Александр Тамоников.

Бой капитанов

(страница 3 из 28)

скачать книгу бесплатно

Подполковник переспросил:

– Есаулом? Это не с Игнатом Вереховым из Ростовской области?

Генерал улыбнулся:

– Знакомая личность?

– Да! Знакомая!

– Ты опять прав. Карахан связывался с Игнатом Вереховым, или Есаулом, который под «крышей» бывшего советского партийного бонзы Каландина Георгия Дмитриевича держит отряд наемников почти из всех бывших республик Советского Союза. Базируются они на вилле Каландина в хуторе Шестовский, в двадцати пяти километрах от Ростова. Ниже по течению, на берегу Дона. Каландин использует банду Есаула в разборках с конкурентами. Ведь теперь бывший высокопоставленный партийный чиновник – крупный коммерсант. Коллеги из МВД и наркоконтроля подозревают, что Каландин является одним из руководителей подпольного картеля, занимающегося транзитом наркотиков и торговлей оружием. Связи у него остались весьма обширные. Не зря возле Каландина отираются полевые командиры боевиков разных мастей.

Вершинин воскликнул:

– Так почему до сих пор не разнесут это осиное гнездо?

– Я же говорю, связи у партийного бонзы обширные, отсюда отсутствие доказательной базы.

– Штурмануть эту виллу безо всякой базы, потом и доказательства всплыли бы!

– Не забывай, подполковник, мы не бандиты!

– Ну, конечно! Мы должны закон блюсти. А они никому и ничего не должны. Им закон не писан. У них все по понятиям и желанию босса.

– Не будем отвлекаться. Вернемся к Зайченко. Почему его «светит» Керман? Почему страхуется, когда в этом, казалось бы, нет никакой необходимости? Думаю, потому, что допускает вероятность того, что Карахан может проговориться о предателе. И эта информация попадет к нам. Тогда что? Мы изолируем Зайченко, внедряем вместо него в караул своего человека и тем самым рушим планы Кермана! Как нам представляется. А на самом деле Зайченко не предатель. Предатель кто-то другой, из тех шести офицеров, что последнее время постоянно сопровождали особо ценные грузы. Или этих предателей несколько. И они решают проблему с заменой Зайченко, обеспечивая проведение акции. Это как одна из версий! Как тебе такой расклад?

Вершинин задумался:

– Что ж, на этот раз скорей всего правы вы. Такой расклад вполне вероятен. Карахан может замутить обстановку. И мутит. Но он пока не знает, что его контакт с Керманом зафиксирован. Если не проявит себя агент в ФСБ, то Ваха уже скоро начнет подготовку к акции. Что будем делать?

Генерал вновь улыбнулся:

– Как что, Валера? Выполнять свою работу. Срывать планы террористов. И начнем с того, что установим контроль над людьми Есаула, которые прибудут в Москву прикрывать Карахана при получении задатка и проезда на хутор Шестовский.

– Этот хутор тоже не мешало бы взять под контроль.

– Согласен! Но позже. Твоей же группе предстоит другая работа!

– Какая конкретно?

– Выполнение главной задачи. Проведение контртеррористической операции «Паутина», назовем ее так. Замысел контракции предварительно таков…

Генерал говорил минут пятнадцать, манипулируя карандашом-указкой и картой района расположения полигона «Северный» и примыкающих к нему территорий.

Закончил словами:

– Это вариант операции, который предлагаю я.

Ты обсуди его со своими спецами и завтра в 14.00 доложишь мнение бойцов группы. Как примем окончательное решение по общему плану, начнем подготовку его реализации в режиме реального времени и ситуации.

Подполковник поднялся:

– Мне все ясно! Разрешите идти?

– Иди, Валерий Николаевич. Объявляй группе «Общий сбор»!

– Опять без выходных остаемся!

– А кому сейчас легко?

– Олигархам!

– Не уверен! Свободен, подполковник!

Вершинин покинул кабинет Купавина.

Генерал поднял трубку телефона прямой линии с секретарем:

– Ольга Станиславовна! Вызовите ко мне капитана Попова, и, пожалуйста, еще чашку кофе. Покрепче!

– Может, вам обед заказать?

– Да какой, Оль, обед? Ужин скоро! Попова и кофе!

– Есть, Вячеслав Юрьевич!

Купавин выдвинул ящик стола. Достал пачку «Кента». Вчера он обещал супруге бросить курить. И не курил, ни вечером, ни с утра, ни днем, а вот сейчас потянуло. Повертев в руке, резко выбил сигарету, прикурил. Сделал несколько глубоких затяжек. Усмехнулся. А ведь правильно говорят, бросить курить легко. Вот лично он, генерал Купавин, делал это раз десять.

Пройдя в коридор, командир группы «Рокот» извлек из кармана легкой куртки сотовый телефон, нашел в памяти мобильника нужный номер, нажал на клавишу вызова. Ему тут же ответил веселый голос:

– Командир? Ты, как никогда, вовремя позвонил. У меня дома две очаровательные блондинки из какого-то салона красоты. Мне одному с ними справиться будет непросто, так как девочки уходить не торопятся. Давай подваливай…

Вершинин прервал командира второго отделения группы майора Игоря Зубова:

– Ты вот что, Зуб. Провожай блондинок, обзванивай подчиненных, объявляй им повышенную боевую готовность. Сам должен прибыть в штаб в 19.00!

– Что-то серьезное, шеф?

– В штабе все узнаешь!

– Понял. Один вопрос, собираемся надолго? А то, может, договориться с девочками, чтобы подождали, пока я буду отсутствовать? Жаль упускать такой момент! В кои времена выпали выходные, да зацепил таких краль, и… облом. Не хотелось бы!

– Ты можешь оставить подружек дома, это твое право, долго в штабе не задержишься, но уверен, что по возвращении не застанешь свою хату обчищенной?

– Да у меня чистить нечего!

– Тогда поступай насчет девочек, как хочешь, но в 19.00 чтобы был в штабе.

– Понял, шеф! Выполняю!

Бойцы группы между собой называли Вершинина Шефом, впрочем, все они имели сокращенные имена.

Переговорив с Зубовым, Вершинин переключился на командира 1-го отделения, своего заместителя, майора Полухарова, Хару:

– Володя? Вершинин! Чем занимаешься?

– Только что из аптеки пришел. Ты же знаешь, у меня мама приболела.

– Знаю! Что говорят врачи?

– Ничего! Возраст, мол. Отсюда всякие болячки. Выздоровеет!

– Дай бог! Теперь о сути звонка. Отделению повышенная боевая готовность, самому быть в штабе в 19.00.

– Дело нарисовалось?

– Нарисовалось. Не сотрешь!

– Сотрем, Валера!

– Ты прав. До встречи!

Отдав приказания подчиненным, Вершинин поехал домой пообедать. В 18.30 он находился в комнате совещаний. Следом подъехали майоры Полухаров и Зубов. Купавин часом раньше уехал к семье.

Командир группы начал совещание ровно в 19.00. Обрисовал старшим офицерам общую обстановку о планируемой террористами Карахана операции «Зигзаг» по новейшим образцам крылатых ракет. Доложил о предположениях генерала насчет Зайченко и потенциального предателя в составе специального караула и его предположениях:

– Таким образом, исходя из разведданных, начальник службы считает необходимым замену всего караула. Думаю, это можно сделать на станции Суденец.

Полухаров проговорил:

– Суденец! Слишком крупный населенный пункт, чтобы спокойно сменить спецкараул. Наверняка люди Карахана будут сопровождать состав и отслеживать обстановку. Нет, там сменить караул незаметно для бандитов нам не удастся. А если они зафиксируют смену, то отменят акцию. В принципе, это не самый плохой вариант. Ракеты дойдут до полигона, где бандиты их при всем желании не достанут. Но раз перед нами стоит задача не только обеспечение доставки ракет на полигон, но и уничтожение банды Карахана, надо искать другой вариант.

Вершинин с Зубовым посмотрели на командира первого отделения. Подполковник спросил:

– Как отказаться, Володя? Каким же образом мы реализуем тогда план контракции? Если бы знать точное место нападения террористов на спецвагон, тогда да, можно было бы обойтись и без смены. Устроили бы засаду, закольцевав район действий банды Карахана, и стерли бы ее ударом с тыла. Но мы не знаем этого места. Хотя в инструкциях Кермана оно определено как станция Магино. Но будет ли Карахан в точности следовать инструкциям заказчика? Вопрос большой.

Полухаров взглянул на карту:

– Магино! В принципе, место действительно самое удобное для нападения. Населенный пункт небольшой, отстоит от станции где-то в пятистах метрах. Между селением и станцией поля, открытая местность. Каждый человек на виду. Посади наблюдателя, и тот будет полностью контролировать подход к станции со стороны населенного пункта, с севера. Южнее железнодорожного полотна болота и одна-единственная дорога к брошенному и безлюдному лесхозу, от которого грунтовка выходит на автотрассу Суденец – Шигаев. Посадить второго наблюдателя где-то у дороги на лесхоз, и спецназ незаметно не подвести к станции ни с юга, ни с севера. Ни… с флангов. Удобное место. Состав стоит в Магино 3 минуты. Этого бандитам хватит, чтобы снять блок № 5 с одной из ракет, учитывая то, что вход в спецвагон им откроет предатель. А затем отойти к лесхозу, далее на трассу, а там разойтись в разные стороны.

Подал голос Зубов:

– Так какие основания у Карахана не следовать инструкциям?

Полухаров задумался. Затем проговорил:

– Меня одно смущает. Почему Керман настаивает, чтобы операцией «Зигзаг» руководил лично Карахан? Какая разница заказчику, кто и как выполнит заказ? Главное – заполучить нужный блок. Но Керман, повторяю, не только настаивает на руководстве операцией лично Караханом, но обещает заплатить ему за это ни много ни мало, а 500 000 евро. Террористы щедро оплачивают заказы, но деньги на ветер не выбрасывают. А в нашем случае получается, Керман просто выбрасывает полмиллиона евро. Оплачивая, по сути, лишь присутствие на месте проведения операции Карахана, понимая, что тот на вагон не пойдет, а по объекту будут работать рядовые наемники.

Вершинин внимательно посмотрел на Полухарова:

– Погоди, погоди, Вова, кажется, на твой вопрос мы найдем ответ. И прямо сейчас. – Он достал диктофон, переданный ему генералом Купавиным: – А ну-ка послушаем еще раз беседу Кермана с Караханом и разговор Карахана со своим помощником.

Он включил диктофон.

Вскоре из динамика прозвучал вопрос Карахана:

– Сколько мы не виделись, Неджет?

На вопрос последовал ответ:

– Давно, Карахан. С того момента, как обговаривали вояж на Кавказ моего племянника, Межета, откуда ему не суждено было вернуться.

Голос Карахана:

– Кто мог знать, что Межета Кермана в России ждала смерть! Как никто, кроме Всевышнего, не может знать, что ждет каждого из нас в будущем. Только ему решать, кому жить, а кому умереть. В ту весеннюю ночь Всевышний отвернулся от нас, и проклятый спецназ русских, каким-то невероятным образом оказавшийся в селении Ачху, уничтожил и Межета, и моих людей. Но я в свое время передавал вам подробный отчет о том событии.

Керман:

– Где не было сказано ни слова о трех миллионах долларов, что племянник имел при себе для передачи денег тебе, Карахан!

Непродолжительная пауза, затем вновь голос Карахана:

– Я что-то плохо понимаю вас, Неджет. Я не получил никаких долларов. Их забрали русские, и вы это прекрасно знаете.

Керман:

– Ну, ладно, ладно, дело прошлое…

Вершинин остановил запись:

– А теперь еще кое-что.

Он перемотал пленку, и из динамика послышался голос Карахана:

– Но почему Керман вышел на меня? Мне переадресовал заказ? Ведь он не забыл о судьбе племянника и трех миллионах исчезнувших долларов.

Ответ Шарипова:

– Думаю, если бы Керман знал, что лично вы пристрелили его «ботаника», а вместе с Межетом силами своих людей положили сопровождающую группу и забрали деньги, то нас здесь ждал бы не выгодный заказ, а киллер. Керман мстителен, но он никогда ничего не делает на эмоциях. У него нет и не может быть доказательств нашей причастности к гибели его племянника…

Подполковник выключил диктофон. Спросил:

– Не здесь ли собака зарыта, господа офицеры? Что скажешь, Хара? С учетом того, что встречу Кермана с Караханом неожиданно сдал нашей резидентуре какой-то Доброжелатель.

Ответить майор не успел, в комнату неожиданно вошел Купавин. При появлении генерала Вершинин подал команду:

– Товарищи офицеры!

Генерал отмахнулся:

– Сидите!

Он присел рядом с Полухаровым:

– Совещаетесь?

– Как вы приказывали, обсуждаем план операции «Паутина»!

– Значит, готовитесь защитить блок № 5 нашей новой крылатой ракеты?

– Так точно!

– Это хорошо. И на чем остановились?

Вершинин кивнул на Полухарова:

– Да вот заместитель заинтересовался, почему Керман настаивал на личном руководстве Караханом операцией террористов «Зигзаг».

– Да? Смотрю, слушали диктофон? И что услышали необычного?

Подполковник доложил:

– Оказывается, у Кермана имеется счет к Карахану за гибель племянника и пропажу крупной суммы денег. Карахан все сваливает на спецназ…

Генерал прервал командира группы, продолжив тему за него:

– …которого 8 апреля ни в Ачху, ни во всем приграничном районе не было. Я тоже обратил внимание на факт гибели Межета Кермана и исчезновение трех миллионов долларов, когда слушал пленку. Межета убил Карахан. И Керман знает об этом, что подтвердилось последними разведданными.

Вершинин спросил:

– Так, значит, Керман сбросил Карахану пустой заказ?

– Да! И предупредил нашу разведку о готовящейся операции боевиков.

Зубов проговорил:

– И что бы мы сделали без этих записей?

Генерал ответил:

– Готовились бы, да и будем готовиться к ликвидации Карахана, а также банды Есаула, которую планирует вывести на спецвагон господин Ваха Караханов. Заодно, если получится, попробуем зацепить товарища Каландина, бывшего секретаря ЦК КПСС, а ныне преуспевающего бизнесмена и по совместительству отпетого бандита. Но о нем будет отдельный разговор.

Зубов спросил у Купавина:

– Если Керман подставляет Карахана, то, значит, в составе караула нет и предателя?

– Данная версия отрабатывается. Нет! Но караул мы сменим.

Купавин приобнял Полухарова:

– Надеюсь, майор, сейчас ты не будешь настаивать на обратном?

– Не знаю! Карахан-то работает по-серьезному, не предполагая, какую свинью подложил ему Керман, а значит, может отслеживать спецвагон от места отправления. Он так же, через «крота» в ФСБ, реально мог заполучить информацию по караулу. И что получится, если он узнает о внезапной и необъяснимой смене караула? Уйдет и сорвет на хрен контроперацию!

Генерал спокойно ответил:

– Ничего Карахан не узнает. Как и «крот» в центральном аппарате ФСБ. Спецвагон стоит в бронированном ангаре тупика одного из московских вокзалов. Твоя, Вова, группа проникнет в этот ангар и спецвагон 26-го числа. А 28-го прибудет караул Зайченко. Ты со своими бойцами поедешь в вагоне по известному маршруту, получив дополнительные инструкции, а караул Зайченко до окончания операции «Паутина» останется в ангаре. Отделение Зубова получит отдельную задачу.

Зубов воскликнул:

– Хара уедет в вагоне, а мое отделение?

– Не торопись, майор, дойдет очередь и до тебя! Без работы никто не останется!

Полухаров проговорил:

– А если мутняк с Караханом – отвлекающий маневр?

Вершинин спросил:

– Что ты имеешь в виду?

– Представим такую ситуацию. Керман подставляет Карахана, это уже ясно, но… не отказывается от своей главной цели – захвата блока № 5 крылатой ракеты. Мы отрабатываем банду Карахана, валим бандитов, считаем задачу выполненной, а тут по нам неизвестные силы Кермана или другого завербованного им ублюдка наносят главный удар. Удар, который мы не ожидаем и не просчитываем. Если удар будет продуман и осуществлен грамотно, то духи имеют неплохие шансы переиграть нас и завладеть этим чертовым блоком! Считаю, необходимо отработать действия на случай вполне вероятного отвлекающего маневра террористов!

Генерал улыбнулся:

– Тебе, Володя, пора на повышение!

– А чему, собственно, вы улыбаетесь, товарищ генерал. Разве вариант с отвлекающим маневром невозможен?

– Нет, майор! Но ты все равно опять-таки молодец.

– Я вас не понимаю, Вячеслав Юрьевич!

– Сейчас поймешь! Мне приходила в голову та же мысль, что и тебе. Меня насторожило и удивило то, что ракеты транспортируются в полной комплектации. Я спрашивал себя, почему, если так легко можно снять с корпуса блоки, детали, механизмы, агрегаты, в конце концов, или черт его знает еще что, обеспечивающее ракете ее неуязвимость. Почему не доставлять такое грозное оружие на полигон в разобранном виде и уже там спокойно, под охраной собирать. Ответа не находил, пока буквально за час до прибытия сюда, сразу после получения дополнительных разведданных из Восточной Европы не связался с конструктором этих ракет. И вот он, убедившись, что я руководитель одной из спецслужб антитеррористического центра, все объяснил мне. В общих чертах, естественно. В общем, системы обеспечения полета ракеты представляют собой цепь сложных технических конструкций, дублирующих, кроме всего прочего, друг друга. И поэтому, чтобы разобраться в них, врагу необходимо заполучить крылатую ракету целиком. Один блок – пятый, шестой, первый или десятый по отдельности ничего не даст тем, кто ими случайно или целенаправленно завладеет. И это при условии, что сумеет еще отключить систему самоликвидации блока, которая срабатывает при несанкционированном вскрытии. Короче! Я сам мало что понял из объяснений конструктора. Но вывод из его лекции один. Похищать отдельные части ракет не имеет никакого смысла. Специалисты даже такой организации, как «Кольца питона», это знают, да и не нужны какие-то там пусть самые что ни есть сверхсекретные узлы наших ракет ни афганцам, ни иракцам, ни Усаме бен Ладену. Они не нужны даже американцам. Вот ракета целиком – другое дело. Но ее из контейнера не вытащишь – сработает самоликвидатор. Посему Керман в Чаперке делал Карахану заведомо бессмысленный заказ. Так что никакого главного удара, кроме действий банды Есаула в районе планируемого бандитами нападения на спецвагон, не будет.

Зубов воскликнул:

– Так за что тогда этот Керман обещал Карахану задаток в два с половиной лимона евриков? Ладно пол-лимона за участие в акции. Их Карахан не увидит как своих ушей. Но два с половиной миллиона он же заберет? И деньги Керману уже не вернутся!

Генерал взглянул на командира второго отделения группы спецназа:

– А тебе, Игорь, какое до этого дело?

– Да никакого, но на хрена платить тому, который может направить на операцию Есаула, а сам с бабками рвануть куда-нибудь на Кипр! И который уже звезданул у «Питонов» три лимона.

– С фальшивой валютой далеко не уедешь!

– С фальшивой?

– А ты что думаешь, террористы из-за «бугра» своим кавказским коллегам сбрасывают настоящие деньги?

– Как-то не интересовался этим. Видел у убитых пояса с долларами. Так те вроде как настоящие.

– Вот именно, что вроде, но хватит об этом. Сейчас, загрузившись информацией, все по домам. Завтра в 14.00 собираемся вновь. Принимаем окончательное решение по отработке банды в районе полигона «Северный»! И не надо реплик. Я знаю, что завтра суббота. Обещаю, как только закончим согласованный план действий на всех этапах контроперации «Паутина», у вас будут сутки на отдых. Все! Полухаров с Зубовым свободны! Командира группы прошу ненадолго задержаться!

Командиры отделений вышли, подполковник остался. Генерал присел за рабочий стол.

– Я вот что думаю, Валерий Николаевич. Отделение Полухарова заменит спецкараул, а подразделение Зубова надо отправлять в район полигона «Северный»!

Вершинин согласился:

– Да, опередить противника не мешает. Но как и где разместим бойцов второго отделения? Не засветим ли их?

– Если определим задачу шарахаться на станциях, то засветим непременно, а вот если, разбив на «двойки», заблокируем подход к станции Магино с юга, то получим возможность взять боевиков Карахана под контроль на выходе банды к месту нападения на состав.

Подполковник покачал головой:

– Слишком велика территория, чтобы гарантированно блокировать подходы к железной дороге с юга. Хотя если принимать вариант, по которому Карахан должен провести акцию в Магино, как ему предписано инструкциями, то одну станцию отделение Зубова прикроет по полной программе. Но, боюсь, Карахан не станет в точности исполнять инструкции Кермана.

Генерал спросил:

– Что ты имеешь в виду?

– Ваха не знает о том, что заказанный блок № 5 с крылатой ракеты никому не нужен. Надеюсь, он не узнает и о замене караула. Но, как матерый волчара, страховаться будет. Керман советует ему провести операцию во время стоянки поезда в Магино и определяет путь отхода по грунтовке к лесхозу и далее к трассе Суденец – Шигаев. Скорей всего, Карахан будет планировать отход боевикам Есаула по этому маршруту. Но сам с бандой вряд ли пойдет. Он вообще, как предполагаю, не пойдет дорогой к лесхозу.

– А куда будет отходить Карахан?

Подполковник кивнул на карту:

– А вы на карту взгляните, Вячеслав Юрьевич.

– Ну, смотрю на карту – и что?

– А то, что между Кудовом и Магино протекает полноводная, достаточно широкая река Курля. Железнодорожный мост в километре от Магино. Дорога к реке через лес. Чем не путь отхода для Карахана и его помощника? Ваха наверняка просчитывает вариант сбоя операции. И понимает, как бы ни завершилась акция, за бандитами будет быстро организовано преследование. Район оцепят подразделения полка внутренних войск, дороги перекроют. Реку же заблокировать сложно, тем более если пойти на моторной лодке не вниз, а вверх по течению, как видите на карте, Курля за Кудовом делает поворот на запад и выходит из зоны ответственности полка. Да и кто обратит внимание на двух рыбаков, меняющих место рыбалки? Уверен, перебросив к железной дороге банду Есаула, сам Карахан обоснуется где-нибудь на окраине лесного массива, который тянется до реки. Поэтому надо ставить главную засаду там, в этом лесном массиве у реки. Если Карахан планирует отход на лодке, то на моторке он и прибудет к месту проведения операции. Встречаться у Магино с Есаулом не будет, порядок отработки объекта они определят в усадьбе господина-товарища Каландина на хуторе Шестовский!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное