Александр Тамоников.

Обет на крови

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Пост стационарный?

– Нет! Просто сидят два урюка с автоматами на обочине и пыхтят анашой. Но урюки, облаченные в боевую камуфлированную форму.

Майор задумался. Дорога становилась все более странной, она проходила по лесу на удалении в пятьсот метров от селения и параллельно аулу. И была охраняема! Какая-то непонятка! Надо решить этот ребус до начала активных действий спецназа. Оставлять во фланге сюрприз группа не имела права. Необходимо прокачивать ситуацию.

– Влас! Обойти пост можешь?

– Легко. Так же, как и снять его.

– А вот этого не надо. Обходи «духов» и следуй дальше, но уже предельно осторожно, по-боевому, видимо, ты входишь в какую-то секретную зону. Мы должны знать, что это за зона и, главное, какую угрозу для нашей основной работы представляет. Понял меня?

– Понял, не маленький!

– Ни пуха!

Прапорщик с превеликим удовольствием послал Гончарова к черту.

Он обошел пост и оказался в кустах, которые своеобразным растительным забором окружали обширную обитаемую лужайку. Здесь в четырех местах по периметру на деревьях горели прожектора. Линия электропередачи была подведена от аула, именно туда уходил толстый кабель. На лужайке стоял барак. Небольшой, больше похожий на двухквартирный дом с плоской крышей, на которой находился охранник. Этот не в военной форме. В халате, но с автоматом «АК-74». Слева от барака виднелись какие-то закрытые плетеными крышками колодцы. Всего их прапорщик насчитал пять штук. Но они могли быть и за бараком, и справа от него, за невысокой, но все же скрывающей часть лужайки каменной грядой, похожей на развернутую челюсть акулы, так как камни торчали зубцами.

Прапорщик проговорил:

– Ни хрена себе! Это еще что за дела?

Он еще раз внимательно осмотрел лужайку. И слева, в стороне от барака, в лесном массиве заметил прореху, в которую отходила еще одна грунтовая дорога. Или это было продолжение первой? Но нет. Отходящая от лужайки тропа заросла травой, и колея в ней еле угадывалась, что говорило о том, что ею, как и грунтовкой на Шуни, неизвестные «духи» или местные жители пользовались редко.

Устроив позицию наблюдения, прапорщик Власенко вызвал Гончарова и доложил тому о находке. Майор воскликнул:

– Говорил же, чувствует сердце, что неспроста в лесу пробита эта грунтовка, неспроста! Так, Влас, значит, видишь барак, колодцы и уходящую на восток заросшую дорогу?

Прапорщик уточнил:

– Не на восток, а на северо-восток, возможно, на трассу Гали – Хатани.

Командир группы чертыхнулся:

– Вот бляха-муха, и опять на карте ничего!

Власенко подсказал:

– Значит, всю эту порнуху «чехи» устроили недавно.

Майор согласился:

– Да, скорее всего, так! Сколько человек охраны видишь?

– Человека ни одного, а вот «духов» двое, один на крыше барака, другой возле колодцев, плюс те, что на дороге! Возможно, кто-то есть за бараком и на отходящей тропе. В общем, охрана «лужайки» составляет от четырех до шести-восьми рыл! Вооружены «АК-74».

– Что же они охраняют, Влас?

– Я бы тоже не прочь знать это!

– Надо узнать!

– Кто бы спорил! Попробую, благо местность вроде позволяет.

– А не засветишься?

– Постараюсь!

– Удачи тебе, и в случае чего сразу в лес! Отход в сторону рубежа наблюдения Соловьева.

– Понял! Но ты на быстрые результаты особо не рассчитывай.

Здесь, прежде чем работать, прокачать ситуацию крепко надо!

– Я тебя не тороплю!

– И на этом еще раз спасибо! Все, конец связи, Гончар.

– Конец, Влас!

Прапорщик, еще раз осмотрев лужайку, решил ползком сблизиться с каменной грядой, благо до нее вела заросшая неглубокая, но способная скрыть разведчика то ли траншея, то ли канава. Нужного рубежа он достиг без проблем. Из-за гряды выглянул на пространство, ранее невидимое, и увидел стоящий за бараком милицейский «УАЗ».

Во как? А менты тут откуда? Хотя внедорожник вполне мог использоваться и бандитами. Так, куда теперь дальше? К лесу, да обойти всю лужайку? Да, так и следует поступить. Он уже сделал движение в сторону, как открывшаяся в бараке дверь заставила его остановиться. Из лесного домика вышли трое. Двое в милицейской форме, один постарше, со звездами майора на погонах, другой помоложе, сержант. С ними бородач в камуфлированной форме. Ничего не скажешь, весьма интересное трио. Чеченцы разговаривали между собой на своем языке, громко. Власенко понимал разговор. Бородач в камуфляже обратился к майору:

– Идем, выберешь девочек?

– Да, пойдем! То, что следовало, обговорили, пора и домой!

– Не опасаешься, твое начальство или верные ему люди узнают о рабах?

– Э, дорогой Ахмад, я сам себе начальник, а подчиненные мои верные псы.

Бородач укоризненно покачал головой:

– Не переоценивай свои силы, брат.

– Я ничего не переоцениваю! И вообще, мне кажется, мы говорим о чем-то совершенно ненужном. Ты получил партию рабов, заметь, хороших рабов, я беру свою долю!

– Никто с этим не спорит, но уж слишком часто ты стал забирать баб. Мужики, ладно, их перепродаешь и концы в воду, но баб, насколько мне известно, ты оставляешь для себя! Ты что, убиваешь их после того, как пару раз поимеешь?

Чеченский мент рассмеялся:

– Нет, дорогой, я их не убиваю! Они сами подыхают, не выдерживая страсти настоящего горца!

– Куда деваешь трупы?

– Тебе интересно это знать?

– Мне нет, но прибудет Змеелов, он обязательно задаст тебе этот вопрос, как ему ответишь?

– Никак! Перепродаю дам вместе с кавалерами. Он же не будет копаться у меня на винограднике? А именно там, в бетонном бункере, я и держу своих красавиц. Отдельно. Мертвых и живых!

– Ну, смотри! Я, конечно, ничего о твоих делах не знаю и знать не могу, но с Али будь осторожен. Пронюхает про твои забавы, самого в бункер подыхать отправит.

И вновь майор лишь ощерился в хищной улыбке:

– Ничего! Для чего тогда мы воюем, если не для того, чтобы жить так, как хотим? И хватит разговоров, Ахмад, веди к бабам.

Троица прошла за сарай. Прапорщику пришлось сменить позицию, чтобы видеть, куда пошли бандиты. А прошли они до тех самых колодцев.

Ахмад указал на вторую яму:

– Тут сучки из последней партии!

Майор приказал сержанту:

– Казбек, открой эту крышку, всех наверх!

Младший милиционер бросился выполнять приказ начальника. Спустя несколько минут возле раскрытого колодца стояли четыре женщины. Все они были славянками. Одна молоденькая, светленькая, лет шестнадцати, трое лет под тридцать, стройные и также светлоголовые. Видимо, Ахмад с продажным майором охотились исключительно за блондинками. Старший мент указал на самую молоденькую и ту, что была повыше других:

– Я забираю этих! Казбек, наручники и мешки на головы, да пасти им заклей!

– Сделаю, господин!

Сержант суетился шестеркой, а у прапорщика Власенко все кипело внутри от ярости. Но он ничего не мог сделать. Просто не имел права помочь узникам, хотя свободно мог отбить их у бандитов. От бессилия он только заскрежетал зубами, стараясь как можно лучше запомнить физиономии работорговцев.

Тем временем, спеленав женщин, сержант отвел их в «УАЗ». Из другой ямы вытащили двух парней в изодранной форме армейских солдат. По возрасту было видно, что это контрактники. Их также, сцепив наручниками и закрыв головы холщовыми мешками, затолкали на заднее сиденье «УАЗа».

Ахмад, кивнув на контрактников, спросил майора:

– Ты уже нашел на них покупателя?

– Да! Один мой старый друг брата недавно в Грозном потерял. Накрыли проклятые неверные его тайную квартиру. В ней же и убили. Так вот теперь друг горит жаждой мести. Ему контрактники нужны для казни. Публичной казни у могилы брата. Я запросил хорошую цену, он не торговался. Сделкой довольны все!

– Хоп, Мовлади! Месть святое дело, но с бабами будь все же осторожней. Не играй с огнем, особенно если этот огонь разжег Змеелов!

– Ну, хватит меня учить, Ахмад, а? Сам знаю, что делаю. До прибытия Али рабов не трону. Подожду.

– Разумное решение.

Чеченец-майор потянулся:

– Поехал я, Ахмад! Спасибо за прием, приезжай и ты ко мне. Встречу в лучших традициях!

– Если позволят обстоятельства, обязательно приеду! Да, как ты ночью-то блокпост русских с таким грузом пройдешь?

– Пройду! Да и к Хатани я подъеду, когда уже светло будет. А для блокпоста у меня пропуск имеется. Документ из штаба ОГВ! Не халам-балам местный!

– Тогда в путь, Мовлади, да поможет тебе Аллах!

– Спасибо, брат! Пусть и тебя хранит всевышний. Как мои люди наберут очередную партию рабов, я сообщу тебе. От этих теперь можешь избавляться потихоньку.

– После визита Змеелова. Только после этого.

– Твое дело. До встречи, брат!

– До встречи!

Чеченцы обнялись, и майор направился к «УАЗу». Там уже находился сержант. Он угодливо открыл дверку перед своим начальником-хозяином. Затем запрыгнул на место водителя, и внедорожник пошел к прорехе в лесу, на ту самую, отходящую от лужайки, ведущую, как выяснилось, в Хатани дорогу.

Бородач же вернулся в сарай. На лужайке все стихло. Погасли и прожекторы. Но часовые остались на местах. Женщин, которыми пренебрег продажный мент, спустили в яму, колодцы накрыли решетками. Все стихло.

Прапорщик Власенко, с силой ударив кулаком по земле, выругался:

– Суки бородатые! Чмошники стовосьмые! Ну, блядь, будет вам бизнес, дайте только добраться до вас!

Он вызвал командира группы и доложил о том, чему только что стал невольным свидетелем.

Гончаров принимал решение быстро, приказав:

– Перейди к дороге, уходящей на Хатани, и заблокируй ее! И жди поддержку. Я отправлю к тебе одного бойца группы Соловьева. Придется вместе со Змееловом обрабатывать и этот лагерь содержания рабов. Там могут услышать шум боя при захвате Камалова и постараться убрать следы, твоя задача как старшего боевой двойки не допустить этого, ну и ударить в тыл боевикам, когда мы группами выйдем на этот лагерь. Хотя задача может и измениться. Я должен все согласовать с Морозовым. Но пока действуем так! Понял?

– Понял! Насчет действия понял. Не понял другого, почему эти твари, служа в федеральных структурах, свободно и почти открыто торгуют людьми? Почему, Гончар?

Но майор проигнорировал вопрос подчиненного, спросив сам:

– Ты «ментов» хорошо запомнил?

– Очень хорошо!

– Вот и отлично! А сейчас успокойся и делай то, что приказано!

– Но они, майор, женщин наших, после того как изнасилуют, убивают, словно скот какой-то!

Гончаров повысил голос:

– Я сказал, успокойся! Эмоции в сторону! Работай в указанном режиме. У тебя с оружием как?

– Пистолет и две обоймы. Но это ерунда, я у «духов» отберу автоматы!

– Нет, так дело не пойдет! Боец Соловьева доставит тебе автомат и боеприпасы! Вопросы ко мне?

– С «чехами» работаем завтра?

– Завтра, двадцать второго июня.

– Хороший для этого день выбрали.

– Это не мы, это Змеелов его выбрал.

– Что ж, достаточно символично.

– Успокоился?

– Да.

– Тогда начинай перемещение к отходящей дороге. Боец Соловьева будет у тебя часа через два. Через час включи радиомаяк, чтобы он не плутал в лесу.

– Понял.

– Отбой, Влас!

– Давай, командир!

Глава 3

Утро 22-го июня. 8.00. Майора Гончарова вызвал командир отряда:

– Гончар! Доброе утро, Первый!

– Доброе, полковник!

– Как обстановка?

– С изменениями!

– Да? И в чем они заключаются?

Командир группы доложил Морозову все, что стало известно в результате ночного разведывательного рейда прапорщика Власенко. Полковник ненадолго задумался, видимо, анализируя полученную информацию, затем произнес:

– Значит, лагерь с рабами?

– Так точно, Первый!

– И прямое участие в работорговле милицейского чина из Хатани?

– Да! Придется, полковник, нам и в Хатани цель отрабатывать! Про лесной лагерь я и не говорю, это само собой разумеется.

Морозов вздохнул:

– Придется! Да, неплохой сюрприз ты мне с утра сбросил! Но ладно, мы здесь, в штабе, обмозгуем ситуацию по майору-оборотню, ты же прими к сведению следующее. По данным разведки в 7.30 из селения Шуни в лес ушла колонна, состоящая из одного «ГАЗ-66» и легковой «Нивы». Кто двинулся в сторону Аласхана, думаю, говорить не надо!

– Не надо! «Хвост» к колонне прицепить не удалось?

– Нет! Некого было цеплять, Вадим! Не раскрывать же разведчика!

– Ясно! И теперь мы не знаем, каким образом Змеелов задумал выход к своему родовому гнезду, но то, что так колонной и пойдет до усадьбы, очень и очень маловероятно. Скорее всего, где-то разделит свое войско и запустит его в обход аула. Где он это сделает? Да где угодно. И это плохо! Слушайте, Пал Палыч, а воздушную разведку лесного массива провести нельзя?

– Чтобы спугнуть Змеелова?

– Да нет! Провести так, чтобы не спугнуть!

– И как ты это себе представляешь?

Майор ночью обдумывал этот вариант разведки, поэтому ответил сразу:

– «Вертушки» пускать нельзя! Они действительно только спугнут осторожного Камалова, а вот пролет над лесом пары штурмовиков не должен встревожить бандитов.

– И что увидят пилоты штурмовиков с их-то скоростью? Сплошное зеленое море, которое очень быстро оборвется, смешавших с горами?

Гончаров согласился:

– Пилоты не увидят ничего, это однозначно, но на сами «Су-25» можно установить видеоаппаратуру, которая заснимет массив. Она же и определит, движется колонна или стоит на месте.

Полковник вновь задумался. Через секунду переспросил:

– Штурмовики, говоришь?

– Ну да! И разведывательная аппаратура в любом авиаполку имеется!

– Что ж! Мысль дельная. Сейчас попробую выйти на командование ВВС ОГВ. Ты же продолжай работу в прежнем режиме, обо всех изменениях в обстановке немедленно докладывая мне!

– Принял, командир!

– Давай! О результатах переговоров с летунами я тебе сообщу, конец связи!

Полковник отключился, Гончаров осмотрел через бинокль оживший аул. На крики муэдзина с минарета майор никакого внимания не обращал. Тот кричал со своей колокольни через строго определенное время, призывая правоверных к очередной молитве. Данное обстоятельство не интересовало командира штурмовой группы. Принято у мусульман молиться (через каждые два часа), пусть молятся. Это их право. Веру людей, независимо от того, к кому она относится, к Христу ли, к Аллаху или Будде, следует уважать. Вера – великое дело, без нее нельзя. Опустив бинокль, майор решил отползти в овраг – покурить, но провибрировала его радиостанция. Пришлось ответить:

– Гончар на связи!

– Я Гусар!

– Что тебе, Гусар?

– Взгляни на аул, командир!

Майор поднял бинокль, вновь поднес оптику к глазам и увидел, как по дальней от него улочке, по той, на краю которой находился дом Камалова, медленно движется армейский «УАЗ». Вадим спросил прапорщика:

– Машина с номерами?

– Нет! Внутри человек пять! Я их через прицел и лобовые стекла вижу. Все в гражданке, но с автоматами!

Гончаров приказал:

– Переместись на вершину, чтобы видеть их и дальше!

Гусаров ответил:

– Уже переместился!

– Молодец!

Майор вызвал Дробышева:

– Дрога!

– Я!

– «УАЗ» в ауле видишь?

– Конечно, я его еще от мечети засек!

– Хорошо. Если он пойдет по трассе в ущелье, люди из вездехода тебя не заметят?

– Нет!

– Уверен?

– Уверен!

– Добро! Следи за гостями!

– Слежу!

Отключившись, Гончаров переместился ближе к обрыву низины и укрылся за глиняным валуном, обратив все свое внимание на внезапно появившийся внедорожник. Тот подошел к усадьбе Змеелова, притормозил, но не остановился. Из ворот на улицу никто не вышел. «УАЗ» проследовал по дороге до моста. И тут встал. Ненадолго, лишь для того, чтобы высадить одного человека. Человек был без оружия, а Гусаров докладывал о том, что пассажиры внедорожника вооружены. Оставил ствол в машине? Да, получается, оставил. «УАЗ» между тем проехал мост и вновь остановился. Из него вышел второй, также безоружный человек в обычной гражданской одежде. Почему старший машины их сразу обоих не высадил? Расстояние-то между остановками равнялось длине моста. Но это дело старшего. Внедорожник пошел в ущелье, а люди, оставленные у моста, разошлись. Первый начал подъем на склон, второй спустился в низину. Гончаров вызвал Гусарова, чтобы предупредить о поднимающемся неизвестном, но прапорщик видел и контролировал того. Вадим перевел бинокль на гостя, что спустился в низину. Этот чеченец извлек из-за пазухи бинокль и начал внимательно и неторопливо осматривать потрескавшееся дно естественного водосборника, пересохшего в это время года. Закончив осмотр, чеченец прошел под мост.

Прапорщик Тараскин, сместившийся к командиру, произнес:

– Никак, майор, «чехи» разведку проводят!

– Рановато что-то!

– Почему? Знают, суки, что если спецназ выйдет на Аласхан, то заранее, опережая действия боевиков. Вот и ищут наши следы!

– Пусть ищут.

Человек, осмотревший пространство под мостом, поднялся на дорожное полотно, поднес ко рту рацию, что-то сообщил в эфир, затем перешел дорогу и устроился на бордюрном камне, лежащем на обочине. Закурил.

Подал голос и Гусаров, сообщив, что чечен, поднявшийся на склон, миновал позицию прапорщика и начал спуск к лесной дороге. Гончаров предупредил о возможном госте капитана Шарипова с прапорщиком Серегиным. Заместитель командира группы доложил, что к встрече гостя готов.

В это время самого Гончарова вызвал командир отряда:

– Все в порядке, Гончар! Договорился с летчиками. С минуты на минуту ожидай пролета звена штурмовиков с севера на юг! Результат разведки позже, после того как пилоты передадут картинку на наш компьютер! Что у тебя нового?

– Похоже, люди, связанные со Змееловом, проводят первичную разведку местности вокруг аула.

И майор поведал Морозову о движениях неизвестного вездехода и тех людей, которые высадились из него у моста.

Спросил в свою очередь:

– По майору-менту из Хатани работа проводится?

– Проводится. Потребуется идентификация личности. Майоров в поселке трое, надо точно вычислить того, кто был в лагере рабов!

– Влас его запомнил. Его и сопровождавшего сержанта. При необходимости прапорщик подробно опишет наших клиентов.

– Хорошо. Но это позже. Сейчас главное – выполнение задачи по Змеелову!

– Это и коню понятно! Извините!

– Ничего. Работай, Гончар!

Как только майор отложил в сторону специальную радиостанцию для связи с отрядом, над равниной и далее, уходя за аул и «зеленку», гремя реактивными двигателями, на средней скорости прошли три штурмовика «Су-25». И в это время из ущелья вынырнул уже знакомый «УАЗ». Он встал у моста. Его пассажиры видели пролет самолетов, вот только какие сделали из этого выводы, неизвестно. Возможно, из кабины старший машины и связался с Камаловым. Но тот и без доклада сам должен был заметить штурмовики. «УАЗ» съехал на обочину. Через минуту из него вышли трое. Все облачены в форму милиционеров и имели на груди автоматы. Коротко о чем-то посоветовавшись, водитель занял свое место. Рядом с ним сел чечен, ранее обследовавший низину и пространство под мостом. И машина, резко взяв влево, пошла вдоль обрыва низины, прямо на позицию прапорщика Дробышева.

Майор, видя это, воскликнул:

– Черт! Так они Дрогу раздавят!

Но «УАЗ», не доезжая до куста, за которым в лощине прятался пулеметчик, взял левее, объезжая препятствие, и пошел далее на равнину.

Гончаров облегченно вздохнул. И приказал Тараскину следить за внедорожником. Сам же вызвал Дробышева:

– Дрога?

– Я, командир!

– В штаны не наложил?

– С чего бы это?

– Так «УАЗ» прямо на тебя пошел!

– Ну и что? Я же в лощине, ну, прошел бы надо мной!

– А если колесами и в низину?

– Ну, тогда в отряде цинк готовили бы! Стрелять же по нему я не мог?

– Не мог!

– Тогда, что об этом говорить? Пронесло, значит, пронесло!

Майор поинтересовался:

– Если вездеход будет возвращаться прежним маршрутом, не заметит тебя?

– Нет! Но, скорее всего, объехав балки и овраги равнины, «УАЗ» зайдет с восточной окраины аула или пройдется вдоль вашего арыка. Так что вы там тоже не зевайте.

Гончаров бросил:

– О себе думай, советчик. Оборзели спецы, уже открыто командира учат. Я вот вас после операции вздрючу, слабинку почувствовали.

Зная добродушный, но и жесткий, когда это требуется, характер командира, Дробышев попытался оправдаться:

– Да я только предупредить об опасности хотел!

– Считай, предупредил, следи за обстановкой. Конец связи.

Командир группы повернулся к Тараскину:

– Ну что у нас «УАЗ» на равнине делает?

Прапорщик ответил коротко:

– Объезжает!

– Смотри за ним.

Сам же наконец спустился в овраг, где с удовольствием выкурил сразу две сигареты подряд. Вторая под конец пошла туго, вызвав тошноту, но это и надо было майору, теперь часа два на табак он и смотреть не сможет.

Вернувшись на позицию, Вадим посмотрел на часы: 10.23. Да, быстро летит время. Так скоро и отряд Змеелова объявится, а штурмовые группы к его перехвату не готовы. И не могут подготовиться, пока неизвестные вооруженные лица, частью замаскировавшиеся под местных милиционеров, проводят разведку местности вокруг аула. Наверняка у старшего имеется прямая связь с Камаловым. Атакуй этот дозор, и Змеелов, тут же, почувствовав опасность, растворится в лесном массиве. Нет, людей с «УАЗа» пока трогать нельзя. Надо дождаться, когда они доложат Камалову о результатах разведки. Черт, не нравится Гончарову подобная карусель.

В 11.05 прошел вызов из отряда:

– Гончар! Я Первый!

Вадим ответил:

– Слушаю вас, Первый!

– Получил результаты авиационной разведки. Пилоты вовремя совершили облет территории. Минутами раньше или позже мы никаких существенных результатов не получили бы. Но случай помог. В общем, обстановка такова, «ГАЗ-66» и «Нива» замечены в тридцати километрах от Шуни, а значит, в двадцати до Аласхана. Машины стоят. А вот в небольшом удалении от колонны зафиксированы четыре отдельно взятые группы. В трех – пять человек, в одной – шесть! Змеелов, скорей всего, и является этим шестым! Также на снимках четко видны направления выдвижения этих групп. Одна идет строго на северо-восток, я предполагаю, к лагерю рабов, а возможно, на восточную окраину селения. Еще одна уходит на северо-запад, думаю, на перевал. Судя по всему, бандиты только начали марш, а значит, до рубежа раннего обнаружения майора Соловьева им предстоит пройти пятнадцать километров, это, как минимум, четыре часа хода, но на Соловья выйдут только две центральные группы, две фланговые обойдут его. Учти это обстоятельство при принятии решения на штурм!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное