Александр Тамоников.

Подлежит ликвидации

(страница 2 из 25)

скачать книгу бесплатно


В 13.20 полковник Ромашин вошел в кафе «Эра». Капитана увидел сразу. Тот уже пообедал, что следовало из оплаченного счета, лежавшего возле пепельницы, и смаковал кофе.

– Еще раз привет, Сергей!

Капитан улыбнулся:

– Еще раз здравствуйте, товарищ полковник!

Возле столика возник официант.

Ромашин тоже заказал кофе.

Акимов спросил:

– И что у вас за дела такие ко мне, что сами приезжаете практически домой, а не вызываете в офис?

– Серьезные дела, Сережа, очень серьезные!

– Понятно. Накрылся отпуск медным тазом. Что за задачу на этот раз предстоит решать?

– Об этом тебя Данилевский проинструктирует. Я же должен провести одно мероприятие, связанное с твоим перевоплощением.

Капитан удивился:

– Не понял?

– Дело в том, Сережа, что на предстоящее задание тебе предстоит идти «чистым». По подложным документам. Этого требует ситуация. У тебя служебное удостоверение с собой?

– Конечно!

– Передай мне свое удостоверение. И до конца акции, находясь в России, используй паспорт.

– Значит, мне предстоит командировка за бугор?

– Да, но я тебе этого не говорил!

И вновь капитан улыбнулся:

– Боитесь Данилевского?

– Ты же знаешь его норов.

– Вам он известен лучше!

Полковник повторил:

– Передай мне, пожалуйста, удостоверение!

Капитан отдал документ, удостоверяющий личность офицера спецслужбы.

Ромашин положил удостоверение в карман своего пиджака:

– Вот и хорошо!

Акимов спросил:

– Когда следует получить инструкции у Данилевского?

– Завтра вечером, у тебя на квартире. Обеспечь, чтобы в ней, кроме тебя, никого не было! Оттуда и начнем действовать.

– Понятно! Значит, сутки отдыха у меня есть?

– Есть! Но особо не расслабляйся.

– Я учту ваши пожелания.

Полковник рассчитался за кофе, встал:

– Ну, тогда мне пора! Это у тебя отпуск, а у меня дел невпроворот!

– Да, отпуск. Который вы прерываете. Скажите, Эдуард Николаевич, когда-нибудь Служба даст полностью отгулять положенные сорок пять суток?

– Даст! Ты догуляешь отпуск, как только вернешься с задания. Это я тебе обещаю!

– Посмотрим!

– Находись постоянно на связи!

– Что я и делаю. Иначе вы не вышли бы на меня!

Ромашин покинул кафе.

Вышел на улицу и Акимов. Подумал – задание. И, видно, не простое. Хотя когда эти задания были простыми? Но сейчас, судя по поведению полковника и решению генерала ставить задачу тайно, без свидетелей в офисе, Данилевский задумал нечто необычное.

Капитан закурил и направился к дому.

Полковник же поехал в Кузьминки. Там, в небольшом киоске Роспечати, работал пожилой мужчина, отставной полковник государственной безопасности Литвинов Николай Степанович, специалист по изготовлению фальшивых, но весьма качественных, выдерживающих обычную проверку документов. Степаныч, как его еще во времена Союза называли сослуживцы, являлся мастером своего дела.

Поэтому Данилевский не дал отставному полковнику постепенно загнуться на нищенской пенсии, а устроил на работу в киоск, что было ширмой того, ради чего генерал держал при себе Литвинова. В киоск люди Данилевского сбрасывали заказы руководителя спецслужбы, а у себя дома, что находился сразу за киоском, в спальне, оборудованной под современную лабораторию, Степаныч выполнял эти заказы, получая за это в месяц тысячу долларов. Жена его умерла три года назад, сын, так и не женившись, погиб в Чечне, командуя оперативной группой спецназа, брат скончался в прошлом году. Больше родственников у Литвинова не было, и той тысячи долларов плюс пенсии и зарплаты киоскера отставному полковнику хватало за глаза, чтобы жить, ни в чем не ограничивая себя. Тем более заказы сбрасывались нечасто, пару раз в месяц, и в основном заключались в штамповке фиктивных загранпаспортов для сотрудников Службы. Делал Литвинов документы и Акимову. Как-то капитан даже сам приезжал за паспортом. Что, в принципе, в спецслужбе не практиковалось. Неожиданно выставил бутылку водки. Плохое было у парня настроение, а Степаныч почти ежедневно уговаривал чекушку «Столичной», дабы не сдохнуть от тоски в этом киоске, активно работавшем только по утрам, на свежей прессе. Выпили. Поговорили ни о чем! Да и прониклись друг к другу симпатией. Уходя, капитан оставил полковнику свой мобильный номер. Впрочем, Литвинов так и не воспользовался им, а сам Сергей больше у киоска не появлялся. О личном знакомстве Литвинова и Акимова ни Данилевский, ни Ромашин даже не догадывались, иначе устроили бы разборку. Прямой контакт секретных агентов с другими лицами без санкции самого генерала в Службе запрещен. Что Степанычу было как-то по барабану. Он уже и Акимова-то начал забывать.

Ромашин приказал остановить служебный автомобиль у станции метро. К нужному киоску прошел пешком, по пути купив пачку сигарет.

Постучал в окошко, на котором красовалась табличка с надписью: «Стучите, открыто!»

И для чего старый вывесил ее, закрывая окно? Может, чтобы сквозняком не продуло?

Окно открылось.

– Слушаю вас, господин хороший?

Литвинов не видел лица Ромашина.

– Спишь, что ли, Николай Степанович?

– А, это вы? Заходите с тыла, там открыто!

Полковник обошел палатку, открыл дверь, покрутил носом:

– Ты что пьешь, Степаныч?

Отставник ухмыльнулся:

– А вам не все равно? Но не коньяк дорогой, как вы. В наше время водка с камсой в придачу роскошью была. Сейчас не так. Сейчас все господа, лимузины, дачи, любовниц имеют.

– Не много ли говоришь, Степаныч?

– В самый раз!

Голос Ромашина посуровел:

– Знаешь, Степаныч, ты гонору бы поубавил. Незаменимым себя считаешь? Забыл, что незаменимых нет?

– Так найдите себе другого! Но, ладно, хватит о пустом, давайте о деле.

Ромашин присел на табуретку у двери, открыл кейс:

– Вот именно, давай о деле. Оно обычное – нужно слепить заграничную ксиву с визой в Африканскую республику.

– Нашу ксиву или соседей?

– Нашу! Гражданина России Аксенова Александра Сергеевича.

– Ясно! Фото и материал с собой?

– Естественно.

– Положите на стол.

Полковник спецслужбы выложил чистый бланк заграничного паспорта, фотографии Акимова, данные по его фиктивному адресу, удостоверение сотрудника одного из НИИ Аксенова.

Литвинов спросил:

– Цель визита господина Аксенова в Африку?

– Археологические изыскания.

– Как срочно нужна ксива?

– Завтра, не позднее 12.00!

Литвинов заверил:

– Сделаем!

Ромашин достал из кейса пачку стодолларовых купюр, бросил к документам.

Литвинов удивился:

– Что это?

– Деньги! Тысяча долларов.

– Но я уже получал зарплату за этот месяц.

Ромашин нагнулся к отставнику:

– Это тебе, Степаныч, премия!

– За что?

– За то, что ксиву предстоит сделать специальную.

– В смысле?

– В прямом! Все внесенное в паспорт особыми чернилами должно исчезнуть через неделю после заполнения паспорта!

– Вы внедряете в Африку стратегического агента?

– А вот это уж не твое дело. И запомни. О том, что паспорт – пустышка, должны знать только ты и я. Узнает еще кто-то… ну, ты в курсе, что произойдет, если о нашей договоренности уйдет информация на сторону. Ведь ты же не хочешь внезапно заболеть и медленно, в мучениях сдохнуть в отдельной палате нашего госпиталя для ветеранов? Повторяю – мучительно и гарантированно сдохнуть.

– Кто ж захочет подобного?

– Разумно. Тогда закрывай свою лавочку и вали на хату, займись делом. Завтра около двенадцати я заеду за паспортом. Ты хорошо все понял, Степаныч?

Отставник вздохнул:

– Хорошо понял. Название Конторы меняется, методы ее работы остаются прежними.

– Они дают неплохие результаты. Какой смысл менять их?

– Тоже верно!

– Ну, давай! Поехал я! И предупреждаю: до выполнения работы ни грамма водки. Потом хоть упейся. Все, до завтра!

Ромашин вышел из киоска.

Отставной полковник проговорил ему вслед:

– До встречи, Эдуард Николаевич.

Литвинов, закрыв киоск, забрав материал и деньги, переданные ему Ромашиным, направился домой.

Там в спальне-лаборатории закурил, задумавшись.

Выкурив сигарету, затушил ее в пепельнице. Проговорил:

– Вот оно, значит, как? Пришло-таки время. Ну, ладно, Эдуард Николаевич, сделаем, что ты просил. Сделаем.

Ромашин же, идя к «Волге», подумал: «Надо старика убирать. После работы. Впрочем, Данилевский наверняка уже сам принял решение по Литвинову, так же, как и по Рустаму. Генерал просчитывает действия детально, тщательно, не оставляя без внимания даже незначительную мелочь».

Сев в служебную машину, он приказал водителю:

– В загородную резиденцию!

Прапорщик кивнул и вывел автомобиль на проспект.

В 19.00 Литвинов закончил работу по изготовлению фальшивого паспорта. Вышел на улицу. На метро доехал до станции «Таганка». Оттуда, из кафе, набрал по бумажке когда-то оставленный Акимовым номер.

Капитан ответил сразу:

– Слушаю!

– Не узнал?

– Нет! Кто вы?

– Литвинов, помнишь такого?

– Степаныч? Откуда ты взялся? Случилось что?

– Удивлен, что звоню? Это объяснимо, я на твоем месте тоже удивился бы. Но, короче, у нас еще две минуты на разговор.

Капитан понял, почему Литвинов обозначил эти две минуты. С 19.20 до 19.25 в офисе спецслужбы менялась смена операторов спецотдела, осуществлявшего контроль над телефонными переговорами всех секретных агентов, каковым являлся Акимов. Над любыми переговорами и через обычный городской телефон, и через мобильный. В течение всего пяти минут в сутки менялись не только офицеры, но и кассеты, а главное, не осуществлялась прослушка. Следовательно, Литвинов намерен сообщить важную новость.

– Говори, Степаныч, я понял тебя!

– Молодец! Завтра в восемь утра будь у моего киоска. Чуть в стороне. Следи за «хвостом». Подойду, поговорим! Уверен, то, что услышишь, окажется весьма полезной для тебя информацией!

– Добро, Степаныч! Буду в назначенном месте в назначенное время!

Отключив телефон, капитан задумался. С чего это вдруг позвонил Степаныч? То, что ему заказали сделать поддельную ксиву, понятно. Отставник для всех, кто уходил нелегально за бугор, делал документы. Но это не повод вызывать на личную встречу и звонить в то время, когда аппаратура контроля над агентами временно не работает. Значит, информацию отставной полковник приготовил ему действительно важную! Да, что-то мутное задумал Данилевский! Узнать бы, что? Может, Степаныч скажет? Нет! Литвинов спец по ксивам. Хотя все возможно! Ладно, посмотрим.

Капитан вышел из своей квартиры.

Литвинов же, напротив, вернулся домой и начал собирать две увесистые дорожные сумки.

Глава 2

Москва. Квартира капитана Акимова.

22 августа, 20.05

Акимов включил телевизор, чтобы посмотреть «Вести» на втором канале, и сразу отключил его, поняв, что ничего интересного не увидит, так как программа была посвящена очередному визиту российской делегации на какой-то экономический форум. Прошелся по трехкомнатной квартире, доставшейся ему в наследство от родителей, как и дача в Забраловке. Хотя небольшой домик с огородом и садом у мелкого пруда назвать дачей можно было лишь условно. Этот участок три года назад в какой-то мере стал причиной гибели родителей. Отец тогда только купил новую «десятку». На ней с матерью и поехал в Забраловку. Эта поездка стала первой и последней в их жизни. Почти у деревни, там, где дорога делает поворот, неожиданно на встречную полосу выскочил шедший в столицу «КамАЗ». То ли водитель грузовика не увидел легковушку, то ли не успел сманеврировать, в результате лобовой удар. Родители погибли мгновенно. Водителю «КамАЗа» хоть бы что. Ни царапины. Потом его посадили на пять лет. Через два года выйдет, если уже не вышел из зоны, и будет жить. А мать с отцом… но ладно, что теперь об этом?

Квартира показалась капитану как никогда пустой. Он уже думал разменять ее на однокомнатную с приличной доплатой, и варианты были, но все не находилось времени заняться этим. Вот и сейчас ничего не получится. Ромашин обломал отпуск, и завтра, скорее всего, ему, капитану Акимову, предстоит лететь к черту на кулички. В этом не было ничего удивительного. Подобное происходило часто. Только вернешься с одного задания, сразу отправляют на очередное. Служба! Сам выбрал. Служба службой, но что за новость собирается сообщить ему Литвинов? Какую информацию сбросить? Явно она будет связана с предстоящей командировкой. Непонятно только, каким образом. Впрочем, утром Сергей все узнает. А что делать сейчас? Выбирать не приходится. Пригласить Галину да расслабиться с ней по полной программе. Странные отношения сложились между Акимовым и Галиной Балахиной, официанткой бара, который владельцы кафе «Эра» соорудили в подвале своего заведения. Бар работал только ночью, когда закрывалось кафе, и собирал весьма разношерстную публику. От обдолбанных наркотой малолеток до местных бандитов, которые еще пытались сохранить прежний понт, но уже больше обретались в шестерках у тех, кто вовремя догадался легализоваться в том или ином качестве. Большей частью в бизнесе, хотя какой, к черту, в России бизнес? Тот же, только узаконенный, бандитизм. Галина приехала в столицу из какого-то поселка соседней области. На заработки. Устроилась официанткой, сняла квартиру. Вероятно, ее ждала участь большинства таких девочек, рвавшихся в Москву за счастьем и попадавших в лапы сутенеров или работорговцев, если бы не ее родственник, дядя, служивший в столичной милиции. Этот дядя, по званию то ли полковник, то ли подполковник, и обеспечил племяннице относительно безопасную работу и проживание в городе. Сергей познакомился с Галей более года назад. Как-то, вернувшись из Ирака, зашел в бар, на который до того не обращал внимания. Сел за столик у двери прокуренного зала. Тогда к нему и подошла официантка. Капитан сделал заказ, по достоинству оценив неброскую красоту стройной молодой женщины. Утром встретил ее, когда закрылся бар. Предложил проводить домой. Она согласилась. Пригласила в квартиру, что снимала на окраине. Угостила кофе. После чего приняла душ, а затем Акимов уложил женщину на софу и овладел ею. Все произошло так легко и естественно, что Сергей удивился. Позже, когда они отдыхали, удовлетворенные, бездумно глядя в потолок, спросил Галину – она со всеми, кто желает проводить ее, вот так, как с ним? Она ответила просто – нет. И Сергей ей поверил. Они начали встречаться, как только капитан оказывался в Москве. На окраину больше не ездили, проводя время в квартире Сергея. Как-то незаметно Галя стала частичкой мирной жизни Акимова. Как и он в ее судьбе. Любили ли они друг друга? Наверное, по-своему любили, а может, и нет. Сергей пытался разобраться в своих чувствах к этой женщине, но не смог. А потом бросил это дело. Ему было хорошо с ней, ей с ним. Галина никогда не спрашивала, кто он, чем занимается, почему и куда надолго уезжает. Встречает с радостью, но вопросов не задает. Как-то капитан предложил женщине официально оформить отношения, Галя спросила – а зачем? Разве штампы в паспорте что-то изменят? Что мог на это ответить Сергей? Ничего. Он ничего и не ответил.

Вчера он заходил в бар. Охранник, толстомордый Рома, сказал, что смена Гали завтра, то есть сегодня. Звонить ей на снимаемую квартиру капитан не стал. Решил напиться, сняв тем самым напряжение, которое держало его с Баграма, где он отработал местного афганского наркоторговца Гуммало. Двое суток пас его дом, пока барон не попал в прицел снайперской винтовки. И напился так, что утром полчаса висел над унитазом. Только контрастный душ и штанга помогли ему обрести форму. А тут Ромашин со своими делами. Черт бы его побрал вместе с Данилевским! Но еще сутки отдыха начальники ему все же предоставили. И то наверняка исключительно потому, что физически не могли подготовить очередную плановую акцию ликвидации еще какого-то представляющего опасность для безопасности государства субъекта! Хрен с ними со всеми. Завтра будет завтра, а сегодня для него только ночь с Галиной. И ничего более!

Акимов посмотрел на часы: 21.05.

Бар начал работу. В полдесятого можно выходить. Что надеть? Джинсы, туфли понятно, а вот майку или рубашку? Вечером стало холодать. Хотя пути до бара – пять минут, не спеша. И все же рубашку навыпуск. Под ней можно спрятать штатный ствол – пистолет «ПМ», с которым офицер практически не расставался, покидая дом. В чем не было никакой необходимости. Просто привычка. Хотя стоп! Какой сегодня может быть ствол? Ромашин же забрал удостоверение. А паспорт разрешения на ношение, тем более применение оружия не предусматривал. И отдельной бумаги на «ПМ» у капитана не было. Так что придется оставить пистолет. Это и к лучшему. Все не таскать лишнюю тяжесть. А если что, то спецназовец и без пушки сумеет защитить не только себя, но и тех, кому будут угрожать местные или залетные хулиганы. Это для него не проблема. Но тогда он наденет майку. Удобнее.

Приняв душ и переодевшись, Акимов вышел на улицу. Двор встретил его тихой, безветренной прохладой. И полным безлюдьем. Жильцы домов, образовавших двор, видимо, припали к экранам своих «ящиков». Сейчас самое время телесериалов. Иногда создается впечатление, что вся страна сошла с ума от этих сериалов. Хотя а что еще людям смотреть? Аналитическую порнуху? Или выступления чиновников, которые вызывают одним своим видом отвращение и желание разбить к черту телевизор, лишь бы не видеть этих уродов и не слышать ахинею, что они несут. Да, страна меняется. Власти твердят – в лучшую сторону. Но так ли это? Впрочем, люди сами выбирают себе власть. За кого голосуют, с тех пусть и спрашивают, если сумеют добраться до тех, кого избрали и посадили в кресла высоких кабинетов. За размышлениями Акимов подошел к арке бара, мигающей разноцветными огнями. Как всегда, на своем посту стоял незаменимый толстомордый Рома, имевший еще прозвище Урюк. Уж почему к нему приклеилось это прозвище, Сергей не понимал. Меньше всего Рома походил на южный плод и фигурой и физиономией. Сергей поздоровался с охранником:

– Привет, Рома!

– А, это вы? Здравствуйте! Проходите, пожалуйста. Для вас вход всегда открыт!

Капитан усмехнулся:

– А что, для кого-то он бывает закрытым?

– Да нет, в принципе, но для вас открыт однозначно!

– Логично! А главное, понятно. Галина на месте?

– Пришла. Должна быть в зале.

– Народу в забегаловке много?

– Вы имеете в виду бар?

– Нет, соседний супермаркет!

– Насчет супермаркета не знаю, а в баре на радость мало клиентов. Может, подгребут позже?!

Акимов хлопнул крепкого парня по плечу:

– Обязательно подгребут!

Сергей вошел в сумрачный зал. Над резным потолком висело плотное облако дыма. Ясно чувствовался сладковатый запах анаши. Зал действительно был пуст. Капитан присел за привычный столик, осмотрелся. Недалеко сидела компания подростков. Среди них один парень, сосед по подъезду. Оттуда и тянуло анашой. Неужели соседский пацан, сын вполне добропорядочных и обеспеченных родителей, завис на наркоте? Или делает первые шаги в этом губительном направлении? Надо поговорить с ним. Не сейчас, конечно, сейчас он его просто не поймет. У стойки пристроился мужчина лет пятидесяти. Возле него, оголив до трусов ляжки, крутила задницей молоденькая проститутка. Мужик выглядел довольным, угощая даму шампанским. Шлюшка явно разводила клиента на ночь, и, судя по всему, ей удастся вытрясти кошелек этого лоха. Бармен Вадим на месте. Протирает бокалы. А вот Галины не видно. Странно, она, даже если не занята обслуживанием посетителей, обычно сидит за столиком у стойки.

Несколько кабин справа закрыты. Из одной доносятся сквозь слабую пока музыку пьяные мужские голоса. Там, видно, гуляет компания. Бармен, увидев Сергея, выставив перед мужиком с проституткой очередную бутылку шампанского, подошел к столику капитана:

– Здравствуйте! Что желаете заказать?

Сергей спросил:

– А где официант?

– Галина? Она занята.

Капитан видел некоторое замешательство бармена, повысил голос:

– Не понял? Чем может быть занята официантка, кроме обслуживания клиентов?

– Так она как раз этим и занимается!

– Где?

– В кабинете.

Холодок пробежал по спине капитана:

– И давно она их обслуживает?

– Да уж минут двадцать прошло, как понесла заказ туда.

– И не выходила?

– Нет!

Акимов резко поднялся.

Видя намерения мужчины зайти в кабинет, Вадим попытался остановить его:

– Знаете, вам лучше не ходить туда!

Холодок прошел, родилась сдерживаемая пока ярость, смешанная с предчувствием угрозы его женщине:

– Почему?

– Понимаете! Там засели ребята крутые! Из охраны крупного банка. Одним словом, бывшие бандиты, что в девяностых в этом районе «стригли» всех предпринимателей. Плохие и жестокие люди! Им закон не писан! Тем более они вооружены!

Акимов словно прострелил взглядом бармена:

– А ты не думаешь, что они могут с официанткой сделать?

– Толку-то? Я бессилен против них! И Рома тоже.

Капитан приказал:

– Иди и открывай черный ход. Там темная площадка?

– Да!

– И телефон обруби! Дальше! Я с Галей выйду в зал и на площадку. Появятся отморозки, отправишь их туда же! Черным ходом. Тебе все ясно?

– Да, но!..

– Выполнять… бармен, мать вашу вместе с Ромой!

Акимов направился к кабинету. Подойдя, услышал хохот и голос Гали:

– Да отпустите вы меня! Проституток мало? Убери руки, сволочь!

Звук пощечины. Ударили явно женщину.

Капитан внутренне собрался. Сейчас он представлял собой сжатую, жесткую пружину, которая, распрямившись, могла снести все на своем пути.

Резким ударом ноги он выбил дверь. Увидел четверых парней в дорогих костюмах. Один справа с фужером вина, двое напротив через стол, уставленный различными блюдами и бутылками, слева бритоголовый, удерживающий за волосы пытавшуюся вырваться Галину. Правая щека женщины сохранила след пощечины. Не раздумывая, Сергей ногой ударил по фужеру правого бандита. Стекло рассекло ему физиономию. Вторым ударом, уже рукой в лоб, капитан отбросил голову бритоголового к стене, заставив отпустить Галину. Третьим ударом ноги Акимов опрокинул стол на застывших в изумлении бандитов, что развалились напротив. Бил он вполсилы, щадяще. Специально. Хотя мог вырубить всю компанию в кабинете. Но он приготовил для беспредельщиков сюрприз на улице. Поэтому, схватив официантку за руку, выдернул ее в зал и быстро повел через открытый черный ход на темную площадку. Выйдя во двор, указал на мусорный ящик:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное