Александр Тамоников.

Черные дьяволы

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

Майор Рэмпси вернулся в батальон и, выйдя из машины, скрылся в своем жилом отсеке общего офицерского модуля. Он приказал дежурному по части до шести утра не беспокоить его, а все вопросы решать с начальником штаба. Включив кондиционер, не раздеваясь, майор упал на кровать и тут же уснул крепким под действием спиртного сном.

Глава четвертая

Расположение отдельного пехотного батальона США, пятница, 11 июля 2008 года.

С шести утра майор Рэмпси находился на плацу.

Дежурный по части объявил подъем личного состава. Солдаты начали выбегать из казарм и строиться повзводно. Начиналась ежедневная утренняя физическая зарядка. Комбат курил, хотя это на плацу было запрещено, и смотрел на действия подчиненных. Все было как обычно. И солнце светило ярко, обещая жаркий день, и солдаты занимались по распорядку. Все как всегда. Обычный день. И в то же время он являлся особенным. Сегодня впервые за все время нахождения войск НАТО в Афганистане Рэмпси должен был отправить в штаты 19 гробов. Восемнадцать с телами бойцов уничтоженного моджахедами патруля и один с трупом убитого снайпером часового. Такого количества людей за одни сутки батальон еще не терял. Рэмпси знал, что в других частях потери были выше, но никогда не думал, что и по его части бандиты нанесут столь серьезный удар. И была ли акция моджахедов местью за случайно погибших в Джангри в дорожно-транспортном происшествии женщину и ребенка или плановой операцией антикоалиционных сил так называемого движения Сопротивления – неизвестно. Впрочем, скорей всего, моджахеды отомстили американцам. Только очень уж жестоко, но по-иному они просто не умели. Жестокость здесь в порядке вещей. Как и ненависть ко всему чужеродному. Да, Белый дом совершил чудовищную ошибку, бросив сюда воинский контингент. Он талибов не уничтожил, те сами ушли, сохранив силы, а когда американцы завязли в противоречиях с местным населением, вернулись. И не просто вернулись, а вытеснили войска коалиции с юга, заняв весьма большой плацдарм для своего дальнейшего продвижения на север. Талибы пойдут и на Герат и на Кабул. Главное – они поняли, что хваленая мощь западных армий, в том числе и армии США, в действительности не более чем миф, результат активной пропаганды западных СМИ. И теперь эти орды исламских фанатов не остановить. Если, конечно, командование НАТО и США не предпримут каких-то дополнительных мер. Или не выведут из Афганистана войска. И черт с ним, с этим Афганистаном. Пусть вновь талибы воюют с севером. Пусть опустятся в Средневековье. Перережут друг друга. Установят ту власть, которая им нужна. Какое до всего этого дело обывателю в Штатах? Никакого. Лишь бы родных да близких не отправили подыхать черт-те знает куда и черт-те знает за чьи интересы. С Ираком тоже пора завязывать. Шииты и без американцев разберутся с суннитами, или наоборот. Вся нефть Ирака не стоит и одной жизни американского солдата. Но в высших кругах власти США, похоже, иная точка зрения.

Рэмпси оторвался от невеселых мыслей, которые все чаще не давали покоя, увидев бежавшего к нему посыльного.

Выбросил в арык окурок.

Солдат, подбежав к комбату, доложил:

– Сэр! Вас срочно просит прибыть на КПП дежурный по части!

Козырнув и развернувшись, солдат убежал.

Рэмпси не спеша пошел за ним, недовольно бормоча:

– Срочно! Наверное, «дьяволы» объявились. Тоже мне элита. Диверсанты?! И подождут, ничего не случится. Надо с ними держать себя строго, чтобы на шею не сели. Эти коммандос наглецы еще те. И чего их вдруг прислали сюда? И кто они, эти «дьяволы»? Да еще черные? Что-то есть зловещее в названии группы. Но ладно. Все прояснится через несколько минут, если, конечно, вызов касается секретной группы. Не исключено, что планы вышестоящего командования поменялись и батальону предстоят какие-то мероприятия. Сейчас всего можно ждать. Всего, кроме мира.

Командир батальона вошел в помещение дежурного. Молодой лейтенант доложил о том, что в части за время его дежурства происшествий не случилось.

– Зачем просил зайти в дежурку? – поинтересовался Рэмпси.

Лейтенант указал на аппарат секретной связи:

– В 6.10 звонил командир бригады, приказал найти вас и передать, чтобы вы немедленно связались с ним по этой линии.

– Хорошо! Всем выйти из помещения!

Как только за дежурным и его помощником закрылась дверь, Рэмпси поднял трубку. Вновь услышал мелодичный голос молодой связистки:

– Гранит слушает!

– Это Рэмпси, соедините меня с командиром бригады!

Вскоре Фрин вышел на связь:

– Майор! Почему я не могу найти тебя в течение двадцати минут? Решил вопрос с местом временного размещения диверсионной группы? – спросил он.

– Конечно. Есть три варианта на выбор. Палатка за штабным модулем, отсек взвода лейтенанта Донвея, он, как понимаешь, сейчас совершенно свободен, и помещение дополнительного караула, в бункере, непосредственно рядом с контрольно-пропускным пунктом.

– Понятно! Чем занимается личный состав батальона?

– Проводит утреннюю физическую зарядку.

– Прекратить зарядку, всем зайти в казарменные отсеки. Через десять минут я подъеду вместе с гостями. Чем меньше твоих подчиненных будет их видеть, тем лучше! Мы заедем со стороны штаба бригады. На автобусе. Ты должен встретить нас возле своего штабного модуля?

– Все понял, с нетерпением жду дорогих гостей! – хмыкнул командир батальона. – Боб! Я испорчу тебе настроение!

– Кто бы сомневался в этом. До встречи!

– До встречи!

Положив трубку на рычаги аппарата секретной связи, комбат крикнул:

– Дежурный!

Лейтенант тут же открыл дверь:

– Да, сэр?

– Первое! Срочно передай командирам подразделений приказ вернуть личный состав с зарядки в казарменные модули и не покидать их до особого распоряжения. Второе! Найди начальника штаба, пусть так же срочно явится в штаб батальона!

– Слушаюсь, сэр!

Рэмпси покинул КПП и направился к штабному модулю. По дороге заметил, как солдаты взводов и рот возвращаются в казарменные строения. Дежурный сработал оперативно. Да и начальник штаба уже ждал командира.

Офицеры поздоровались. Комбат обратился к заместителю:

– По отправке тел погибших все готово?

Капитан Стоун ответил:

– Да, сэр! Готово. Осталось узнать точное время вылета транспортного самолета. Предварительное – в 14.00. Но я все уточню! После чего надо устроить прощание личного состава с погибшими.

– Устроим! Ты все и организуй, но позже. А сейчас иди к казармам и, чтобы ни один военнослужащий, будь то солдат, сержант или офицер из модулей, на улицу не выходил. До дополнительной моей команды.

Начальник штаба отправился выполнять приказание.

Не успел заместитель комбата дойти до плаца, вокруг которого были разбросаны казарменные модули подразделений части, как к штабу, объехав столовую, подошел автобус с глухими шторами на окнах. Первым из него вышел командир бригады, за ним мужчина лет сорока. Рэмпси поразил какой-то мрачный блеск в глазах гостя, да и сам взгляд, жесткий, колючий, безжалостный. Взгляд палача, ожидающего появления жертвы.

Между тем комбриг представил мужчину:

– Командир особой, секретной группы «Черные дьяволы», майор Клинт Хеллер. – Полковник указал на комбата: – А это, мистер Хеллер, командир одного из батальонов бригады, майор Бобби Рэмпси.

Комбат пожал руку Хеллеру и почувствовал, что ладонь гостя неожиданно холодна. Как у трупа. И это при тридцати градусах выше нуля.

– Так это ваш патруль, Рэмпси, уничтожили дикари? – спросил командир «дьяволов».

– Мой!

– Ясно! Со мной 19 человек плюс боевая экипировка, оружие, боеприпасы. Где мы можем разместить личный состав и снаряжение?

– Я должен знать, надолго ли вы прибыли в батальон?

Хеллер взглянул на комбрига. Тот ответил:

– Ненадолго, майор, что не имеет никакого значения, вам задан вопрос, будьте любезны ответить на него.

– Как я уже говорил комбригу, могу предложить три варианта размещения ваших бойцов, Хеллер, палатка за штабным модулем, отсек в казарменном модуле, где до гибели размещался взвод покойного лейтенанта Донвея, и помещение дополнительного караула в бункере непосредственно у КПП части.

Хеллер спросил:

– Что собой представляет помещение дополнительного караула?

Рэмпси пожал плечам:

– Обычное помещение, только в бетонном бункере. Все удобства, включая душевую и кондиционер. Собственная столовая, комната отдыха с видеоаппаратурой, бильярдом, тренажерами. Помещение для хранения оружия. Вход как с КПП, так и извне, через отдельный, заглубленный в грунт и замаскированный сетью тамбур.

– Выбираю третий вариант! – заявил командир секретной группы. – Автобус следует подогнать к КПП, личный состав ввести в бункер через автономный вход. Обеспечить завтрак, позже – обед и ужин по расписанию, утвержденному в части. Пищу буду принимать лично я, передавать ее должен дежурный по части, который обязан молчать о присутствии на территории батальона моей группы. В 13.00 прошу командира батальона зайти в помещение караула, надо решить несколько вопросов.

Рэмпси кивнул:

– О’кей! В 13.00 буду у вас!

– Ну, пока вроде все! Мы можем ехать к КПП.

– Да, конечно, но один вопрос позвольте, мистер Хеллер?

– Вообще-то я не люблю, когда мне задают вопросы, но раз какое-то время нам предстоит работать в связке, то задавайте!

– Почему ваше подразделение носит такое необычное название – «Черные дьяволы»?

– На этот вопрос я отвечу вам при встрече в 13.00. О’кей?

– О’кей!

– Тогда к КПП!

Разместив спецгруппу, комбат вернулся к исполнению своих обыденных служебных обязанностей. Подразделения также занялись учебной подготовкой согласно планам и распорядку дня. Командир бригады уехал к себе в штаб.

В 13.00 Рэмпси, как и было договорено с майором Хеллером, пришел на КПП. Дежурный только что встал после дневного четырехчасового отдыха. Комбат спросил у него:

– Как наши гости?

– Не знаю, что и сказать, сэр! Как ушли в бункер, так больше никого из них я и не видел. Хотя нет, извиняюсь, видел офицера со шрамом, когда передавал термосы с завтраком.

– Он сам их принял?

– Так точно! Позже их выставили на улице. Отправил в столовую. Эти парни стараются не афишировать свое присутствие здесь!

– Так и должно быть! Не забывай, что и ты, и твой наряд также обязаны молчать об этой группе. Никаких разговоров в казарме после дежурства.

Лейтенант козырнул:

– Да, сэр! Я уже проинструктировал солдат!

– Вот и хорошо. Приведи себя в порядок и продолжай несение службы. Если что, я в бункере, у гостей!

– Понял!

Майор прошел в помещение дополнительного караула через проход из контрольно-пропускного пункта.

Хеллер уже ждал его. Увидев комбата, посмотрел на часы и проговорил:

– А вы не пунктуальны, майор!

– Это так важно для вас?

– Для меня, Рэмпси, все важно, особенно когда группа находится на боевом выходе. Но пройдемте в отдельную комнату, там и поговорим!

– Как угодно, мистер Хеллер!

– Давайте перейдем на «ты»: мы одного звания, почти одного возраста, к чему формализм?!

Рэмпси согласился:

– Почему нет? Можно и на «ты»!

– О’кей!

Командир батальона и Хеллер прошли в отдельную комнату, предназначавшуюся для размещения начальника дополнительного караула и его помощника. В ней стоял стол, два стула и в углу за ширмой – топчан. Хеллер присел за стол. Рэмпси устроился напротив него.

– Претензии по размещению подчиненного тебе личного состава имеются? – спросил комбат:

– Нет, все нормально. Завтрак доставили вовремя, думаю, что с обедом и ужином будет то же самое!

– В этом не сомневайся.

– Мы здесь ненадолго, только для того, чтобы решить поставленную вышестоящим командованием задачу в Джангри.

Комбат не смог скрыть удивления:

– В Джангри? И что за задачи вы должны решать в мирном кишлаке?

– А вот этого тебе, Рэмпси, знать не обязательно.

– Погоди-погоди, уж не проведение ли карательной акции ты задумал, Хеллер?

– Я ни о чем не думаю и ничего не планирую. Для этого есть штабисты и мое непосредственное начальство. Я со своими бойцами лишь выполняю приказ. Какой бы он ни был!

Комбат кивнул:

– Значит, карательная акция! А твое начальство не подумало, какие последствия может вызвать эта акция?

– Этот вопрос не ко мне. Но я не пойму тебя: ты что, против того, чтобы дикари, уничтожившие твой патруль, понесли заслуженное наказание?

– Население Джангри не участвовало в нападении на колонну. Это дело рук неплохо подготовленного отряда моджахедов, видимо, имеющих отношение к талибам. А жители Джангри, напротив, пострадали от наших действий. Надеюсь, ты знаешь о том, что патруль батальона насмерть задавил в кишлаке женщину и ребенка?

– А разве бойня у Багихеля – не прямое следствие этого происшествия? Повторяю, бойня, а не адекватный ответ. Но довольно пустословия. Мне поставлена задача, и я ее выполняю.

– Что требуется от меня? – спросил комбат.

– Кое-какая информация и техническое обеспечение действий группы.

– Что ты хочешь узнать?

– Как быстро, используя бронетехнику, мы можем подойти и окружить кишлак?

Рэмпси ответил:

– Ночью вы сделаете это примерно минут за сорок. Но, предупреждаю, за батальоном, как, впрочем, и за территорией дислокации всей бригады, моджахеды ведут круглосуточное наблюдение и при первой возможности используют снайперов. Здесь на нас устроена настоящая охота.

– Вот видишь, а ты защищаешь каких-то засранцев из кишлака.

– Никого я не защищаю, а говорю о тех последствиях, которые может вызвать карательная акция против жителей мирного кишлака, в котором полно стариков, женщин, детей.

– Это не твои проблемы. Почему нам требуется сорок минут для подхода к кишлаку? Ведь до него, насколько мне известно, всего пятнадцать километров?

Рэмпси объяснил:

– Ночью дорога свободна, но видимость весьма ограниченна. Вам же необходимо пройти часть города и участок дороги до кишлака скрытно, а значит, применяя светомаскировочные устройства. Следовательно, скорость придется держать низкую. Не более 30 миль в час. Плюс охват селения, на это тоже уйдет время. Так что сорок минут, это как минимум, если марш пройдет без сбоев.

– О каких сбоях ты говоришь? – спросил Хеллер.

– Тех, что неожиданно проявляются на войне и которые просчитать невозможно. Я уже говорил, что за территорией моджахеды осуществляют круглосуточное наблюдение, ночной выход боевых машин из части не останется незамеченным. Боевики вполне смогут определить, куда движется колонна, и предупредить об этом население кишлака, а возможно, и связаться с тем отрядом, что разгромил колонну батальона. Он может находиться совсем рядом, в «зеленке» у Сабанкоха. И тогда вас встретят. Точнее, могут встретить! Что произойдет дальше – одному господу известно.

Хеллер ненадолго задумался. Затем задал очередной вопрос:

– Как нам обмануть вражеских наблюдателей?

– Не знаю!

– Ты отвечаешь за контроль над районом, где нам предстоит действовать, и не знаешь, как можно дезинформировать наблюдателей? А может, не хочешь?

Рэмпси вздохнул:

– Я действительно не знаю, как обмануть наблюдателей, разве что тебе пойти сначала на Чармак? А затем где-нибудь между названным кишлаком и селением Джахакель уйти на восток и, обойдя Багихель, выйти к Джангри.

– А говоришь – не знаешь!

Хеллер развернул карту района, внимательно ознакомился с ней и сказал:

– Что ж! Это вариант! Вот только рельеф местности плохой, овраги, холмы, пастбища. Если принимать этот вариант, то придется километров тридцать идти по бездорожью и вслепую.

– Зато наблюдателей введете в заблуждение точно.

– Возможно, возможно! О’кей, я еще подумаю. Теперь об обеспечении действий группы. Мне нужны четыре легких бронетранспортера.

Рэмпси ответил:

– Я бы посоветовал «Хаммеры»: они более маневренны и быстры, нежели бронетранспортеры, имеют пулеметы и способны перевозить столько же людей, сколько легкие БТР. К тому же звук от движения внедорожников намного слабее, чем рокот дизеля бронетранспортера.

– О’кей, я и этот вопрос обдумаю! – кивнул Хеллер. – Значит, так! Встречаемся еще раз и здесь же, в 16.00. Тогда и определимся с окончательным решением по обеспечению выполнения группой поставленной задачи.

– Похоже, – сказал Рэмпси, – тебя совершенно не интересует, смогу ли я прийти в назначенное время или у меня есть какая-то другая работа?!

Хеллер усмехнулся, отчего его физиономия приобрела звериный вид:

– Ты прав, Рэмпси. Твои дела меня не интересуют. Одно я знаю: что тебе приказано выполнять все мои требования, касающиеся предстоящей работы. Все, Рэмпси. Следовательно, ты просто обязан делать то, что надо мне. И ты будешь это делать! Не смею задерживать! До встречи в 16.00!

Комбат встал, пошел к выходу. Хеллер остановил его у самой двери:

– Рэмпси!

Майор обернулся:

– Что еще?

– Кажется, дружище, ты хотел узнать, почему моя группа носит название «Черные дьяволы»? Я готов удовлетворить твое любопытство.

Комбат отрицательно покачал головой:

– Не надо, Хеллер. Я уже понял, почему вас окрестили «дьяволами»!

– Да? Что ж! Тем лучше!

– Смотря для кого!

Комбат вышел из комнаты, прошел на контрольно-пропускной пункт. Сел на топчан для отдыха дежурного офицера. Задумчиво выкурил сигарету. Поднялся и приказал дежурному:

– Срочно связь с командиром бригады по засекреченному каналу!

– Есть, сэр!

Лейтенант сел за пульт, начал вызывать штаб бригады. Через несколько секунд передал трубку командиру, на связи был полковник Фрин.

Комбат приказал дежурному и помощнику выйти. Как только наряд покинул помещение, он спросил в трубку:

– Тебе известна цель, с которой к нам прибыли «дьяволы»?

– В общих чертах!

– Значит, ты в курсе, что они собираются ночью провести карательную акцию в Джангри?

– О Джангри ничего не знаю. Так они нацелились на кишлак?

– Да! Представляешь, ЧТО эти «дьяволы» сделают с Джангри?

– Нас это не касается, Боб!

– Да? «Дьяволы» как прибыли, так и отбудут, сделав свое черное дело, а нам потом расхлебывать последствия их так называемой работы? А последствия могут реально стать катастрофическими. Не хватало, чтобы моджахеды стянули в район крупные силы и начали долбить нас из минометов, безоткаток, зенитных установок, противотанковых комплексов, которые имеются у них на вооружении. Мы вынуждены будем выйти из гарнизона и вести открытые боевые действия против неизвестных сил. ЧЕМ это может закончиться для нас, просчитать несложно. Мы не готовы к открытым боестолкновениям. Тем более если к Кабулу подойдут отряды фанатиков-талибов, что вполне возможно.

Командир бригады вздохнул:

– Я понимаю все, Боб, но остановить «дьяволов» не в моих ни тем более, в твоих силах.

– Так что – сидеть сложа руки и ждать бойни?

– Нет, Боб, готовиться к ней! И хватит разговоров, мне пора в главный штаб. Выполняй все требования командира спецгруппы. Это приказ. А что будет позже – посмотрим!

– Если будет кому смотреть! Конец связи.

Комбат отключил трубку и, бросив ее на стол пульта, проговорил:

– Вот именно, что конец! Ну и хрен с ним. От судьбы не уйдешь. Что будет, то и будет. – Он крикнул: – Дежурный!

В дежурку вошел лейтенант.

– Да, сэр?

– Обед гостям по распорядку, – приказал комбат. – Я в штаб, через три часа вернусь.

– Понял, сэр!

Майор поднялся, похлопал лейтенанта по плечу:

– Ничего ты, сынок, не понял! Ладно, неси службу!

Лейтенант проводил комбата удивленным взглядом.

Рэмпси направился в штабной модуль, проклиная тот день, когда его батальон в составе бригады перебросили в Афганистан. О выходе на пенсию он уже не думал. Теперь до нее стало так же далеко, как в начале службы, если не дальше.

Хеллер же после ухода комбата склонился над картой. Так он просидел около часа. После обеда вызвал к себе командиров групп, лейтенанта Джоша Ченси, исполнявшего по совместительству обязанности заместителя командира отряда, и сержантов Криса Келлемана и Тима Контера. По прибытии подчиненных предложил им пройти к столу:

– Господа, настало время раскрыть задачу, которую нам предстоит решать в окрестностях Кабула. Взгляните на карту. Ежедневно мобильный патруль батальона, на территории которого мы находимся, в составе взвода на трех «Хаммерах» совершает или до сих пор совершал объезд зоны ответственности части по маршруту Кабул – Чармак – Джахакель – Сабанкох – Джангри – Кабул. И ничего страшного не происходило, на патруль не нападали, не устраивали минных ловушек, иногда, правда, обстреливали малыми силами, не причиняя особого вреда личному составу патруля, пока в среду 9 июля одной из машин не были сбиты в Джангри женщина с ребенком. На следующий день, 10 июля, маршрут очередного патруля был изменен. Колонна должна была обойти Джангри через кишлак Багихель, вот он, – Хеллер ткнул указкой в карту, – в трех километрах западнее Джангри. Подразделение лейтенанта Донвея вышло на патрулирование и за кишлаком Багихель попало в засаду моджахедов, которые буквально растерзали патруль. Согласно докладу командира батальона дикари ждали колонну и за Джангри, а также выставили пост наблюдения за местом, где грунтовка отходит от главной дороги на Багихель. Отсюда напрашивается вывод, что моджахеды не знали, по какому маршруту точно пойдут машины патруля. Местные жители Багихеля клянутся, что они ничего подозрительного в тот день не видели. Они лгали, потому что не заметить, как в винограднике, примыкающем к кишлаку, были укрыты два внедорожника, а затем к двум высотам, лежащим в восьмистах метрах от селения, выдвинулась банда численностью не менее пятнадцати человек, невозможно. Местные жители видели отряд моджахедов и видели, что те готовили засаду. Но ничего не предприняли, чтобы предупредить наше командование о готовящейся террористической акции, что обязаны были сделать. Но афганцам жизни наших восемнадцати парней оказались совершенно безразличны. Нетрудно представить, как ликовали дикари и в Багихеле, и в Джангри, узнав о разгроме колонны американского патруля: как же, малочисленный отряд моджахедов сумел надрать задницы вооруженному до зубов мобильному взводу армии США! Но рано ликуют дикари. Руководством, которому подчинено наше подразделение, принято решение провести ответную карательную акцию.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное