Александр Тамоников.

Последняя молитва шахида

(страница 4 из 31)

скачать книгу бесплатно

Снизу вновь позвала Наташа:

– Ты еще не закончил, Рома?

– Иду, Наташенька!

Надо держать себя как можно естественней. Ведь у него на самом деле такая работа. Не придать внешне никакого значения тому, что узнала сожительница. До вечера! Когда по сложившимся обстоятельствам последует решение босса.

Он спустился на первый этаж, умылся, сел за стол на кухне. Наталья присела рядом.

– Отдохнуть бы тебе надо, Рома. Опять ночь бессонной была?

– Да нет, поспал часа четыре. Что сделаешь? Работа наша такая! Но сегодня приду раньше, часов в пять.

– Ой! А у нас, как назло, собрание родительское в школе на пять часов назначено.

– Ничего, Наташа, я дождусь тебя и ужин приготовлю сам, занимайся своими делами, не волнуйся.

– Я не задержусь, Ром! От силы часа на полтора!

– Хорошо!

Марков закончил завтрак, отодвинул пустую тарелку, достал сигареты, закурил.

Что-то в поведении Натальи было необычно. Она не убрала, как всегда, сразу же посуду, тут же принимаясь по обыкновению мыть ее, лишь переставила со стола на мойку. И продолжала сидеть напротив сожителя. Капитан почувствовал неладное, неужели она все же что-то заподозрила? Роман спросил:

– Ты мне хочешь сказать что-то особенное, Наташа?

Женщина опустила глаза, потом резко подняла их, и в ее взгляде отразилось тревожное ожидание.

– Роман, – она теребила края передника, – понимаешь, я… беременна, Рома!

Марков закашлялся. Столь неожиданной и неприятной была для него еще и эта новость. Что же за день сегодня такой? С трудом капитан взял себя в руки, произнес сразу охрипшим голосом:

– Извини, Наташа! Но все так неожиданно.

– Это ты меня извини, дорогой. Нужно было как-то подготовить тебя, а я, дура, выбрала тоже момент, извини.

– Нет, нет, все правильно, но ты уверена в том, что сказала?

– Да! Уже пятую неделю. Вчера у врача была. Он подтвердил то, что я жду ребенка. Ты рад, Рома?

– Ну о чем ты спрашиваешь? Рад ли я? Больше того, я счастлив! Иди ко мне, родная!

Наталья пересела к Маркову на колени, тот обнял ее.

– Это же прекрасно, Наташа! У нас маленький, крохотный, НАШ, ребенок!

– Только, Рома, нам расписаться надо! Нельзя ребенку так: и мать, и отец есть, а семьи нет.

– Конечно, милая! Ты извини, мне пора, но вечером отметим это событие, заодно и решим, как отношения наши быстро оформить. Или свадьбу закатать, или все тихо, через часть сделать.

– Ой! Только не свадьбу, все вокруг и так считают нас мужем и женой.

– Вот и решим, любимая! Обо всем договоримся. А пока, ты уж прости, мне пора. И помни, о моих переговорах в мансарде НИКОМУ ни слова. Иначе нас не совместная жизнь ждет, а разные камеры в разных тюрьмах. За разглашение служебной тайны посадят нас запросто!

– Ну что ты, Рома! Даже не думай об этом! Я умею хранить тайны!

– Вот и хорошо. Тогда я пошел, и я спокоен?

– Конечно, любимый!

Наталья поднялась с колен капитана, проводила его до машины, дождалась, пока он отъехал.

Затем вернулась в дом, счастливая тем, что все у нее складывается хорошо. Хороший дом, хорошая работа, хороший муж, а скоро будет и малыш, маленький такой, весь в папу. Что еще женщине надо? На разговор будущего мужа в мансарде она на самом деле особого внимания не обратила.

А капитан, повернув машину за поворот, резко остановился, так что напугал какую-то старушку, шедшую по тротуару. Но до старухи ли было Маркову? Он с силой ударил ладонями о руль, выругался про себя.

Вот гадина! Мало того, что застукала его на сеансе связи, она еще и беременна! Просил же, остерегайся, чтоб никаких детей, сучка! Что наделала! Влюбилась, дура безмозглая, семью ей завести захотелось! Ребеночка, видишь ли, сучаре, захотелось! Все планы под корень рубит, тварь! Как теперь боссу докладывать, а ведь тот предупреждал, никаких долговременных связей с бабами. А тут и ребенок, да еще роспись ей подавай! Какая, на хер, роспись, если у него сын в школу в Москве пошел, а законная жена постоянно в Ставрополь для встречи с ним приезжает. А теперь что? Ну не сука? Что наделала?

Марков был в ярости и страхе перед начальником.

Ох и отдерет его, Маркова, генерал! Как шлюху поимеет по-всякому! Так подставиться! Осчастливила, мразь! Хорошо, что еще родни у нее не осталось. Подняли бы шум! Ладно. Надо успокоиться. Ничего уже не изменишь, пусть босс и решает, что делать, в конце концов, он, капитан Марков, не виноват, что эта овца не подмылась вовремя. А вот насчет связи с Бекмуразом? За это самому одно место мылить надо! Хорошо, что информация о колонне Антонова ушла вовремя!

Капитан взглянул на часы. 11.50, можно ехать на рынок, в парикмахерскую Гиви, получить подтверждение, что колонна капитана отработана, и свое обычное для таких случаев вознаграждение в три тысячи баксов. А потом можно выходить и на связь с боссом, а будет орать, намекнуть, что Маркову известно, как он с его Людмилой отдыхает в загородной резиденции! Хотя нет, этого делать нельзя, себе дороже выйдет! Лучше уж получить причитающееся и на этом тему закрыть. Ничего серьезного генерал ему не сделает, во-первых, Люда не даст, Марков ей все же муж, а во-вторых, нужен он еще Константину Георгиевичу. И с Натальей пусть он решает! Да и исполнить его волю найдется кому! Марков завел автомобиль и поехал на рынок, где его ждало второе неприятное, если не сказать больше, известие: колонна Антонова в квадрат А-1 не вышла, даже не приблизилась к нему, о чем сообщили наблюдатели Бекмураза, выставленные на всем протяжении маршрута. К месту подготовленной бандитами засады. И это было уже серьезней! Что же на самом деле сегодня происходит? Куда делся этот строптивый капитан со своей колонной? Ничего не понятно, черт бы его побрал!

Капитан Антонов между тем остановил колонну, пройдя всего тридцать километров. Он объявил привал, которому было и не место, и не время. Но командир всегда прав, колонна встала. Решению капитана очень удивился молодой лейтенант Соколов, также проинструктированный своим командованием и ожидавший, что марш по крайней мере до обеда будет беспрерывным. Он спрыгнул с боевой машины и подошел к Сергею:

– Какие-нибудь проблемы, товарищ капитан?

– Никаких! Тебя удивила остановка?

– Так точно!

– Привыкай, Женя! Со мной совершать марши для вас, боевого сопровождения, мука одна. Лучше не ломай голову, что и почему я делаю. Твоя задача подчиняться моим распоряжениям, так?

– Так точно!

– Вот и не задавай больше никаких вопросов, а выполняй команды. А команда на данный момент – привал! Высади своих ребят, пусть разомнутся, воздухом подышат горным. И будь в готовности тронуться дальше! Понял?

– Так точно!

– Вот и молодец! Иди, Женя, будешь нужен, вызову.

Подошел начальник технического замыкания, старший прапорщик Дудашев. Пока разговаривали офицеры, он стоял в стороне и курил, подошел к командиру, как только к передней БМП убыл лейтенант.

– Что-то не так, командир?

– Угадал, Казбек.

– Объяснить можешь?

– Не нравится мне наш обходный маршрут. Смотри сюда, – капитан раскрыл планшет с картой и передал тому содержание инструктажа особиста, но только насчет маршрута.

– Ну и что? – спросил прапорщик, выслушав капитана.

Антонов ответил:

– А не нравится мне, что на нас экспериментируют и загоняют в мертвую зону. Я не убежден, что она безопасна! Поэтому и не нравится этот маршрут, где, попади мы в пресловутом квадрате А-1 под удар даже немногочисленных сил противника, песенка наша будет спета! Это как два пальца об асфальт! Не выстоим мы там без поддержки, а поддержка возможна лишь со стороны штурмовиков «Су-25». Чем они нам помогут? Да ничем! Завалят нас там, Казбек. А нас настойчиво направляют именно туда! Вот это и не нравится мне.

– Честно говоря, командир, мне тоже.

– Вот видишь? И ты чувствуешь, что-то не так! А значит, делать нам там нечего!

Прапорщик напомнил:

– Но ты же согласился с особистом?

– Не совсем так. Я оставил за собой право выбора, и это, кстати, ему не очень понравилось!

Сергей рассказал Казбеку и о потерях в колоннах за последний месяц от нападений банд Бекмураза, и об утечке информации, наводящей бандитов на цели.

– Если со складов сифонит, Казбек, то и наш маршрут не останется в тайне, а он свободно может перебросить в этот А-1 пару своих стай, причем до того, как мы выйдем в губительный для нас квадрат.

– Логично, капитан.

Антонов проговорил:

– Вот и думаю, что сделать, чтобы обломать «крота». А то, что за нами устроят охоту, я не сомневаюсь, тем более если мы кинем их с квадратом А-1. Бекмураз не все же силы перебросит туда и будет в бешенстве. А значит, бросит на перехват нашей колонны все оставшиеся силы. Только где он устроит нам «пышный прием»? На плоскогорье вряд ли, мы тоже не колхозный обоз и в состоянии в кровь разбить морды его моджахедам. Тем более на плоскогорье у нас будет связь с вертолетной эскадрильей, а это не самолеты-штурмовики, «вертушки» могут навести такой шухер, что звери и задницы свои не успеют унести в горы. И все бы ничего, но как отсюда пройти на плоскогорье? Унжу Бекмураз контролирует при любом раскладе, и нас могут прижать при переправе. Надо думать, Казбек. Потом, когда вокруг заполыхает пламя боя, думать времени не будет!

Прапорщик согласился с командиром:

– Это понятно, интересно, на каком уровне работает «крот»?

– На том, откуда может иметь самую полную информацию обо всем, происходящем на складах, причем постоянно поддерживать связь с Бекмуразом. А это командир, его заместитель, командир батальона охраны и… сам особист! «Крот» однозначно в их среде, но Гена с Игорем отпадают сами собой, комбат, при всей своей информированности, может и не знать, что конкретно грузится в машины, а нападает Бекмураз только на колонны с боеприпасами и оружием.

Казбек высказал неожиданное и невероятное предположение:

– Остается особист? Тот в курсе всех событий!

Антонов возразил подчиненному:

– Но в части работает группа контрразведки, она взялась бы за Маркова первым делом.

– При условии, если группа эта тоже не повязана с «кротом»!

– Ну ты дал, Казбек! Ты сам-то подумал, что сказал? Это невозможно!

– А что возможно? Ответь, командир?

Капитан ответил:

– Да хрен его знает! Хотя, если предположить, что «крот» не из круга тех людей, который мы обсуждали, а посторонний, внешне незаметный, но снабженный современной системой дистанционного прослушивания, с прибором одновременного проникновения через радиопомехи противника и собственной защиты от внешнего обнаружения, так называемой «иглой», то этот посторонний и внешне неприметный человек может быть в курсе всего, что происходит на складе. И не светится, как офицеры части с особистом в куче. Такое, Казбек, тоже возможно, как возможен вариант, что и наши машины пометили маяками! Но… это очень уж сложно для какого-то склада. И я думаю, что все гораздо проще. Есть в части козел, который сливает информацию Бекмуразу за бабки, и какой смысл гадать, кто он? Мы обязаны переиграть одноглазого, а для этого необходимо идти на шаг впереди него, и первый ход мы уже сделали. Остается развить преимущество, а для этого нужно как можно быстрее перейти Унжу. На плоскогорье мы оторвемся от циклопа. Останется одна преграда, там как раз и станет ясно, кто реально может быть «кротом».

Командир подразделения принял решение:

– Вызывай командира охранения, привал окончен, пойдем прямо на Кармахи, там же, за селением, через мост форсируем Унжу. Другого выхода без риска втянуться в бой на переправах, которые при любых раскладах будут контролироваться бандитами, я не вижу. Мост – другое дело! Он, считай, в ауле, где всем правит одноглазый горец. Заодно поглядим, как воспримет подобную наглость Бекмураз! Сто против одного, что его оставшийся глаз нальется кровью, как у собаки алабая, которая очень хочет до ветру! Только построение колонны, не доходя до Кармахов, изменим. Вызывай, мой гордый чеченец, лейтенанта!

Тот прибыл мгновенно. И по мере того, как капитан ставил ему задачи, глаза молодого парня все больше расширялись от удивления. Чего-чего, но такого маневра от этого непонятного капитана Женя Соколов никак не ожидал! Но приказ получен, и его следовало выполнять! Через пять минут колонна капитана Антонова рванулась вперед на максимально допустимой местным рельефом дороги скорости прямо в пасть к одноглазому монстру. Имея задачу в километре от аула остановиться, быстро перестроиться по плану и команде капитана и двинуться дальше. Вперед, в неизвестность!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Ровно в 16.00 капитан Марков из той же мансарды вызвал генерал-майора Константина Георгиевича Василько, которого в переговорах называл просто – босс.

– Вальтер боссу! Здравствуйте!

– Слушаю тебя, Вальтер!

Марков, выдержав паузу, доложил:

– К сожалению, новости не те, на которые мы рассчитывали.

Босс спросил:

– В чем дело?

– Петарда, несмотря на строжайший инструктаж, в квадрат А-1 не пошла!

– И куда же пошла ваша петарда?

– На Кармахи!

Генерал очень удивился:

– Что???

– Именно на Кармахи, где беспрепятственно преодолела и селение, и реку Унжу по мосту, который Бекмуразом не контролировался.

– Кто ведет петарду?

– Некий капитан Антонов. Личность еще та!

– Да, хорошую пощечину дал этот Антонов всем нам! Преследование организовали?

– Нечто иное. Организовали резервную засаду в квадрате А-3.

Босс повысил голос:

– За такую наглость надо наказывать сурово. Приказываю превратить петарду в пыль!

– Есть, босс! С Бекмуразом свяжетесь сами?

– А ты там на хера? Это ваши с ним дела!

– Понял, босс.

– У тебя все?

– К сожалению, и это еще не все.

– Ты решил сегодня серьезно испортить мне настроение? Смотри не переусердствуй. Ну говори, что еще у тебя там?

Марков замялся, перед тем как произнести:

– Личные проблемы.

– Какие?

– Кукла, у которой я нашел приют и где размещена конспиративная квартира, беременна, задумала рожать и выходить за меня замуж.

Босс возмутился:

– Я о чем предупреждал тебя, мудак? А?!

Чувствовалось, что генерал начинает выходить из себя.

– Виноват, босс!

– Виноват? А что делают с виноватыми, помнишь? Не забыл еще?

– Никак нет! И я делал все возможное, чтобы не допустить такого исхода, но бабы есть бабы, тем более вами же было приказано приклеиться к этой кукле как можно прочнее! Как можно естественнее войти с ней в контакт!

Московский начальник усмехнулся:

– Вижу, как и куда ты вошел, гигант половой мысли! Дорвался до чужой…? Жена узнает, собственные яйца сожрать заставит!

– Пусть за собой следит, благоверная! – не выдержал издевок начальника Марков.

– Ты на что там намекаешь? Что молчишь? Язык проглотил?

– Но и это еще не все, босс.

– Не все???

– Так точно! Наталья слышала мой разговор с Бекмуразом.

– Что??? Ты в своем уме? Совсем там нюх, под юбкой, потерял?

Капитан попытался успокоить генерала:

– Босс! Все не так страшно! Наталья не тот человек, чтобы судачить по углам. Я убедил ее в необходимости молчания…

Генерал чуть не задохнулся в гневе:

– У тебя точно крышу снесло! Кто в таких делах может быть в чем-то уверен? Только полный идиот, как ты, Марков! Уж от кого, от кого, но от тебя я подобного провала не ожидал!

– Я не считаю случившееся провалом.

– Правильно, потому что немедленно вмешаюсь я!

Марков покаялся:

– Я готов понести наказание за допущенные мной ошибки.

Василько вдруг успокоился и заговорил своим обычным, неторопливым, но властным голосом:

– Пионер, тоже мне, нашелся… Операцию «Крот» завершаем! Сегодня же провести арест какого-нибудь солдата срочной службы, лучше связиста, имевшего доступ к средствам связи. И смотри, чтобы объект не оказался сыночком каких-нибудь крутых родителей!

– Да откуда здесь такие? В основном деревня да детдомовские.

– Сирота – оптимальный вариант! Арестовать и отправить под конвоем старшего лейтенанта Костюшина в город! Во время конвоирования – попытка побега солдата, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сделать все чисто! Затем свяжешься с Бекмуразом. После акции против петарды деятельность его группировки сворачивается. Дальнейшие указания он получит позже, а пока чтобы лег на дно! Прекращение после ареста и уничтожения так называемого «крота» деятельности банд по нападению на колонны – лучшее доказательство тому, что группа поиска под твоим, капитан, руководством работала в правильном направлении и нейтрализовала-таки предателя. Тебе же, чтобы мне решить твои личные вопросы, завтра с утра убыть к тому же Яковлеву! Днем быть в городе, вернуться в часть к вечеру!

– Все понял, босс!

Но тот продолжил:

– Я еще не закончил! Группа также должна убыть на базу, сам готовься пойти на повышение, будешь переведен в подчинение полковника Яковлева. Придется тебе, засранцу, майора вешать. Но ничего, отработаешь! Через две недели оба прибудете ко мне. Новое дело начинаем! Вопросы?

– Никак нет!

– Тогда сегодня вечерком, как поставишь задачу Костюшину и передашь инструкции Бекмуразу, вместе со своей беременной сожительницей прогуляешься по улице. Соседям покажешь, какая гармония между вами. Сходи с ней куда-нибудь в кафе! Ее должны зафиксировать. А наутро, как я уже говорил, к Яковлеву! Твои проблемы должны быть решены в твое отсутствие.

– Я все понял, босс!

Генерал предупредил:

– Запомни на будущее, если еще раз подобный сюрприз подбросишь, прикажу яйца тебе отрезать, осеменитель хренов! И язык заодно отрезать, в лучших азиатских традициях. Все. Конец связи!

– До свидания, босс!

Капитан спустился вниз в комнату, открыл шкаф достать чистый носовой платок, увидел принадлежности младенца – распашонки, пинетки, пеленки, еще что-то цветастое и маленькое. Говорят же, что заранее покупать для не родившегося еще ребенка что-либо плохая примета. Видно, верно говорят. Дура! Сама себя приговорила! Он открыл находящийся рядом с платяным шкафом бар. Достал бутылку коньяка, из горла сделал несколько приличных глотков. Все-таки на душе было муторно. Он успел привыкнуть к Наталье. Как бы Марков ни любил своего сына, которому готовил жизнь достойную, закрывая глаза на любовную связь жены с боссом, которую тоже, несмотря ни на что, любил, одновременно ненавидя за ее измену, в них не было того, чем обладала Наталья. Не было искренности, не было порядочности, одна игра, к которой, впрочем, в его московской квартире все привыкли и вели свою роль каждый по собственному сценарию, не мешая, а иногда и подыгрывая друг другу. Игра и ложь! Вот неизменные атрибуты его законной семьи. С Натальей же все было по-другому. Она любила беззаветно, храня верность ему, единственному. Вот и долюбилась. Сама виновата, идиотка. Но хватит об этом! Марков привел себя в порядок, еще немного выпил, на душе стало спокойнее, спиртное заглушило жалкое подобие совести, спрятанное где-то очень глубоко внутри его. Надо встретить Наталью как можно приветливее и быть с ней поласковее, когда он поведет «будущую жену» по улице, демонстрируя ее киллеру, который завтра безжалостно оборвет ее жизнь и жизнь того, кого она носит под сердцем. Но до этого надо сделать что-нибудь приятное. Кафе? Ну посидят они там, выпьют немного, это не то. Нет. Марков подарит Наталье прощальную страстную ночь необыкновенной любви! Это он сможет, да и сам оторвется по полной, чтобы навсегда запомнить ее красивое, стройное, такое желанное тело! Это будет необыкновенно, и уже при мысли о предстоящей близости он почувствовал сильный прилив желания, а что ждет их ночью? Вот только жаль, что эта ночь будет последней! Где он еще найдет такую бабу? Да, жаль. Такие попадаются нечасто!

Марков позвонил из дома в часть заместителю по вооружению, предупредил, чтобы завтра к семи часам его служебная машина была готова к выезду. Затем предупредил майора Воробьева о своем предстоящем отсутствии и вызвал к себе старшего лейтенанта Костюшина прямо сюда, домой.

Прошел в квартиру, надел новый костюм, недавно купленный им вместе с Натальей. Он ей очень понравился. Повязал галстук.

Старший лейтенант прибыл через пятнадцать минут.

– Вызывали, товарищ капитан? – спросил Костюшин у сидящего на лавочке в палисаднике перед кустом высоких ярко-красных роз начальника.

– На хрен ты мне нужен? – ответил Марков.

– Но вы же сами недавно звонили!

– Так какого черта тогда спрашиваешь? Проходи, садись и слушай внимательно, сегодня тебе предстоит непростая работа.

Тут неожиданно вошла в палисадник Наталья.

– Ой! У нас гости, оказывается, Рома? Что же ты человека на улице держишь, в дом не приглашаешь?

– Да я на минутку, Наталья Васильевна, – ответил старший лейтенант, – сейчас обсудим один вопрос, и я пойду! Вы не беспокойтесь.

– А ты, Роман, что это вдруг при параде? – Она сразу обратила внимание на одеяние Маркова.

– А разве у нас не праздник сегодня? Праздник! Так что попрошу и тебя надеть свое новое платье. Прогуляемся, посидим в кафе. На сегодня у меня вечер свободен.

– Правда? Тогда я оставлю вас и займусь собой! – Наталья буквально светилась счастьем.

Когда за ней закрылась дверь, старший лейтенант спросил:

– Извините, Роман Яковлевич, а что за праздник вы решили отметить?

– Так. Пустое. Вернемся к теме! Сейчас же вернешься в часть и произведешь арест рядового Коробца из отделения связи. Он, по-моему, сирота у нас?

Костюшин уточнил:

– Не совсем так. Родителей нет, точно, воспитывала бабушка, которой сейчас уже около восьмидесяти лет, родом из глухой деревни. Призван был почти год назад, после учебки попал к нам. Я почему подробно все о нем знаю, потому что не далее как несколько дней назад проверял всех военнослужащих, имеющих доступ к средствам связи. Но с чем связан его арест?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное