Александр Тамоников.

Горный блокпост

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

Валентину все же вырвало. После чего наступило облегчение. Заставив себя еще и успокоиться, она вновь легла в постель.

Глава четвертая

Военный городок у станицы Разгульной, среда 22 сентября, 9-20.

Ночью оперативный дежурный полка внутренних войск получил телефонограмму, из содержания которой следовало, что в пятницу в гарнизон Разгульной нагрянет комиссия штаба Северо-Кавказского военного округа. Текст телефонограммы командир полка довел до комбата батальона спецназа. И хотя проверка комиссии планировалась в полку, подполковник Белянин решил подстраховаться и подшаманить территорию батальона, отменив на сегодня все плановые занятия. Поэтому после развода, отправив взвод наводить порядок в районе специальной полосы, капитан Бекетов решил остаться в части. От выпитой ночью солидной дозы спиртного его мутило. Казарма давила своей духотой и разнообразными неприятными запахами. Взводный вышел на улицу. Достал из пачки сигарету, прикурил. И тут же выбросил в урну, захлебнувшись кашлем, вызвавшим острый рвотный приступ и обильное слезовыделение. Откашлявшись и выругавшись, капитан решил пройтись по тенистой аллее, ведущей к штабу полка и общежитию роты связи. Одно обстоятельство скрашивало и даже облегчало состояние офицера. И заключалось оно во вчерашней прогулке с Кристиной. Наконец, она согласилась провести с ним время наедине. Воспоминания прошедшей ночи теплой волной накрыли капитана. Накрыли настолько, что он не заметил скамейку в окружении кустов акции, на которой сидела та, о ком и были его мысли. Родимцева окликнула Бекетова:

– Доброе утро, Юра!

Капитан, вздрогнув, повернулся на голос:

– Кристя? Как же я не заметил тебя?

Женщина улыбнулась:

– Наверное, думаешь о чем-то очень серьезном!

– Да о тебе я думал! Извини, доброе утро!

Придя в себя, Бекетов присел рядом с Родимцевой.

Та, продолжая улыбаться, спросила:

– Обо мне? И что же ты думал обо мне?

– Думал, как хорошо, что в моей жизни появилась ты!

– Ой, ой, ой! Так я и поверила!

– Я серьезно, Кристина!

– Да? Хорошо, поверю, а куда направлялся?

Капитан пожал плечами:

– Собственно, никуда. В гарнизоне, как ты знаешь, объявили аврал. Приказано навести марафет, вот и получилось, что я оказался свободным.

– Разве ты не должен руководить подчиненным личным составом?

– Сержанты у меня хорошие. Без взводного знают, что делать.

Кристина повернулась к Юрию:

– Кстати о должности. Почему ты, капитан, до сих пор всего лишь взводом командуешь? Я еще вчера хотела об этом спросить, но забыла.

– Ты видишь в этом что-то зазорное? Или тебя интересуют чины?

– Да нет, но как-то странно получается. Странно и несправедливо. Ты же учился, и должен расти по служебной лестнице!

– Но возьми Краба, капитана Крабова, такого же взводного нашей роты. Образцовый семьянин, почти не пьет, и тоже командует взводом. И таких офицеров много...

– Ой, что это?!

Капитан не понял, но увидел, как испуг исказил черты лица молодой женщины, смотрящей куда-то через его плечо:

– Где?

– Господи, пожар!

Бекетов резко развернулся и увидел столб дыма, поднимающийся над крышей казармы первой роты.

Его роты:

– Твою мать! Это ж моя рота горит! А в казарме люди!

Капитан вскочил и побежал к подразделению. Кристина побежала следом, как и многие военнослужащие, заметившие пожар.

Здание барачного типа, построенное в основном из деревянных конструкций и плит ДСП, накрытое шифером, разгорелось в одно мгновение. Когда Бекетов подбежал к казарме, та полыхала вовсю. Рядом стояли бойцы внутреннего наряда, каким-то чудом успевшие вынести из ружейной комнаты оружие и боеприпасы подразделения, а также бойцы, наводившие порядок в кубриках взводов. Капитан осмотрел солдат. Увидел рядом Кристину, за ней двух своих подчиненных. Но только двух, а он оставлял в кубрике троих. Где же третий? А именно ефрейтор Люлин. Капитан крикнул:

– Скодорец!

Солдат подбежал к офицеру:

– Рядовой Скодорец, товарищ капитан!

– Что случилось, Скодорец?

– А хрен его знает! Мы линолеум меняли, а тут вдруг дым повалил из отсека четвертого взвода. Потом пацаны оттуда выскочили. Да как заорут: горим, смывайся! Ну, мы и ломанулись из казармы. У оружейки дежурный по роте перехватил, заставил ящики с патронами и гранатами вытаскивать! Вытащили, а казарма уже вся пылает!

– А где Люлин?

– Иван?

Рядовой оглядел уже приличную толпу, собравшуюся возле полыхающего здания, пожал плечами:

– Не знаю, товарищ капитан! Был с нами в кубрике, а потом, ... потом я не видел его!

– Ищи! Найдешь, ко мне вместе с ним!

– Есть!

Солдат скрылся. Появился ротный, майор Фирсов, и замполит роты капитан Шуршилин. По их виду было заметно, что они тоже бежали к казарме, увидев дым. Майор обратился к Бекетову:

– Что случилось, Юра?

– Не знаю! Боец доложил, что пожар начался с отсека четвертого взвода!

Ротный повысил голос:

– Как это не знаешь? Ты же должен был быть в подразделении?

Бекетов огрызнулся:

– Пыл поубавь, Сергей! Вышел я, когда пожар начался. У бойцов Крабова спроси, отчего произошло возгорание. Это они первыми заметили огонь.

Фирсов процедил:

– Вышел он! А казарма, ...

Шуршилин отвел майора в сторону:

– Успокойся. Казарму поставим, главное люди целы и оружие вынесли!

– А кому за все это блядство отвечать?

– Вместе и ответим.

Подошли две пожарные машины полка внутренних войск. Солдаты быстро размотали рукава и начали поливать крышу, прекрасно осознавая всю тщетность своей работы. Через какое-то время деревянный остов казармы обрушится, обливай ты его или не обливай!

Бекетов смотрел на пылающее здание. Подбежал рядовой Скодорец:

– Товарищ капитан, нет нигде Люлина. Я везде смотрел. Он от казармы никуда уйти не мог!

Страшная мысль пронзила мозг взводного:

– Так, может, он в казарме и остался?

Рядовой побледнел:

– Да что вы! Он мог спокойно покинуть подразделение.

И тут Кристина вцепилась в руку капитана:

– Смотри на крышу, Юра!

Бекетов поднял взгляд и увидел своего пропавшего подчиненного. Тот стоял возле трубы старой газовой печи, с огнетушителем в руках, разбрызгивая вокруг себя совершенно бесполезную в сложившейся обстановке пену. Капитан оторвался от Кристины, рванулся к прапорщику, начальнику пожарной команды, вырвал у него мегафон, закричал:

– Люляй! Кидай огнетушитель и прыгай с крыши! Она вот-вот отвалится! Прыгай, приказываю!

Ефрейтор услышал голос командира, отбросил бесполезное средство пожаротушения и сделал шаг к кромке крыши, но тут кровля рухнула, подняв столб искр. Вместе с шифером вниз, в горящее пекло сорвался и Люлин. Толпа вскрикнула. Капитан принял решение мгновенно. Подставив себя под струю воды из пожарного рукава, бросился в полыхающее здание. Сзади услышал замполита:

– Куда, Бекетов? Там смерть!

И крик Кристины:

– Юра-а-а!

Больше капитан не слышал ничего, ворвавшись в помещение дневального. Стены горели, дым полностью закрывал видимость и перебивал дыхание. Но Бекетов знал, где может находиться его солдат, рядом с печью в бытовке. Как знал Юрий, что у него всего полминуты на то, чтобы вынести подчиненного. Поэтому он сразу рванулся вправо сквозь стену огня. Оказавшись в бытовке, капитан упал на пол, перекатился к стене, в которую и была вмонтирована давно не действующая печь. На втором обороте Юрий уперся в тело солдата. Чувствуя, что теряет силы, схватил тело и поднял его на руки. А затем рванул назад, к спасительному выходу, приказываю угасающему сознанию держаться. Держаться во что бы то ни стало.

Оборвав крик, как только Бекетов ворвался в пылающее здание, Кристина закрыла глаза ладошками. На нее никто не обращал внимания, застыв в ожидании скорой и скорее всего трагической развязки. Тишина нависла над толпой. И эту тишину не мог разорвать даже треск бурлящего огненным водоворотом пожара. Ее разорвал одновременный вздох облегчения десятков людей, смотрящих на пылающий вход. Разорвал тогда, когда из огня показалась фигура черного от копоти капитана, который медленно, шатаясь, нес на руках такое же закопченное тело ефрейтора. От этого вздоха открыла глаза Кристина. И тут же бросилась навстречу Бекетову. Но не успела добежать, поддержать. Капитан вдруг опустился на колени и упал, уткнувшись в траву газона, накрыв собой солдата. И она упала рядом с ним. Перевернула на спину, уткнувшись в грудь сквозь обильно проступившие слезы, умоляя офицера:

– Юра! Юрочка! Не умирай! Пожалуйста! Не умирай! Прошу тебя! Господи! Не дай ему уйти, ведь он только пришел!

И вновь:

– Юра! Юра! ...

Ее оторвали от Бекетова.

Дальнейшее она помнила плохо.

Санитарная машина, носилки, белые халаты. Какой-то мужчина над ней. Резкий удар нашатыря в нос. Офицеры, поднявшие ее с земли и усадившие на скамейку курилки, холодная вода. А в нескольких десятках метрах руины пожарища. Остов казармы рухнул почти сразу после того, как из нее вышел капитан Бекетов.

Очнулся Бекетов, когда за окном было темно, а в палате, в которой он находился, горел синий ночной свет. Очнулся и увидел сидевшую рядом Кристину. Их глаза встретились.

– Кристя, что с Люляем?

– Жив он, Юра, жив. Ожоги, правда, получил сильные, но врачи говорят, что для жизни не опасные. Ногу сломал, но это вообще ерунда. И, как ты, угарным газом отправился. Сейчас в соседней палате лежит. Юра, Юра!

Женщина вдруг заплакала, опустив голову. Бекетов дотянулся, погладил...

– Что ты, Кристина. Не плачь. Все же нормально!

– Да, нормально! Я чуть с ума не сошла, когда ты бросился в огонь! Почему ты обо мне не подумал?

– Ты была в безопасности, солдат же мог погибнуть, а я, дорогая, в ответе за него. Перед родителями в ответе!

– Да, да, конечно, прости, я спросила глупость! Но ты не сказал, голова болит?

– Болит!

– Вот! Начмед так и сказал: когда очнешься, головную боль надо будет снять. Лекарства оставил. Я сейчас дам тебе таблетки, только воды налью.

Кристина встала, взялась за графин. Руки ее дрожали. Горло графина отчетливо выбивало дробь о край стакана, пока она наливала воду. Подала таблетки и стакан. Юрий принял лекарство. Спросил:

– Сильно испугалась утром у казармы?

– Он еще спрашивает! Когда тебя увозили, я потеряла сознание. Нашатырем привели в чувство. Говорю же, чуть с ума не сошла!

Бекетов улыбнулся:

– Значит, полюбила!

Женщина вздохнула:

– Что ж теперь скрывать? Полюбила!

– А почему обреченно говоришь об этом? Словно не радость пришла к тебе, а беда!

– Не думала, что так вот все будет! Но ладно, ты молчи. Тебе нужен отдых.

Капитан возразил:

– По-моему, в отдыхе больше нуждаешься ты, я выспался! Кстати, сильно меня задело?

– Знаешь, ко всеобщему удивлению, нет! Спину обжгло немного, но ты сам, наверное, это чувствуешь, а так внешне ничего не повреждено. Отравление я не считаю! Просто удивительно. Даже волосы не обгорели, но ресницы опалило. Тебе невероятно повезло! Все, кто был возле пожара, думали, что не вернешься из огня!

– Ты в их числе?

– Да. Я тоже так думала. И у меня все разрывалось внутри. Я словно вдруг оказалась вне реальности. Огонь, дым, люди, крики, а потом ... тишина, как признание того, что тебя больше нет. Господи ... не хочу вспоминать!

– И не надо. Получается, пропал наш вечер.

Кристина присела на край кровати:

– Ну о чем ты думаешь? Разве об этом сейчас надо думать?

– А о чем? О пожаре? Он в прошлом, жить же следует настоящим. Я уже говорил об этом, а может, это ты говорила?

– Не помню. И ничего не пропало. Теперь у нас, Юра, если, конечно ты захочешь, все впереди.

Бекетов наигранно возмутился:

– Что значит, если я захочу? Ты на меня стрелки не переводи. Все от тебя зависит!

– Да нет, не от меня! У меня же дочь, Юра, вдруг тебе она придется не по душе? И зачем вешать на себя обузу? Но я пойму! Мне и немного счастья хватит. Осуждать не буду, если решишь бросить. Ведь вокруг столько хороших и одиноких женщин.

На этот раз Бекетов возмутился уже не на шутку:

– А ну прекрати пороть чушь! Ты мне эти мысли брось! За кого ты меня принимаешь? За самца, которому только и нужно, что поиметь самку? Я люблю тебя. Это значит, люблю такой, какая ты есть! С дочерью! Понятно? И чтобы больше я подобных базаров не слышал, ясно?

– Ясно, ясно, успокойся!

– И слезы вытри, не на похоронах!

– Хорошо. Я умоюсь.

– Умойся! И посмотри, пожалуйста, кто сегодня дежурит.

– Я и так знаю. Рая Крабова и начальник медслужбы полка с сестрой, но они следят за твоим солдатом.

– Жена Краба? Это хорошо.

– Почему?

– Ты умойся, умойся.

Кристина подчинилась. С полотенцем вернулась к кровати, переспросила:

– Так почему хорошо, что Рая дежурит?

– Да потому, что при ней мы спокойно слиняем отсюда. И ночь проведем на хате старшины. Он мне ключи от своей квартиры оставил.

– Что ты, Юра? Какой слиняем? Тебе лежать надо!

– И буду лежать, только в другой постели и с тобой! Или ты против?

– Я не против, теперь не против, но тебе нельзя.

– Можно! Я в порядке!

Женщина вздохнула:

– Даже если и так, то ночь-то, Юра, кончилась. Утро на дворе. Шестой час.

Бекетов удивился:

– Серьезно?

– Да. Посмотри на часы.

Она показала ему циферблат своих миниатюрных часиков. Бекетов чертыхнулся:

– Ну что за порнуха? Эх, не везет, так не везет!

– Это тебе не везет? Не гневи бога!

– Ладно! Но сегодня вечером...

Кристина закрыла ему рот ладонью:

– Не продолжай. Давай сначала дождемся этого вечера.

Вошла Рая Крабова:

– Во как? Я думала, наш Бекетов спит после убойной дозы лекарств и солидной порции газа, а он уже Кристину обхаживает. Ну, ты даешь, Юра!

Кристина покраснела:

– Да мы ничего, а Юра, он только недавно очнулся.

Рая улыбнулась:

– Ну, конечно, как же иначе? Как самочувствие, спасатель?

– Отлично, Раечка!

– Тогда, сейчас лекарства принесу.

Капитан удержал медсестру:

– Подожди! Я только что проглотил таблетки. Ты мне, Рай, лучше вот на что ответь: мне, случайно, в целях ускорения выздоравливания граммов сто пятьдесят спирта не положено вместо «колес» всяких?

Кристина укоризненно покачала головой.

Юрий проговорил:

– Так я, Кристя, не для кайфа прошу. И не прошу даже, а консультируюсь.

Рая ответила:

– Нет, Бекет, спирт тебе противопоказан! В любом состоянии и в любом месте. На службе ли, дома ли, в общаге, в санчасти. Просек ситуацию?

– Просек! Но тогда мне здесь делать нечего. Позвони мужу, пусть сходит в номер, форму повседневную принесет! И пойдем мы отсюда с Кристиной в счастливое сегодня! А то меня тошнит от больничного духа!

– Тебя от другого тошнит! А насчет того, чтобы уйти сейчас, даже не думай! Осмотр врача пройдешь, и после моей смены хоть куда! Но врач вряд ли отпустит.

– Это кто? Наш батальонный Айболит, Семеныч?

– Да. Капитан Семенов Виктор Петрович.

– Куда он денется, Рая?

– Посмотрим. А пока лежи смирно! Куда рвешься? Кристина с тобой! Что тебе еще от жизни надо?

– А ты не знаешь? Замужняя женщина, и не знаешь?

– Все у вас впереди. И не торопи жизнь, Бекет. Береги, ведь вчера почти потерял ее!

– Почти не считается! Но ладно... С одной женщиной спорить сложно, а с двумя вообще вилы. Посему подчиняюсь.

– Вот так-то лучше. А Кирилл форму тебе принесет, если убедишь Семеныча отпустить тебя. На уважении возьмешь. Уж больно сильно он уважает таких, как ты. Сейчас лекарства принесу.

Медсестра вышла. Капитан взглянул на Кристину:

– Может, пойдешь к себе? Меня до обеда точно здесь прокантуют. Потом дела в штабе. Наверняка дознание Индюк организует, а вечером встретимся у скамейки на аллее, а?

– Нет, Юра, отдохнуть я успею, мое начальство разрешило трое суток краткосрочного отпуска. Думаю, что придется ухаживать за тобой. А уйду, как узнаю, что скажет ваш Айболит? И, пожалуйста, не настаивай на своем. Уважай и мое мнение.

– А кто против? Я только рад видеть тебя рядом!

– Вот и хорошо! Вот и договорились.

Но перед обходом в палату вдруг вошли заместитель командира батальона по воспитательной работе майор Индюков и командир первой роты майор Фирсов.

Замполит буркнул:

– Доброе утро! Как дела?

Бекетов ответил:

– Нормально дела.

Индюков переспросил:

– Нормально, да?

И повернулся к Родимцевой:

– А вы что, сержант, здесь делаете?

Вопрос стал неожиданностью для Кристины, и она немного растерялась:

– Как, что? Сидела вот рядом с капитаном, пока он не пришел в себя!

Замполит обратился к ротному:

– Фирсов, вызови сюда нашу дежурную медсестру!

Командир роты вышел в коридор. Вскоре вернулся в палату вместе с Крабовой.

Раиса доложила, как положено:

– Товарищ майор, сержант медицинской службы Крабова по вашему приказанию прибыла.

Замполит указал на Родимцеву:

– Почему здесь эта женщина? Кто разрешил?

Крабова взглянула на Индюкова:

– А в чем, собственно, дело, товарищ майор? Офицеру была нужна сиделка, вот сержант Родимцева и вызвалась посидеть возле Бекетова! Или и об этом нужно спрашивать разрешения у вышестоящего командования? Лично у вас? По-моему, медперсонал сам вправе решать, как обеспечивать содержание в медицинском пункте больных и раненых.

Замполит скривился:

– Это только по-вашему! А по Уставу все в части решают командир или его заместители.

Он вновь повернулся к Родимцевой:

– Прошу вас, сержант, немедленно покинуть палату и отправиться в подразделение!

Кристина взглянул на Бекетова.

Капитан привстал на локтях, желваки заиграли на его скулах:

– Послушайте, майор, вам не кажется, что вы суете свой нос не в свои дела?

– Что?

Бекетов ответил резко:

– Что слышали! И чего вам здесь надо? Кто вас звал сюда? Какого черта цепляетесь к моей женщине? Никуда она не уйдет! А вот вам лучше удалиться. У меня нет ни малейшего желания общаться с вами! Сейчас, по крайней мере!

Замполит покраснел, но сдержал себя. Даже выдавил подобие улыбки:

– Не надо, капитан, обсуждать действия старших по званию и должности! Это очень неблагодарное занятие. У вас нет желания общаться со мной? Но оно есть у меня, а посему вам, Бекетов, придется ответить на ряд вопросов!

В разговор вступила Крабова:

– Я протестую, товарищ майор! И не могу разрешить беседу с больным до осмотра его начальником медицинской службы, капитаном Семеновым.

Индюк вскинул удивленно брови вверх:

– Вы не можете мне что-то разрешить? Вы? Сержант? Майору? У вас с головой все в порядке, Крабова?

Бекетов сказал, обратившись к жене друга:

– Рая! Оставь нас! Если Индюков так стремится общаться со мной, мы пообщаемся. Я в порядке! Так что, уйди, не порть себе жизнь!

Капитан повернулся и к Кристине, но та, предупредив слова офицера, твердо заявила:

– Я никуда отсюда не пойду!

Замполит вновь усмехнулся:

– Да я, погляжу, меж вас любовь образовалась? Что ж, это дело хорошее. Теперь понимаю, почему вы, сержант, напросились провести ночь в палате! Но да ладно. Это к делу не относится.

Майор присел на стул, впился своим бесцветным взглядом в глаза капитана:

– Значит, будем говорить, Бекетов?

– Будем. Я слушаю вас.

– Прекрасно. Вопрос первый: почему в момент возгорания вас не было в роте?

– А почему, собственно, я должен был находиться в подразделении. Меня никто не назначал страшим над бойцами, наводившими порядок в казарме!

– Да? А вот командир роты утверждает обратное. Что именно вы были оставлены в подразделении для контроля над личным составом, занимавшимся уборкой помещений!

Индюков обернулся к Фирсову:

– Я что-то путаю, Сергей Александрович?

Ротный ответил:

– Точнее будет сказать, я не настоял на том, чтобы Бекетов находился в парке!

Замполит произнес:

– Это одно и то же. Капитан Бекетов находился один из офицеров подразделения в казарме?

– Так точно, один!

– Один. Следовательно, отвечал за то, что происходит в роте.

Индюков вновь повернулся к Бекетову:

– Так что вас, капитан, заставило покинуть подразделение, оставив личный состав без присмотра?

Юрий отпил глоток воды из стакана, стоявшего на тумбочке:

– Это допрос, майор?

– Ну что вы? Официальное служебное расследование еще впереди. А сейчас я просто хочу понять, как случилось то, что случилось. У меня есть информация о том, что в момент возгорания казармы вы, капитан, мило беседовали на скамейке аллеи, ведущей к казарме роты связи. Беседовали с присутствующей здесь сержантом Родимцевой? Это правда?

– Правда, и что?

– Значит, вы покинули роту, чтобы встретиться с женщиной?

– Ну и что, майор?

– Замечу, встретиться с Родимцевой в служебное время?

И тут Кристина не выдержала:

– Да как вы смете, господин Индюков, подобным образом обращаться с человеком, спасшим жизнь своему подчиненному? Вокруг казармы находилось много народу, были в толпе и вы, но никто, кроме Бекетова, не пошел в огонь, рискуя жизнью, спасать погибающего солдата. Солдата, который пытался в одиночку бороться с пламенем?

Майор резко повернулся к Родимцевой. В его глазах блеснул холод:

– А ну молчать, сержант, когда разговаривают офицеры. Тоже мне, защитница нашлась. Я еще займусь вашим женским взводом. Развели в части не пойми что, разлагаете дисциплину! Вон отсюда! И доложите...

Договорить замполит не успел.

С кровати на него рванулся Бекетов:

– Да я тебя, сука, за такие слова ...

Индюков вскочил со стула, дабы не попасть под руку разъяренного капитана. Отскочил к стене. Бекетова остановил Фирсов, удержав в кровати:

– Хорош, Юра! С ума спрыгнул? Успокойся!

– Отвали, Серега! Меня достал этот комиссар долбаный.

Замполит, продвигаясь на выход, взвизгнул:

– Ты у меня за все ответишь, Бекетов! По полной программе ответишь, герой хренов!

Капитан схватил графин, но Индюков успел выскочить в коридор, так что посудина разбилась о дверь, рассыпавшись в мелкие осколки. Ротный попытался уложить подчиненного, но Бекетов оттолкнул его от себя:

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное