник, доложил:

– Все в порядке, Нурпаша. Алимхан чист.

– Хорошо. Подойдем к двери.

Руководитель «Халифата» и его заместители выстроились в шеренгу перед двухстворчатой дверью. Вскоре створки распахнулись, и на пороге показался сам Алимхан Усамбиев, чуть сзади него, как всегда мрачный, но готовый к действию секретарь-телохранитель босса, Саид, и сбоку от него – хозяин дома, Кадыр Озоев, а глубже по коридору троица личной охраны Гулаева.

Увидев Усамбиева, Нурпаша изобразил радушную улыбку, развел руки, как бы намереваясь обнять дорогого гостя, воскликнул:

– Вай, Алимхан! Ты объявился так неожиданно, что мы не успели спуститься во двор. Извини, уважаемый, и ассалам аллейкум!

Алимхан прекрасно понял, что Нурпаша и не думал встречать его как положено, на улице, но, глядя в лживые глаза Гулаева, решил сейчас не заострять на этом вопрос. Успеет. Все еще впереди. Поэтому ответил:

– Ва аллейкум, Нурпаша!

Бандиты по традиции обнялись, прикоснувшись друг к другу щеками, после чего Усамбиев повернулся к Хаджимурадову и Мулдашеву, поздоровался и с ними:

– Салам, братья!

Азим и Вахид ответили:

– Салам, Алимхан!

На это церемония встречи закончилась.

Гулаев предложил гостю и заместителям занять места за столиком, а Алимхану заодно отведать лакомств, которые были приготовлены и выставлены исключительно для него. Но Усамбиев отказался от яств, приказав очистить столик. Приказ продублировал Нурпаша, и Кадыр быстро вынес блюда с фруктами и сладостями. Как только хозяин дома покинул кабинет, Алимхан сел в кресло. Напротив места, которое и ранее занимал Гулаев. Справа от председателя «правительства» устроился Хаджимурадов, слева Мулдашев. Сзади босса, держа кейс в одной руке, вторую засунув в карман брюк летнего костюма, застыл его секретарь-телохранитель Саид. Это не понравилось Гулаеву. Он указал на Саида:

– Алимхан! Я думаю, мы вполне можем разговаривать и без посторонних лиц.

Усамбиев заметил:

– Саид мой помощник, и вам это известно. К тому же, уважаемый Нурпаша, мне решать, будет ли секретарь присутствовать на совещании или нет.

Гулаев нехорошо улыбнулся:

– Да? В таком случае я считаю, что и мои помощники не помешают нашей беседе.

Он повернулся к Мулдашеву:

– Вахид! Пригласи сюда Ваху, Аслана и Рамазана.

Усамбиев побледнел, на скулах заиграли желваки. Он остановил заместителя Гулаева:

– Стой, Вахид! Я против присутствия ваших боевиков!

Гулаев не замедлил ответить:

– А я против присутствия Саида! Так как будем решать эту проблему, уважаемый председатель «правительства»?

Усамбиев повернулся к телохранителю, приказал:

– Саид! Выйди! И находись в коридоре!

Телохранитель, недобро взглянув на руководителя «Халифата», молча удалился, передав кейс боссу.

Гулаев расплылся в довольной улыбке:

– Оказывается, все так просто, Алимхан! И зачем было из-за пустяка тратить время?

Усамбиев повысил голос:

– Чему радуешься, Нурпаша? Я здесь не для того, чтобы развлекаться и пустословить!

Главарь «Халифата» снял с физиономии ухмылку.

– Мы все здесь не для того, чтобы развлекаться. Ты назначил встречу, я организовал ее, и вот мы вместе, в одном кабинете. Слушаю тебя, Алимхан!

– Слушаешь? Это хорошо, что слушаешь. Ответь мне, Нурпаша, почему ты вопреки приказу высшего руководства не атаковал обозначенные и согласованные ранее объекты, а провел карательную акцию против мирного горного аула? Ты понимаешь, что нанес удар по нашей репутации?

Гулаев откинулся на спинку кресла, бросив на столик остро отточенный карандаш:

– Репутация, говоришь? Так вот что тебе и твоим министрам важнее всего. Репутация! А то, что реально происходит в Чечне, тебе побоку?

– Ты не ответил на вопрос!

– Я отвечаю на него! И замечу особо, что мне на твою репутацию за бугром плевать! Я не политик и не марионетка, я воин! И воюю здесь в то время, когда ты сбежал из республики, как только русские перехватили инициативу.

Правое веко Усамбиева задергалось, что означало крайнюю степень его возмущения:

– Как… как ты смеешь, Нурпаша, подобным образом разговаривать со мной? Со мной, Алимханом Усамбиевым, человеком, который стоял у истоков зарождения движения сопротивления вместе с Джохаром Дудаевым? Со мной, который являлся заместителем генерала до самой его кончины? Со мной, кто руководил всеми силами Ичкерии во время войны? Всеми! А не каким-то отдельным отрядом, как ты! Кто сделал из тебя, Гулаев, бригадного генерала? Кто поставил тебя на должность? Кто доверил тебе сотни жизней наших братьев? Кто, наконец, платит тебе деньги за то, чтобы ты продолжал начатое мной дело?

Хаджимурадов, видя, что Усамбиев разошелся не на шутку и совещание грозит перерасти в такие разборки, из которых потом ни Гулаеву, ни его заместителям живыми не выбраться, решился попытаться разрядить обстановку:

– Стойте! Стойте, господа! Уважаемый Алимхан, прошу, ради Аллаха. Успокойся и позволь сказать пару слов!

Усамбиев, сделав паузу, разрешил:

– Говори, Азим!

– Не стоит нам ссориться, босс! И извини Нурпашу, он погорячился. Его раздраженность объяснима. Приходится отвечать на те вопросы, на которые он отвечает уже не один день. Отвечает самому себе!

Алимхан взглянул на заместителя Гулаева:

– Я не понимаю тебя! Можешь выражать мысли яснее?

– Могу и яснее! Да, мы получили приказ атаковать российские военные объекты и готовились выполнить поставленную задачу. Но среди нас оказался предатель, которому мы все, я подчеркиваю, все: и Нурпаша, и Вахид, и твой покорный слуга – доверяли как самим себе. Его фамилия тебе ничего не скажет, поэтому я не буду ее называть. Но факт остается фактом. Предатель передал противнику наш замысел. И если бы мы повели свою группировку на обозначенные в приказе «правительства» объекты, то нас ждал бы полный разгром. Русские приготовили нам засаду. Хорошо, что в их штабе у нас тоже есть свой человек, который и предупредил об опасности. Гулаев решил покарать предателя, и это справедливо. А тот оказался родом как раз из горного аула и скрылся в нем, сбежав от нас. Поэтому мы пошли на аул. И не тронули бы никого, кроме предателя с его семьей, но… встретили вооруженное сопротивление. Против нас поднялось все мужское население этого проклятого аула. Отряды начали нести потери, что вызвало ответную реакцию бойцов. Они ворвались в селение… Что произошло дальше, тебе, уважаемый Алимхан, известно! Надеюсь, я ответил на твой вопрос, адресованный Нурпаше?

Сумевший взять себя в руки, Алимхан впился пронзительным взглядом своих черных безжалостных глаз в глаза Гулаева, спросив:

– Ты подтверждаешь то, что сказал заместитель?

Нурпаша выдохнул:

– Подтверждаю.

Усамбиев поднялся, прошелся по кабинету. Он чувствовал, что его обманывают и что на самом деле никакой засады русских и никакого предателя не существовало, но этот обман в данной ситуации устраивал всех. И руководителей «Халифата», и самого Алимхана. Устроит он и зарубежных покровителей. Посему стоило принять его. Пытаться добиться истины сейчас было глупо и могло закончиться непредсказуемо. Что реально грозило поставить под угрозу общее и главное дело. Этого допустить Алимхан не мог, поэтому принял ложь Азима.

– Хорошо. То, что я узнал, меняет ситуацию! Но почему, Нурпаша, ты сам ранее не доложил мне о предателе?

Гулаев принял игру, начатую своим заместителем, ответив тихо и даже покорно, без малейшего намека на былую строптивость:

– А как бы я доложил тебе об этом, Алимхан? Как бы объяснил тебе, что не разглядел среди ближайшего окружения шакала-предателя. Как и рядовые бойцы, я жаждал мести. И она свершилась. Весь аул ответил за неповиновение. Вот ты говоришь, кровавая акция вызвала негативную реакцию во всем мире? Я не могу мыслить так масштабно, но то, что после резни в горном ауле другие селения, удаленные от российских военных баз, вновь начали поддерживать нас, в этом ты можешь убедиться сам. И русских сейчас проклинают так же, как и раньше. Проклинают за то, что они, обещав мирную жизнь, не могут обеспечить элементарную безопасность. Если где-то в Кунире, как ты говоришь, пошатнулась репутация твоего правительства, то здесь, в горах, репутация федеральных войск понесла невосполнимый ущерб. Русским не верят.

Усамбиев вставил:

– Но и вас ненавидят. Не исключено при этом, что и невольно поддерживая. Но кому нужна такая поддержка?

– Ты сам воевал и понимаешь, на войне хорошим для всех быть невозможно. Согласен, я допустил грубейшую ошибку, решив покарать предателя походом на аул. Надо было сделать это по-иному. Но мы все сильны задним умом. Больше на тему горного аула я, извини, говорить не желаю!

Усамбиев, видя прекрасную игру Гулаева, поддержал ее:

– Хорошо. Будем считать, что разобрались с этим делом. Забудем о нем. И перейдем ко второму вопросу, касающемуся наших дальнейших действий в условиях изменившейся обстановки.

Он присел в кресло, поднял с пола кейс, положил его на стол, открыл крышку. Извлек из «дипломата» карту и канцелярскую папку. Указал на нее:

– Здесь, господа, новый план действий организации «Халифат». Старый считать утратившим силу и подлежащим утилизации. С новым планом вы ознакомитесь позже и самостоятельно, но о ближайшей акции я хотел бы поговорить отдельно. Обсудить ее совместно с вами.

Гулаев спросил:

– Что за акция, босс?

Это обращение к Усамбиеву окончательно успокоило обстановку, и пусть наигранно, но примирило Алимхана с Нурпашой.

Глава «правительства» Ичкерии ответил:

– Акция физического устранения министра обороны России!

Этого ни Гулаев, ни его заместители не ожидали.

Усамбиев же подтвердил:

– Да, господа, вы не ослышались, я сказал о физическом устранении российского министра обороны и еще нескольких весьма высокопоставленных военачальников русского Генерального штаба.

Хаджимурадов воскликнул:

– Но разве подобная акция в наших силах?

Алимхан перевел взгляд на Азима:

– Иначе, уважаемый, я не стал бы говорить об этом.

Мулдашев протянул:

– Д-да! Дела!

Усамбиев расстелил карту:

– Внимание, господа! По данным нашей разведки, министр обороны в субботу 11 июня сего года запланировал инспекцию экспериментального завода «Победа» и находящегося рядом научно-исследовательского института «Конус», расположенных в закрытом поселке Приволжье Верхневолжского региона. Этот населенный пункт отмечен на карте!

Боевики склонились над столиком. Названный Усамбиевым населенный пункт был обведен синим кругом. Алимхан продолжил:

– Объект 0216, как еще именуют завод и институт, производит переносные зенитно-ракетные и противотанковые комплексы. Но это не столь важно. Важно другое, а именно сам факт инспекции объекта, который охраняется отдельным полком особого назначения МВД с приданными ему зенитно-ракетной батареей, звеном вертолетов огневой поддержки и радиотехнической ротой.

Мулдашев произнес:

– Не слабо! Полк спецназа, это не халам-балам. Наверняка он перекрывает все подходы к объекту.

Усамбиев согласно кивнул лысеющей головой, которую многие привыкли видеть в высокой каракулевой папахе. По телевизору в основном.

– Да, охрана объекта выстроена и отлажена образцово и перекрывает подходы к нему, но размещаясь непосредственно вокруг поселка Приволжье, на острове Большом и контролируя деревню Сазоновка.

Гулаев толкнул указкой в карту:

– А вот эти паромные переправы с поселком Ропша полк не контролирует?

– На переправах посты, а вот поселок, удаленный от старицы Волги на пять километров, уже находится вне зоны ответственности части, охраняющей объект. Как вне зоны лежит и весь правый берег, выше по течению от острова Большой. Зато закрыт левый берег. И закрыт от начала лесного массива, в километре от трассы на Кострому и автомобильного моста через Волгу.

– И вы планируете провести акцию в том, укрепленном районе?

– Нет. Мы же не самоубийцы и не безумцы. Мы нанесем удар по маршруту следования министра к объекту 0216. По тем же данным разведки, министр на своем самолете в 10.00 прибудет на военный аэродром, расположенный в поселке Некрасовск, который находится в пятидесяти пяти километрах от Приволжья. Заметьте, чтобы достичь объекта, ему предстоит проехать по мосту через Волгу. По мосту в двадцати километрах от Некрасовска! Вот там мы его и должны подорвать. А до этого, естественно, заминировать мост. Как, когда и какими силами провести минирование, решите сами. Взрывчатку, снаряжение аквалангиста и все остальное, необходимое для проведения подводных саперных работ, люди, которых вы назначите на это дело, смогут уже в начале месяца получить в Некрасовске, в доме некого Адама Гардаева. Его точный адрес в папке. У него же диверсионная группа может остановиться. В состав группы, думаю, не имеет смысла вводить более пяти человек. Их силами целесообразно и заминировать мост, и подорвать его. Варианты проведения акции и инструкции к ним также находятся в папке. Но эти документы, что хочу подчеркнуть, носят лишь рекомендательный характер. Как реально провести диверсию, повторюсь, решите сами. Теперь касаемо оплаты акции. Аванс в размере пятидесяти тысяч долларов можете получить завтра же, по известному вам адресу в Ростове, остальные пятьсот штук будут переведены на ваш счет в Турции сразу же после подтверждения факта устранения министра. У меня все. Какие будут вопросы?

Гулаев вновь откинулся на спинку кресла:

– Вопросов нет, Алимхан. Да сейчас их и не может быть, надо тщательно уяснить поставленную задачу. Оценить обстановку и принять решение. Единственно правильное решение. Это в наших силах. У меня есть просьба. Даже не просьба, так как речь идет о нашей общей работе, а… даже не знаю, как правильно сформулировать мысль.

Усамбиев усмехнулся:

– Тебе нужны деньги, Нурпаша?

– В общем, да! Сейчас, когда создались неплохие условия для привлечения в организацию местной молодежи не только в Чечне, но и практически на территории всего Кавказа, мы просто обязаны воспользоваться ситуацией. Но для этого требуются деньги! Конечно, мы можем продолжать вербовать наемников, но…

Алимхан прервал руководителя организации «Халифат»:

– Сколько ты хотел бы получить?

Гулаев ответил не задумываясь:

– Не менее миллиона долларов! Это на создание отрядов, закупку вооружения, боеприпасов, подготовку, оборудование лагерей и схронов, приобретение транспорта и обмундирования. Ну и на расходы, связанные с решением проблем в отношении обеспечения безопасности наших баз, оплату услуг осведомителей разного уровня, а также…

И вновь Усамбиев прервал подчиненного:

– Можешь не продолжать. Миллиона выделить не могу, но тысяч семьсот на счет сброшу. Постарайся уложиться в эту сумму и не забудь про отчетность. Каждый доллар должен быть расписан. Куда и на что потрачен. Тем более в новом деле. Только займись комплектованием свежих отрядов после того, как отработаешь цель на Волге!

Гулаев заверил:

– Одно другому не помешает, босс! Я с Мулдашевым займусь акцией против министра обороны, Хаджимурадов – отрядами!

– Хорошо! Двести тысяч получишь вместе с авансом. Дальше – посмотрим.

Усамбиев поднялся, взял в руки «дипломат»:

– Мне пора возвращаться.

Гулаев воскликнул:

– Как? А обед?

Алимхан отказался:

– Спасибо, Нурпаша, но обед не состоится. Тороплюсь. Завтра я уже должен быть в Эль-Саиде. Надеюсь, транспортом до Ростова обеспечишь?

– Какой разговор, Алимхан? На моем джипе и поедешь!

– Нет. Джипы мне не нужны. Как и другие заметные иномарки. Ты лучше пошли в центр станицы человека. Там, возле автовокзала, я видел на стоянке такси. Пусть наймут машину и сообщат об этом по мобильнику. А твой водитель подбросит меня с Саидом до автовокзала.

– Как скажешь, босс.

Гулаев кивнул Мулдашеву. Тот вышел из кабинета.

Вскоре с автовокзала позвонил один из охранников Гулаева, Ваха, доложив, что снял такси до Ростова. Нурпаша проводил Усамбиева до своего джипа, поданного прямо ко входу в дом. Боевики пожали друг другу руки, и внедорожник выехал за пределы усадьбы Кадыра. Вскоре Ваха сообщил, что Алимхан с Саидом отправились на выезд из станицы, а еще через десять минут вышли на связь люди Мулдашева, которые начали обратное сопровождение высокого гостя.

Гулаев вновь приказал заместителям подняться в кабинет. Им было что обсудить. В том числе и тот план, не касающийся акции на Волге, что родился в голове коварного Нурпаши во время беседы с Усамбиевым.

Дождавшись, пока заместители заняли свои прежние места, Гулаев повернулся к Хаджимурадову, спросил:

– Азим! У тебя канал связи с полковником действует?

– Да. Правда, мы с Зинченко давно не общались, и во время последнего сеанса он говорил о деньгах. Мы задолжали ему 15000 долларов.

– Я это помню.

Нурпаша перевел взгляд на Мулдашева:

– А ты, Вахид, давно разговаривал с Ризоевым?

– Недели две назад он выходил на меня. У него женщина в Грозном осталась, просил узнать о ней, помочь. Но почему ты спросил о Ризоеве?

– Об этом позже. Как вам задание «правительства»?

Заместители Гулаева переглянулись. Ответил Хаджимурадов:

– Если ее провести, шум поднимется неслабый. Завалить российского министра обороны, да еще со свитой генералов, это не шутка! Об этом заговорит весь мир!

Гулаев усмехнулся:

– Вот-вот. Работать опять будем мы, а вся слава достанется Усамбиеву, что сильно укрепит как личное его положение в террористическом мире, так и влияние «правительства».

Подал голос Мулдашев:

– Но за это нам и платят, Нурпаша! Ты же сам все обговорил с Алимханом!

– Да. Нам платят. Крохи, львиную долю забирая себе! И деньгами, и почестями! И с этим надо кончать. Причем кончать немедленно!

Вновь заместители переглянулись.

Хаджимурадов проговорил:

– Я не понимаю тебя, брат.

Нурпаша ответил:

– Я предлагаю использовать полученное задание как начало акции «Халифат» против Усамбиева. И привлечь для этого Висхана Ризоева, у которого, несмотря на должность в «правительстве» Алимхана, свои интересы в общем деле борьбы с неверными. Он давно мечтает сесть в кресло Усамбиева. Вот мы и поможем ему в этом. Но для достижения конечной цели мы должны выйти на задание против российского министра. Но выйти так, чтобы об этом стало известно ФСБ!

Мулдашев переспросил:

– ФСБ? Но это же…

Главарь «Халифата» не дал договорить заместителю:

– Да, Вахид! Ты можешь называть это предательством, ведь именно это ты хотел сказать? Но то, что я предлагаю, не является предательством. Это вынужденная мера, позволяющая нам обеспечить легенду ликвидации Усамбиева российскими спецслужбами, что снимет все подозрения с нас. Но перед этим я должен узнать, согласны ли вы вместе со мной выступить против Алимхана? Чтобы, уничтожив Усамбиева, вместо него использовать Ризоева, но не как нового председателя «правительства», а как председателя «Халифата» в Кунире. «Халифата», который заменит собой сборище зажравшихся паразитов на реально действующую силу, способную эффективно продолжать войну против России.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное