Александр Тамоников.

Последняя молитва шахида

(страница 5 из 31)

скачать книгу бесплатно

Марков объяснил:

– С делом «крота»! И потом решение по нему принято на самом высоком уровне. Но твоя задача на этом не кончается. Мало того, что ты арестуешь солдата, вместе с Ивановым из группы поиска тут же конвоируешь его к полковнику Яковлеву. На машине группы. И до города не довозишь. Этого бедолагу придется убрать, таков приказ! Как это сделать, тебя учить не надо…

Майор поправил галстук, продолжив:

– Банальная попытка к бегству, при выводе арестованного по его просьбе для отправления естественных надобностей. Сделать так, чтобы все выглядело правдоподобно для всех. И законно! Следствие по этому делу будет проведено обязательно, возможно, следственной группой, на которую Яковлев никак воздействовать не сможет. Так что аккуратнее, Толя! И в части провернуть все быстро, чтобы не успело хватиться командование. Командир вполне может потребовать объяснений, и это его право. Надо обойти его! Ну а после акции вмешиваться, за исключением, пожалуй, следствия, ему будет не во что. Бандиты прекратят налеты на колонны, следовательно, наши расчеты по вычислению «крота» окажутся верными, я уйду на повышение, ты же займешь мое место, так что готовь четвертую дырочку на погоне для капитанской звездочки! Но это, напомню, полностью зависит от того, как ты сработаешь с Коробцом.

– Я все понял.

Особист предупредил:

– Завтра я буду в городе, но вечером вернусь сюда. Так что перед арестом предупреди группу поиска, чтобы с утра также покинули гарнизон и вернулись на базу! Их миссия окончена. Вопросы?

Старший лейтенант ответил:

– Один! И, пожалуйста, без обиды. Роман Яковлевич, я могу получить подтверждение приказа?

Марков ухмыльнулся:

– Страхуешься?

– И все же.

Капитан разрешил:

– Конечно, можешь. Созвонись с полковником Яковлевым, только используй закрытый канал связи. Он подтвердит приказ!

– Тогда разрешите идти?

– Иди! Еще раз предупреждаю, чтобы все прошло чисто.

– До встречи, товарищ капитан.

– Счастливо!

Проводив подчиненного, Марков вошел в дом. Возле трюмо в зале прихорашивалась Наталья. Капитан подошел к ней, обнял за плечи.

– Все, что ты делаешь, дорогая, совершенно ни к чему, ты и так самая прекрасная женщина на свете!

– Я совсем немного, Рома, – явно польщенная, ответила Наташа, – чуть-чуть!

– Ну хорошо! Поступай, как считаешь нужным. Я подожду.

Наталья, закончив макияж, ушла в спальню, где облачилась в свое любимое платье, удачно подчеркивающее ее красивую фигуру.

Роман Яковлевич галантно, немного играя, открыл перед ней дверь:

– Прошу на выход, любимая!

Они вышли из палисадника и медленно, под ручку, направились по тротуару в сторону центра, к кафе-бару, под оценивающие и обсуждающие, возможно, завидующие, взгляды соседей, которые в это время в большинстве своем отдыхали на многочисленных лавочках возле своих домов.

Наталья что-то радостно щебетала по поводу успехов своих учеников и того, что ее постоянно ставят всем в пример.

Капитан пытался слушать, но внимание его было сосредоточено на проезжающих мимо автомобилях. Их было немного, и все они шли мимо, никак не реагируя на внимание Маркова. Но вот от перекрестка выехали «Жигули» шестой модели и медленно направились по краю проезжей части навстречу капитану и Наталье. В салоне находились двое. Пассажир держал руку на двери, опустив ветровое стекло до упора. И взгляд его был направлен на Наталью. Цепкий взгляд хищника! Поравнявшись с прогуливающейся парочкой, человек на месте пассажира перевел взгляд на Маркова, едва заметно кивнул головой. «Шестерка» продолжила свой медленный путь, а капитан понял, что объект, кем теперь стала его «ненаглядная» и счастливая Наташа, зафиксирован.

Вечер в кафе они провели весело. Хозяин увеселительного заведения знал, какое ведомство представляет Марков, поэтому оказывал парочке знаки повышенного внимания.

Вернулись за полночь. Наталья знала, что Роману рано уезжать, поэтому предложила сразу же лечь спать, но капитан неожиданно поднял женщину на руки. Отнес в спальню и, положив на постель, покрыл ее лицо поцелуями, одновременно снимая с замершей в ожидании близости женщины одежду.

И любил он ее в эту ночь как никогда ранее. Наталья приняла этот порыв страсти как благодарность любимого за то, что решила подарить ему ребенка. Марков же в это время прощался с той, которую, уехав завтра, больше живой не увидит.

Старший лейтенант Костюшин вызвал в кабинет штаба, куда был заранее подогнан «уазик» группы поисков ФСБ, рядового Коробца. Лейтенант Иванов также уже находился в кабинете. Солдат, сильно волнуясь, – в первый раз он имел дело с сотрудниками государственной безопасности, – спросил, открыв дверь:

– Разрешите, товарищ старший лейтенант?

– Входите! Пройдите к столу!

Лейтенант Иванов зашел солдату за спину.

– Рядовой Коробец Игорь Дмитриевич?

– Так точно, товарищ старший лейтенант!

– 19… года рождения. Уроженец села Лунки Суворовского района Шуровской области?

– Так точно!

– Гражданин Коробец, у нас, представителей Особого отдела, есть все основания подозревать вас в сотрудничестве с чеченскими сепаратистами в плане передачи им информации, составляющей военную тайну. Другими словами, в совершении преступления, предусмотренного статьей №… УПК РФ. На основании этого вы подлежите аресту для проведения в отношении вас следственных действий! Ордер на арест будет вам предъявлен в следственном изоляторе города, куда вы будете доставлены немедленно!

Солдат окаменел от неожиданности и чудовищности обвинения, но сумел спросить, заикаясь:

– Вы, вы… товарищ старший лейтенант… это серьезно?

– Какие тут могут быть шутки, Игорь Дмитриевич? Единственно, что могу вам сказать, подозрения всего лишь подозрения, и следствие, вполне возможно, признает их необоснованными, чему я лично буду только рад. Так что не стоит отчаиваться, Игорь! И если вы невиновны, то я уверен, правда восторжествует и вы будете свободны, как и прежде. Сейчас не печально памятные тридцатые годы, когда НКВД творил правовой беспредел. Успокойтесь. Командир части будет проинформирован о случившемся. У вас будет адвокат, возможность встречаться с ним. Вам не придется оправдываться, вы, Коробец, можете вообще молчать. Доказать вашу виновность – дело следственных органов! А в следственном изоляторе вам будут обеспечены приличные условия содержания. Без уголовников в переполненной камере с их понятиями. Лейтенант Иванов, взять гражданина Коробца под стражу!

Солдат попросил:

– Но хоть в казарму разрешите позвонить?

Ему отказали:

– Это сделаем мы сами!

Иванов выключил диктофон, записавший процесс ареста, чтобы потом, на следствии, было ясно, что сотрудники спецслужбы вели себя корректно и не провоцировали бывшего солдата к каким-то противоправным действиям, после чего сцепил руки молодого солдата наручниками.

– А это зачем? – спросил тот, удивленно глядя на оковы.

– Так положено! – коротко ответил ему Костюшин. – Выводи его, Иванов!

Лейтенант Иванов провел солдата до двери штаба, затем до автомобиля, усадил парня на заднее сиденье, сам сел рядом. Следом вышел Анатолий Костюшин, который сел за руль машины, и «УАЗ» беспрепятственно покинул территорию части.

Проехали они километров сорок, когда Иванов попросил остановиться. Дорога вошла в густой смешанный лес, где сразу за обочиной и кюветом начинался кустарник.

– Что такое? – спросил Костюшин.

– Отлить не помешает, как думаешь, Толя?

– Игорь, как ты? – спросил по-свойски Костюшин арестованного Коробца.

– Да можно!

– Тогда все дружно вышли!

Офицеры и арестованный покинули машину, спустились к кустарнику.

Неожиданно Иванов с размаху ударил ногой в промежность старшего лейтенанта Костюшина. Затем выхватил пистолет и выстрелил в него! Откуда было знать молодому солдату, что выстрел был холостым. Иванов же продолжал игру:

– Так, пацан! Ты еще не понял, что тебя подставила эта скотина? Это он, а не ты работал на «чехов», а тебя хотел сдать вместо себя! Обещал золотые горы! Адвоката! Какой, к черту, адвокат? Из тебя бы выбили признания даже в подготовке нападения на американского президента, и ты все подтвердил бы на суде! Ты методы работы таких вот скотов не знаешь! Короче, беги, посмотри, нет ли где поблизости проселочной дороги. Будем уходить в соседнюю область, этого с собой заберем! Там и разберемся со всем! Беги же, время не ждет!

Солдат дернулся, но остановился, протянув скованные руки вперед:

– А наручники, товарищ лейтенант?

– Потом сниму, беги!

Солдат не понял в этой карусели, зачем, собственно, нужно искать какую-то проселочную дорогу, если можно спокойно по шоссе уйти отсюда, но приказ офицера выполнил и ломанулся в кусты! Это и было его роковой ошибкой. Он вдруг услышал сзади выстрел. Это Иванов, перезарядив пистолет боевой обоймой, сделал предупредительный выстрел вверх. Затем раздался второй выстрел, и острая боль в спине заставила Коробца остановиться на ходу. Третья пуля попала ему в голову, бросив развороченным лицом вниз, в мокрую траву.

Лейтенант Иванов подошел к трупу, убедился, что беглец мертв, вернулся к Костюшину. Тот отходил от удара.

– Ну ты, Иванов, и дурак! Не мог ударить слабее? У меня аж искры из глаз брызнули!

– Зато правдоподобно. Яйца так опухнут, что никто и не подумает ни на какую имитацию!

– Тебе бы так рубануть!

– Да пройдет со временем, товарищ старший лейтенант.

Костюшин с трудом выпрямился, спросил:

– Как там «беглец»?

– Лежит с развороченной башкой и пулей в позвоночнике, как еще?

Старший лейтенант приказал:

– Докладывай Яковлеву, пока я приду в себя, пусть продолжает игру, мы свое дело сделали.

Сообщение об аресте солдата и его убийстве при попытке к бегству при конвоировании поступило к командиру части только утром и вызвало негодование майора Воробьева. Он потребовал найти особиста, капитана Маркова, но получил доклад, что Марков только что, в 7.20, был вызван в штаб корпуса, а кроме него здесь никто ничего объяснить не мог. Майор попытался выйти на связь с полковником Яковлевым, представляющим в корпусе контрразведку, он же командовал и всеми оперуполномоченными особого отдела при войсковых частях, но того не оказалось на месте. Оставалось ждать. В голове не укладывалось, что «кротом» мог оказаться обычный деревенский парень, всегда дисциплинированный и исполнительный. Да и как он мог выйти на бандитов? Но, с другой стороны, здесь работала целая группа офицеров безопасности. Не могла же она ни с того ни с сего взять и арестовать Коробца? И почему тот, ударив офицера, бросился в бега? Ему же ничего не грозило? Ну провели бы следствие, разобрались во всем. Зачем бежать, в наручниках, совершив нападение на конвойного офицера? И тем самым поставить себя под пулю. Второй офицер безопасности вынужден был применить оружие, так как преследовать беглеца в густых зарослях было сложно. Лейтенант действовал оправданно жестко. И все же что-то было мутно в этой истории! И он, Воробьев, еще поставит вопрос о правомерности действий представителей военной контрразведки. Они даже его, командира, не поставили в известность! Только будет ли толк? Это покажет время и, как ни странно, сам главарь банды, нападающей на колонны! Если «крот» изолирован, в данном случае убит, то на какое-то время без привычной информации действовать по прежней схеме Бекмураз не сможет, а значит, затихнет или будет нападать на все колонны подряд, которые ему подвернутся, а не выборочно, по ранее отработанному плану. До тех пор, пока вновь не внедрит на склады своего человека. А на это требуется время, и немало. Что ж, посмотрим! Но солдата жалко, разум не хотел верить в его предательство, факты же упорно выступали против разума. А факты есть факты! Только надо добиться, чтобы их тщательно проверили. Выйти на командование Объединенной группировкой войск, на их начальника контрразведки? А лучше на прессу, пусть те поднимут шум! Хотя кто ему даст это сделать? Ему, простому майору? Заткнут рот быстро, и ничего с этим не поделаешь. Вот такие дела, мать их! Но у Маркова потребовать объяснений следует. И он, майор Воробьев, их потребует, как только капитан вернется!

В то же самое время, когда у себя в кабинете размышлял, негодуя, командир части, Наталья, проводив Маркова, счастливая, прибиралась в комнате, заправляя постель. Как же все-таки удачно складывается ее жизнь после того, как она познакомилась с Ромой! И это ничего, что он намного старше ее. Скоро они с ним распишутся, и у нее будет полная семья. А будущий муж человек хваткий. Долго они здесь не задержатся, может, и в столице удастся пожить! А Марков станет большим начальником. Генералом. А что? Наталья рассмеялась, стоя перед зеркалом трюмо. Она, учительница начальных классов, и вдруг генеральша! Хотя вряд ли. До генерала Рома дослужиться не успеет, возраст не тот, но все равно, офицер такого ведомства, которое он представлял, это серьезно! И ребеночку везде дорога будет открыта. Еще бы, с таким папой. Даже то, что они станут просто москвичами, это ли не предел ее мечтаний? Она как маленькая девочка повернулась вокруг несколько раз, танцуя. Полы халата разлетелись в разные стороны, обнажив ее красивые ноги. За этими мечтами она чуть не опоздала в школу. Хорошо, вовремя посмотрела на часы. 7.45.

– Ой! – воскликнула Наталья. Через полчаса выходить, а у нее платье не поглажено, разбаловалась, как школьница перед выпускным балом.

Приведя себя в надлежащий для учительницы вид, она вышла из дома в прекрасном настроении. Приветливо здороваясь со знакомыми, женщина направилась к школе. Ей надо было пройти по тротуару, где вчера они гуляли с любимым, только половину улицы, за перекрестком перейти дорогу, обычно еще пустую от транспорта в это время. Там через парк, и школа. Она дошла до перекрестка. Перешла примыкающую к главной второстепенную дорогу, боковым зрением заметив стоящий немного в глубине огромный джип. Но внимания на него не обратила. Прошла еще метров десять по тротуару, вышла на обочину, осмотрелась. Вышла на дорогу. Она уже достигла сплошной разделяющей полосы, как услышала сзади и справа звук приближающегося автомобиля. Ей бы пробежать оставшиеся метров шесть, уйти с дороги, но Наташа непроизвольно сделала шаг назад, на полосу.

Джип, ранее не привлекший ее внимания, стремительно набрав скорость, мчался прямо на женщину. Она успела только обернуться, когда страшный по силе удар отбросил Наташу к противоположной стороне дороги, где женщина сильно ударилась затылком о бордюрный камень. И так, распластав руки, как перебитые крылья, разбросав по асфальту свои пышные волосы, из-под которых начала быстро растекаться черная лужа крови, осталась лежать, глядя открытыми, еще счастливыми, но стекленеющими уже глазами в такое чистое голубое небо! Туда, куда устремилась ее жестоко преданная душа…

А джип, набрав скорость, скрылся за ближайшим поворотом. Там, на мгновение притормозив, высадил пассажира и, выехав на центральную улицу, взял курс в сторону Ставрополя. На его лобовом стекле появился федеральный пропуск, запрещающий органам ГИБДД останавливать автомобиль.

Пассажир, выскочивший из джипа, вернулся туда, где только что произошла трагедия, собравшая уже вокруг толпу народа. Возле тротуара плакали две девочки, наверное, ученицы погибшей. Толпу тщетно пытался разогнать милиционер, невольно оказавшийся здесь и вызвавший «Скорую помощь» и наряд ГИБДД. Он пытался найти свидетелей случившегося, но таковых, как обычно, не оказалось, хотя джип видели многие.

Пассажир пробился сквозь толпу, посмотрел на тело. Одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться, что женщина мертва. Он отошел в сторону, повернул за угол, откуда недавно вылетел джип-убийца. Мимо промчалась «Скорая», сверкая проблесковыми маяками и оглушая округу своей сиреной. Пассажир прошел дальше, остановился, достал сотовый телефон, набрал номер:

– Да?

– Босс! Это Кузен!

– Ну?

– Объект Вальтера убран.

– Гарантированно?

– Сам свидетель.

– Хорошо! Джип доложил, что он свободно ушел из поселка. Уходи и ты. Сбор для всех на нашей базе.

– Понял, босс! До свидания.

– Конец связи!

Капитан Марков нашел полковника Яковлева в штабе начальника штаба корпуса. Юрий Александрович тут же, извинившись, покинул генерала и вышел к капитану.

– Здравия желаю, товарищ полковник!

– Здравствуй, Роман Яковлевич! Как дела? – полковник выглядел рассеянным.

– Все по плану, Юрий Александрович.

– Какому плану? Плану дьявола? – неожиданно вырвалось у полковника.

Он, как говорится, был не в своей тарелке. Но держал себя в руках, хотя и с трудом. И такое поведение было непонятно Маркову. «Крота» убрали, задачу выполнили, группа благополучно ушла из гарнизона на базу! Что же раздражало полковника? Ответа на этот вопрос у Маркова не было. Между тем Юрий Александрович предложил:

– Пойдем выйдем из штаба, прогуляемся по парку.

Там, в гражданских костюмах, они ничем не привлекали внимания. Полковник сообщил:

– Наталья умерла. Несчастный случай. Ее сбила машина.

Марков пожал плечами:

– Жаль. Хорошая была баба. Но что же поделать, раз судьба такая?

– И ты так спокойно к этому относишься? Ведь она ребенка от тебя ждала! Любила!

– Я что-то не пойму вас, товарищ полковник. Как будто вы не знали о готовящейся акции?

– Я для нее был чужой, незнакомый человек, ты же почти муж!

– Моя семья в Москве, или вы забыли об этом?

– Ничего я не забыл. НИЧЕГО! Ну ладно! Перейдем к делу. Распоряжение генерала явиться к нему получил?

– Получил.

– Пацана, что твои люди расстреляли под видом попытки побега, ты приговорил? По твоему плану провели акцию?

Капитан посмотрел на полковника:

– Приказ отдал босс, остальное – моя работа, а что?

– Не забывайся, капитан, – резко повысил голос полковник, – твое дело отвечать, когда спрашивает начальник!

Но тут же, взяв себя в руки, произнес:

– Надеюсь, ты все предусмотрел, чтобы убийство выглядело правдоподобно и обоснованно, если можно как-то объяснить убийство?

– Я предусмотрел все! Ребята сработали чисто, только попрошу, как офицер офицера, называть вещи своими именами. Не убийство, а ликвидация.

– Как офицер офицера, говоришь? – полковник сплюнул на дорожку. – Что ж, может, ты и прав! Извини, что-то я устал, и нервы начали пошаливать.

– Бывает. Но это пройдет.

– Особенно после встречи с боссом! Но хватит о грустном. Сейчас твои подчиненные дают показания в военной прокуратуре, там их отмажут подчистую, но продержат здесь еще несколько дней, так что возвращаться тебе одному. Вечером.

– Если не сообщат о гибели Натальи раньше, но я отключу телефон. Вы правы, появиться в гарнизоне мне лучше поздним вечером, чтобы войти в новую обстановку.

Яковлев предупредил:

– Командир части, естественно, выразит тебе соболезнование, но и вопросов насчет погибшего солдата у него будет к тебе много. На все ответ один: группа поиска работала не только в части, среди своих, но и в среде бандитов, так что факты предательства Коробца неопровержимы. Информация по его делу засекречена генералом Василько. Предупреди майора, чтобы не проявлял никакой самодеятельности, а то найдет приключения на собственную задницу. По нему тоже, возможно, будут приняты меры, в плане обеспечения секретности объекта, так что пусть не роет себе яму. Для него будет лучше, если он как можно быстрее забудет об инциденте с солдатом и не даст хода всевозможным слухам. Тогда и Служба окажет ему поддержку. Ясно? – на этот раз перед капитаном был прежний полковник Яковлев, каким привык видеть его Марков.

– Так точно, товарищ полковник!

– Тогда гуляй до вечера по городу, обратно часа в четыре! Подготовься к «внезапному» получению известия о гибели любимого человека.

– Не беспокойтесь, сыграю свою роль как надо, Юрий Александрович. И командира успокою. Все будет, как учили!

– Смотри не переиграй!

И вновь Марков уловил в голосе Яковлева раздражение. Что происходит с полковником? Чем он недоволен?

Тот, не обращая внимания на пристальный взгляд капитана, продолжал:

– Далее, после похорон, подашь на мое имя рапорт о переводе на другое место службы по семейным обстоятельствам. Это будет понятно и объяснимо, даже командиру складов. По нему поступишь в мое распоряжение, это решение Василько. Сдашь дела Костюшину и ко мне. Как прибудешь сюда, сразу же вылетаем к генералу. Там все перемещения оформятся приказом, и генерал поставит нам новую задачу. Все понял?

– Так точно!

– Выполняй, будущий майор. Свою звезду ты честно заслужил!

Не попрощавшись, полковник пошел в сторону штаба, капитан проводил его сгорбленную фигуру недобрым взглядом. Как он о майорской звезде? С издевкой, с презрением! Ничего, полковник, Марков, как говорится, человек не злопамятный, но память у него хорошая…

Он повернулся и пошел по аллее, противоположной штабу. Закурил на ходу. Капитан вдруг обозлился. А во всем этот полковник виноват. Но на нем сейчас не отыграешься, а злость искала выхода. Да еще времени было хоть отбавляй! Не шастать же весь день по городу? Может, проститутку снять? А что? Это мысль! Она и отвлечет, и успокоит, с ней можно не церемониться и дать выход злобе, сучка, она и есть сучка, все стерпит! Положено ей так! А он уж постарается сделать ей «приятное»! Заодно и время пролетит. Да, так и поступим. Марков купил местную газету объявлений, нашел рекламу фирмы, скрашивающей досуг одиноким, и не только мужчинам. Набрал номер. Вскоре к парку, куда указал капитан, подъехали две тонированные «девятки». Из одной вышел молодой парень, с виду громила метра под два ростом, которого, впрочем, Марков мог бы убить одним коротким ударом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное