Александр Тамоников.

Диверсант-одиночка

(страница 1 из 24)

скачать книгу бесплатно

Часть I
ПОДСТАВА

Глава 1

Городской телефон задребезжал поздней ночью. Сотрудник секретной спецслужбы майор Андрей Москвитин с трудом оторвался ото сна, такого крепкого под однотонный шум затянувшегося не по-летнему дождя.

Он протянул руку к тумбочке, включил ночник, нащупал трубку.

– Да!

Но в ответ – длинный гудок. Видимо, оборвалась связь, а может, неизвестному абоненту надоело ждать, пока проснется майор. Если так, то звонок либо повторится, либо его оставят до утра в покое.

Андрей протер глаза. Интересно, кому он понадобился ночью? Семьи у него не было. Друзей иметь не полагалось, он их и не имел, и не только из-за режима собственной секретности. Друзья остались в далекой юности и провинциальной области, в одной из глухих деревень, где он вырос. И где не был уже, наверное, лет семь, а может, и больше. Исключение, пожалуй, составляли два человека – сосед по подъезду, Слава Павлов, да Оксана, женщина, с которой Андрей иногда встречался. Но первый сейчас пил, а второй майор всегда звонил сам, Оксана его номера не знала. Родители Москвитина умерли молодыми, когда ему и семи лет не было. Воспитывал его дед. Но и тот уже год, как покоится на деревенском погосте. Андрей не смог попасть на его похороны. Служба. Да, служба, она стала его жизнью, в которой все мысли и действия подчинены одному – выполнению заданий командования. Заданий, по большей части заключавшихся в поиске и физическом устранении лиц, представляющих угрозу национальной безопасности. Москвитин не был киллером, он значился в штате как офицер особого применения, а попросту говоря – диверсантом-ликвидатором и одиночкой. Что не означало его полной автономности. Акции, в которых секретный агент Москит – такое кодовое название носил Андрей – решал те или иные задачи, готовились штабом службы; его боевые выходы, по необходимости, прикрывались спецподразделением, чаще штурмовой группой отряда спецназа «Гарпун», но финальную часть любой операции майор проводил лично. А иногда Андрей работал с самого начала и до конца один, без прикрытия и помощи. Он выполнял задания, и в его работе еще не было сбоев, поэтому в Службе Москвитина ценили как профессионала высочайшей квалификации и использовали по полной программе. Будь то ликвидация наркобарона, одиозного полевого командира или преступного авторитета.

Звонок повторился.

Андрей взглянул на часы: 2.07. Самое «подходящее» время для разговора. Вновь ответил:

– Да?

На этот раз он услышал голос, который немного удивил майора. Ибо он принадлежал Анастасии Ковалевой, сотруднице информационно-аналитического отдела спецслужбы. Удивил потому, что Андрей не был настолько близок с этой женщиной, чтобы та могла запросто ночью позвонить ему. Она и днем-то никогда раньше не делала этого. Их отношения укладывались в чисто служебные рамки, не более того. Ну, может, Москвитин когда и отпускал Ковалевой комплименты, так как при подготовке к заданиям тесно контактировал с аналитиками, да и дама она была видная, красивая.

Майор знал, что живет Ковалева с дочерью, без мужа. Знал ее адрес. Раз или два подвозил по случаю к дому, но этим все и ограничилось. До сего времени, по крайней мере.

– Андрей? Это Ковалева.

– Я уже понял, доброй ночи, Настя. Ты, случайно не спутала мой номер с чьим-нибудь другим?

– Нет, не спутала. И не смотри, пожалуйста, на часы! Я знаю, сколько сейчас времени. Нам нужно срочно встретиться!

Эти слова еще больше удивили Москвитина. Встретиться? Ночью? Зачем? Ведь буквально через шесть часов им обоим быть в офисе.

– Что-то случилось, Настя?

– Да, случилось! Прошу, приезжай ко мне! И ни о чем не спрашивай. Когда я тебе все объясню, ты поймешь, что я не напрасно настаиваю на встрече в столь неудобное время!

– Хорошо. Я приеду. Дочь, надеюсь, спит?

– Спит. Так что лучше постучи.

– Добро. А ты приготовь кофе. Покрепче. Минут через сорок буду.

– Приготовлю. Код двери 1-3-8, лифт не работает.

– Неплохая информация, у тебя двенадцатый этаж?

– Тринадцатый, квартира 76.

– Это я помню.

– Только, Андрей, ты машину перед домом не свети. Лучше оставь ее возле кинотеатра. И не удивляйся, если в окнах не будет гореть свет.

– Даже так? У тебя есть повод прибегать к подобным мерам предосторожности? Тебе что-то грозит?

Женщина, недолго помолчав, ответила:

– Возможно.

– Так почему не пригласить бригаду отдела физической защиты? Они быстро ликвидируют любую угрозу!

– Это исключено. Все, Андрей, я жду тебя!

Черт. Что же это произошло с Анастасией? Всегда спокойной, уравновешенной, даже немного надменной дамой, знавшей себе цену? Но что-то явно вывело ее из этого привычного состояния. По голосу, почти неуловимо, но Андрей все же почувствовал, что Настя приняла немного спиртного, чего не делала даже на высоких приемах, куда нередко приглашались сотрудницы Службы.

Андрей натянул водолазку, черный джинсовый костюм, поверх надел такую же черную кожаную куртку. Подумав, положил в боковой карман свой штатный пистолет «ПМ», в накладной – миниатюрный прибор ночного видения в виде театрального бинокля, надел высокие, на мягкой подошве осенние ботинки и вышел из квартиры.

Улица встретила его легким, прохладным ветром, сыпавшим в лицо горсти мелкой водяной пыли. Майор поежился и быстро направился на автостоянку, благо она располагалась недалеко.

Улицы столицы в это время интенсивностью движения не отличались даже в центре, где ночная жизнь только вступала в свои права, и уже через полчаса Андрей оставил служебную «Хонду» возле кинотеатра, от которого до высотного здания Анастасии было минут десять неспешного пешего хода. Андрей, помня о просьбе Ковалевой насчет соблюдения некоторых мер безопасности, обошел ее дом и зашел в арку, прямо противоположную нужному подъезду. Под аркой было темно, и майор решил потратить несколько минут на обзор довольно обширного и вместительного двора перед высоткой. Через «бинокль» он тщательно осмотрел территорию, уделяя особое внимание стоянке автомобилей, которых Москвитин насчитал шестнадцать штук. И одна иномарка привлекла его внимание. А именно не первой свежести, но еще приличный «Форд». В его салоне сидело двое типов. В принципе, это ничего не значило, если бы один из них в какое-то мгновение не наклонился и не посмотрел на верхние этажи здания, как раз туда, где находились окна квартиры Анастасии. Как она и предупреждала, совершенно темные. Тип только взглянул наверх и тут же вернулся на место. Ни сама машина, ни ее номер Москвитину ни о чем не говорили. Он видел этот «Форд» впервые. Лиц сидящих в нем людей, понятно, определить не мог. Хотя, нет, стоп! Тот, что заглядывал на верхние этажи, открыл дверцу иномарки и вышел из салона. Огляделся, что позволило зафиксировать майору его физиономию, расстегнул ширинку и выдал приличную струю на заднее колесо стоявшего рядом новенького «Мерседеса». Андрей рассмотрел одного из ночных наблюдателей, но это не дало майору ровным счетом ничего. Как и машина, этот молодчик был ему неизвестен. А память профессионального диверсанта Москита еще ни разу его не подводила. Иначе он и не был бы тем, кем был.

Но рисоваться даже перед этими неизвестными ребятишками, возможно, просто ожидавшими кого-то, вполне вероятно, что и платную шлюху, не стоило. Поэтому Москвитин вошел в ближайший от арки подъезд, шестой по счету от нужного. Кодовый замок защелкнут не был, и дверь открылась без проблем. Не встретил Андрей никакого препятствия при спуске в подвал и продвижении по нему.

Так что в подъезд № 1 он вошел, минуя входную дверь. И, соответственно, незамеченным для парней из «Форда».

Возможно, майор перестраховался излишне и в тайном проникновении в дом не было никакой необходимости. Но, во-первых, о соблюдении мер предосторожности его попросила сама Ковалева, а во-вторых, майор во всем и всегда привык страховаться.

Находясь в прекрасной физической форме, майор без особого труда поднялся на тринадцатый этаж. Перед последним пролетом остановился, прислушался. Тишина полная. Подошел к квартире № 76. Постучал в косяк. Дверь почти тут же открылась, и Ковалева в узком и коротком халатике буквально затащила его в темную прихожую, закрыла наружную и внутреннюю двери.

– Иди за мной.

Андрей начал было разуваться, но хозяйка квартиры сказала:

– Оставь, проходи так.

Майор последовал за ней на кухню, где горел ночник, а окно закрывало плотное одеяло. Москвитин присел к столу, Ковалева устроилась напротив.

Андрей осмотрелся.

– Что-то я кофе не вижу.

Анастасия встала, продемонстрировав перед майором почти неприкрытую стройную фигуру:

– Извини, я все сделала, сейчас подогрею! А ты, если хочешь, кури, пепельница на стойке.

Андрей достал пачку «Мальборо», закурил. Настя поставила на стол две объемные чашки кофе, распространявшего сильный аромат, сахарницу, пакетики со сливками и ложки.

– Обещанный кофе. Настоящий, бразильский.

Затушив сигарету и взяв чашку в руку, майор взглянул на Ковалеву:

– Ты просила приехать, я приехал. Ты хотела мне что-то сказать? Говори, я слушаю.

– Ты говоришь, как восточный бай.

– Да? Возможно. Мне часто приходилось работать на Востоке, и ты это знаешь.

– Знаю. То, что я сейчас расскажу, скорее всего покажется тебе невероятным, но все – правда!

Анастасия, отпив глоток кофе и закурив, начала рассказывать. Вчера перед окончанием работы ей на сотовый телефон позвонил бывший муж Артем, в настоящее время обитавший с другой семьей в Бельгии. Попросил свидания. Говорил, что ради этого свидания и прилетел в Россию. Анастасия не хотела встречаться, все же в свое время этот Артем обманул ее, бросив с грудным ребенком в коммуналке ради отдельной благоустроенной квартиры дочери одного известного в столице адвоката. Но прошли годы, Настя сумела найти свое место в этой жизни, боль от предательства притупилась. И уж очень горячо, чуть ли не с мольбой в голосе бывший муж просил встречи. Андрей, которому эта вступительная часть рассказа была совершенно неинтересна, попросил коллегу перейти к делу: ради чего она ночью вытащила его из теплой, хоть и одинокой постели.

– Хорошо. Перейду к делу. В общем, договорились мы с Артемом встретиться в ночном кафе «Каприз», что на набережной недалеко от гостиницы «Украина», знаешь такое?

– Нет. Я там никогда не был.

– Неважно. Обычное кафе, с претензией на элитность, и достаточно уютное. Бывший супруг хотел заехать за мной, я отказалась. Встретились в кафе. Он заказал столик в углу главного зала, а там еще во втором, более крупном, зале отдельные открытые кабинки расположены, прямо по пути, извини, в туалеты.

Андрей взглянул на женщину:

– Ты считаешь, мне нужно знать схему расположения помещений в каком-то кафе, которое совершенно меня не интересует?

– Ну что ты меня перебиваешь? Слушай и поймешь, к чему я так подробно описываю тебе кафе… Так вот, устроились мы с Артемом за столиком, немного выпили, – все же прав был Андрей, почувствовав при телефонном разговоре, что Анастасия не совсем трезва, что сейчас уже было незаметно, – Ковалев поплакался, что жизнь со второй семьей у него не сложилась, и просил, ну ты сам понимаешь, что он просил, вновь принять его, а вернее, уехать с ним в Бельгию. В общем, пока он распускал нюни, я пошла в туалет. И вот тут начинается самое интересное и невероятное. Проходя второй зал, я случайно бросила взгляд на одну из кабинок и увидела в ней сидящих по одну сторону весьма богато сервированного стола нашего многоуважаемого шефа – господина Оболенского, а по другую сторону – кого бы ты думал?

– Ну откуда мне знать?

– Правильно, ни за что не догадаешься. С другой стороны стола я увидела Ахмеда Астаминова, или Батыра, который, как тебе известно, является полевым командиром Джуры, Адама Дахашева!

Москвитин невольно отставил свою чашку:

– Но это невозможно, Настя! И Батыр, и его хозяин Джура в Чечне! Их усиленно, но пока тщетно ищет отряд «Гарпун», переброшенный на Кавказ как раз в целях их обнаружения.

– Вот именно, Андрей, что тщетно! Как ребята полковника Карцева могут отыскать Батыра в горах, если он в Москве?

Андрей внимательно посмотрел на женщину:

– А ты не обозналась, Настя? Все же полумрак кафе, встреча с бывшим мужем, бокал вина… Насчет Оболенского я речи не веду, генерала ты ни с кем спутать не могла, а вот его собеседник?

– Я знала, что задашь мне этот вопрос. Я сначала, когда вошла в туалет, засомневалась: а не померещилось ли мне? Поэтому на обратном пути сфотографировала нашего шефа с его собеседником. У меня всегда с собой ручка-камера. Хочешь взглянуть на фотографию?

– Мне она ничего не скажет, я не видел ни фото Батыра, ни сам оригинал. Слышать – слышал, но так как конкретно по нему не работал, к досье доступа не имел.

Женщина поднялась:

– Я это знала. Поэтому сразу по возвращении домой через свой ящик вскрыла базу данных нашего офисного компьютера. И скачала оттуда информацию по Ахмеду Астаминову. Подожди.

Анастасия вскоре вернулась, неся стандартный лист бумаги, фотографию и фонарик. Бросила все это перед Москвитиным:

– Перед тобой фото из досье и мой снимок, сделанный в кафе, взгляни на них.

Майор положил фото из кафе рядом с принтерной копией досье, осветил их фонариком. Внимательно вгляделся в предоставленные документы. Выключил фонарь, закурил, проговорив:

– Да, невероятно.

– Теперь ты убедился, что на обоих снимках одно и то же лицо?

– Убедился, Настя. Но… нет, это черт-те что получается. Отряд спецназа рыщет по перевалам и ущельям в поисках бандита, а они, вернее, один из них спокойно лакает коньяк в Москве? И с кем? С руководителем спецслужбы, генералом Оболенским?

Москвитин задумался.

– А может, Оболенский по приказу сверху начал закулисные переговоры с Джурой? Через Батыра? А, Андрей?

Майор ответил кратко:

– Вряд ли.

Женщина повернулась к нему:

– Но почему? Допустим, Джура – Дахашев осознал, что дальнейшее сопротивление бесполезно, но решил выторговать для себя приемлемые условия прекращения противодействия федеральным войскам? И тогда встреча нашего генерала с Астаминовым хоть как-то объясняется.

Андрей отрицательно покачал головой:

– Нет, Настя. Джуре, у которого руки по локоть в крови, на снисхождение рассчитывать не приходится. Никто не пойдет с ним на переговоры. Даже на контакт не пойдет! Дахашев обречен, и рано или поздно пуля или осколок гранаты найдет его в Чечне или в какой-либо другой стране. Это во-первых. А во-вторых, Джура отнюдь не является самостоятельной фигурой, чтобы принимать подобные решения. За ним стоят более влиятельные силы, деньги которых бандит просто обязан отработать. Хозяева не дали бы Джуре попытаться выйти из игры!

– Но тогда?

Москвитин поднялся:

– Тогда, Настя, налицо сговор руководителя спецслужбы с боевиками. В частности, этим можно объяснить, почему террористам в Чечне удается ускользать от поисково-штурмовых групп отряда «Витязь»! Бандиты в курсе наших планов.

Анастасия обхватила голову руками:

– Господи! Но как же так?

– Вот так. Вспомни, не видел ли тебя в кафе сам Оболенский или кто-нибудь из его охранников?

Ковалева, немного подумав, ответила:

– Нет. Не думаю. Оболенский не видел точно. А телохранители? Их я там не заметила. Да их и не могло быть, если шеф встречался с полевым командиром Джуры.

Москвитин согласился:

– Возможно. Ты еще долго рассиживала с муженьком в этой забегаловке после того, как увидела Оболенского?

– Нет. Что я, дура? Мы с Артемом тут же ушли.

– И на улице опять не заметила ничего подозрительного?

– Нет.

Майор выключил ночник, прошелся по комнате, отодвинул одеяло на окне, взглянув вниз. «Форд» стоял на прежнем месте. Отсюда Андрей не мог видеть, находятся ли пассажиры в салоне или покинули его. Но скорее всего двое парней в машине. Он спросил женщину:

– Настя! Ты, наверное, знаешь все автомобили, которые находятся возле дома постоянно?

– Примерно, а что?

– Подойди сюда.

Ковалева встала рядом с майором.

– «Мерин» «шестисотый», третий от второго подъезда, чей?

– Мужика какого-то. Кто он и что собой представляет, не знаю, но живет в доме и ставит «Мерседес» почти каждую ночь как раз в том месте. Он еще вечером, часов в десять, с женой и огромной собакой по двору прогуливается. А вот утром не видела. Я обычно уезжаю, когда «мерс» еще стоит на стоянке.

– Ясно. А «Форд», что притерся к нему, чей?

– «Форд»? Этот вижу впервые. Хотя вон и «Шкода», по-моему, первый раз здесь ночует, да и «Волгу» с какой-то иномаркой тоже раньше я не замечала возле дома. А в чем, собственно, дело, майор?

Андрей отвел Ковалеву от окна, объяснив:

– А то, что в этом «Форде» находятся два мальчика, один из которых время от времени посматривает наверх, как раз в сторону твоих окон. Но, может быть, они к тебе и не имеют отношения.

Ковалева вдруг вернулась к окну, еще раз взглянув вниз.

Повернулась к майору:

– У тебя наверняка оптика с собой?

– Конечно.

– Одолжи-ка на секунду.

Москвитин передал ей прибор ночного видения.

Настя выглянула еще раз, но почти сразу отошла от окна, задернув плотно одеяло.

– Нет. Ошиблась.

– В чем?

– У кафе, когда мы с Артемом уходили, стоял «Форд», очень похожий на тот, что припаркован у дома. Но не тот!

– Точно?

– Точно. У того, что был возле кафе, стекла тонированы, у этого нет.

Они вновь присели. Настя, включив лампу, спросила:

– Что ж мне теперь делать, Андрей?

– Твое проникновение в базу данных главного компьютера не обнаружат?

– Если Оболенский не поставит Владимирову такой задачи.

Подполковник Владимиров являлся начальником информационно-аналитического отдела Службы.

– А если шеф поставит ему такую задачу?

– То взлом, естественно, обнаружат. Я же скачивала информацию.

– И узнают, кто это сделал?

– С этим сложнее. Я входила в базу данных через сеть МВД. Так что, если Владимиров что и определит, то только факт взлома.

Андрей произнес:

– Боюсь, если генерал заинтересуется главным компьютером, то ему будет и этого достаточно.

– Ты о чем, майор?

Москвитин взглянул в глаза женщине:

– О том, что посещение кабака с бывшим мужем может для тебя кончиться крупными неприятностями. Кстати, а почему ты не пригласила своего Артема домой?

Женщина тряхнула головой:

– Ему здесь нечего делать. Что было, то прошло и возврата к прошлому не будет, ни при каких условиях.

Андрей поинтересовался:

– Слушай, а он, твой бывший, богатенький или так себе?

– Упакованный. Свой дом, приличный счет в банке, он показывал мне чековую книжку, собственный бизнес и все прочее. Только мне это, Андрюша, как-то до лампочки. Я его видеть не хочу.

– Он надолго прилетел в Москву?

Настя бросила на майора недовольный взгляд.

– Андрей! Может, закроем тему Артема?

– Закроем, но не сейчас.

– Ну, хорошо, хорошо. Артем планировал провести в России неделю.

– Ты сказала в России?

– О, господи, ну в Москве. Какая разница?

Майор повторил:

– Неделю. И что входит в его планы? Уговорить тебя вернуться к нему?

– Не только, Артем хотел повидаться с дочерью, побыть какое-то время в ее обществе, ну и все такое. Только ничего у него не выйдет. И я на прощание у подъезда так ему и сказала.

– А он?

– Сказал, что зайдет еще, хоть взглянуть на собственного ребенка и попрощаться. Потом ушел.

– Он не сказал тебе, где остановился?

– Говорил, но я не запомнила, в отеле каком-то.

– Так и не запомнила? Ты – и не запомнила?

– Ну, хорошо, в гостинице «Националь», только не понимаю, зачем тебе это?

Андрей вновь поднялся:

– Чисто из интереса. Но ладно. Короче, хватит пустых разговоров. Я сейчас испаряюсь. Фотографию и досье заберу с собой. Ты же завтра на службу не выходи. Позвони, что заболела дочь. Будь дома. Отвечай только по мобильнику и только мне, номер знаешь, к городскому телефону не прикасайся. Ну и, естественно, никому, даже собственному бывшему мужу, дверь не открывать! Я прокачаю обстановку с утра, ближе к обеду свяжусь с тобой. Уяснила? Проводи меня и ложись спать.

Москвитин в сопровождении хозяйки вышел в прихожую, аккуратно открыл внутреннюю дверь, посмотрел в объемный «глазок». В коридоре никого. Тихо приоткрыл металлическую дверь, замер, чутко вслушиваясь в тишину подъезда. Так простоял около минуты. Похоже, и подъезд «чист». Подмигнул Насте и вышел на площадку. Женщина тут же бесшумно закрыла двери. Москвитин начал спуск. Вышел к арке тем же путем, которым пришел от нее к Насте, через подвал. На прежнем месте, где останавливался час назад, вновь замер у угла. Навел «бинокль» на «Форд». Молодчики продолжали находиться в машине. Похоже, они вздремнули, так как оба откинули головы на подголовники своих сидений. Андрей взглянул на часы: 4.32. Пока он дойдет до своей «Хонды», пока вернется домой, будет как минимум полшестого. А в 6.30 вставать. Но час на сон для спецназовца – это время! Не знал майор Андрей Москвитин, что видел Анастасию Ковалеву в последний раз. И что уже сегодня узнает страшную новость о судьбе той, с которой только что разговаривал, и об участи ее дочери с бывшим мужем, так некстати решившим наведаться в Москву. И что события, последовавшие за этой новостью, резко изменят всю жизнь и самого Москвитина. Андрей не знал этого, хотя и уезжал от кинотеатра домой с тяжелым предчувствием, но в надежде, что на этот раз интуиция его обманывает.

Анастасия заблуждалась, когда посчитала, что ее визит в кафе «Каприз» и совершенно случайное свидетельство встречи своего непосредственного начальника с одним из известных чеченских террористов останутся незамеченными. Да, штатных телохранителей Оболенского в кафе не было и быть не могло, но во втором зале все же присутствовал тот, на кого она не обратила внимания. А именно личный помощник генерала, капитан Григорян, сидевший за столиком напротив кабины шефа, лапающий сидящую у него на коленях шлюху, но не забывающий внимательно отслеживать обстановку в зале. Он-то, скрытый проституткой, и заметил Ковалеву, когда та проследовала в туалет. Появление Анастасии сильно встревожило верного пса Оболенского, Григоряна. За соседним столиком находились два молодчика, люди самого Григоряна, к спецслужбе отношения не имеющие. Как только Ковалева вернулась в зал, держа в руке толстую автоматическую ручку-фотоаппарат, капитан понял, что Ковалева засекла Оболенского с чеченом и сделала снимок. Но брать женщину в кафе нельзя. Нельзя поднимать шума. Григорян проводил взглядом скрывшуюся в соседнем помещении Ковалеву, сбросил с колен проститутку, воткнув ей между пышных грудей пятидесятидолларовую купюру и приказав быстро свалить из кафе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное