Александр Тамоников.

Истребители пиратов

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

Приняв доклад, нахмурившись, Абдулла подошел к Харину:

– Твои ублюдки убили четверых моих бойцов. Кто ответит за их смерть?

Капитан судна повернулся к бандиту:

– Вы ответите. Я предупреждал об охране груза. Но видно, так подготовлены ваши ... бойцы, что вшестером едва справились с двумя нашими парнями. Или, может, вы нарушите обещание и в отместку расстреляете матросов в каютах? Не думаю, что ваши хозяева будут в восторге от убийства заложников.

Жинна, сплюнув на пол рубки, крикнул:

– Молчать! И увеличить скорость!

– Не получится. Скорее придется останавливаться.

– Что?! В чем дело, капитан?

– А вы посмотрите вперед и вправо!

Жинна повернул голову в указанном направлении и увидел приближающийся английский катер. Тот шел наперерез курсу сухогруза, явно намереваясь преградить путь судну к берегу.

Главарь банды криво усмехнулся:

– Англичане! На что рассчитываете? На то, что какой-то катер сможет помочь вам? Слушайте приказ, капитан. На команды англичан не реагировать, перекроют путь, тараньте катер!

– Вы в своем уме, Абдулла?

– В своем! Англичане вынуждены будут уклониться от сухогруза, а применять оружие они не решатся, зная, что на судне заложники. Так что вперед, капитан!

– Я не сделаю этого!

Жинна взревел:

– Нет, ты сделаешь это! Ты выполнишь приказ, иначе я прострелю тебе башку прямо здесь.

– Можете стрелять, но учтите, таран ракетного катера погубит не англичан, а сухогруз!

– Что?!

– Вы не знаете, что ракетный катер бронирован? Что у него корпус прочнее нашего? Да если командир катера поставит его носом к сухогрузу, то при таране получит меньшие повреждения, чем мы. Оба судна останутся на плаву, но продолжить движение не смогут. И потом, Абдулла, вы уверены, что англичане, имея приказ на уничтожение пиратов, не обстреляют сухогруз торпедами и ракетами?

– Уничтожая и заложников?

– Откуда им знать, что вы не убили заложников? Или выведете команду из трюмов? Не боитесь, что мои матросы, собравшись в группу, могут напасть на ваших пиратов? До сих пор они выполняли мой приказ, но при виде английского катера их действия предсказать невозможно.

Бандит вновь сплюнул на пол. Английский катер между тем закрыл путь сухогрузу, как и предполагал Харин, развернув его носом к грузовому судну.

Капитан взглянул на главаря банды.

Тот отдал приказ:

– Стопмашина! Полный назад!

И чуть позже, когда сухогруз погасил скорость вновь:

– Стопмашина!

Английский катер навел на сухогруз свет своих мощных прожекторов. И тут же раздался голос, усиленный динамиками:

– Внимание! Я – командир ракетного катера королевских ВМС Великобритании, лейтенант Ричард Рейн! Прошу ответить капитана судна «Николай Артемьев»!

Харин взглянул на главаря банды.

Тот процедил:

– Отвечайте!

Капитан включил систему громкоговорящей связи, поднес ко рту микрофон:

– Я – капитан сухогруза «Николай Артемьев» Вячеслав Харин.

– Судя по моторным лодкам, пытающимся спрятаться за корпусом судна, вас захватили пираты Сумарди?

– Да, господин лейтенант.

Судно захвачено пиратами.

– Жертвы среди членов команды есть?

– Двое!

– Вы можете передать связь главарю банды?

– Да!

– Передайте, сэр!

Харин протянул микрофон Жинне.

Тот неожиданно и зловеще усмехнулся, обращаясь к Харину:

– А вы, капитан, подали мне неплохую идею. Насчет демонстрации англичанам ваших матросов. Я непременно воспользуюсь советом.

Он крикнул бандиту, стоявшему у входа в рубку:

– Али, ко мне срочно!

Командир катера повторил приказ:

– Капитан, я не слышу главаря банды!

Жинна ответил:

– Что желает господин лейтенант королевских ВМС Великобритании?

– Назовитесь, кто вы?

– Это не обязательно! Я – командир отряда повстанческих сил провинции Дари многострадальной Сумарди, в которой вы вместе с американцами, итальянцами, французами спровоцировали братоубийственную гражданскую войну. Этого достаточно. Так что вы желаете, лейтенант?

Командир ракетного катера повысил голос:

– Я требую немедленного освобождения заложников и сдачу в плен всей банды, гарантирую вам и вашим подчиненным цивилизованный, справедливый суд. А до этого жизнь и неприкосновенность.

Жинна рассмеялся:

– Да? А что еще угодно затребовать господину лейтенанту?

– Достаточно того, что я уже озвучил. У вас нет другого выхода, господин командир отряда несуществующих сил, несуществующего сопротивления. В случае невыполнения выставленных мной требований я вынужден буду принять все меры по немедленному уничтожению банды, захватившей судно.

– Серьезно? А что ты можешь сделать, лейтенант? Открыть огонь по российскому судну, уничтожая и повстанцев, и команду сухогруза? Представляю, как «благодарно» будет российское правительство доблестным ВМС Великобритании за гибель своих граждан. А уж лично о тебе, лейтенант, я и не говорю! Ну? Считай, что твои требования отклонены! Начинай силовую акцию! Но перед этим я все же советую тебе связаться с российским посольством в Сумарди. С русскими шутить небезопасно. Они могут и ответить!

Лейтенант ответил:

– Я знаю, что мне делать! Свои советы оставьте при себе!

– Да? Что ж, тогда действуй!

Но англичанин не торопился отдать какой-либо приказ. Заместитель командира катера связался с базой на острове Хейса! Там командование поступило мудро, приказав Рейну действовать по обстановке. По сути, переложив всю ответственность за возможные последствия любых действий лейтенанта на него самого. Такое практикуется во всех армиях мира. Вышестоящее начальство с легкостью, пользуясь своим положением, перекладывает ответственность на подчиненных, оставляя при этом в случае успешного решения конфликтной ситуации, лавры победителя себе. Другими словами, проиграл – отвечай, выиграл, выполнил задачу, молодец, но награды достанутся другим. Тем, кто осуществлял мудрое руководство твоими действиями. Несправедливо? Да! Но полностью соответствует основному армейскому принципу – командир всегда прав.

Второй лейтенант попытался выйти на Посольство РФ, но сделать этого не смог. Боевые действия у столицы Сумарди Могаберы велись с применением средств постановки активных радиопомех. О чем заместитель доложил командиру.

Тот спросил у своего помощника:

– Что будем делать, Джон?

Второй лейтенант пожал плечами:

– Не знаю, Ричард! Ясно одно, атаковать сухогруз мы не можем. Попробуем задержать его до утра, когда, возможно, удастся связаться с каким-нибудь посольством или командованием ВМС. На базе, видно, адмирал не собирается решать возникшие проблемы!

– Я не удивлюсь, если он завтра же отчалит в Лондон.

– Возможно!

– Значит, прекращаем связь с судном, не даем ему маневрировать. На таран сухогруз не пойдет, не тот это корабль, чтобы таранить бронированный катер. Так?

– Согласен, командир!

Но не собирался прекращать переговоры главарь бандитов.

После непродолжительной паузы он выкрикнул в микрофон:

– Эй, англичанин! Ты меня слышишь?

Пришлось лейтенанту отвечать:

– Я вас слышу, господин пират. Мое решение таково. Не выпускать судно из квадрата настоящего местонахождения. А дальше видно будет.

– Неправильное решение! Ты выставил требования, теперь моя очередь. Внимательно слушай ... сэр! Или ты сейчас же отвалишь в сторону, освободив воды для прохода судна к берегу Сумарди, или я начну по одному выводить на палубу заложников и через каждые пятнадцать минут расстреливать их на твоих глазах. На размышление десять минут. Ровно ...

Пират посмотрел на часы: 4.50.

– Ровно в 5.00 первый заложник из числа членов экипажа российского сухогруза «Николай Артемьев» с простреленной головой полетит за борт! И вся ответственность за гибель моряков ляжет на тебя! Все, думай, лейтенант, время пошло!

4.59. На палубу бандиты вывели одного из матросов. И тут же английский ракетный катер отошел в сторону. Лейтенант не стал рисковать жизнью российских матросов. Он принял решение пропустить захваченное пиратами судно в территориальные воды Сумарди.

Жинна хлопнул капитана по плечу:

– Ну что, господин Харин? Помогли вам англичане? Заложники – верное средство против таких молокососов, как лейтенант Ричард Рейн!

– Вам повезло, что на Хейсе не дежурят российские корабли с группами спецназа на борту. Вы и глазом не успели бы моргнуть, как получили бы пулю в лоб вместо переговоров. И штурм, заставивший бы ваших аборигенов поднять лапы вверх, забыв о заложниках.

– Ну конечно! Ваши спецы лучшие в мире?! Только где они, господин Харин?

– Не зарекайтесь. Даст Бог, еще встретитесь. И тогда вам не позавидует никто.

– Ну, хватит болтать! Полный вперед! Курс на Байдабо!

Сухогруз продолжил движение к берегам Сумарди.

Жинна вызвал Фаруха:

– Хозяин! Это Жинна!

Главарь пиратов ответил:

– Я это понял! Где сейчас находишься?

Жинна назвал координаты судна.

Фарух спросил:

– Почему вы так далеко от берега?

– Пришлось с англичанами вести переговоры. Я убедил их отвалить. Они подчинились. Сейчас идем к Сумарди!

– Значит, вас достал-таки их патрульный ракетный катер?

– Да, хозяин!

– И как же ты убедил его командира уйти в сторону?

Бандит самодовольно произнес:

– Жинна знает, как разговаривать с теми, кто ему мешает.

– Ладно! О подробностях встречи с англичанами доложишь по возвращении. Сейчас на судне все спокойно?

– Как на кладбище, хозяин!

– Неудачная шутка, Абдулла!

– Извините.

– Контейнеры с оружием на месте?

– А где ж им быть?

– Русские могли избавиться от них. Поэтому и спрашиваю!

– Понял. Контейнеры на месте. Двое членов экипажа пытались оказать сопротивление, находясь возле этих контейнеров. Пришлось применить силу. Мы убили их, но, к сожалению, и с нашей стороны не обошлось без потерь.

Башир Фарух спросил:

– Сколько человек ты потерял?

– Четверых!

– Двое уложили четверых. Чем же они были вооружены?

– Пистолетами!

– Ты готовил команду к захвату судна?

– Конечно!

– Так объясни мне, как двое русских, имея всего лишь пистолеты, смогли завалить четверых твоих до зубов вооруженных бойцов?

– Так получилось, хозяин.

– Ты плохо подготовил команду! И вообще, в последнее время дисциплина в группировке ослабла. Придется применить экстренные меры. И я их приму! До встречи в Байдабо! В связи с изменившейся обстановкой доложишь о прибытии по факту, а не по расчетному времени. Вопросы?

– Нет вопросов, хозяин!

– Да поможет тебе Всевышний благополучно дойти до конечного пункта плавания.

– Мы дойдем, хозяин!

– Надеюсь! Конец связи!

Жинна положил спутниковый телефон в кейс. Присев в кресло, рядом с Хариным, проговорил:

– Что-то ты, Фарух, стал в последнее время раздражительным? И надменность в голосе появилась? Как бы это не погубило тебя.

Капитан повернулся к главарю банды:

– Вы что-то сказали?

– Да, но не вам! Делайте свое дело.

Харин отвернулся.

Судно продолжило путь в Байдабо, оставив далеко позади дрейфующий английский ракетный катер, и в восемь часов утра встало недалеко от набрежной порта.

Жинна тут же вызвал по связи Башира Фаруха. Тот ответил:

– Мне уже сообщили, что ты привел российский сухогруз в заданный район. Ожидай подхода нашего судна. На него перегрузишь контейнеры с оружием. Лодками доставишь на берег команду сухогруза, оставив на нем пять заложников, обеспечив их охрану своими людьми. День проведешь в городе, а вечером, когда сменят твоих подчиненных, вернешься на корабль-матку. Вопросы?

– Кому передать заложников на берегу?

– Саиду Юсуфу!

– Понял, хозяин!

– А понял, выполняй!

* * *

С шести утра, воскресенья, 13 мая, спрятавшись между пустых ящиков, складированных на третьем причале порта Байдабо, Али Мухаммед ожидал Ани аль Баха. Противоречивые чувства одолевали пирата, провалившего акцию захвата немецкой яхты «Лидии». С одной стороны, не доверять словам Ани у него не было никаких оснований. Мухаммед знал, что аль Бах пользуется у хозяина авторитетом, и если сказал, что уладил конфликт, то так и должно быть. С другой стороны, Али прекрасно знал и зверский норов Башира Фаруха, потерявшего в результате гибели яхты несколько десятков миллионов долларов. И мучил Мухаммеда вопрос, а действительно ли Фарух простил ему гибель яхты? И не взорвется ли он, увидев прямого виновника неудачной попытки захвата немцев? И сможет ли тогда защитить его аль Бах? Но попытаться скрыться Мухаммед не решался. Да и куда бежать, когда вокруг одни враги? К тому же в Байдабо у него дом, семья. Думая о своей судьбе, он выкурил целую пачку сигарет. И выйдя из-за ящиков в 7.10, чтобы пройтись по причалу, размяться, увидел катер родственника аль Баха. Один из заместителей Фаруха, начальник базы пиратов на острове Тир, спрыгнул на причал. Подошел к Мухаммеду, спросил:

– Давно ждешь, Али?

– Чуть более двух часов.

– Пройдем к зданию бывшей администрации. Там поговорим.

Али-Мухаммед повиновался.

Бандиты подошли к полуразрушенному зданию.

Мухаммед спросил:

– У тебя курить есть? А то я свои искурил.

Аль Бах протянул родственнику пачку «Кента»:

– Возьми, у меня еще есть!

– Спасибо.

Мухаммед прикурил сигарету, жадно затягиваясь.

Аль Бах проговорил:

– Как же ты, Али, допустил провал операции?

– Ани, видит Аллах, я делал все как всегда! Лодки зашли с бортов яхты, катера спереди и сзади. Сеть остановила винт. Еще немного, и мы взяли бы яхту. Но проклятая охрана, поняв, кто мы, открыла огонь. Из пулемета и штурмовых винтовок. А ты знаешь, что такое огонь германского «МГ»? Он рвал и лодки, и людей в клочья. Пришлось отойти, чтобы напасть снова с применением снайперов. Стрелки сделали свое дело, но когда я на катере подошел к яхте, вдруг объявился еще один немец. Он подобрал пулемет. Я хотел его снять, но в автомате кончились патроны. А этот германец, будь проклято его племя, открыл огонь. Меня спас бронежилет. На борту оставались лишь гранатометы. Я решил подорвать этого немца, находящегося у рубки, но ... поскользнулся, и граната ушла в корму. А потом вдруг взрыв. Какие-то секунды, и яхта скрылась под водой. Вот так все было!

Аль Бах протянул:

– Да-да! Наделал делов. Фарух уже подсчитывал, какой куш сорвет на этой яхте, и готовился предъявить немцам счет. А тут ...

– Но приказ действовать по стандартной схеме отдал сам Фарух. Потому мы открылись перед немцами. А надо было ...

Аль Бах прервал Мухаммеда:

– Теперь об этом поздно говорить.

– Ты прав! Как тебе удалось смягчить гнев хозяина?

– Как? Ложью! Представим попытку захвата в несколько ином виде. Так что запоминай, как якобы все произошло.

– Слушаю тебя внимательно!

– После первой неудачной попытки атаковать яхту, встретив яростное и мощное сопротивление охраны, ты отвел оставшиеся невредимыми плавсредства от судна. В дело вступили снайперы. Они и доложили тебе, что все цели на палубах и в рубке уничтожены. Получив доклад стрелков, ты вновь повел команду к яхте, и вот тут произошло непонятное и непредвиденное. «Лидия» взорвалась, как только вы подошли вплотную к яхте. Что произошло на судне? Ты не знаешь. Помнишь лишь мощный взрыв, накрывший и твои плавсредства. Очнулся в воде. Увидел катер. Взобрался на него. Он оказался пуст, но кругом много крови. Океан чист. Ты проверил рацию, двигатель. Доложил о произошедшем мне и получил приказ идти в Байдабо. И никакого выстрела из гранатомета, ты понял?

Пират утвердительно закивал головой:

– Да, да, все понял. Все было, как сказал ты.

– Возможно, владелец сам подорвал судно, возможно, подрыв произошел случайно, ведь пассажиры до этого гуляли, много выпили. Может, у Кросса оказалась при себе граната или он случайно замкнул проводку электроснабжения яхты. Ты не знаешь, почему взорвалась яхта. Но не исключено и то, что английский катер мог нанести ракетный удар по твоим лодкам, когда они отошли от «Лидии», а попал в яхту! Ты не имеешь ни малейшего представления о том, почему взорвалась яхта. Этого и держись. Смотри, не запутайся в показаниях.

– А мы что, прямо сейчас отправимся к Фаруху?

– Да, я вызвал машину. Как подойдет, так и отправимся в резиденцию хозяина. Тот сейчас должен немного отойти. Люди Жинна захватили русский сухогруз с контейнерами оружия, оторвались от патруля англичан и скоро должны подойти к порту. Возможно, Фарух и сорвет на тебе злость, но не тронет. Обещал. Ты доложишь ему нашу версию неудачной попытки захвата яхты и поедешь домой.

– Быстрее бы!

– Всему, Али, свое время! Но где, черт побери, автомобиль, я вызвал его полчаса назад!

Он уже хотел достать рацию, как к зданию подъехал черный «Форд».

Аль Бах указал Мухаммеду на машину:

– Садись на заднее сиденье!

Мухаммед выполнил распоряжение родственника, сам аль Бах устроился на сиденье переднего пассажира, бросив водителю:

– К хозяину!

«Форд» развернулся и вырулил с территории морского порта. Проезжая вдоль знакомых улочек Байдабо, Али Мухаммед беспрерывно курил. Чувство тревоги не только не оставляло его, хотя Ани вроде представил версию, по которой Мухаммед не виноват в провале акции. Напротив, с каждым километром оно усиливалось. Али подумал, сейчас бы марихуаны, отборной, целую сигарету, тогда и жизнь предстала бы в другом свете. Но марихуаны у него не было, а предатель-родственник вез Али Мухаммеда навстречу смерти.

«Форд» въехал на территорию дома-крепости, обнесенного высоким забором в 8.02 почти одновременно с прибытием в Байдабо захваченного пиратами российского сухогруза. Двери за машиной закрылись. Аль Бах и Али Мухаммед вышли из салона. К ним тут же подошел вооруженный охранник резиденции главаря террористической группировки. Сказал:

– Хозяин ждет вас! Идите в главную комнату!

Аль Бах спросил:

– А больше хозяин ничего не приказывал тебе?

– Нет!

Помощник Фаруха подумал: странно, ведь Башир говорил, что аль Бах только доставит в дом Али, где того должна была забрать охрана. Что же изменилось с тех пор, как Ани покинул эту усадьбу? Но, улыбнувшись и ободряюще похлопав родственника по плечу, сказал:

– Пойдем, Али! Думаю, мы недолго задержимся у хозяина.

Они прошли коридор первого этажа, поднялись на второй, вошли в приемную. Секретарь Сиад указал на боковую дверь:

– Хозяин ждет вас.

Аль Бах и Али Мухаммед прошли в главную комнату резиденции.

Фарух ждал их, стоя у зарешеченного узкого окна.

Аль Бах доложил:

– Хозяин! Я доставил Али Мухаммеда. Разрешите удалиться?

Главарь банды обернулся:

– Подожди, не спеши, тебе предстоит работа.

Аль Бах удивленно спросил:

– Могу узнать, какая?

– Узнаешь! Совсем скоро!

Фарух подошел вплотную к Мухаммеду:

– Ну, доблестный Али, расскажи, как ты сорвал акцию захвата немецкой яхты?

Али слово в слово повторил то, чему научил его родственник.

Выслушав пирата, главарь банды сощурил глаза:

– Зачем ты лжешь, Али? Мне известно, что причиной взрыва кормовой части яхты, повлекшего за собой затопление «Лидии», был пуск тобой гранаты в моторный отсек.

Холодный пот покрыл тело пирата. Он повернулся к аль Баху, но тот отвернулся.

– Я ... я ... сказал правду, хозяин!

– Да? А вот аль Бах говорил, что во время доклада ему после подрыва судна ты сам указал озвученную мной причину затопления яхты. Родственнику ты рассказал правду, а мне лжешь? Зачем?

Мухаммед воскликнул:

– Так ты предал меня, Ани? Почему? Ведь сам же инструктировал, что говорить хозяину.

Аль Бах удивленно произнес:

– Я инструктировал тебя? Когда? Где?

– Перед приездом сюда, в порту!

Аль Бах взглянул на Фаруха:

– Похоже, наш Али Мухаммед сошел с ума!

Али отчаянно крикнул:

– Но ты же ... ты же родственник ...

Фарух рявкнул:

– Заткнись, собака! Ты провалил крупное дело, более того, пытался обмануть меня, своего хозяина. И очернить в моих глазах верного аль Баха! Только за одно из трех обвинений ты заслуживаешь самого сурового наказания. И ты будешь наказан. Я говорил, что за акцию отвечаешь головой? Говорил. Вот и ответишь головой. И не только своей! Ани!

Главарь банды повернулся к аль Баху!

– Передай этого безмозглого осла охране, возьми людей и приведи сюда семью Мухаммеда. Всю семью.

Али Мухаммед побледнел:

– Что вы намереваетесь сделать с семьей?

Фарух ответил:

– То же, что и с тобой! Казнить в назидание другим.

– Вы не сделаете этого! Ани, ведь твоя сестра ...

Аль Бах усмехнулся:

– Моя сестра? Что моя сестра?

– Но как же ты ...

– Очень просто! Она твоя жена, а приказы хозяина для меня закон!

– Ты предал меня!

– Я бы на твоем месте лучше молился!

Аль Бах вытолкнул из комнаты приговоренного к смерти родственника, приказав охране временно поместить Али Мухаммеда в подвал здания и забрав четверых боевиков из личной охраны Фаруха, на старом автобусе поехал к дому Мухаммеда. Вскоре вся семья была доставлена в крепость главаря банды.

В десять часов утра Ани аль Бах выбросил с баркаса в воды бухты обезглавленные трупы Али Мухаммеда, трех его жен, включая собственную сестру и шестерых детей, четверых мальчиков и двух девочек в возрасте от одного года до семи лет. Головы же казненных были брошены на площадь перед мечетью Байдабо, лишний раз показывая жителям, что правящая в городе мафия не прощает ошибок, и уж тем более неповиновения, никому. Даже невинным детям своих жертв.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное