Александр Тамоников.

Обет на крови

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

Майор, выслушав командира и сделав необходимые пометки на карте, ответил:

– Учту, командир! Мне до этого придется разобраться еще и с мобильной разведкой «духов». Кстати, трое пассажиров «УАЗа» переоделись в милицейскую форму и, скорей всего, займут позицию у моста. Мне придется уничтожить ее, иначе отделению к аулу не выйти.

Полковник напомнил:

– Не забывай о флангах! О «духах» на перевале и в лагере!

– Их захочешь – не забудешь. Еще одна заноза. Придется маневрировать людьми. В данной обстановке гарантировать пленение Змеелова не могу. Мобильный патруль и наличие лагеря рабов при обсуждении плана действий мы не учитывали. А это ни много ни мало восемь-десять бандитов плюс к отряду самого Камалова.

Командир отряда задумчиво проговорил:

– Ты прав! И еще одну группу тебе в поддержку уже не бросишь! Тот же мобильный патруль не даст незаметно сделать это.

Майор перебил начальника:

– Ну, что об этом, Пал Палыч. Будем работать теми силами, что имеем. Что-нибудь придумаем.

– Ты если что еще придумаешь, не забудь со мной поделиться.

– Обязательно, Первый!

– Тогда до связи.

– До связи.

Закончив переговоры, майор вновь спросил Тараскина:

– Что у нас на равнине?

Прапорщик доложил:

– Все по-прежнему. Ни один овраг, суки, не пропускают. Да что там овраг, балки и те обследуют.

– Ясно!

Майор откинулся на спину, устремив глаза в синее, совершенно безоблачное небо. Сейчас ему надо было быстро скорректировать план захвата или уже, наверное, уничтожения Змеелова с его бандой. И Вадим думал, напряженно думал. Незаметно пролетели еще два часа. Наконец, Гончаров решил, как организовать нейтрализацию отряда боевиков. Вовремя решил. До выхода бандитов на рубеж нахождения группы майора Соловьева оставалось менее часа, а это где-то от трех до пяти километров.

– Факел! Я Таран, прошу, ответь!

Соловьев отозвался немедленно:

– Факел на связи!

– Как дела, Леша?

– Да ничего пока. Видел штурмовики. Что это было? Обычный тренировочный полет или что-то иное?

– Что-то иное. Самолеты работали по нашему заказу.

– Вот как? И что принесли их полеты.

– Разведывательные данные, которыми хочу сейчас с тобой поделиться.

– Я весь внимание, Вадим!

Гончаров довел до командира второй штурмовой группы результаты авиационной разведки:

– Таким образом, Леша, где-то максимум через час основная боевая группа Змеелова в количестве одиннадцати человек, считая главаря, должна пройти через твой рубеж. Задача – пропустить бандитов, попытаться определить, на самом ли деле находится среди них Камалов, и следовать хвостом. У тебя сейчас сколько людей?

– Семь со мной! Восьмого, как ты и приказал, я отправил к Власенко!

– Ясно! Давай направь-ка в том же направлении еще пару бойцов. Они должны форсированным маршем прибыть в распоряжение Власа!

– Понял, но у меня остаются всего четыре человека.

Вадим заметил:

– Это нормально.

Этого хватит. Потому как главной твоей задачей у развилки лесных дорог будет следующее задание...

Гончаров говорил недолго, но Соловьев, с полуслова понимая сослуживца, уяснил замысел Вадима.

Гончаров продолжил:

– Но, Леша, работать начинаешь только по моей команде, что бы ни произошло у тебя на глазах, но, думаю, ничего особенного и не произойдет.

– Принял, выполняю.

– Давай, Леша, и прошу, поаккуратней. Если тебя засекут наемники Змеелова, то я при всем своем желании помочь не смогу.

– Все, я понял. Не волнуйся. Отрабатывай свои цели.

– До связи.

– Давай.

Командир первой штурмовой группы взглянул на равнину.

«УАЗа» на ней видно не было. Майор посмотрел на Тараскина, тот взглядом указал на мост, Гончаров развернулся и увидел внедорожник у моста. Пока Вадим размышлял, лежа на траве, и вел сеанс связи с командиром второй группы, «УАЗ», пройдя равнину, вернулся на исходную позицию.

Майор приказал Тараскину:

– Давай, Тарас, сюда Есаула!

Через несколько минут снайперы были перед командиром. Оглядев подчиненных, майор вызвал прапорщика Гусарова:

– Гусар, я Гончар.

– Слышу тебя, Гончар.

– Где находишься?

– На хребте.

– Куда подевался пятый из числа прибывших к мосту на «УАЗе»?

– Только что прошел вдоль забора усадьбы Камалова. Прощупал лес и возвращается. Скорее всего, к своим подельникам на мост.

– Так! Сопровождай его, пока я не поговорю с Шариповым.

Вадим переключился на заместителя:

– Баскак! Гончар на связи.

– Слушаю тебя.

– Что в лесу делал «чех»?

– О! Он большую работу сделал.

– Что ты имеешь в виду?

– А то, что выставил на одной из сосен «светофор»! Сигнал, как понимаю, для Змеелова.

– Рустам, говори понятней.

– Гость повесил на ствол зеленый лоскут. И тут же отправился обратно. Теперь понял?

– Теперь понял. Слушай, ты уходи по дороге в лагерь рабов на удаление в 50 метров. Но так, чтобы видеть дорогу. Кадета отправляй в противоположную сторону на то же удаление, тем самым прикроешь фланги. Будем ставить капкан на развилке. Я ударю с фронта, ты заблокируешь фланги. Ну а тыл, в случае чего, за Соловьевым. Вопросы?

– Отряд по рабам работает?

– Да. Там всем рулит Влас. Но, думаю, схваткой в лесу и на лужайке дело не закончится. Кое-какие дела нас и в Хатани ждут. Так что, начиная где-то с часа, времечко жаркое нам предстоит.

Капитан резонно заметил:

– Ничего. Живы будем – не помрем.

– Это точно. Все, Рустам, конец связи.

И вновь майор вызвал Гусарова:

– Гусар! Ну что наш лесной путник?

– Вышел к машине.

Гончаров видел это, но спросил не просто так. Ему важно было знать, что и снайпер на склоне контролирует бандита, а с ним и остальных подельников.

Майор приказал:

– Спускайся потихоньку к дороге. Я вижу, на склоне есть что-то наподобие горизонтальной трещины или пещерки.

– Есть такое дело, майор.

– Займи там позицию. Цель – люди из «УАЗа», я подойду со стороны садов. Как только выйдем на расстояние прямого выстрела, обрабатываем объект по жесткой схеме, но беззвучно. Используем «винторезы». Цели распределим дополнительно. Давай, работай!

Майор перевел дыхание. Так, теперь проинструктировать Власа с Дробышевым – и все. Потом начнем потихоньку.

Гончаров вызвал Власенко:

– Влас! Ответь!

– На связи.

– Ты чего такой хмурый?

– А чего веселиться? Недавно из колодцев всех узников на поверхность поднимали, девять человек, среди которых три женщины, молодые, кстати, женщины. Подвели к общему корыту, из которого животных кормят, раком поставили и заставили жрать какую-то баланду. При этом, кто чуть голову поднял, – плетью! Не знаю, как сдержался, чтоб не всадить обойму в черномазых!

– Понимаю тебя, Влас, и прошу успокоиться. Прошу и требую.

– Да спокоен я, командир!

– Скоро к тебе еще двое бойцов Соловьева подойдут, а за ними пяток бандитов. Сколько сейчас охраны на лужайке?

Прапорщик выдержал паузу, видимо, рассматривая объект, затем ответил:

– Не считая тех, что на дороге от развилки, двое.

– Бойцы?

– Чабаны с автоматами!

– Тогда вот что, Петя. Как примешь подмогу Соловьева, одного из спецов отправь к тем двоим бандюкам на дороге. Пусть валит их и выходит по тропе к лужайке с запада. Сам же с двумя парнями рассредоточьтесь вдоль лесного массива так, чтобы одним залпом накрыть и охрану, и группу, что появится с юго-запада. Одним залпом и всех! Бесшумный огонь на полное поражение! Затем зачистка лагеря.

Но Власенко произнес:

– Слушай, Гончар, а может, всех не надо валить? Тут Ахмад один обитает, что заправляет рабами, что-то вроде главного надсмотрщика. Его бы живым взять, а?

– Согласен! Но исключая малейший риск поражения наших бойцов и заложников.

– Понял.

– Все! Дополнительных инструкций и приказа не будет. Действуй самостоятельно, по обстановке.

– Есть, командир!

Голос прапорщика заметно повеселел. Уж что ему подняло настроение, майор не понял, да и некогда было раздумывать об этом. Оставался еще Дробышев.

– Дрога!

– Я, командир!

– Каково от тебя расстояние до «УАЗа»?

– Метров триста, триста пятьдесят.

– Значит, из «ВАЛа» достанешь пассажиров вездехода?

– Не всех. Только тех, что стоят лицом ко мне.

– И то хорошо. Теперь слушай. Мы сейчас обойдем этот «УАЗ» с трех сторон, со склона, от садов и от твоей позиции, разберем цели и мгновенным обстрелом выбьем этих разведчиков Змеелова. После чего ты запихиваешь трупы в салон и поднимаешься к Гусару. Скоро со стороны хребта к склону выйдет группа наемников Камалова. Твоя с Гусаром задача тихо, из тех же «ВАЛов», обстрелять бандитов. И учти, шум на хребте мне не нужен. Он может кардинально изменить обстановку и свести на нет всю нашу работу. Поэтому повторяю. Группу наемников уничтожить гарантированно и бесшумно. Затем Гусара оставишь на стреме, прямо на вершине, сам же спустишься в «зеленку». Далее делаешь следующее...

Командир подробно проинструктировал своего штатного пулеметчика. Тот ответил, что все понял!

Отключив станцию, но не пряча ее в чехол, а повесив на карман из-под магазина автомата, Гончаров подал жестом руки сигнал Тараскину и Карпушину следовать за ним. Пройдя вдоль садов и арыка, не выходя на открытое пространство и хорошо видя перед собой цели – бандитов, которые сгруппировались возле «УАЗа», майор бросил в эфир:

– Гусар, твой тот, что у капота! Дрога, твои двое справа по ходу машины, Тараскин, твой слева сзади, мой справа у обочины, Есаул отдыхаешь, три, два, один, огонь!

Пули из бесшумного оружия спецназа поразили всех пятерых бандитов точно в головы. Надежно и гарантированно уничтожив последних. И тут же на полотно выбежал Дробышев. Как мешки он перекидал еще дергающиеся в конвульсии трупы в «УАЗ», подобрал пулемет и метнулся на склон, где его ждал Гусаров.

Видя, что этот этап акции прошел успешно, Гончаров приказал двум прапорщикам:

– Вниз, в низину, затем под мост, оттуда на подножие склона, по нему в «зеленку». На выход к Шарипову, бегом марш!

Отделение спецназа, состоящее из трех бойцов, рванулось к бетонным опорам моста.

В 14.40 отделение Гончарова вышло на развилку. Шарипов и Серегин подтвердили свой выход на фланги предполагаемого места главного боя. Майор начал тут же ставить задачу своим подчиненным.

– Тарас! В кусты слева, «ВАЛ» к бою! Я займу позицию справа. Есаул, заряжай свой магазинный гранатомет осколочными гранатами и на дерево, ну, скажем, – Вадим осмотрел кроны, – вон на этот дуб. Там тебе будет удобно устроиться. Как пойдут бандиты – цепью ли, в два эшелона или колонной, мы узнаем от Соловьева. По обстановке я и скорректирую цели. А пока готовим позиции и ждем.

Ждать долго не пришлось, на связь вышел командир второй штурмовой группы:

– Таран! Я Факел!

– Слушаю тебя, Леша!

– Прошла банда, одиннадцать человек, Камалов среди них!

– Точно?

– Отвечаю! Идет цепью шириной метров пятьдесят. Змеелов посередине. Ты узнаешь его. Впереди один дозорный! Начал преследование, жду указаний на применение.

– Они таковы: разводишь людей справа и слева от дороги. При подходе к развилке я произвожу обстрел дозорного и ближайших охранников Змеелова, ты кладешь крайних бандитов. Одно учти крепко: на рубеже дороги, уходящей к лагерю рабов, во флангах находятся Шарипов с Серегиным. Не выйди на линию их огня. Но, думаю, ты и до рубежа успеешь обработать цели. Это все, больше уточнения не будет, дополнительного приказа тоже, ну, если только ситуация не изменится кардинально, тогда я скорректирую действия сводной группы. Вопросы, Леша?

– Нет вопросов, Вадим!

– Удачи нам всем! Отбой!

Боевики обходящей аул с запада группы вышли на перевал в 15.20. Они тут же перевалили за хребет так, чтобы увидеть мост. Увидели. И мост, и стоящий рядом «УАЗ». Вот только подельников возле машины не было. Но жаркое солнце светило немного со спины, и группа разведки могла укрыться от его лучей в кустах подножия перевала. Бандиты цепью начали спускаться по склону, позволив Гусарову и Дробышеву зайти им за спины. Две короткие бесшумные очереди уничтожили боевиков мгновенно. Их тела покатились вниз к дороге. Закинув за спину автомат и подхватив пулемет, Дробышев приказал напарнику:

– Гусар, проверь «чехов», всех ли замочили, и держи позицию на самой верхушке. Я в «зеленку».

– Давай!

Дробышев начал спуск. Но он не успел. У развилки все решилось до его прибытия и без его участия.

Дозорный головного отряда Змеелова появился как по расписанию, в 15.30. Он прошел к сосне, сорвал зеленый лоскут грубой материи, извлек из поясного чехла радиостанцию, доложил что-то своему командиру. Сам вышел на развилку, хищно озираясь по сторонам. Это был славянин, здоровый и рыжий: на руках, державших автомат, наколки. Видать, парень имел удовольствие познакомиться с зоной. Вот только что его в наемники привело? Жажда денег и легкой наживы в виде пленных или пленниц, с которыми можно делать все, что угодно? Или новое преступление, после которого пришлось бежать куда глаза глядят, а точнее, сюда, в горы, к мятежным и вороватым чеченам? Все может быть. Да и не важна причина, почему этот верзила оказался в рядах наемников, убивающих собственных соплеменников. Важнее то, что просто наемник, человек вне закона! И судьба его предрешена. Еще можно говорить с теми, кто воюет, пусть и за утопическую, но идею и воюет с вооруженным врагом, а не с беззащитными людьми, уничтожая их взрывами, пытками, расстрелами. С этими подонками у спецназа один и очень короткий разговор – пуля в лоб, и никаких никому не нужных базаров.

Верзила, по-прежнему озираясь, ждал. Ждал подхода основных сил. И боевики появились. Шли они, как и докладывал Соловьев, цепью, соблюдая интервал между собой в 5 метров. Гончаров подумал: что-то сегодня немного оплошал Змеелов. Расслабился. Обычно он поступал хитрее, сегодня же, несмотря на все маневры людьми, он действовал прямолинейно. Для него, конечно, прямолинейно! Лично Гончаров нисколько не удивился бы тому, если бы Змеелова среди банды не оказалось вообще. А вынырнул бы он откуда-нибудь из ущелья под утро, когда полностью прояснилась бы вся обстановка. Но сегодня Камалов шел вместе с бойцами охранения, чем совершил, возможно, единственную грубейшую ошибку в своей бандитской карьере. А спецназ таких ошибок не прощает.

Вадим посмотрел на крону дерева, где угнездился гранатометчик, показал ему правый фланг, разжав кулак, вернее большой, указательный и средний палец, что означало, открыть огонь по трем боевикам, шедшим слева от Камалова, которого узнали все бойцы заградительного отделения. И далее, командир махнул рукой вправо, приказывая в дальнейшем перевести огонь глубже в лес по цепи бандитов. Есаул кивнул головой, подтвердив, что приказ принял, и навел свой помповый «ГМ-94» на боевиков. Сам же Гончаров взял на прицел Камалова, опустив глушитель «ВАЛа» на ноги главарю. Бросил в эфир:

– Внимание, огонь!

И выстрелил первым. Слева от упавшего и взвывшего от боли главаря банды вздыбились взрывы осколочных гранат, выпущенных Есаулом.

Рядом заработало оружие Тараскина. Первая пуля досталась рыжеволосому верзиле, вторая ушла левее. Но Тарасу мешали кусты, и бандиты залегли, что не спасло их жизнь. Сзади появилась группа Соловьева. И если на левом по ходу их движения фланге Есаул оставил спецов без работы, то справа они нашли цели. Бандиты никак не ожидали выхода противника с тыла и не успели произвести ни единого выстрела. Бесшумные автоматы спецназа заставили навсегда уткнуться их в горную траву. И все же один боевик, щуплый, но крепкий, не попавший под осколки разрывов гранатомета Есаула и пули автоматов бойцов Соловьева, вырвался из капкана и побежал в лес. Он бежал, петляя между деревьев, как заяц, ожидая выстрела сзади, но смерть ждала его впереди. Смерть в виде прапорщика Серегина, предусмотрительно отведенного Гончаровым во фланг засады. Корнет видел искаженную страхом физиономию наемника и то, как петлял он, тоже видел. Видел и ждал, стоя за широким стволом дерева. И когда до наемника оставались считаные метры, прапорщик вышел из-за укрытия. Увидев спецназовца, наемник, бросив оружие, издал звериный вопль. Серегин выстрелил ему прямо в открытый, перекошенный ужасом рот. Пуля отбросила тело наемника на спину, раскроив череп. Прапорщик подошел к бандиту. Тело того дергалось. Серегин сплюнул себе под ноги, проговорив:

– Добегался, козел горный? Заработал денег? Теперь лежи тут до появления шакалов. У них сегодня праздник намечается! Сука немытая!

Обойдя труп, снайпер двинулся к развилке, где посереди дороги в окружении спецназовцев корчился от боли Али Камалов. Гончаров нагнулся над ним:

– Ну что, урод, взяли-таки тебя живым? Взяли! Чего зубами скрипишь? Больно? А тем, над кем ты издевался, отрубая руки и ноги, вспарывая животы, выжигая глаза и вырывая язык, не больно было? Эх, тварь, если бы не приказ, я б тебя лично на куски прямо здесь разделал бы. Но... не могу. Приказано доставить живым! Хотя тебе все одно долго не жить! Сам понимаешь, лишь до изолятора, а там зэки тебе сами свой приговор вынесут, и им на кодексы наплевать. У них свой кодекс!

Майор приказал:

– Окажите этому ублюдку помощь!

И повернувшись к Соловьеву, сказал:

– Леш! Ты сооруди здесь носилки, да выноси его с парнями своей группы по этой дороге на лужайку, а мы поспешим вперед. Там еще работа у Власа. Поможем ему!

Соловьев согласно кивнул головой:

– Давай, Вадим! Мы здесь не задержимся! Да, а ты всех своих от аула убрал?

Гончаров, вспомнив о Гусарове, выругался:

– Вот черт, этот блядский Змеелов совсем с толку сбил. Баскак!

Шарипов, ранее также подошедший к месту главного боя, откликнулся:

– Я, командир!

– Слушай, Рустам! Отзови Гусарова с перевала! Пусть пулей летит сюда и дальше движется с группой майора Соловьева.

– Понял, отзываю!

– Ну а мы пошли! Вперед, ребята, Баскак догонит.

Разбившись на две колонны, первая штурмовая группа начала марш к лужайке, откуда вдруг вспорола нависшую над лесным массивом тишину, длинная автоматная очередь. Так как спецназ имел бесшумное оружие, эту очередь мог дать только боевик. Почему Влас позволил бандитам огрызнуться? Или это и для прапорщика явилось сюрпризом? Ладно, скоро все узнаем. Лишь бы этой очередью не задело кого из ребят или заложников. Остальное уже пустяки!

А события в лагере рабов развивались практически параллельно акциям у развилки и на хребте. Получив приказ командира штурмовой группы на уничтожение поста на дороге и приняв еще двух бойцов из группы майора Соловьева, прапорщик Власенко отправил на ликвидацию передового дозора «духов» прапорщика Комарова. Комар был опытным бойцом, не первый год служившим в спецназе и имевшим на своем счету не один десяток боевых выходов. Задал несколько уточняющих вопросов и, проверив свой бесшумный «ВАЛ», ушел в лес, направившись в обход лужайки со стороны аула. Шел он быстро, но осторожно, и уже через семнадцать минут вышел к цели. Вернее, он увидел бородачей, сидевших на обочине дороги в тени густых кустов. Боевики о чем-то лениво переговаривались. Прапорщик поднял автомат и собрался выйти из укрытия, но справа из леса раздались хлопки разрыва осколочных гранат магазинного гранатомета. Комаров понял, что силы сводной штурмовой группы провели атаку на основную часть банды. Эти хлопки заставили боевиков вскочить на ноги. Ненадолго, на доли секунды, которые потребовалось прапорщику-спецназовцу, чтобы уложить боевиков. Он осмотрел трупы, привел в негодность их оружие и сообщил в эфир:

– Влас! Я Комар! У меня порядок!

– Хорошо! Выдвигайся к лагерю, не выходя на лужайку. Займи позицию контроля над всем северо-восточным сектором, не допуская возможного прорыва каких-либо сил боевиков со стороны аула. На тебе и западная сторона барака, а также западный сектор, если выдвигающаяся к нам группа Змеелова пойдет стороной леса. Понял меня?

– Слишком заумно, но понял!

Власенко предупредил:

– Да! И учти, что с тыла по дороге сюда могут подойти ребята моей группы. Смотри, не ухлопай кого!

– Учту, командир, все учту! Занимайся своей работой!

– Давай!

Отключив рацию, Власенко вновь осмотрел лагерь. Хлопки от разрывов зарядов магазинного гранатомета были слышны и здесь, но у охраны барака и колодцев никаких эмоций не вызвали. Или не услышали их, что было маловероятно, или приняли их за все, что угодно, кроме разрывов гранат. Данное предположение более смахивало на действительность. Переведя бинокль на западную окраину лесного массива, Власенко неожиданно увидел в кустах вымазанную специальной краской и почти незаметную среди растительности физиономию, что заставило командира сводного отделения непроизвольно воскликнуть:

– Вот бля! А это что за чудо?

Он внимательно осмотрел полосу кустарника, в которой и красовалась эта раскрашенная под индейца или киношного крутого спецназовца физиономия. Заметил легкое движение в зарослях:

– Ба! Да это гости от господина Камалова к нам пожаловали! И осматривают местность, изучая обстановку! Что ж, добро пожаловать, обезьяны! Милости просим на лужайку! Прямо к бараку. И, пожалуйста, не по одному, а всем скопом. Встречать, так встречать, всех разом. Ну, голубчики, чего притихли в «зеленке», или что-то пугает вас?

Словно услышав зов прапорщика, боевики вышли на открытое пространство. Все они были раскрашены, как и тот, кого первым увидел Власенко, все были облачены в камуфлированные костюмы и имели при себе автоматы Калашникова.

Прапорщик при их виде усмехнулся:

– Тоже мне крутые парни из «зеленых беретов».

И передал по цепи своих бойцов:

– Ребята! Основную группу противника видим?

Ему ответили утвердительно.

– Тогда валим всех, к едрене фене! Три, два, один, огонь!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное