Александр Тамоников.

Найти и уничтожить

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

Климов повысил голос:

– Ты базар свой прекращай! Либо заканчиваем беседу, либо начинаем сеанс. Другого выхода для тебя, Леша, не предусмотрено! Мне звонить помощнику или звать жену?

– Зови Вальку, будь она трижды проклята!

Александр позвал Валентину Николаевну.

Алексей Павлович поклялся перед ней, что перестает пить и бить ее.

Валентина, выслушав мужа, спросила Климова:

– А если он нарушит клятву?

– Не думаю, что он это сделает, но уж коли сорвется, пусть пеняет на себя! Ну вот и все, братишка! Моя работа на этом этапе завершена. Теперь ваша жизнь и отношения в семье – в ваших руках. Мы будем наблюдать за вашим поведением, только не спрашивайте, кто это «мы»? На этот вопрос я вам не отвечу. Но не советую принимать наш сегодняшний разговор за банальный розыгрыш. Все очень серьезно! Валентина Николаевна, позвоните мне где-то через месяц, сообщите о своей жизни, а сейчас проводите до дверей.

В прихожей, одевшись, Климов попрощался с женщиной:

– Все у вас будет нормально!

– Ох, дал бы бог!

Александр ушел.

А через месяц, когда он уже забыл о том анекдотичном случае, позвонила Валентина Николаевна. И голос у нее был бодрый, веселый.

Бросил-таки свои дурные привычки ее муж, и в семье все наладилось!

Жить стали, как люди. Только о встрече с Климовым стараются не вспоминать. Бывший подполковник пожелал ей удачи и всех благ.

* * *

Сейчас, вновь прокручивая в памяти тот комический случай, Климов подумал, что, если эту историю ему рассказал бы кто другой, он вряд ли поверил бы в ее правдивость. Но, оказывается, в жизни все возможно!

Он посмотрел время.

Сегодня чьего-либо посещения ожидать уже не приходилось, и он отправился домой, в свою двухкомнатную квартиру, в которой он если что и делал, так это проводил ночь. Чаще один, реже с женщиной. Все же он был, как говорил Карлсон, мужчиной в самом расцвете сил. Ему встречались и порядочные одинокие женщины, способные создать, а главное, сохранить домашний уют. Но волею ли судьбы или еще по какой другой причине семьей бывший подполковник так и не обзавелся. Да это особо и не тяготило Климова. Он привык жить так, как жил, одиноким волком.

3. МОНСТР
Действо второе

Третий день в городе стояла прохладная, далеко не июльская погода.

Столбик термометра, доходя до отметки 16 градусов, замирал на месте, словно наткнувшись на невидимое препятствие. Люди вынуждены были облачиться в осенние одежды. И на вопрос, сколько еще продлится похолодание, синоптики отвечали, как обычно, противоречиво и размыто – от недели до двух.

Им никто не верил. Ведь теми же самыми метеорологами был обещан сухой, жаркий июль.

Вот тебе и сухой – почти ежедневно, особенно ночью, шел мелкий нудный дождь; вот тебе жаркий – +16! Это, может, и жарко где-нибудь у полярного круга, но никак не здесь, в самом центре страны.

Человек, неделю назад зверски убивший чету бомжей, не любил жару.

Ему по душе как раз была такая ненастная погода. Он просто упивался слякотью! Поэтому утром, сменившись с очередного дежурства, он решил пройтись до дома пешком. Тем более что надо было купить кое-что из парфюмерии: пену для бритья, приличный одеколон и зубную пасту. В оптовом киоске на рынке, находящемся недалеко от его пристанища, взять пару блоков «Мальборо» да тройку новых компакт-дисков. Старые уже приелись, музыку дома он слушал почти беспрерывно! Да, не забыть краску для волос! Парик и накладные усы следовало перекрасить.

Сделав покупки, он встал у светофора, ожидая зеленого сигнала.

Рядом с ним, чуть впереди, остановилась девушка.

Она была красива, длинные волосы распущены. Их чернота выгодно подчеркивала какую-то неестественную бледность лишенного косметики лица. На вид ей было года двадцать два – двадцать три.

Молодой человек почувствовал желание завладеть ею! Прямо здесь и сейчас! Но это было невозможно...

Включился разрешающий знак светофора, и она пошла, смешавшись с толпой, по переходу. Мужчина пристроился сзади, хищным взглядом внутреннего хищника вцепившись в ее фигуру. Как пропорционально была сложена девушка! И как бы она смотрелась голой, лежащая на животе где-нибудь в чаще темного, мокрого леса?! Принадлежавшая ему без остатка, такая желанная жертва! Ладонь правой руки мужчины сжала ручки пакета, смяв их. Дальше наблюдать ее он не мог. Мужчине следовало свернуть на тротуар. Он не хотел возвращаться домой той дорогой, с противоположного конца которой как-то ночью выходил на бомжей.

Поэтому он пошел вдоль улицы Промышленной. Девушка же скрылась у продовольственных ларьков.

Молодой мужчина постарался успокоиться, отвлекшись мыслями о последних жертвах.

Трупы бомжей были обнаружены уже на следующее утро.

Одна из бригад, обслуживающих линию электропередачи, в 9.00 начала очищать от растительности зону отчуждения ЛЭП. Рабочие, срубавшие заросли, наткнулись на убитых. Вызвали милицию. Место оцепили, развесив кругом ленты, запрещающие проход посторонним лицам. И весь день следственная бригада ковырялась там, у шалаша покойных Павла и Елены.

Убийца ходил туда, хотел узнать, о чем говорит любопытный народ.

Толпа собралась приличная, но никто ничего толком сказать не мог. А потом трупы вывезли, ленты сняли, а бульдозер прошелся ковшом по шалашу, последнему пристанищу погибших.

Вечером в новостях даже не обмолвились о совершенном рядом с Промышленной улицей преступлении. Что ж, кому нужны какие-то бомжи?

И вот прошла неделя. Всего неделя. Но встреча с девушкой вновь родила дикое желание обладания и крови. Мужчина уже знал, что в ближайшее время зверь, сидящий в нем, потребует очередного жертвоприношения и человек не сможет справиться с ним, да и не захочет. А значит, выйдет на охоту, чтобы найти жертву и насытить своего зверя, удовлетворив и собственную потребность в извращенной близости с женщиной.

Он поднялся в квартиру, разложил по местам покупки, принял душ, переоделся в спортивный костюм. Лег на софу, на этот раз прикрывшись пледом. Ветер дул в окна, внося в жилище свежесть улицы. Мужчина уже начал засыпать, как раздался звонок в дверь.

– Черт! – проговорил он. – Кого еще нелегкая принесла?

И тут же мелькнула мысль, а не милицию ли? Но нет, этого просто не могло быть. Звонок повторился. Но он был слабым, каким-то необязательным, из разряда тех, что издают разного рода побирушки. ОМОН, если бы каким-то чудом ментам удалось выйти на него, после первого же сигнала вынес бы дверь. Следовательно, кто-то другой решил навестить его. Кто?

Мужчина поднялся, прошел коридором к двери, посмотрел в «глазок». Никого!

Открыл дверь. Налетчиков он не боялся, много их, как правило, не бывает, реакция всегда позволит уйти от струи газа и выпада ножа. Ну, а дальше любители пограбить получат хороший урок, обеспечив себе несколько недель больничной койки. Мужчина был сильным человеком и неплохо владел приемами рукопашного боя. Но на площадке никого не было!

Только цокот каблучков спускающейся вниз по лестнице женщины.

Он прекратился, как только та услышала звук отворившийся двери.

И возобновился, но уже приближаясь.

* * *

Женщина поднималась к нему.

Мужчина ждал, даже не предполагая, что за женщина могла прийти к нему домой. С работы? Но оттуда просто позвонили бы, если бы он оказался нужным. Скорее всего, поднималась особа, перепутавшая адрес, но и на нее следовало посмотреть и поговорить. Кто знает, чем может окончиться эта встреча? А то, глядишь, и на охоту выходить будет необязательно. И он ждал появления незнакомки.

И каково же было его удивление, когда он увидел ту, которая разбудила в нем зверя, возбудив страстное желание. К нему поднялась девушка, что он встретил у светофора. Но как она оказалась здесь? Почему? Совпадение? Как бы то ни было, но к нему пришла именно ОНА!

– Здравствуйте, – раздался ее мягкий, грудной и явно простуженный голос.

– Здравствуйте, – ответил мужчина. – Это вы звонили ко мне?

– Да! Но никто не открыл, ни вы, ни ваши соседи.

– Проходите, пожалуйста, в квартиру, ведь зачем-то вы пришли ко мне?

– А это удобно?

Девушка сомневалась, стоит ли ей принять приглашение незнакомого мужчины, судя по всему, находящегося в квартире в одиночестве. Но приветливый взгляд такого добродушного, красивого мужчины сломал сомнения. Она прошла в прихожую, присев на пуфик у зеркала, поставив рядом свою сумку. Мужчина сразу определил, что гостья была определенно больна, но пока не подал о своем заключении вида, спросив:

– У вас ко мне какое-то дело?

– Не только к вам! Видите ли, я студентка последнего курса медицинского университета. Нашей лабораторией разработан, испытан и сертифицирован новый препарат против желудочных заболеваний. Вот мы, студенты, и ходим живой рекламой этого препарата. Таково распоряжение начальства.

На лбу у нее выступил пот, хотя в квартире было довольно прохладно. Она достала из костюма цветастый платочек, вытерла лоб.

– Извините, я что-то плохо себя чувствую.

Он нагнулся к девушке, взглянул ей в лицо, сделал вывод:

– Да вы сами больны, милая! Куда же вам ходить с каким-то препаратом? У вас жар! Пойдемте-ка в комнату. Приляжете, отдохнете, у меня есть лекарства, выпьете, полегчает, потом и пойдете домой! В том состоянии, что вы находитесь сейчас, я не могу вас отпустить!

Девушка вздохнула:

– Если бы домой! В общагу! А там так и дадут болеть!

Мужчина внимательно посмотрел на девушку, спросил:

– Вы не местная?

– Нет, я из Суздаля. Господи, как же мне плохо!

– Потерпи, девочка, – переходя на «ты», обратился к ней мужчина, – давай я помогу тебе встать и пойдем в спальню, там и лекарства примешь, и тебе сразу станет легче. Кстати, мы так и не познакомились. Меня зовут Петр.

– А я Клава. Не современное имя, правда?

– Красивое! Клава, Клавдия, а можно и Клавушка, не знаю, как другим, но мне твое имя нравится.

Говоря это, мужчина, назвавшийся Петром, провел девушку в спальню:

– Ложись, Клава, не раздеваясь. Полежи, пока приготовлю тебе пилюли и питье!

Он вышел, чтобы вернуться буквально через пять минут.

– Вот, для начала импорт – «Фервекс», потом вот из этого бокала настой трав. В нем немного спирта, он согреет и успокоит. Это, – Петр указал на стакан с водой, – запить таблетки, два аспирина и цитрамон, голова болит, наверное?

– Болит, – коротко ответила девушка.

– Потом, как полегчает, я тебе еще кое-что дам, на ночь выпьешь, отвезу в общежитие. Попрошу, чтобы тебя никто не беспокоил, и утром встанешь, словно вновь на свет народилась, здоровой, красивой, жизнерадостной. Да, забыл спросить, ты многим в нашем подъезде показала свой препарат?

Клава ответила:

– Никто и двери не открыл, вот только ты...

Мужчина не дал ей договорить:

– Ну и ладно! Давай принимай лекарства!

Девушка послушно и в последовательности, указанной ей этим заботливым симпатичным мужчиной, принявшим столько участия в проблемах совершенно незнакомого ему человека, приняла лекарства.

Петр накрыл ее пледом.

– Полежи пока, станет жарко, не раздевайся. Захочешь спать, спи. Когда надо будет, я разбужу тебя.

Клава спросила:

– Петь, ты медик?

– Я? Да нет! Какой медик? Хотя к медицине пусть и отдаленное отношение, но имею, все же год проучился в меде. Потом решил стать актером. С ума сойти! Захотелось славы, всеобщего признания, восхищения поклонниц. В результате вместо ВГИКа – два года срочной службы. Потом закончил политех, а сейчас в охране одной фирмы состою. Неплохая карьера, не правда ли? Засуетился не вовремя, возомнил о себе слишком много и ничего не приобрел! Даже семьи! Невеста будущего перспективного актера невестой обычного солдата быть не пожелала, вышла замуж. Так я остался один. Но я не жалуюсь, не подумай. Меня все устраивает в этой жизни... кроме, пожалуй, одного... одиночества. Одиночество порождает депрессию. А тебя как же родители одну в чужой город отпустили?

Клаве явно стало легче. Бледность исчезла, ее заменил больной, но все же румянец. Ей было жарко, но пот уже не выступал крупными каплями на лице. Температура спала, и слабость, еще недавно валившая ее с ног, отступила. Она ответила на вопрос Петра:

– Здесь жил мой родной дядя. Он как раз преподавал в медицинском университете. И если быть откровенной, то он и устроил меня в университет. Я и жила у него. Тетя Лиля, его жена, умерла при родах, когда они были еще молодыми, после смерти жены дядя так и остался один. Верный погибшей жене. Мама с папой часто навещали меня, но чуть более года назад случилось страшное. Они втроем поехали в Суздаль, а я с ребятами на юг. По дороге дядя то ли уснул, то ли не справился с управлением, но автомобиль, в котором они ехали, на всем ходу слетел в кювет, врезался в дерево и взорвался! Погибли все. Я осталась одна. Жить было негде, квартиру дядя не приватизировал, пришлось перебраться в общежитие. Скоро заканчивать университет, а что будет дальше, не знаю. Не иначе, кроме какой-нибудь сельской больницы, мне ничего не светит.

Мужчина посмотрел на девушку, в его взгляде блеснул нехороший огонек, но Клава его не заметила.

– Не вешай нос, девочка! Заканчивать учебу тебе не завтра. А там, если будем поддерживать знакомство, думаю, мы сможем снять все твои проблемы.

– Ты такой необычный, Петя! Я раньше не встречала мужчин, похожих на тебя.

Так называемый Петр чуть не рассмеялся в лицо этой наивной дурочке, но вовремя отвернулся, чтобы она не увидела оскал хищной ухмылки зверя, уже начавшего выбираться из глубины. Он проговорил:

– Я кое-что сделаю на кухне, и поедем в общежитие! Ты в состоянии встать?

– Да, хоть сейчас!

– Не торопись. Я скажу, когда надо будет это сделать. Полежи еще, Клава, это пойдет тебе только на пользу!

Убедившись, что девушка осталась в постели, мужчина прошел на кухню, где у него была оборудована мини-лаборатория. В настенном шкафу стояли ряды пузырьков различного калибра.

Он смешал несколько порошков, залил смесь водой, капнул какой-то густой коричневой жидкости, плотно закупорил колбу. Несколько раз встряхнул ее. Затем в стакане сделал раствор, бросив в воду несколько таблеток. Вылил содержимое колбы в стакан.

«Порядок», – подумал он.

Через двадцать минут эта молодая ослица уснет мертвым сном. Но проспит недолго, около часа.

За это время надо успеть вывезти ее к Большому озеру. Там в зарослях кустов есть место, где можно надежно спрятать машину, хотя в такую погоду ее и прятать будет не от кого. Санаторная зона сейчас наверняка пуста. А ближе к озеру – прекрасный овраг, очень удобный, на дне, как по заказу, четыре молодые березы. Ну а дальше... Он закрыл глаза, руки его затряслись.

В предвкушении неземного кайфа, и это было с ним впервые, он чуть было не кончил в трусы, с огромным трудом удержав непроизвольное семяизвержение. Двумя таблетками феназепама успокоил себя, стараясь сосредоточиться на сборах.

Он прошел в спальню.

Клава спросила:

– Пора ехать?

– Нет, Клава! Я после твоего общежития заодно решил навестить своих родных, и мне нужно немного времени собраться. Отдыхай, тебе получше?

– Да!

– Вот и хорошо!

Из гардероба молодой мужчина достал новые черные джинсы и рубашку, точно такие же, которые были на нем сейчас. Их вместе с дешевыми кроссовками он позавчера купил в другом районе. Вообще одежду он никогда не покупал в одном и том же месте. Сложил одежду в кресло. Взял свежие плавки, в которые завернул также недавно купленный новый тесак, который во время дежурства заточил, как бритву. Все взятое в спальне вынес на кухню. Проволоку брать не стал, ее заменила тонкая, но прочная веревка.

Уложил сумку, положив туда клейкую ленту, презерватив, хирургические перчатки. Положил в целлофановый пакет смоченное водой новое полотенце.

Вроде все! Он посмотрел на часы.

Его машина – белая «семерка» – стояла минутах в пяти ходьбы от дома. Следовательно, пять минут до стоянки, там столько же. И до места, куда должна будет выйти Клава, еще минуты три. Значит... но это он решит! Поставив сумку в прихожей, он вернулся за лекарствами. Затем прошел в спальню.

– Ну вот, Клава, и все! Я готов! Выпей содержимое стакана!

Клава послушно приняла и это лекарство.

Петр продолжил:

– Так! Хорошо! Я выйду из квартиры первым. Ты же выходи следом через десять минут прямо на Промышленную улицу и возле перекрестка смотри белую «семерку». И поклажу свою не забудь! Я отвезу тебя к общежитию, поговорю с местной студенческой массой, они не будут тебя беспокоить! И дам еще лекарство! Его примешь непосредственно на ночь... и к утру, как я обещал, ты будешь чувствовать себя совершенно здоровой. Завтра же я навещу тебя. Договорились?

– Спасибо, Петя!

– Да ну что ты, дорогая? За что спасибо? Наступит время, глядишь, и ты будешь лечить меня, старого!

– Ну уж и старого!

– Ладно, Клава! Пора мне. Ты все поняла? Выходи через десять минут, дверь просто захлопни!

Мужчина надел легкую кожаную куртку поверх черной рубашки, полуботинки, взял сумку и вышел из квартиры.

Он шел к стоянке и думал об одном, лишь бы эта аппетитная больная соска не очнулась от действия снотворного раньше времени. Тогда проблем с вывозом ее за город не возникнет. Если же она очнется до нужного момента, придется усыплять ее удушающим захватом, пережимая сонную артерию. А это угроза оставить след. Но будь что будет! Главное, при любом раскладе скоро он, удовлетворив своего зверя, и сам насладится вдосталь! Работа с Клавой будет намного приятней, чем возня в кустах с бомжами. Фигурка у студентки не в пример той толстозадой, грязной широкощелки просто замечательная.

Мужчина вывел автомобиль со стоянки, проехал до перекрестка. Горел красный свет, но это не страшно.

За светофором, на тротуаре стояла ОНА, поставив сумку со своим препаратом на асфальт. ОНА, столь желанная, сколь и обреченная! Эта девушка существовала только для него, и только он был вправе решить судьбу Клавы. Он ее решил! Быстрее бы прибыть к месту предстоящего кровавого шабаша. Быстрее бы начать и получить то, что нестерпимо требовало его нутро с высунувшимся наружу зверем, также дрожащим от нетерпения.

Загорелся зеленый свет. «Семерка» пересекла перекресток, остановилась возле девушки. Та села на заднее сиденье, отчаянно зевая и так же отчаянно пытаясь скрыть это ладошкой, зажавшей разноцветный детский носовой платок. Мужчина в черном направил автомобиль в сторону женского общежития медицинского университета, попросив девушку:

– Клавушка, постарайся до постели не уснуть, крепись!

Девушка ответила слабеющим голосом:

– Я стараюсь, Петь, но сон одолевает меня!

– Ну что ж, если невтерпеж, спи, на руках внесу в общагу. В какой комнате ты обитаешь?

– В 118-й, это... первый этаж... с центрального входа... влево!

С трудом закончив фразу, девушка уронила голову на высокую грудь.

Увидев это в зеркало обзора салона, мужчина довольно улыбнулся:

– Готова, красотка!

Он остановил машину, вышел из салона, открыл заднюю дверцу, уложил тело на сиденье. Оно было послушно и горячо. Это было прекрасно! В холодном промозглом лесу да на горячей бабе. Он расстегнул ее кофточку, сжал упругую грудь, стиснул сосок.

Девушка на боль никак не среагировала.

Мужчина застонал! Скоро, совсем скоро вся она будет в его и его зверя полной власти!

Он проехал мимо корпусов общежитий медицинского университета, направив машину на выезд из города.

На посту ГИБДД его не остановили. Вел он машину тихо, по знаку, пристегнувшись ремнем безопасности. Инспектор не посчитал нужным останавливать какую-то там «семерку», когда следом за ней, явно превышая допустимую скорость, приближался новенький «Ниссан». Это означало, что к инспектору приближалась купюра достоинством никак не меньше ста долларов. А что взять с «Жигулей» и какого-то лоха за рулем, ехавшего, скорее всего, на свою старую дачу травить колорадского жука?

Пройдя пост, мужчина в черном облегченно вздохнул.

За мостом, на дорожной развязке, он повернул вправо и вскоре, объехав егерский шлагбаум, выехал на грунтовую дорогу, ведущую к Большому озеру.

Вскоре остановил машину, въехав в заросли кустов недалеко от стоянки, где в жаркую погоду, когда к озеру устремлялись горожане, негде было припарковаться. Сейчас же стоянка пустовала, но он решил спрятать «семерку». Он никогда не отклонялся от ранее выработанного плана.

Убийца обернулся, посмотрел на заднее сиденье. Девушка еще спала. Это очень хорошо! Он вышел из автомобиля, прошелся до оврага, от него к берегу озера. Никого постороннего не заметил. Да и не могло сейчас быть никого на озере, в такую-то погоду! Небо со стороны города начало затягивать огромной свинцовой тучей. Следовало поторопиться и закончить дело до начала сильного дождя.

Убийца вернулся к машине, вытащил тело девушки, легко бросив его на плечо. Поддерживая бесчувственную Клаву левой рукой, в правую он взял свою сумку. Пройдя кусты, спустился в овраг.

Бросил тело девушки между четырех берез. Тут же распял Клаву, привязав руки и ноги к деревьям. Юбка ее задралась, обнажив под черными колготками такие же черные узкие трусики. Он усмехнулся: соска тоже предпочитала черное! Раскрыв сумку, мужчина начал быстрые приготовления к кровавому насилию. Зверь внутри него бесновался от нетерпения!

Мужчина был уже готов к совокуплению, она же продолжала спать. Пора тебе просыпаться, студентка-комсомолка! Он, голый, срезал тесаком гибкий ивовый прут. Несколько раз сильно стеганул жертву по спине и голове.

Клава пришла в себя, попыталась встать, но крепкие веревки намертво держали ее распятой.

Рот был заклеен клейкой лентой, и не было возможности не то что закричать, а даже и слово вымолвить. Девушка почувствовала, что спина ее, ноги и ягодицы оголены. И все поняла. В ее глазах отразился ужас.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное