Александр Тамоников.

Подлежит ликвидации

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

– А вы представиться. Я должен передать посылку тому, кого обозначил господин Ронго.

– Я – майор Цакура! Вот мои документы. Помощник генерала Данилевского.

Негр внимательно изучил документ, вернул его майору:

– Хорошо! Все в порядке!

Курьер Ронго извлек из кейса футляр, объяснил:

– Здесь и кассета, и диск. Изображения на них идентичны. Генерал просил передать господину Данилевскому, чтобы после использования записи и кассета, и диск были уничтожены! Особо просил передать это вашему начальнику!

Цакура кивнул:

– Не беспокойтесь. Просьба Ронго будет исполнена. Сегодня же!

– Прекрасно! Больше нам говорить не о чем. С вашего позволения, майор Цакура, водитель отвезет меня в посольство. Завтра вечером я должен вернуться в Африку.

Майор вновь кивнул:

– Не смею задерживать.

И обратился к водителю:

– Рустам! Ты знаешь, что делать. Ромашин приказал, чтобы с этой минуты ты постоянно находился на связи. Я должен в любое время суток иметь возможность выйти на тебя.

Рустам ответил:

– Я и так постоянно на связи.

– Да. Но у тебя случайно может сесть аккумулятор в мобильнике или кончатся деньги на счету. Будь добр, чтобы этого не произошло.

– Я понял, майор!

Цакура, положив футляр в свой «дипломат», повернулся к курьеру:

– Желаю вам благополучно вернуться на родину.

– Спасибо! Вы любезны, майор.

Майор вышел из «Форда», направился к своему автомобилю. На шоссе его «Тойота» обогнала иномарку Рустама. Ведя автомобиль, Цакура вызвал Данилевского:

– Генерал? Это я!

– Говори!

– Курьера встретил. Посылка у меня! Еду в офис!

– А Рустам с черным?

– Негр попросил доставить его в посольство. По его словам, он должен завтра вечером вернуться к себе в Африканскую республику.

– Подробный отчет по приезде. Жду тебя! Отбой!

Помощник генерала в 17.20 вошел в кабинет Данилевского. Там находился и полковник Ромашин.

Майор выложил футляр:

– Здесь то, что передал курьер Ронго!

– Надеюсь, ты проверил посылку? Она не рванет, как только мы откроем ее?

Цакура замялся:

– Нет! Но на это не было приказа!

– Болван! Вон с футляром из кабинета. В коридор, вызови взрывотехника. Проверить посылку!

– Есть!

Майор, схватив футляр, выскочил из кабинета.

Полковник спросил:

– Почему вы решили, что из Африки нам могли прислать «сюрприз»?

– Потому что я не доверяю курьерам! Они могут быть перекуплены, перевербованы, в конце концов, просто заменены.

– Но кем?

– Людьми Геммото!

– Вы допускаете, что верный президенту полковник мог вычислить человека Ронго?

– А ты не допускаешь такой вероятности?

– Как-то не думал об этом!

– Плохо, что не думал. Думать надо всегда. Кто перестает думать, перестает жить!

Вернулся помощник Данилевского. Доложил:

– Ваше приказание выполнено, товарищ генерал! Взрывотехник осмотрел посылку.

Опасности она не представляет.

Генерал указал на видеодвойку:

– Вставь кассету и включи аппарат. Посмотрим, что за кино прислал нам мятежный генерал.

Цакура выполнил приказ.

Воспроизведение записи длилось двадцать минут.

Просмотрев пленку, Данилевский довольно сказал:

– Это то, что надо!

Ромашин добавил:

– Дикари! Как были дикарями, так ими и остались. А еще государствами правят!

Генерал усмехнулся:

– И неплохо правят, Эдик! А знаешь, почему? Потому что позволяют себе то, что ты видел на пленке. У нас подобное невозможно, поэтому и беспредел повсюду. Бардак. А ввели бы публичные казни, многое бы изменилось.

Полковник проговорил:

– Но не таким же варварским способом?

– А почему нет? Чем страшнее наказание, тем меньше желания совершить преступление. Но черт с ними, с этими казнями и африканцами. Главное, что пленка должна подействовать на Акимова и возбудить в нем ненависть к тем, кто совершает то, что снято на кассете.

Раздался звонок мобильного телефона Ромашина:

– Полковник? Это Рустам! Клиент доставлен в посольство.

– Почему докладываешь мне, если должен держать связь с Цакурой? Или считаешь, что мне интересен негр, прибывший в Москву из какого-то задрипанного африканского племени?

– Нет, но телефон майора занят!

– Перезвони!

– Есть!

Ромашин отключил мобильник:

– Этот придурок Рустам решил доложить, что отвез курьера в посольство.

– Правильно сделал. Не пойму, чего ты-то на него сорвался? Человек выполнил задание, а вместо благодарности выговор! Так нельзя с людьми, Эдуард Николаевич!

– Нашли человека! Кстати, когда будем убирать его?

Генерал безразлично ответил, словно речь шла не о человеческой жизни, а о чем-то пустячном:

– Сегодня! Часов в десять!

– Перед отправкой Акимова в Африку?

– Да! Чего тянуть, раз все одно обрубать концы!

– Согласен!

Данилевский нажал кнопку вызова помощника.

Майор вошел и замер у стола совещаний, ожидая приказа начальства.

Генерал приказал:

– В 21.00 звонишь Рустаму и предупреждаешь, что подъедешь к нему домой. Мол, срочное конфиденциальное задание от меня получил. Встречу назначаешь на 22.00! По пути покупаешь бутылку коньяка. Заходишь в квартиру и говоришь, что разыграл агента, решив просто расслабиться, выпить. Вот это, – генерал достал из стола небольшую коробку, из нее крохотную круглую таблетку и передал майору, – забираешь с собой! Что делать дальше, думаю, объяснять не надо?

Цакура вытянулся:

– Никак нет, товарищ генерал! Но осуществлению вашего плана может помешать одно обстоятельство.

– Что еще за обстоятельство?

Майор объяснил:

– Рустамчик у нас большой охотник до баб! И, по докладам отдела наблюдения за сотрудниками Службы, практически ежедневно, точнее, ежевечерне, вызывает на дом шлюх. Замечу, не одну проститутку. А двух, иногда трех!

Генерал усмехнулся:

– Любвеобильный, значит, агент?

– Так точно!

– А что сделать, дабы избежать присутствия ненужных свидетелей, не догадываешься?

– Завалить всех, кого вызовет Рустам?

– Дурак! Ты хоть понял, что сказал? Хочешь, чтобы менты поутру обнаружили три-четыре трупа, умерших в одно и то же время от острой сердечной недостаточности?

– Извините!

Данилевский передразнил помощника:

– Извините! Надо предупредить клиента, чтобы во время встречи в квартире он находился один. И все!

– А если он уже оформит заказ?

– Как оформит, так и отменит. Бабы ему больше не нужны!

– Понял!

– А раз понял, выполняй! Отработаешь Рустама, уберешь все свои следы и покинешь хату агента, доклад мне! И еще! Сделай так, чтобы тебя не видели соседи во время визита к Рустаму. Коньяк купи в супермаркете. Крупном супермаркете, где всегда полно народу.

– Понял, товарищ генерал!

– Ступай, Цакура! Да прикажи машину ко входу подать! Мою машину!

– Есть!

– Иди, майор, иди! И аккуратней! Проколешься, пеняй на себя!

Цакура, четко развернувшись, вышел из кабинета.

Генерал взглянул на часы, перевел взгляд на полковника:

– Что ж, Эдуард Николаевич! Пора посетить Акимова. Документы, билет, сопроводиловка – все на месте?

Ромашин доложил:

– Так точно! Пришлось всю квартиру Литвинова перевернуть, чтобы найти их. А они в тумбочке в прихожей, можно сказать, на виду находились.

– Поехали! Разговариваю и ставлю задачу Акимову я! Ты на подхвате, если потребуется уточнение задания. Это твое задание, Эдуард Николаевич! И за его исполнение в полном объеме отвечаешь ты! Связь с Ронго обеспечу. Дальше сам. Просек обстановку?

– Просек, Григорий Васильевич!

Данилевский поднялся:

– Ну вот и ладненько. Поехали!

Оборотни спустились во двор офиса. Служебная машина генерала стояла возле главного входа.

Генерал приказал водителю:

– Давай, Петя, на Знаменку!

Ровно в 19.00 Ромашин позвонил в дверь квартиры капитана Акимова. Сергей открыл дверь:

– Добрый вечер, прошу!

Генерал с полковником вошли в прихожую. Ромашин спросил:

– Надеюсь, капитан, посторонних в квартире нет?

– Я, полковник, привык исполнять приказы в точности! Проходите в гостиную.

Данилевский подал сигнал Ромашину. Тот включил сканер. Убедившись, что квартира не прослушивается, утвердительно кивнул генералу.

Гости устроились в креслах возле журнального столика, капитан на диване напротив.

Генерал спросил:

– Тебе известно, что сегодня утром был убит Литвинов?

Акимов ответил спокойно:

– Известно! Степаныч вчера вечером позвонил, попросил о встрече возле его дома в восемь утра. Признаюсь, меня удивила эта просьба, тем более он сказал, что собирается сбросить интересную для меня информацию. И это перед выходом на задание.

Задал вопрос полковник:

– Почему не сообщили об этом мне?

– Для чего? Чтобы место встречи оцепили ваши подчиненные из группы резерва? А старик, легко вычислив их, ничего мне не сказал бы? Я решил доложить о разговоре после того, как он состоялся бы!

– Но вы и этого не сделали?

– А что я вам доложил бы? Что, явившись на место встречи, не застал Литвинова? Или что, поднявшись к нему в квартиру, обнаружил его труп и перевернутую вверх дном хату? Чтобы у вас родились подозрения – а не я ли мочканул отставника? Это могло привести к тому, что вами были бы сделаны неправильные выводы. Посему, убедившись, что Литвинов мертв, я сразу, убрав свои следы, покинул квартиру покойного.

Данилевский поинтересовался:

– А откуда у Литвинова номер твоего телефона?

– Не знаю! Но не забывайте, несмотря на то, что Степаныч находился в отставке, связей в Конторе у него хватало. Лично я ему свой номер не давал.

Уверенный тон капитана успокоил генерала. Выдвинутая Сергеем версия выглядела весьма убедительно, хотя и рождала вопросы, но на них мог бы ответить только Литвинов. В настоящий момент уже никто.

Ромашин же продолжил своеобразный допрос:

– Когда ты вошел в квартиру Литвинова, тот был точно мертв?

– Мертвее не бывает. Шансов выжить убийца не оставил полковнику никаких. Стилет в сердце – это практически мгновенная смерть. Непонятно одно: кому было надо убивать старика?

Данилевский уставился на капитана:

– А ты что думаешь на этот счет?

– Ничего не думаю! Но, скорей всего, Литвинова выпасли местные наркоманы, которых сейчас полно в каждой подворотне. Они знали, что Литвинов торгует в палатке, пенсионер, значит, какие-никакие деньги имеет, а возможно, Степаныч где-нибудь засветил свой лопатник. А с утра ребятишки чувствовали себя плохо. Вот и решили разжиться деньжатами у Степаныча. Но если это так, то наркоши хорошо знали Литвинова, знали, что он живет один, шума поднимать некому, и шли к нему с уверенностью, что старик сам откроет дверь своим убийцам. А дальше совсем просто. Удар стилетом и поиск денег. Видимо, нашли, так как слиняли быстро, хотя нашли и не без труда, о чем говорит беспорядок обыска. Задержись подонки минут на десять, я застал бы их! А что на этот счет думает милиция?

Генерал ответил:

– Она придерживается той же версии, что и ты! Убийство с целью ограбления. Но нас теперь это не касается.

– А разве не Степаныч должен был изготовить мне ксиву для полета в Африку?

Ромашин солгал:

– Нет! Литвинов последнее время работал все хуже и хуже, возраст, ничего с этим не поделаешь, поэтому Служба отказалась от его услуг, продолжая в то же время материально поддерживать отставного полковника.

Капитан кивнул:

– Понятно! Что ж, жаль старика, но чему быть, того не миновать. Судьба. Выпьете что-нибудь или перейдем к делу?

Данилевский ответил:

– Займемся делом! А выпьем, когда вернешься.

Генерал начал инструктаж.

Описал в искаженном, естественно, виде обстановку в республике Тургуз, отметив позитивную роль, которую играет там в настоящий момент мятежный генерал Ронго, пытающийся захватить власть. Позитивную в том плане, что ориентирован на Россию, в отличие от действующего пока президента страны Жозефа Лертомо, являющегося марионеткой США.

Перешел постепенно к конкретике:

– Ронго имеет реальную возможность заменить Лертомо, и тогда политическая ситуация в Африке резко изменится в пользу России. Ронго готов согласовывать с нами торговлю нефтью, запасы которой в Тургузе немалые. Более того, генерал обязуется передать долю в добыче «черного золота» российским компаньонам. А также перевооружить армию и силы безопасности российским вооружением. Мы можем внедриться в Тургуз крепко и надолго. Думаю, не надо объяснять, какой козырь в этом случае получают и ФСБ, и СВР, и ГРУ.

Капитан спросил:

– Так что же мешает Ронго взять власть?

Данилевский поднялся, прошелся по комнате.

– Гражданская война в Тургузе затянулась из-за того, что Лертомо стали помогать янки. Но когда они прочно засели в Афганистане и Ираке, помощь ослабла, чем и воспользовался Ронго. Но американцы за время своего непродолжительного и малочисленного, на уровне советников, присутствия успели создать мощное соединение на базе дивизии особого назначения, прикрывавшей ранее правительство Тургуза. А главное, янки вооружили эту дивизию новейшими образцами своего вооружения. Однако африканцы есть африканцы. Племена воюющие, но бестолковые. Без сильного лидера, командира эта дивизия рассыплется, как карточный домик на отдельные бандитские формирования. Это убеждение Ронго. К его сожалению, такой лидер у Лертомо есть. Это полковник Пьер Геммото, которому после подавления восстания Ронго обещана высокая должность. Но Геммото, ставленник США, уже по данным нашей разведки, рассчитывает на большее. И именно – на должность президента Тургуза. И тогда страна превратится в колонию Штатов, а Геммото в диктатора. В принципе, он и так является диктатором. По характеру полковник крайне жесток, беспощаден, никогда и никому не прощает даже мелких обид, уничтожая врага без суда и следствия. Тщеславен. Ставит перед собой сложные цели и добивается их достижения любыми средствами. Человеческая жизнь для него стоит ровно столько, сколько стоит патрон его автомата. Или столько, сколько он пожелает получить за эту жизнь.

Сергей поинтересовался:

– Геммото практикует захват заложников?

Ответил Данилевский:

– Да! И последний случай связан с нашими соотечественниками. Группа нефтяников работала на скважине восточной части страны, подконтрольной войскам Ронго. Геммото приказал похитить наших соотечественников. Головорезам полковника удалось захватить четверых специалистов.

– И сколько запросил за них этот Геммото?

Генерал вздохнул:

– В том-то и дело, что не запросил ни копейки. Он обвинил граждан России в пособничестве Ронго, представляющего для страны серьезную угрозу. И приказал казнить нефтяников. Приказ исполнили немедленно, без суда и следствия. Более того, Геммото лично присутствовал при казни, которую африканцы засняли на пленку видеокамеры, подбросив ее в дальнейшем в штаб Ронго. Откуда курьер генерала доставил ее в Россию. Запись казни на пленке и диске. Они у Ромашина.

Капитан, закурив, проговорил:

– Как я понял, моя задача – убыть в Тургуз, где, выбрав момент, пристрелить полковника Геммото! Так?

Данилевский утвердительно кивнул:

– Да!

Капитан выпустил в потолок струю дыма:

– У вас есть план ликвидации полковника?

– В Москве его разработать невозможно. Но у генерала Ронго имеются варианты, как убрать Геммото. У Лиума Ронго нет только высококлассного исполнителя этой задачи. Поэтому Ронго обратился за помощью к нам.

– Почему мятежный генерал сориентирован на Россию? И почему, – Акимов повернулся к Данилевскому, – просьба Ронго, как понимаю – неофициальная и совершенно секретная, направлена вам, товарищ генерал?

– Хороший вопрос! Правильный, логичный! Все, капитан, объясняется очень просто. Мы с Лиумом в свое время вместе учились в Академии Дзержинского. Даже, можно сказать, дружили. Он был и остается в восторге от России, особенно от наших женщин.

– Ну, черные все падки до наших девочек, особенно блондинок. Тем более те охотно стелются под негритосов за хорошие, естественно, бабки. Впрочем, это к делу не относится! Значит, Ронго обеспечит наведение меня на цель, прикрытие, которое я затребую, вероятно, отвлекающие акцию силы и, главное, отход из зоны применения с отправкой на родину. Верно?

Генерал добавил:

– Верно! Кроме всего, тобой перечисленного, люди Ронго встретят тебя в аэропорту Антила, столице Африканской республики, и перебросят на восток Тургуза, в секретную резиденцию Ронго. О твоем прибытии к мятежному генералу будет знать весьма ограниченный круг преданных Ронго лиц. Ну и мы с полковником Ромашиным. Больше никто! Это очень важно. В случае провала акции, капитан, извини, при всем желании мы ничем не сможем тебе помочь.

– Финансовое обеспечение операции?

– Оно на Ронго. Мы не можем официально выделить деньги на операцию, формально не проводимую! Единственно – аванс из резервных источников. Но, зная Лиума, уверен, он не только оплатит все расходы по подготовке и проведению нужной ему акции, но и выдаст солидное вознаграждение. На это мы с полковником закрываем глаза. Все, что тебе заплатит Ронго, твое!

Капитан изобразил удовлетворение от услышанного, зная, что Данилевский с Ромашиным посылают его туда, откуда возвращение не предусмотрено. Что ж! Игра опасна! Но чертовски интересна! В нее стоит сыграть. Да и не было у капитана другого выхода.

– Это хорошо, что ваш генерал заплатит гонорар, а то сами видите, – капитан обвел рукой гостиную, – и ремонт современный сделать надо, мебелишку с аппаратурой заменить, а хватит, то и иномарку прикупить.

Данилевский заверил:

– На все тебе, Сергей, денег хватит. Нужно только выполнить задание и… вернуться!

– Ничего, прорвемся. Не в первый раз.

Полковник спросил:

– Сережа! Может быть, сейчас скажешь, куда дел стволы, отобранные тобой у отморозков охраны банка в кафе «Эра»? Оно тебе совершенно ни к чему.

Капитан изобразил удивление:

– Какие стволы? Я ничего с места столкновения с бандитами во дворе кафе не брал. Это может и бармен подтвердить. Так что подобный вопрос не ко мне. Скажите лучше, когда начинаем акцию?

Генерал посмотрел на часы. 20.02.

– Через час, капитан! Полковник доставит тебя в аэропорт, откуда в 0.20 по московскому времени вылетит «Боинг» рейсом Москва – Антил! В аэропорт ты должен прибыть в 22.00, чтобы успеть пройти все формальности при регистрации и посадке на борт. В пять утра уже будешь в Африке. Но я тебя по контакту с людьми Ронго проинструктирую отдельно. А сейчас мы с Ромашиным пройдем на кухню, кофе, надеюсь, у тебя есть?

– Конечно! И натуральный, и растворимый. В ящике над разделочным столом. Чайник на плите, чашки в столе. Но давайте я сам сделаю вам кофе!

Данилевский остановил Акимова:

– Справимся без тебя. А ты лучше для подзарядки, так сказать, посмотри кассету или диск! Зрелище впечатляет! Просмотр записи, уверен, подтвердит, что Геммото надо убирать. И чем быстрей, тем лучше! Видеомагнитофон или DVD-плеер, надеюсь, у тебя имеются?

– Имеются.

– Кассета и диск в кейсе. Посмотришь кино, присоединяйся к нам! Тебе понадобится время прийти в себя. Хотя, возможно, для человека твоей профессии запись не покажется чудовищной. Извини, сказал не в обиду. Просто вы так часто видите смерть, что могли и привыкнуть!

– Спасибо, не сказали – сеете смерть!

– Такого я не мог сказать! Ты солдат! Выполняешь приказ, служа Родине! И все, что ты делаешь от имени и во благо государства, – доблесть и никаким образом не преступление. Да ты и сам все понимаешь!

Генерал увел полковника на кухню.

Капитан вставил кассету в старенький видеомагнитофон, хотя сверху стоял DVD-плеер, включил аппаратуру. Закурив, устроился в кресле, где до этого сидел Данилевский.

Глава 5

Экран покрылся мелкой паутиной, затем рваными полосами. Капитан было подумал – пленка испорчена, но изображение проявилось. Акимов увидел четверых молодых людей, избитых и облаченных в серые балахоны. Снимали заложников на фоне выщербленной от пулевых воронок стены. Оператор приблизил лица несчастных. Измученные, усталые, покрытые гематомами и ссадинами от побоев лица. Глаза полны боли и отчаяния. Оператор отвел камеру. И тут же заложников загородила физиономия негра, больше похожего на обезьяну, нежели на человека. Он что-то страстно заговорил на непонятном капитану языке. Затем негр обернулся, показал рукой на пленников. Подошел к ним. С размаху ударил правого крайнего заложника. Тот упал. Его подняли два дюжих негра в форменной одежде, но не в форме правительственных войск Тургуза. Два негра, которые ранее оставались за кадром. Капитан насторожился. Почему подчиненные полковника Геммото не в традиционной форме и без знаков различия? Или этот Геммото имел собственный карательный отряд и приодел его бойцов как хотел? Может быть, и так! Но возникает второе «почему». Почему негр перед камерой говорит на языке какого-то африканского племени, а не обращается к зрителям по-французски, на официальном языке республики? Те, кому предназначалась пленка, должны знать, в чем негр обвиняет несчастных. А кто поймет его скороговорку? Следовательно, либо запись не предназначалась для широкого показа, либо звукооператор поработал, заменив французскую речь на племенную. Впрочем, это можно проверить. Акимов остановил показ, перемотал пленку назад, вновь включил на замедленное воспроизведение. Слушая ставшую тягучей речь негра и внимательно следя за его губами, капитан проговорил:

– Так и есть! Монтаж звука!

Посмотрел на дверь коридора, не слышали ли его генерал с полковником? Видимо, не слышали, раз не объявились. Капитан подумал – для чего было монтировать пленку, если казнь проводили люди Геммото? И казнь русских специалистов? Стоп! А российских ли граждан поставили к стенке, как утверждали Данилевский с Ромашиным? Хоть бы один из заложников что-нибудь сказал. Ведь наверняка парни знают, для чего их выставили к стенке в одежде смертников. Кто-то должен сорваться! Ну не может быть, чтобы россияне позволили зарезать или пристрелить себя, как жертвенных баранов. Впрочем, перед тем как вывести к стене, им могли ввести специальный наркотический препарат, лишая практически всех чувств, которыми обладает человек. Но глаза? Они живы. В них металась и боль, и отчаяние, и бессилие. Но посмотрим, что произойдет дальше.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное