Александр Тамоников.

И тогда он зачистил город

(страница 3 из 28)

скачать книгу бесплатно

Адвокат задумался. Затем спросил:

– Значит, если Тимохин встанет в позу и начнет корчить из себя неподкупного, я, потратив на него кучу времени, не только ничего не получу, но еще и лишусь того, что уже заработал? Странная у тебя, Мирза, получается арифметика. Не логичная!

И вновь главарь банды усмехнулся:

– А ты постарайся решить вопрос положительно, дабы не свершилась несправедливость по отношению к тебе. Все будет зависеть только от твоего профессионализма и артистичности. Очень постарайся, Эдик! Все останутся довольны. Включая Тимохина, если он, конечно, не отупел в своей армии настолько, что не поймет, чем грозит ему отказ от продажи. Но по данным Хромого, Тимохин не идиот. Так что у тебя неплохие шансы заработать, уважаемый адвокат!

– Какую сумму за забегаловку я могу предложить твоему Тимохину?

– Максимум двадцать пять тысяч долларов. Это и за помещение, и за оборудование, и за товар, что будет находиться на складе в момент оформления документов.

– Не мало ли?

– Много! Но я вынужден идти на оплату того, что мог без проблем забрать бесплатно!

Адвокат поднялся:

– Как насчет моего аванса?

Мирза ответил:

– Никакого аванса. Полный расчет при получении мною документов на право владения кафе.

– Сколько у меня времени на работу по Тимохину?

– Неделя! И ни суток больше.

– Я понял тебя, Мирза!

– Вот и прекрасно! Еще кофе?

– Нет, спасибо!

– Тогда до свидания, Эдуард Константинович!

– До свидания!

Харчинский покинул дом Левоева, даже не взглянув на размалеванную любовницу Мирзы, чем сильно удивил Дину. Обычно адвокат сразу не уходил, задерживался в приемной, осыпая комплиментами развратную глупую девицу.

Дина, проводив взглядом адвоката, только пожала плечами, фыркнув вслед Харчинскому:

– Тоже мне кавалер!

Впрочем, адвокат этого не слышал.


Четверг, 19 мая

Александр проснулся, как всегда, в шесть утра. Тут же из спальни позвонил в кафе. Ему ответил второй бармен, сменщик Славика, Артем Грудов, молодой человек лет двадцати трех, недавно вернувшийся из армии, прошедший действительную службу при Главном штабе Сухопутных войск.

– Доброе утро, Александр Александрович!

– Здравствуй, Артем, как дела?

– Нормально! Открываю кафе, на улице уже собралась очередь.

– Открывай, я подъеду как всегда. Да, там в сейфе твоя зарплата, в конверте!

– Я взял. Спасибо!

– Не за что. Заработал. Ну, давай, до встречи!

– До встречи, Сан Саныч!

Тимохин быстро побрился, умылся, оделся в джинсовый костюм. Из спальни вышла Татьяна:

– Доброе утро, дорогой! Кофе сварить?

– Доброе утро. Не надо. Позавтракаю в кафе.

– Ну а я, как отведу Олю в школу, подъеду. Там бутерброды в холодильнике, на утренний наплыв посетителей, должно хватить.

– Да им сейчас не до закуски. Выпить и на работу, у кого она еще осталась.

Я вот о чем хотел тебя попросить, Таня. От дома до школы, затем в транспорте и по дороге до кафе, посмотри, не идет ли кто за тобой следом?!

Татьяна удивилась:

– Что? За мной и Олей могут следить?

– Не знаю, но посмотри. Только спокойно, не суетясь, не привлекая к себе внимания.

– Это из-за вчерашнего странного посетителя?

– Да! Скорей всего, его появление в кафе ничего не означает, но в наше смутное время лучше быть начеку.

– Господи! И что же со страной сделали, если люди вынуждены бояться жить в ней.

– Никто и никого не боится. Уверен, все будет нормально, но давай на какое-то время усилим бдительность.

– Ты сейчас говоришь словами военного, офицера.

– Я и есть офицер, потому как бывших офицеров не бывает. Но ладно, я пойду, а то Артему одному трудно будет утреннюю толпу обслуживать.

– Будь и ты осторожен!

– Я всегда осторожен.

К молодым вышла мать Тимохина, Антонина Сергеевна:

– И что же такое вы скрываете от меня, дети?

Тимохин, взглянув на супругу, ответил:

– Мама! Никто ничего от тебя не скрывает. У нас все нормально.

– Думаешь, я уже старая и не в состоянии заметить изменения в настроениях семьи? Вчера вы вернулись встревоженными. И я хочу знать, что произошло?

Александр приобнял мать:

– Все у нас нормально, мама.

Антонина Сергеевна вздохнула:

– У тебя все было нормально. На словах. Но ладно. Считаете не нужным посвящать меня в свои проблемы, не посвящайте. Однако при вашей занятости почему бы мне не водить внучку в школу? Все равно делать нечего!

– Мама, вам сначала надо подлечиться, – сказала Татьяна.

Жену поддержал муж:

– Да, займись лучше спиной. А потом, пожалуйста, води Олю в школу. Кстати, дай рецепт, что выписал тебе врач, мы купим лекарства.

Антонина Сергеевна улыбнулась:

– До аптеки, сынок, я и без вашей помощи дойду! Занимайтесь своими делами.

Александр посмотрел на часы:

– Все! Я побежал, а то Артем в кафе зашьется.

Он вышел из прихожей, спустился во двор, где стояла его новая «десятка». Через несколько минут он выехал на улицу Блока и повел автомобиль в центр Города. К кафе подъехал в 6.40. Оставив «десятку» у тротуара, прошел в кафе. Очередь к стойке занимала практически весь зал. Александр кивнул Артему, показав, что прибыл, и не без труда добрался до бармена:

– Успеваешь?

– Водка кончается!

– Сейчас поднесу пару ящиков. Закуска нужна?

– Нет! А вот минералку тоже надо бы принести.

– Принесу!

Доставив из кладовой водку и минералку, Александр осмотрел толпу. В очереди в большинстве знакомые, опухшие с утра лица. Постоянные клиенты. Неожиданно майор почувствовал на себе чей-то острый, оценивающий взгляд. Перевел взгляд влево и перехватил этот взгляд молодого модно подстриженного парня. Рядом с ним еще трое сверстников, похожих друг на друга и совершенно не похожих на болеющих от похмелья людей. Парень отвел взгляд, что-то сказал соседу. Четверка парней рассмеялась. Александр присел на стул. Дождался, пока к бармену не подошли парни. Тот, кто рассматривал Тимохина, сделал заказ:

– Пузырь «Столичной». Четыре банки «Баварии» и штук восемь бутербродов с колбасой.

Артем ответил:

– Водка только на разлив, бутылками не отпускаем. Разлить пол-литра по стаканам?

Парень чуть повысил голос:

– Я же сказал, пузырь «Столичной», чего ты не понял?

Тимохин сказал:

– Отпусти им бутылку, Артем! Не конфликтуй!

Парень воскликнул:

– Во! Делай то, что тебе шеф говорит!

Бармен молча подал парням бутылку, четыре банки пива. Александр выставил на стойку тарелку с бутербродами. Старший из четверки усмехнулся:

– Колбаса, надеюсь, свежая?

– Свежая! Забирайте заказ, не задерживайте очередь.

Парни с водкой, пивом, бутербродами и четырьмя стаканами устроились за столиком у окна.

Народ схлынул через час. Кафе опустело. Лишь четверо парней, опустошив и бутылку и банки, разделавшись с бутербродами, продолжали сидеть за столом, дымя дорогими сигаретами. Александр подошел к ним:

– Так, ребята, а вот курить в зале запрещено. Прошу расплатиться и пройти на улицу, там травитесь хоть до посинения.

Один из парней обратился к тому, что ранее рассматривал Тимохина:

– Рудик! Тебе не кажется, что хозяин этой забегаловки борзеет?

Рудик взглянул на приятеля:

– А с чего ты взял, Перс, что этот мужик хозяин бадыги? – И перевел взгляд на Александра: – Или мой кореш прав? И ты действительно хозяин кафе?

– Я – хозяин, твой корешок прав!

– Значит, ты накладываешь здесь запреты?

– Значит, я, что дальше?

– Ничего!

Рудик затушил окурок в банке:

– Хоп, братва! Посидели, хватит. – Взглянул на Тимохина: – Мне понравилось у тебя, хозяин. Теперь мы будем частыми гостями твоего заведения.

Александр произнес:

– От чего я не в особом восторге. Но запретить вам появляться здесь не могу. К сожалению!

– Да, ты борзый! Хотя в наше время выживает сильнейший. Пока тебе это удавалось. Что будет дальше – посмотрим. Одна просьба, шеф. Забронируй за нами этот столик и скажи бармену, чтобы обслуживал без очереди. Мы не та пьянь, что трется возле стойки!

– А отдельный кабинет для вас не соорудить?

– Не надо! – ответил Рудик спокойно. – А за обслуживание я готов платить. Так как, договорились?

– Возможно, договоримся, если ты и твои дружки перестанут тыкать, обращаясь к старшему по возрасту, и будут вести себя скромнее. А лучше найдите себе другое кафе, где возле стойки не трется всякая пьянь!

Рудик, ухмыляясь, развел руки:

– Что лучше для нас, а что нет, извините, шеф, наше дело, а в остальном ваши условия, – на слове «ваши», он сделал ударение, – вполне приемлемы. До свидания, шеф! Скорого свидания.

– Счастливого пути!

Парни поднялись. Рудик подошел к стойке, рассчитался, и странные посетители покинули кафе.

Подошел к стойке и Тимохин:

– Как тебе новые клиенты, обещавшие стать постоянными?

– Я предпочел бы не иметь подобных клиентов.

– Почему?

– Вы что, не видите, это же бандиты?! Мне вечером Славик звонил, рассказал о хромом. Вчера появился хромой, сегодня заявились молодчики. Неспроста все это!

– Что ты имеешь в виду?

– То, что кто-то положил глаз на кафе.

– Кто?

– А черт его знает. Но один из сегодняшних пацанов мне известен. Лично не знаком, но о делах его наслышан.

– Конкретней!

В зале никого не было. Только слышалось с улицы, как усердно работал дворник Петрович. Бармен поднялся:

– Дело в том, что у моей сестры муж в бандитах был. В то время город делили две группировки. Мирзы и Вано. Вано притащил сюда чеченов, и те быстро подвинули бандитов Левоева. Затем чечены уехали на родину. Вано тоже куда-то исчез. Но у Вано в банде были не только чечены, но и местные. Так вот местные, оставшись без главаря, разделились. Кто-то подался к Мирзе, а кто-то к Боксеру.

– Но ты же говорил, что город контролировали только две группировки? Мирзы и Вано? Откуда взялся какой-то Боксер?

– Боксер и раньше был, – ответил Артем. – Но его банда, состоящая в основном из малолеток и бывших спортсменов, больше шакалила в области. И заявила о себе в городе после распада группировки Вано. Но не о них речь. Муж сестры подался к Мирзе и оказался в бригаде, занимавшейся рэкетом на объездной дороге. Недалеко от газовой заправки, что у старого завода, был кабак, которым владели армяне. Раньше их «крышевал» Вано. Без него армяне остались и без «крыши». Мирза решил прибрать к рукам бизнес армян. И начал делать это агрессивно. Как-то вечером в кабак явились отморозки Левоева. Они устроили погром в ресторане. Во время погрома убили двух официантов. Через несколько дней армяне, бросив кабак, свалили из города. Сейчас там рулят люди Мирзы. В погроме участвовал муж моей сестры, вместе… с тем, кого сегодняшние гости называли Рудиком. Они потом обмывали погром. На этом шабаше был и я. Родственничек притащил.

Александр произнес:

– Вот оно, значит, что? Но если Мирза решил прихватить наше кафе, то почему не действует агрессивно, как в случае с армянами? Засылает гонцов, те чего-то вынюхивают. Не проще было бы сразу налететь стаей, тем более Левоев наверняка знает, что у меня нет никакой «крыши»?

– Вот это и мне непонятно! Видимо, у бандитов насчет вашего кафе какие-то особые планы.

– Какие?

– Ну откуда мне знать, Сан Саныч?

– А ты у мужа сестры поинтересуйся. Может, прояснит обстановку?

Артем вздохнул:

– Нет больше родственничка. Месяца три назад, сразу после того, как грабанули обменный пункт у вокзала, помните тот случай?..

Тимохин кивнул:

– Помню! Жестокое ограбление. Бандиты убили всех, кто находился в обменнике, хотя никакой необходимости в этом не было.

– Да! Так вот на следующее утро после ограбления труп Лени, бывшего мужа сестры, нашли в лесу недалеко от моста через реку. С аккуратной дыркой во лбу и несколькими стодолларовыми купюрами из тех, что были взяты в обменнике. Так что не у кого, Сан Саныч, спрашивать!

– Ясно! Ладно, попробуем разобраться со своими делами сами. Но, Артем, если ты считаешь, что работать в кафе стало опасно, не держу. Можешь уйти! Не хочу, чтобы кто-то пострадал из-за меня.

– Что вы такое говорите, Сан Саныч? Никуда я не уйду.

– Ну, смотри. А вообще, благодарю. Да, Славику позвони, узнай, он останется? Или мне срочно искать замену? Добро?

– Позвоню!

В кафе вошла Татьяна. Александр сразу же пригласил ее за столик в дальнем углу зала.

– Ну, что скажешь, любовь моя? Как проводила Олю, как доехала до работы? Что заметила?

Супруга Тимохина откинулась на спинку стула:

– Дай отдышаться! Торопилась. В школе Олина учительница задержала, а потом долго троллейбуса не было. Спешила.

– Отдышись! Может, кофе?

– Сам приготовишь?

Тимохин крикнул бармену:

– Артем! Сделай, пожалуйста, нам с женой два кофе! Два двойных кофе.

– Хорошо, Сан Саныч.

Артем принес две чашки с блюдцами, поставил на стол. В зал начали входить дневные посетители, и бармен приступил к исполнению своих прямых обязанностей.

Татьяна же, выпив кофе, сказала:

– Ну а теперь слушай. Проводила Олю без проблем, не считая разговора с учительницей, но та только хвалила дочь, однако время отняла. Добралась тоже без происшествий. Никого, кто откровенно следил бы за мной, не заметила. Ну, разве что и у школы, и в троллейбусе видела одного и того же мужчину. Думаю, это простое совпадение.

Александр спросил:

– Почему на этого мужчину ты обратила внимание? Только из-за того, что дважды видела его рядом с собой?

– Нет, не только. Будь он неприметным, я бы и не заметила его.

– Чем же он отличался от других?

– Тем, что хромал!

– Что? Хромал?

– Да! И я сразу вспомнила о хромом посетителе кафе. Но уж очень безобидно выглядел тот, кого я видела. На бандита совершенно не похож, да и не молод.

– Так! Ты рассмотрела физиономию своего попутчика?

– Да! Жалкое такое лицо. Обиженное какое-то.

– А ну пойдем-ка к стойке!

– Мне надо на кухню, Саша!

– Успеешь!

Тимохины подошли к стойке. Александр попросил Артема набрать номер Славика. Тот набрал и передал трубку Александру:

– Алло! Славик? Тимохин. Не разбудил?

Сменный бармен ответил, зевая:

– Считайте, что нет. Доброе утро, Сан Саныч!

– Привет! Ты запомнил хромого, что приходил в кафе?

– Запомнил!

– Поговори с женой и опиши его!

Александр передал трубку супруге.

Спустя минуту Татьяна сказала мужу:

– Это был он, посетитель кафе!

Тимохин вернул трубку бармену, проводил жену на кухню. Там Татьяна, положив руки на плечи мужа, тихо спросила:

– Нам угрожает опасность?

– Не знаю! Боишься?

– Боюсь!

– Тогда сегодня твой последний рабочий день в кафе. В час мы вместе поедем в школу, заберем дочь, и я отвезу вас домой. А вечером прикинем, как поступить дальше.

– Но кто и что хочет от нас, Саша?

– На это пока у меня нет ответа, но думаю, он скоро появится. Ты, главное, не волнуйся. Все будет хорошо. Мне приходилось сталкиваться куда с более серьезным и опасным противником, нежели местные бандиты. И здесь, в конце концов, областной город, а не населенный обкуренными придурками крохотный Кара-Тепе.

– Да, на что ты способен, мне известно!

– Тебе известно далеко не все, на что я способен. В общем, так, готовь бутерброды на смену Артема и завтрашнее утро, я дам объявление в газету о найме повара. Сейчас, когда многие потеряли работу, твое место долго вакантным не будет.

Татьяна сощурила глаза:

– Надеюсь, ты не выставишь в объявление условие, чтобы поваром была молодая, симпатичная женщина до тридцати лет, незамужняя и бездетная?

– Ты на что намекаешь?

– Ни на что. Просто спросила.

– Я покажу тебе текст объявления!

– Зачем, если его можно будет прочесть в очередном номере местного рекламного еженедельника?

– Тоже верно!

Послышался голос бармена:

– Сан Саныч! Вас дворник просит выйти на улицу.

– Ему-то что понадобилось?

– А черт его знает. Скорей всего решил развести на стакан водки!

– Будет ему водка!

Тимохин повернулся к супруге, поцеловал ее:

– Значит, до часу, потом за дочерью и домой. Расчет привезу вечером!

– Как скажешь! Ты муж, я жена! А жена должна слушаться своего мужа! Если любит, конечно. Я люблю, а посему повинуюсь, но обещай, что ты не ввяжешься ни в какую авантюру.

– Обещаю! Война мне не нужна. Судя по поведению бандитов, она не нужна и им. Значит, что? Значит, не все так плохо. Ничего, Танюша, прорвемся! До часу! Пошел!

Проходя мимо стойки, Александр задержался возле бара:

– Артем, выбери время и дай объявление в газету о том, что кафе срочно требуется повар. Оплата по договоренности!

– Татьяна больше не работает у нас?

– Не работает!

– Правильно!

– Что правильно?

– То, что вы убираете ее отсюда! По крайней мере будете чувствовать себя спокойней.

– Это точно! Я к Петровичу!

Александр вышел на улицу, где его ждал дворник.

– Здравствуй, Петрович, что у тебя?

– Желаю здравствовать, Сан Саныч! У меня вот что. Если вас интересует бомж Василий, то он минут пять назад прошел во двор. Сказал, голова болит, отлежаться надо. В подвале, на лежанке своей!

– Ясно! Спасибо за информацию, Петрович. Василий действительно интересует меня. А ты, смотрю, уже убрал все?

– Да уж постарался!

– Самочувствие как?

Дворник вздохнул:

– Могло быть гораздо лучше! Но…

Александр прервал Петровича:

– Ступай к Артему, пусть выдаст тебе бутылку водки. Скажи, я распорядился! И иди отдыхай. Заслужил! Но если не хочешь водки, могу поощрить деньгами.

– Да на что они мне? Опять-таки купить бутылку? Возьму натурой здесь. А вам спасибо, Сан Саныч, за доброту вашу!

– Какая же это доброта? Ведь получается, желая тебе лучшего, делаю худшее. Сам спаиваю тебя!

– Бросьте, Сан Саныч! Еще никто никому насильно в рот водку не заливал. А мне без нее жизнь не жизнь. Трезвым ведь сразу свою покойную супругу вспоминаю. Хорошо мы жили, Саныч, всем бы так. А как вспомню, так впору петлю на шею и… так что мне хуже уже никогда не будет. И лучше тоже. Спасение в забвении.

– А ты вспоминай самые счастливые дни в своей жизни!

– Смерти моей желаешь? У нас с Лидой вся жизнь одним счастливым мгновением пролетела. И наступила мгла.

– Ну, ладно! Если помогает, пей!

Александр без труда нашел бомжа, так как прекрасно знал, где тот устроил себе пристанище. Василий лежал на самодельном щитовом лежаке, рядом с трубами отопления дома. Он открыл глаза, услышав звук шагов Тимохина. Увидев майора, произнес:

– А, это ты, Сан Саныч, а я уж подумал, опять тот хромой заявился.

Александр поприветствовал бездомного:

– Здравствуй, Василий!

– И тебе того же!

Тимохин присел на ящик, стоявший у подобия стола, на котором лежали буханка черного хлеба, банка консервов, пачка сигарет «Прима» и несколько коробков спичек. От Василия исходил слабый, но уловимый запах перегара.

– О каком хромом ты сказал?

– А разве не он – причина твоего появления здесь?

– Ты прав! Он!

– Что хочешь узнать?

– Все, что касается этого человека и в первую очередь то, что вчера он делал здесь, в подвале этого дома. Ты что-нибудь можешь сказать по этому поводу?

Бомж приподнялся:

– Немногое, но могу. И тебе скажу! Хотя он просил не делать этого.

– Просил не говорить о вашей встрече мне?

– Не только тебе, никому вообще, если не желаю заиметь крупные неприятности, как будто мне осталось что терять. И можно чем-либо запугать. Труп не испугаешь. А я умер. Тело еще существует, а душа давно отлетела в небеса.

– Перестань раньше времени хоронить себя. Твоя беда в том, что ты не хочешь ничего менять. Ты сдался, сломался и существуешь по принципу – прошел день, и хрен с ним. А ведь все еще можно исправить.

– Возможно, ты и прав! Но я действительно не хочу ничего менять и жду смерти как избавления. Одного ночами прошу у господа, чтобы легкой была эта смерть. Чтобы вечером уснул, а утром не проснулся. Большего на этом свете мне ничего, Саныч, не надо. Я знаю, ты добрый человек. Сделал бы все, чтобы вытащить меня. И просить не надо. Но я не хочу этого! А значит, все останется как есть! Одно все же попрошу. Сдохну, похорони как положено?! Со священником.

– Перестань!

– Уже перестал. Ты выполнишь просьбу. И я спокоен. А насчет хромого скажу тебе вот что. Встретились мы в подвале случайно. Но это была не первая наша встреча. Точнее, для меня не первая. Однажды на свалке я видел этого урода. Возле крутого джипа. Такой в городе у одного человека. Впрочем, человеком его назвать нельзя. У Мирзы. Надеюсь, ты знаешь, кто такой Мирза?

Тимохин кивнул:

– С недавних пор знаю. А что они делали на свалке?

– Чей-то труп привозили. Понятно, не на иномарке. С джипом на свалку заезжал грузовик. Из него труп и выгрузили в яму, а яму бульдозер разным хламом засыпал.

– Откуда тебе это известно? Сам видел?

– Нет! Дружок, что держит там участок, на котором и я иногда подрабатываю, собирая цветной металл, рассказывал. Вот он все своими глазами видел.

– Значит, хромой был на свалке с Мирзой?

– Да! Они вместе наблюдали за «похоронами». Дружок у меня любопытный, ночью раскопал яму, посмотреть, кого это бандюки похоронили, а заодно и поглядеть, не осталось ли на трупе чего ценного. Ни ценностей, ни денег не нашел, а труп опознать при всем желании невозможно, и лицо и руки были сожжены кислотой. Вот так, Саныч!

Александр закурил:

– Что же творят эти нелюди?

– Правильно сказал, нелюди! Поэтому я чуть не обмочился, увидев вчера в подвале того хромого. Подумал, разузнали бандиты, что дружок про труп на свалке знает, а заодно и про то, что он мог поделиться информацией со мной. Вот и решили убить. На хрена им свидетели? Тем более такие, как мы, которых никто и искать-то не будет. Хорошо, темно здесь, особенно со свету. Не увидел хромой моего испуга. Подай, пожалуйста, «Приму» и спички, а заодно и банку-пепельницу, что за ящиком должна быть.

Тимохин выполнил просьбу бомжа. Тот закурил, нервно и глубоко затягиваясь. Затушив окурок, Василий продолжил:

– Короче, столкнулись мы с ним прямо за перегородкой. Он спрашивает: «Кто такой»? Я в ответ: «Бомж!» Он говорит: «Бомж – это хорошо, давно бомжуешь?» Я отвечаю: «Как бандиты хату отняли». Он интересуется: «За долги небось?» Я говорю: «Нет, просто жил один, наехали, прессанули, заставили бумаги подписать, сунули мелочовку и выкинули на улицу». Хромой усмехнулся: «Бывает, хорошо еще в живых оставили». А потом попросил показать подвал. Ну провел я его по подвалу. До твоей стены с дверью. Хромой спрашивает: «А это что?» И на стену с дверью указывает. Я отвечаю, мол, за перегородкой погреб хаты, переоборудованной под кафе. В погребе склад. В складе товар всякий. Он и стену осмотрел, и дверь. Сказал – крепко сделано. Бережет хозяин кафе свое добро. О тебе спросил. Ответил, что знаю тебя только в лицо. Никаких отношений. Да и кому есть дело до бомжа? Он согласился. Затем сунул сто рублей и предупредил, чтобы я о встрече никому не говорил. Если не хочу заиметь крупные неприятности. Я ему: «Кому мне говорить? Котам, что по подвалу шарахаются? Таким же бездомным?» Хромой рассмеялся: «Даже котам не говори. Иначе не жить!» И ушел! Я обождал чуток, да и сам отчалил. Думал, на свалке пару недель прокантоваться, а сегодня с утра почувствовал себя плохо. Там притулиться негде, вот и вернулся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное