Александр Тамоников.

По закону войны

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

Один из бандитов рванул на себя дверь водителя.

Молодой парень со слегка посеченным осколками лобового стекла испуганным лицом послушно поднял руки, сдаваясь на милость победителя. Но он не нужен был боевикам, и пуля, выпущенная из «АК-74» бандита, попав солдату в лоб, отбросила его тело на кожух продолжающего работать на холостом ходу двигателя.

Тот же бандит, что убил водителя, открыл передние двери автобуса.

Реза вошел в салон.

Артисты и обслуживающий персонал в испуге сбились в кучу у аппаратуры.

Главарь банды приказал:

– А ну, клоуны, по одному на выход, быстро, марш!

И видя, что те еще не пришли в себя и не торопятся выполнять приказ, пригрозил:

– Кому я сказал? Бегом из автобуса! Считаю до трех! Кто не успеет за это время покинуть салон, останется гореть в нем живым!

До музыкантов наконец дошел смысл приказа этого страшного чеченца, они рванулись на выход, и когда Реза произнес слово «три» – концертная бригада стояла у автобуса.

Главарь бандитов, понимая, что у него на счету каждая секунда, отдал новый приказ:

– В колонну по одному, за мной, в рощу, бегом марш!

И уже на ходу выкрикнул:

– И не дай Аллах кому споткнуться, встать уже не придется!

К колонне заложников, быстро покидающей место кровавой бойни, присоединился и весь оставшийся личный состав отряда Резы, устанавливая за собой в минных проходах растяжки.

Через двенадцать минут после начала штурма микроавтобус и джипы бандитов рванули по грунтовке к горам.

Они начали движение в тот момент, когда командир мотострелкового полка срочно поднимал по тревоге свою разведывательную роту.

Перед этим он видел со стороны, откуда должны были появиться артисты, взметнувшийся вихрем огненный гриб мощного взрыва, затем отдаленный грохот взрывов меньшей мощности, слышал интенсивную автоматную стрельбу и понял, что ожидаемая колонна попала в засаду. Но где? В пересечении зон ответственности двух полков? Какой же наглец решил действовать здесь, где боевиков ранее никогда замечено не было и машины спокойно совершали короткие марши по этой дороге? Подполковник связался с командиром десантников, они коротко обсудили обстановку и решили, что и десантники вышлют по дороге одну из своих рот. Что и было сделано. Но через полчаса после того, как от «зеленки» ушла мобильная колонна Резы.

Ей удалось оторваться от преследования, каждую минуту увеличивая дистанцию с противником, который еще не дошел до места нападения. Через двадцать километров, свернув с полевки влево, вездеходы бандитов начали подъем на перевал, чьи вершины были плотно закрыты сплошными свинцовыми тучами.

Разведывательная и десантная роты обоих полков прибыли в район боя одновременно. Развернув машины в цепь, они пошли на «зеленку», но после подрыва на минах двух БМП мотострелков остановились. Командиры рот приказали личному составу спешиться и пройти к роще колоннами. Но и их встретили своим губительным огнем растяжки.

Вызвали саперов-десантников. Те в десять минут, применив ликвидаторы минных полей, очистили дорогу для боевых подразделений. И только тогда десантная рота смогла выйти к нижней дороге. Потрепанной разведывательной роте, имеющей много раненых, был отдан приказ вернуться в полк. Преследование вышестоящее командование приказало осуществить силами десантной роты.

Куда пошли бандиты, разведка десантников определила без труда и, несмотря на потерянное время, исполняя приказ, двинулась по следу боевиков. Командир десантников запросил воздушной поддержки для проведения разведывательного облета района, куда уходили бандиты.

Эскадрилья вертолетов «Ми-24» подняла в воздух звено «вертушек», приспособленных для полетов в темное время суток. И это звено уже через полчаса засекло уходящие по горному серпантину на перевал микроавтобус и два джипа.

Получив приказ на предупредительный огонь, вертолеты начали боевой заход. Но тут в дело вступили люди Фархада.

С гор, с шести точек, по каждому «Ми-24» ударили по две ракеты «ПЗРК» «стрела-1», лишив пилотов возможности как совершить противоракетный маневр, так и покинуть вспыхнувшие в воздухе вертолеты. Три «вертушки» вспыхнули почти одновременно, развалившись огненными кусками по склону перевала.

Вместе с машинами сгорели и экипажи.

Удар по федеральным силам был нанесен внезапный и внушительный, чего командование этих сил никак не ожидало.

Командир же десантников капитан Юрий Лапин, узнав о судьбе вертолетов, выпросил у командира полка разрешение на продолжение преследования, тем более что его личный состав был оснащен приборами ночного видения.

Подполковник после недолгого размышления разрешил капитану продолжать преследование.

А бандиты в это время уже поднялись на перевал. Здесь предстояло сжечь технику и продолжить марш в пешем порядке вниз, в ущелье Дракона. Реза видел вертолеты огневой поддержки. У него похолодело внутри, когда те начали боевой заход, хотя и понимал чеченец, что при наличии заложников пилоты открывать огонь на поражение не будут, но остановить колонну смогут, выведя машины из строя, а там, кто его знает, что или кто находится в чреве этих винтокрылых камуфлированных «птиц»? И только когда стал свидетелем работы стрелков Фархада, пришел в восторг, закричав:

– Что, взяли, свиньи немытые? Так-то, а то разлетались тут, как у себя дома! А гяурам тут не дом, тут по ним каждый камень стрелять будет! Ай, молодец, Фархад! Аллах акбар!

Заложники только теснее прижались друг к другу, в ужасе воспринимая то, что происходило с ними и называлось Войной, которая, казалось, была где-то далеко и не так кровава, как о ней рассказывали очевидцы. И сейчас они буквально онемели от ужаса, глядя на беснующегося главаря бандитов. Он радовался крови, убийству, и это было настолько дико для людей сугубо мирных, что они не могли до конца поверить, что все это безумие не кошмарный сон. Но это был не сон, это была реальность. Это и была война, о которой они в столице даже не думали!

В чувство артистов привел резкий окрик Резы:

– Что сбились в кучу, как бараны? А ну, встали мордой в затылок друг другу, впереди баба! То, что было до этого, только цветочки, ягодки для вас, господа музыканты, припасены впереди! Я кому сказал, стать в колонну?

Концертная бригада послушно выстроилась.

Главарь группы захвата вызвал на связь Садыка.

– Слушаю, – коротко ответит тот.

– Порядок, Хозяин! Заложников взяли, три вер…

Узбек перебил полевого командира, которому так не терпелось поделиться с боссом радостью одержанной победы:

– Все, брат! Об остальном дома! Конец связи!

– Конец, – несколько обескураженный, ответил Реза.

Потом понял. Садык давал приказ свести до минимума радиопереговоры, в целях лишить противника возможности перехватить и запеленговать их. Хотя, кто здесь кого мог перехватить в эфире? Но приказ есть приказ. Он взглянул на часы: 22.05.

Все идет по графику. К обеду они должны достигнуть Ленжи, если допустить привал часа на три. Его бойцы могли обойтись и без промежуточного отдыха на марше, но вот артисты? Те к утру поплывут. Не тащить же их, обессиленных, на себе? Но движение начинать следует немедленно.

Он повернулся к нестройной колонне артистов, приказав:

– За мной, быстрым шагом, вперед марш!

Концертная бригада в сопровождении двадцати боевиков в пешем строю начала спуск по относительно пологому склону. Правда, приходилось спускаться зигзагами, как это делают горнолыжники.

Бойцы Фархада разделились на две группы. Первая, расположившись недалеко от уничтоженных на небольшом плато иномарок, внимательно следила за последним изгибом серпантина.

Если русские все же решились на преследование, преодолев минные поля, то где-то часа через два-три их передовой дозор должен был выйти сюда. Боевики знали, что делать, поэтому, затаившись среди камней, в основной массе потягивали анашу, чтобы повысить тонус и отогнать сон, не обращая внимания, скорее не зная того, что атмосферное давление в это время начало повышаться. А значит, невидимые и практически неощущаемые воздушные потоки устремились вниз. Это можно было определить по тому, как свинцовые тучи опускались все ниже, поглощая вершины хребтов. Но наемники не обращали на это явление никакого внимания. Да и что было такого в каком-то направлении движения воздуха? Он всегда в горах, казалось, гулял хаотически. Но это казалось лишь тем, чей ум не был особо отягощен знаниями. К ним относились и люди Фархада. Они были подготовлены к боям в условиях горно-пустынной местности, подготовлены хорошо, профессионально, но не более того.

А именно эти нисходящие потоки воздуха и оказали бойцам первого эшелона обороны перевала губительную услугу.


В 21.30 десантная рота, выйдя к началу серпантина, остановилась.

Командир роты спешился с боевой машины и вызвал к себе командиров взводов. Те прибыли почти одновременно, доложились как положено.

Капитан указал на горные вершины:

– Перед нами перевал, чуть левее дорога, представляющая собой горный серпантин, по которому пошли бандиты с заложниками, в пыли хорошо видны следы протекторов иномарок, что ранее были замечены у места захвата концертной бригады.

Один из командиров взводов спросил:

– А не могли бандиты по пути высадить заложников, а на перевал поднять порожняк?

– Нет! Тогда бы их маневр был замечен воздушной разведкой, которую сбили над этим проклятым перевалом. Нет, лейтенант, заложников подняли наверх. Обращаю внимание на общую обстановку. Сейчас жизнь в горах смолкла, наступило время охоты хищников. А те охотятся бесшумно. Слышимость в горах, как на реке, отличная, многокилометровая. При подъеме дизели боевых машин будут реветь на всю округу. Это и даст противнику сигнал о том, что к ним приближается враг. Они будут готовиться к отражению атаки с серпантина, больше машинам просто негде пройти к хребту перевала.

Командир второго взвода перебил ротного:

– Это если они вообще ожидают нас, а не продолжают свой путь к неизвестному нам конечному пункту.

– А ты бы, уводя заложников, не прикрыл свой отход? – спросил капитан у взводного.

Тот, заломив набок голубой берет, ответил:

– Вы правы, я бы перестраховался и на вершине оставил бы как минимум позицию гранатометчиков и пулеметы. На всякий случай.

– Вот видишь? Ты бы оставил, а бандиты нет? Думать надо головой…

– Понял, командир! Просто хотелось бы верить, что эти козлы не допускают преследования, вышибать их с вершин будет сложно!

Капитан посмотрел на старшего лейтенанта, перевел взгляд на остальных командиров взводов, сказал:

– Я думаю, что к акции «духи» привлекли два отряда. Это вытекает из логики развития событий. Первый – для непосредственного захвата и доставки заложников в подготовленное место, второй – для прикрытия действий первого отряда. Силами этого второго отряда и были сожжены разведывательные «вертушки». Это насчет логики. Следовательно, можно с большой долей вероятности предположить, что в конце серпантина нас ждет засада. Другой вопрос, как ждет? По идее мы должны подняться по серпантину на технике, выслав, как положено, передовой дозор. И, заблокировав на подъеме колонну, можно легко уничтожить нас массированной гранатометной атакой! Либо, что более вероятно и удобно, если у них не так много сил, дать нам возможность выйти из серпантина на небольшое плато, где мы вынуждены будем сгруппироваться, перед тем как действовать дальше. А посему я решил применить следующий вариант выхода на перевал. Всем командирам внимание на карту!

Офицеры склонились над освещенным мощным фонарем планшетом ротного.

Тот, изложив свой вариант действий, спросил:

– У кого возникли вопросы? Кто с чем не согласен? Высказывайтесь!

За всех ответил командир второго взвода, третий год воюющий в Чечне старший лейтенант:

– Командир прав! Действовать следует, как предложено им. Но, перевалив за перевал, мы, как три богатыря, окажемся перед выбором дальнейших действий, если, конечно, еще сломим сопротивление неплохо вооруженного, судя по тем же «стрелам», прикрытия «чехов».

Ротный спросил:

– Что ты имеешь в виду под выбором дальнейших действий?

Старший лейтенант пояснил:

– Спустившись с перевала, мы выйдем на развилку трех ущелий. И все они выходят к Большому перевалу, к границе с сопредельным государством, и в каждом ущелье находятся по нескольку населенных пунктов, пригодных для приема заложников. Куда пойдем за перевалом, командир?

Капитан задумался. Он сам прекрасно видел, какова местность за перевалом, и понимал, что каждое из ущелий пригодно для прохода боевиков с заложниками. Но догадается ли главарь банды равнозначно прикрыть все ущелья? И хватит ли у него для этого сил? Если да, то придется рассекать роту и далее действовать повзводно, если нет, то серьезно будет прикрыто именно то направление, куда и повели заложников. Это все определится за перевалом, который еще надо преодолеть. Он ответил:

– Мы найдем ответ на твой вопрос, когда преодолеем серпантин. Сейчас он наша главная цель, и все внимание на выполнение этой задачи. Сейчас проинструктируйте личный состав, подготовьте технику имитации, готовую принять бой, и через двадцать минут каждый начинает действовать по моему варианту, это приказ!

В 22.10 первый взвод в пешем порядке, оставив машины у предгорья, начал подъем в горы, постепенно удаляясь от серпантина на несколько градусов, так, чтобы выйти на хребет в пяти километрах севернее от окончания горной дороги.

Те же действия, но справа, предприняли бойцы третьего взвода. Они должны были выйти на те же пять километров, но южнее окончания серпантина.

Второй взвод, усилившись одной машиной, завел дизеля, и механики-водители с операторами орудий, спаренных с ними пулеметов и комплексов противотанковых реактивных снарядов медленно повели технику по горной дороге. Повели на первой передаче, отчего двигатели оглушительно гремели и грохот этот был слышен на десятки километров. Но начали движение только после того, как командир роты капитан Лапин со старшим лейтенантом увели вперед личный состав. Взвод вскоре разделился на две группы и продолжил подъем, прижавшись к камням, ограничивающим дорогу, быстро поднимаясь по извилистому, как след песчаной эфы, серпантину.

Пройдя таким образом примерно с час, командир роты почувствовал слабый специфический запах анаши. Его как раз и сносили вниз нисходящие потоки воздуха.

Капитан жестом руки подал сигнал взводу остановиться, взводного и командиров отделений вызвал к себе.

Внизу продолжали надрывно реветь дизели четырех БМП.

Старший лейтенант и сержанты собрались возле ротного, устроившегося за большим камнем, где можно было, сняв очки приборов ночного видения, использовать фонарь направленного света. По рации Лапин приказал механикам-водителям идущих следом боевых машин, не снижая оборотов двигателей, также остановиться.

Капитан спросил у собравшихся подчиненных:

– Ничего особенного не чувствуете, командиры?

– Анашой тянет, товарищ капитан! – ответил один из сержантов.

– Откуда знаешь? – спросил ротный.

Командир отделения ответил:

– Да я родом из Джизака, Узбекистан. Там эту дурь чуть ли не с пеленок курят, мне ли не знать ее аромата?

Командир спросил:

– А сам чего не пристрастился?

Сержант, улыбнувшись, объяснил:

– Так это чурбаны все больше анашу гасили, мы, русаки, по водочке и пивку ударяли, пиво там чимкентское было, почти чешское. А вот водка – херня из-под ногтей. Сплошная паленка…

Капитан прервал воспоминания сержанта:

– Действительно, сержант прав! Сверху тянет, и довольно густо, анашой, а что сие означает? А?

Ответил командир взвода:

– То, что недалеко боевики!

Капитан согласился со старшим лейтенантом:

– Да, и судя по плотности аромата, боевиков этих наверху не менее десятка человек. И ждут, ребята, они нас! Вернее, те машины, что ревут ниже. Вот их пусть и готовятся встретить! Мы же продолжим сближение в прежнем порядке. Но с этой минуты осторожность и внимание усилить до предела! Следить за мной! Встану я, всем – стой! Ясно?

– Так точно!

– Значит, десять минут короткого инструктажа перед схваткой и отдыха, потом – принцип: делай, как я! Свободны!

Младшие командиры вернулись к своим подчиненным.

Капитан, спустя ровно десять минут, подал радиосигнал колонне БМП и пешему личному составу взвода продолжить подъем.

До выхода с серпантина на небольшую плоскую площадку оставалось совсем немного. Ротный просчитал все точно.

От командиров первого и третьего взводов пришли закодированные доклады по специальной связи.

Капитан после раскодирования прочитал на дисплее своего аппарата:

– Второй – Первому! Вышел на хребет, «чехов» не видно!

И далее:

– Первый! Я Четвертый! Нахожусь в заданном районе, кругом тишина!

Командир роты, он же Первый, посмотрел на часы: 23.40. Передал ответ:

– Второму и Четвертому! Аккуратно сближаться с флангов к выходу из серпантина! Никаких действий без моего личного приказа!

Ротный протер беретом внезапно вспотевшее лицо.

Скоро бой. И ничего пока на присутствие противника не указывает, укрылись бандиты неплохо. Если бы не запах дури, который с каждым метром продвижения взвода становился все сильнее. Своим пристрастием к наркотику боевики выдавали себя с головой, даже не подозревая об этом.

Командир десантной роты был прав.

Противник, в лице десяти боевиков Фархада, составляющих первый эшелон прикрытия, вооруженный противотанковыми гранатометами и автоматами, ждал появления колонны боевых машин гяуров, «выдававших» преследование ревом своих дизелей.

Сам Фархад, занявший позицию рядом с пулеметным расчетом на скале, прямо напротив выхода дороги на площадку, презрительно ухмылялся, тихо бормоча:

– Эти русские от безделья и тупизма своих продажных начальников совсем нюх потеряли. Прутся вверх, как бараны. Неужели не думают о том, что их здесь может ждать засада и, как результат, смерть? Или их командир пьян? Такое тоже возможно. Только ненормальный поведет колонну в горы ночью. Или неверные отряды сопротивления и за противника больше не считают? Называют бандитами, говорят о какой-то, видите ли, мелкой партизанской войне… Ну, будет вам сейчас партизанская война, свиньи немытые!

По мере нарастания грохота приближающейся техники Фархад приблизительно определял расстояние до нее и вскоре передал команду первой группе прикрытия:

– Внимание, джигиты! Всем приготовиться! Первую машину не жечь, пусть все выйдут на площадку, тогда и ударить со всех сторон.

Подчиненные полевого командира подтвердили прием приказа и устремили свои взоры на изгиб горной дороги, откуда с минуты на минуту должна была появиться вражеская, обреченная на гибель, колонна.

Но Фархад явно недооценил профессионализм командира десантной роты. В то время когда главарь банды прикрытия отдавал приказ вниз, два взвода уже обошли позиции боевиков по хребту с флангов. Второй взвод, ведомый ротным, вышел на расстояние прямого броска, умело рассредоточив бойцов среди камней и куцей, кустарниковой, но все же «зеленки».

Капитан бросил в эфир короткий приказ:

– Всем стоять!

Бойцы десантной роты и боевые машины десанта остановились. Командир роты дал возможность своим солдатам получше сориентироваться на местности и в обстановке, занять выгодные позиции, разделиться на штурмующие подразделения и отделения прикрытия.

Лапин знал своих офицеров и солдат, не раз проверенных в бою, поэтому и сделал паузу перед тем, как начать бой.

Определив, что его подчиненные успели подготовиться, он поднял руку для своего взвода, резко опустил ее вниз, одновременно отдав приказ по связи:

– Штурм, рота!

И тут для боевиков начался настоящий ад!

По их позициям, с тыла и фронта, ударили десятки автоматов. Они заставили бандитов броситься в разные стороны, что предопределило их судьбу. Атакованная одновременно с трех сторон первая группа прикрытия отряда Фархада была уничтожена в считаные минуты.

Все произошло настолько быстро, что полевой командир в состоянии шока не смог отдать приказ на открытие ответного огня. Ни пулеметному расчету, ни второй группе прикрытия, расположившейся глубже по склону ущелья Дракона, но имеющей подразделение Лапина в зоне досягаемости для поражения из своего оружия.

И только после гибели первой десятки подчиненных ему наемников, осознав, что проиграл, Фархад все же отдал приказ на ответный огонь.

По десантникам, находящимся на небольшой площадке, сверху ударил пулемет, а с левого фланга автоматы, заставив гвардейцев залечь.

Как не ожидал пешей атаки десантников полевой командир Фархад, так и не просчитал возможность применения противником эшелонированной обороны командир роты. Его подразделение, уничтожившее первую группу прикрытия, само попало под огонь резерва бандитов.

Пулеметный обстрел повлек за собой первые потери. Лапин приказал роте покинуть площадку, где она была обречена на гибель от кинжального огня проклятого пулемета. Но бой не прекращать, переведя огонь на пулеметное гнездо и правому флангу туда, откуда стреляла группа резерва бандитов. Но боевики для оружия солдат роты, находящихся ярусом ниже противника, были недоступны.

В ходе массированного обстрела по боевикам, пули в большинстве своем, срикошетив, уходили в свинцовые облака, нависшие прямо над перевалом и ущельем. Лапин приказал прекратить огонь, продолжая работу только снайперам, вызвал к себе командира второго взвода:

– Коля! Бегом, ползком, парящим полетом, на твой выбор, но мухой к БМД! Операторы в машинах. Приказ – выскочить на площадку и с ходу первым залпом опрокинуть пулемет, далее всем разворот на девяносто градусов, быстрое построение в линию, слепой залп по склону, откуда стреляют бандиты из «ПТУРСов», и массированный пушечно-пулеметный огонь вслед снарядам! Особо предупреждаю: выйдя из серпантина и уничтожив пулеметное гнездо, быстрый разворот, не подставлять бочины машин «чехам», иначе какая-нибудь уцелевшая сука сможет сжечь БМД из гранатомета. Пусть недобитки пробуют прожечь лобовую броню! Понял приказ?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное