Александр Тамоников.

По закону войны

(страница 5 из 30)

скачать книгу бесплатно

Кто-то из ребят «Снежного Барса» выбил ему по случаю тройку передних зубов.

Рудаков доложил Железнову о захвате крайнего дома с помощниками Садыка. Самого узбека в Шарусе не оказалось.

Командир «Кавказа» кратко бросил:

– Понял! Находитесь в доме!

Сейчас подполковника больше интересовала информация из ущелья и с винного завода.

А у владений Бая в это время произошел короткий бой. Даже не бой, а расстрел боевиков Велли.

Получив приказ своего командира выдвинуться к крайнему дому, бандиты вышли с территории завода гурьбой, все двадцать человек. И тут же, отсеченные от спасительных ворот перекрестным огнем, были уничтожены прицельными автоматными очередями спецов из резерва резидента Службы «Виртус».

Поэтому вторым командир «Кавказа» получил доклад от винного завода. Приказав группе резерва вновь взять аул в оцепление, Железнов отключился. Чтобы тут же услышать трель очередного вызова.

На этот раз докладывал командир штурмовой группы «Вихрь» майор Гогидзе:

– Терек, я Вихрь!

– Слушаю тебя, Гиви!

– Порядок, командир! Сделали мы наркоторговцев. Разведка, караван, колонна и тыловое прикрытие разгромлены! Транзит уничтожен!

Подполковник, облегченно вздохнув, спросил:

– Потери с нашей стороны есть?

– У нас нет даже раненых, у противника, может, кто и остался в живых, прикрывшись трупом животного, но стонов с плато не слышно. Окончательно выясним все, как рассветет. Сейчас зачищать плато бессмысленно и рискованно, но мы держим район под контролем. Снайперы с ночными прицелами постоянно щупают местность.

– Понял тебя, Гиви! До утра! Поздравь всех ребят от меня лично и от лица Службы за отлично проведенную операцию. Конец связи!

Железнов поднялся.

Следовало спуститься к халупе старика-чеченца и допросить Велли с Вахой. Они должны знать, куда делся Садык и был ли он вообще здесь.

Подполковника вызвал командир отделения РЭБ:

– Терек! Состоялся сеанс связи между домом на окраине и Астан-Кале!

– Когда?

– Минут семь назад.

– Так какого черта вы сразу мне не сообщили?

– Во-первых, вы все время были заняты, во-вторых, сеанс велся по спутниковой связи закодированным сигналом. Понадобилось время на его раскодирование. И так перекрыли все нормативы!

– Извини, лейтенант! Так о чем говорили абоненты и кто они?

– Говорил Велли с Садыком. Первый сообщил только то, что транзит захвачен федералами, затем по обычной связи вызвал к себе какой-то отряд от винного завода.

Подполковник переспросил:

– Значит, Велли говорил с Садыком?

– Да, командир.

– Место нахождения этого Садыка запеленговали?

– Окраина Астан-Кале, второй дом справа от начала улицы, идущей от лесного массива прямо к местной мечети!

Железнов приказал:

– Быстро связь с резидентом.

Чекалин ответил практически сразу же:

– Что у тебя, Иван?

– Операция успешно завершена, но это сейчас не главное.

Необходимо срочно оцепить район Астан-Кале, проверить второй дом по улице, идущей к мечети, и вообще зачистить все селение! Садык, оказывается, все время находился там. Ему, к сожалению, успели передать сигнал опасности, но далеко скрыться он еще не мог. Нужно выйти на след и организовать преследование!

Резидент ответил:

– Я понял тебя! Мероприятия в Астан-Кале будут проведены немедленно, но почему вы позволили представителю Садыка предупредить того об опасности?

– Что тебе на это ответить, Глеб? Виноват!

– Ладно, – перебил его Чекалин, – никуда не денется этот узбек. Из Астан-Кале не так много дорог на север, на юг еще меньше, через перевалы он не пройдет, да и идти ему некуда, отряд-то, подчиненный ему, как я понял, уничтожен?

Подполковник подтвердил:

– Этот уничтожен! Нет ли другого?

На что Чекалин спокойно ответил:

– Есть и другой отряд, в Гамуте, мы перекроем пути туда. Все?

– Все!

– Тогда слушай меня! На рассвете «вертушки», что ждут вас в квадратах Д-1 и Д-2, вызовешь прямо на плато. Местное население через старейшин привлечешь к уборке трупов боевиков и последующим похоронам. Пленных, если таковые имеются, кроме Велли и Вахи, возьмешь с собой – и на базу.

Железнов ответил:

– Есть!

Чекалин промолчал, отключив связь.

Командир «Кавказа» спустился в кособокий дом старика-чеченца.

Посмотрев на пленных, спросил:

– Кто из вас Велли?

– Ну я, – ответил чеченец.

– Не запрягал, чтобы нукать! – повысил голос подполковник.

Он повернулся к Рудакову, приказал:

– До рассвета твоей группе оставаться в доме. Следи за этими горными козлами, у нас будет о чем поговорить с ними на базе!


Мероприятия в Астан-Кале и окрестностях селения начались через полчаса после разговора Железнова с Чекалиным, но результатов не принесли. Садык словно испарился, хотя радиус охвата тотальной зачистки был выбран из расчета того, что узбек покинул селение три часа назад, и поиск был организован параллельно в Астан-Кале и в трех направлениях, связанных между собой. В северном, северо-западном и северо-восточном. О южном направлении, ведущем обратно в Шарус, комендант, руководивший поиском, даже не подумал.

А Садык, получив известие о провале операции, медлить не стал. Захватив свою спортивную сумку с автоматом, он покинул дом и быстро направился знакомой тропой именно в сторону Шаруса. Туда, где его появления никто не должен был ожидать. Ночевал в лесу. Но уже десятого числа, после того как отряд «Кавказ» и резерв резидента «Виртуса» покинули место проведенной операции, он задами, не привлекая внимания снующих по селению масс народа, занятых массовыми похоронами, вернулся все в ту же халупу, к старику-чеченцу. Оттуда вызвал Гамут.

– Реза? На связи Хозяин!

– Слушаю вас!

– Быстро собрал отряд и сегодня же исчез по горным тропам в Ленжи! Я буду там дня через три! И смотри, отход производи на север, и только удалившись от аула и убедившись, что не прицепил «хвоста», поворот на восток, в горы. Вопросы?

Реза – командир второго отряда Садыка, состоящего также из двадцати боевиков, спросил:

– Крюк в сорок километров, а именно столько придется пройти отряду, перед тем как выйти на перевалы, делать обязательно?

Садык повысил голос:

– Обязательно! Сейчас отчего-то много появилось доброжелателей, готовых сдать нас с потрохами. Они с радостью сообщат, куда ушел твой отряд. Вот пусть и посылают русских, которые уже завтра могут навестить Гамут, на север!

Реза удивленно переспросил:

– Вы считаете, босс, что федералы могут заблокировать мой аул? Но почему?

– А вот об этом поговорим при личной встрече. Короче, хочешь сохранить шкуру, немедленно выполняй приказ! Ты все понял?

– Вы босс, я лишь ваш слуга, а посему подчиняюсь!

– Хорошо сказал, Реза! Действуй, брат!

Садык отключил связь. Перекусил.

В ночь на 11 мая он вышел из дома чеченца-инвалида и Большим ущельем пошел на юг. Обошел место, где спецназ разгромил его караван.

Грязно выругавшись, начал подъем по пологому склону на хребет. В его сумке рядом с обычными, постоянно хранящимися принадлежностями, лежала взятая из дома в Астан-Кале небольшая лебедка иностранного производства. Тонкий, но прочный трос и система отстрела открепления после спуска вкупе с магнитными перчатками – подарок еще Ахмад-шах-Масуда, – позволяли узбеку преодолеть любой перевал. Из числа тех, что находились на его прямом пути в глухое и недоступное селение Ленжи, которое не на всех картах и отмечено-то было. И где находилась главная штабная база наркоторговца и откуда пещерами, известными очень узкому кругу людей, который в случае острой необходимости реально было сузить до одного человека, самого Садыка, можно было уйти в Грузию. Туда, где его всегда ждал радушный прием. Одного ли, с друзьями ли или с пленными, которых грузинские братья всегда готовы были помочь продать в рабство за бугор. Что уже не раз они делали. И в то время, когда вокруг Астан-Кале по плану «Захват» вовсю прочесывали местность и спецназ, и приданные ему войска, Садык, использовав универсальную лебедку, спокойно преодолел первый перевал.

ГЛАВА 4

Трое суток пробирался по горам Садык.

За это время он проклял все на свете. И спецслужбы, которые, похоже, все же взяли его след и переиграли его, как пацана в кости! Своих командиров Шамиля и Ахмада, не сумевших засечь засаду, а попав в нее, организовать бой и уничтожить гяуров. Проклинал узбек и эти горы с многочисленными перевалами и ущельями. Да еще дожди, полившие на вторые сутки его пути, превратившие мелкие безобидные ручьи в грозные, бурлящие, непроходимые потоки. Дважды он срывался в них, и дважды взбесившаяся водная стихия уносила Садыка на несколько километров от выбранного маршрута. Мало того, что они отнимали много сил, чтобы выбраться из пенного плена, эти потоки заставляли его каждый раз возвращаться назад. А узбек был уже немолод. Но он шел. Шел, останавливаясь лишь на короткий отдых. Остановиться, расслабиться, сдаться на милость стихии означало одно – смерть. И шакалы! Стаи шакалов, начинавшие его преследование, как только наступали сумерки. Мешавшие отдыху, заставлявшие постоянно быть начеку. Голодный шакал не менее опасен, чем волк. А змеи? Садыку не встретилось на всем пути ни одной впадины или пещеры, пригодной для того, чтобы устроить привал, где не было бы змей. В основном это были гюрзы. Коварные и очень опасные в мае. После зимней спячки, весной, их укус был смертелен. У узбека была с собой сыворотка, но всего в трех шприц-тюбиках. Но и после ее введения сразу же после укуса гюрзы или кобры, хотя человек спасал себе жизнь, яд валил его с ног как минимум на две недели, а это в горах та же смерть!

Аллах оказался милостив к наркоторговцу. Тому удалось избежать укуса змеи или другой ядовитой твари. Но все эти трое суток узбек находился в страшном напряжении. В физическом и психологическом напряжении всех своих сил.

Наконец на утро среды, четырнадцатого числа, он подошел к последней преграде. Последнему перевалу, за которым в Змеином ущелье и разбросал среди пещер свои домишки старый аул Ленжи – селение всего дворов на двадцать пять. В Ленжи остались жить в основном одни старики, молодежь разбежалась, и аулу вскоре реально грозила участь стать брошенным.

За следующим перевалом, высоким и внешне неприступным, – Грузия. Здесь не было ни десантников, ни пограничников. Мертвая для всех зона. Крупным силам не пройти, а одиночки… Кого они интересуют? Одно определение – Мертвая зона. Для всех, кроме Садыка и его людей. В Ленжи постоянно находился со своими наемниками, численностью двадцать человек, полевой командир Фархад. Да еще Реза должен был подойти. Тоже имея в подчинении двадцать боевиков. Все три, вернее, уже два отряда узбека состояли из двадцати человек каждый. Итого в Ленжи должна собраться группировка в сорок бойцов. Сила для этих мест большая, способная долго сдерживать солидные силы противника. И от аула через перевал и подземное сероводородное озеро шел узкий, но проходимый ход на территорию сопредельного государства, в такое же глухое, как Змеиное в Чечне, ущелье в Грузии. В селение, где Садыка всегда рад был видеть Вахтанг, друг, партнер по наркобизнесу, человек, подчинивший себе этот глухой район. Район, правда, состоящий лишь из части ущелья, двух перевалов и нескольких небольших селений, в которых жили в основном беженцы из Чечни.

Перед тем как начать подъем на перевал, Садык решил сделать привал.

Часа на три. Он забрался в полосу колючего кустарника ежевики, выбрал ложбинку, положил под голову сумку, на грудь – автомат, готовый к применению, и тут же уснул сном тревожным и чутким.

Но отдохнуть как следует узбеку не удалось.

Через час сквозь сон он явно услышал чеченскую речь. Разговаривали несколько человек. Садык прополз к окончанию полосы кустов и… облегченно вздохнул. На опушке стоял Реза в окружении трех вооруженных автоматами бородатых мужчин.

Полевой командир что-то говорил, указывая рукой то вперед, откуда вышел узбек, то, развернувшись, назад, на перевал, через который вскоре планировал перебраться Садык.

Наркоторговец понял – Реза с охраной вышел из Ленжи, чтобы встретить его.

Узбек выполз из зарослей кустарника, встал, отряхнулся.

Его внезапное появление заставило командира наемников вздрогнуть от неожиданности.

Держа автомат в руках и сумку на плече, Садык поздоровался:

– Салам, Реза! Никак, решил по горам прогуляться? Кости размять? Или еще какую цель имеет мой гордый чечен?

– Хозяин? Слава Аллаху, вам удалось пройти через горы. Ассолом аллейкюм, босс, с благополучным прибытием вас.

Реза и трое бородачей почтительно поклонились старшему по возрасту начальнику. Садык же спросил:

– Как дела, Реза? Ты в точности исполнил при уходе из Гамута мои инструкции?

– Да, Хозяин!

– Яхши, присядем!

Узбек, скрестив ноги, опустился на траву, рядом устроился полевой командир. Трое бойцов его сопровождения веером разошлись в разные стороны, дабы не мешать разговору командиров и следить за их безопасностью, хотя в этом никакой необходимости не было.

Садык произнес:

– Я знаю, Реза, что у тебя накопилось ко мне много вопросов. И, как обещал, я отвечу на них. Но сначала доложи мне обстановку в Ленжи. Как Фархад? Как его люди? Не заплыли жиром от длительного безделья?

Реза, усмехнувшись, ответил:

– Даст им Фархад расслабиться! Гоняет по горным тропам ежедневно. Дисциплину держит строго, режим соблюдает. Только люди его жалуются на то, что с женщинами начали возникать проблемы. Мужчинам постоянно нужны женщины, а те, которых ты поставил сюда осенью, уже превратились в тряпки. Да и осталось их из десяти штук четверо. Шестеро сдохли, не выдержали ласк людей Фархада. Но я привел ему еще десять заложниц, пока обойдемся.

Садык об этом раньше и не подумал, но успокоил:

– Ничего, брат! Переждем немного, организуем набег на неверных и тех, кто им служит, будут бабы. Много женщин, на любой вкус и возраст!

Реза удовлетворенно кивнул головой.

Узбек достал из портсигара косяк слабой анаши, предложил покурить чеченцу. Тот отказался. Садык с удовольствием затянулся дымом наркотика. Выкурив папиросу, без всякой подготовки начал рассказ о трагедии под Шарусом.

И говорил Садык зло, ненависть так и звенела в его голосе.

Реза выслушал босса молча, играя желваками на скулах. Как только узбек закончил рассказ, чеченец выругался:

– Шакалы паршивые, облезлые вонючки! Продажные твари! Деньги взяли, безопасность обещали, а сами из-за угла, в спины стольких джигитов положили! Груз забрали, шакалы!

Он поднялся, не находя выхода своему гневу, начал ходить по лужайке, сбивая редкие цветы. Остановился. Сжав зубы, проговорил:

– Но ничего, Хозяин! Ничего! Не огорчайтесь! Если людей уже не воскресить, то вернуть потерянные деньги у нас, вполне вероятно, скоро появится возможность. И тогда гяурам придется заплатить за свое коварство!

Садык с интересом посмотрел на подчиненного:

– Ты о чем ведешь речь, Реза?

– Перед уходом из Гамута в отряд вернулся мой человек, которого я посылал прощупать обстановку в республике, но… давайте поговорим об этом позже, а сейчас преодолеем перевал, лестницы для подъема с хребта спущены. Затем вы плотно, нормально покушаете, потом и поговорим конкретно. Но какие же скоты эти гяуры! Ох, ответят они за смерть братьев наших, кровью своей ответят!

Узбек поднялся, спросил:

– Далеко до подъема?

– Нет, – ответил Реза, – метров двести отсюда, левее за выступом – трещина, там лестницы.

– Тогда идем, не будем тратить время.

Через час с небольшим Садыка встретил и Фархад.


К приему босса все было готово. Молодые барашки порезаны, мясо замариновано в отборном вине, мангал полыхал жарким пламенем.

Садык с Фархадом поприветствовали друг друга по восточному обычаю.

– Как дела, брат? – спросил узбек.

– Нормально, босс, вот только люди застоялись без настоящего дела. Так и рвутся на выход, резать гяуров, добычу брать, женщин, кайфа!

– Передай им, что недолго им осталось бездействовать. Я – здесь, а значит, скоро и дела начнутся!

Фархад поклонился:

– Я в этом не сомневаюсь, босс!

Садык передал хозяину аула Ленжи свою походную сумку с автоматом, спросил:

– Где мне помыться? С парком, с веничком?

– Ай, Хозяин, крайний дом справа видите? Дымок, что вьется за ним, видите? Баня там, и она давно уже протоплена и готова принять вас. Там и белье свежее, и девочка, привезенная специально для вас братом Резой. Она вам, уверен, доставит немало удовольствия! После бани усталость как рукой снимет! А мы тут пока шашлыком займемся.

– Хоп, Фархад! А Реза в мое отсутствие расскажет тебе о том, что поведал ему я. Это тебе очень интересно будет узнать.

Командир третьего отряда лично проводил Садыка до бани, где их встретил пожилой чеченец.

В предбаннике на скамейке в углу, сжавшись в комок, сидела голая русская девочка лет пятнадцати.

Узбек, строго посмотрев на нее, спросил:

– Ты девственница?

– Да, – прошептала испуганная девочка.

Садык оскалился в кривой ухмылке:

– Это очень хорошо, телочка! Я обожаю девственниц. Иди в парилку, жди меня там!

Обернулся к Фархаду:

– Спасибо за подарок, брат! Знаешь, чем угодить хозяину! Иди!

Он разделся, бросив лохмотья, в которые превратилась одежда после длительного марша, банщику. Приказал:

– Эту рвань сжечь, и принеси быстренько мне кнут!

– Кнут? – удивленно переспросил пожилой чеченец.

– Да, обычный кнут, я неясно выразился? Мне предстоит объездить молодую кобылку, так вот, чтобы она не особо взбрыкивала, мне и нужен кнут. Он сделает ее послушной! Понял? Выполняй, я жду!

Банщик вышел, чтобы тут же вернуться с кнутом. Повертев его в руках, проверив на прочность о скамейку и подмигнув чеченцу, Садык зашел в парную.

Вскоре оттуда послышались дикие крики боли. Кричала девочка. На ней, совершенно невинной, наркоторговец срывал всю накопившуюся за последнее время злость, нещадно исхлестав щупленькое тело, после чего извращенно изнасиловал ее, предварительно выбив рукояткой зубы. Затем, полуживую, всю окровавленную, он отбросил девочку в угол как ненужный хлам и принялся мыться. Он наслаждался паром, слегка бил себя дубовым веником, тут же ополаскиваясь холодной водой.

Закончив «процедуры», вышел в предбанник.

Чеченец, сложив на груди руки, невозмутимо сидел на скамейке.

Садык приказал:

– Убери из парной русскую побитую блядушку, смой кровь и приведи ее в чувство. Отдай джигитам, ее еще можно пару раз как следует поиметь, пока не сдохнет, слабой, сучка, оказалась, в обморок падала, маму звала. Пусть мужчины покажут ей маму!

Банщик покорно вошел в парную, волоком вытащил оттуда бесчувственную девочку, по воле грубой силы, на несколько часов жизни, ровно на столько, сколько ей определил узбек, ставшей женщиной.

Садык же оделся и вышел на улицу, которая встретила его приятной прохладой.

Отбросив кисет с размешанной с табаком анашой, он достал другой, с настоящей дурью из отборных сортов чистой индийской конопли. Забил косяк.

К черту ограничения! Теперь в них не было надобности. Кайф жизни превыше всего. Узбек, сложив ладони так, что удлиненная папироса оказалась между пальцев обеих рук, вдыхая вместе с воздухом густой дым анаши, глубоко затянулся. Голова немного закружилась, тело обрело легкость, усталость ослабла, Садык почувствовал зверский голод.

К нему подошел Реза, произнес:

– Как говорят русские, с легким паром?

Взгляд узбека словно обжег одного из полевых командиров. Наркоторговец прошипел взбешенной коброй:

– Никогда, Реза, слышишь, никогда не повторяй при мне то, что говорят в своих поговорках проклятые неверные!

– Виноват, Хозяин!

– Ладно, что у нас с шашлыком?

– Все готово, босс, мясо греется на углях, прошу на топчан.

Садык взобрался на деревянный настил, покрытый традиционной кошмой, облокотился на подушку.

Поднесли поднос с шампурами.

Фархад спросил:

– Вам снять мясо в чашку-косушку?

– Нет, – ответил узбек, – давай шампуры и больше зелени.

Взяв в руки первый шампур, узбек яростно вгрызся в хорошо прожаренное нежное, горячее, сохранившее запах дыма мясо. Отправил в рот охапку лука, петрушки, чеснока и других горных трав.

Сидящие рядом Реза и Фархад медленно жевали мясо, составляя компанию Хозяину и давая ему насытиться вволю.

После трапезы Садыка проводили в заранее отведенные покои, где тот, наконец, смог спокойно выспаться.

Вместе узбек и полевые командиры вновь собрались в доме Фархада вечером, в девять часов. Им подали зеленый чай, и начался разговор:

– Братья, – обратился к подчиненным Садык, – вы в курсе того, что произошло под Шарусом, где федеральные спецслужбы, коварно напав, уничтожили караван с героином и автоколонну, безжалостно расстреляв, на этом слове я делаю ударение, расстреляв из засады более сотни наших собратьев по общему делу! Мы не будем ломать голову над тем, каким образом русским удалось подготовить нам ловушку. Мы будем думать о другом. О том, как отомстить проклятым гяурам. Реза при встрече у перевала начал говорить о том, что мы имеем возможность вернуть потерянные деньги и нанести существенный ущерб федералам. Он не стал раскрывать тему. Тогда это было преждевременно. Сейчас, Реза, ты можешь сказать все, что хотел сказать ранее. Мы с Фархадом внимательно слушаем тебя.

Реза, поставив пиалу и закурив сигарету, подтвердил:

– Да, мы имеем возможность сделать все то, о чем уже было сказано. Объясню подробнее.

Садык с Фархадом устроились удобнее, готовясь слушать монолог подельника. Тот начал:

– Я уже говорил, что ранее, до событий в Шарусе, отправлял своего человека оценить общую обстановку в Ичкерии. Так вот, он вернулся и сбросил очень интересную информацию, которой сначала я и значения не придал. Да и информация вроде так себе, но… Это если не учитывать уничтожение каравана с колонной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное