Александр Тамоников.

Черные дьяволы

(страница 4 из 26)

скачать книгу бесплатно

Неожиданно вместо дежурного по части ответил сам командир батальона:

– 301-й! Я – Оазис! Слушаю тебя!

Справившись с удивлением и некоторой растерянностью, Донвей доложил:

– 301-й прошел первый этап марша без происшествий.

– Ничего подозрительного во время движения не заметил? – спросил комбат.

– Никак нет, кроме того, что сегодня на улице кишлака Чармак не было ни людей, ни животных! Хотя жители не покинули селение, по крайней мере женщины. В кишлаке пекут лепешки и готовят пищу. Над селением густой дым от их глиняных печей!

– Продолжай движение, и если что… немедленный доклад мне. Сегодня я буду сопровождать вас в эфире!

– Принял! До связи, Оазис!

– До связи, 301-й!

Лейтенант, отключив связь, осмотрел в бинокль оставшийся сзади кишлак. Обзору мешало пылевое облако, поднятое «Хаммерами», но Донвей смог увидеть, как на улице селения появились люди. Значит, они на время попрятались, пропуская вражеский патруль.

К офицеру обратился водитель головной машины:

– Сэр! Начинается сильно поврежденный участок дороги! Необходимо сбросить скорость.

Донвей усмехнулся:

– По-твоему, я не знаю, что за дорога между двумя следующими кишлаками?

– Никак нет! Но без вашего разрешения я не имею права изменить режим движения!

Лейтенант отдал приказ колонне:

– Внимание всем! Снижаем скорость до необходимой для преодоления сложного участка дороги. Водителям второй и третьей машины ориентироваться по головному автомобилю, дистанцию не уменьшая. Командирам отделений быть в готовности к отражению нападения с флангов и тыла. Пулеметчикам занять позиции для ведения огня. Выполнять приказ!

Отключив бортовую станцию, Донвей отдал команду водителю своей машины:

– Солдат! Скорость – пятнадцать миль в час!

– Есть, сэр! – ответил рядовой. – Скорость – пятнадцать миль в час!

Без происшествий колонна прошла и второй, и третий этап марша. В кишлаках Джахакель и Сабанкох лейтенант Донвей наблюдал ту же картину, что и в Чармаке. Улицы селений были абсолютно пустыми. Приближался кишлак Джангри. Не выходя на вершину холма, с которого был виден Джангри, начальник патруля приказал водителю головной машины свернуть на грунтовку, уходящую влево, передав по колонне:

– Внимание! Идем в объезд Джангри на Багихель. Всем быть предельно внимательными. Мы вошли в зону наиболее вероятного нападения противника.

После чего переключил связь на штаб батальона:

– Оазис, я – 301-й! Прием!

И вновь ответил майор Рэмпси:

– Оазис на связи!

– Примите доклад. Не выходя к Джангри, колонна патруля пошла на Багихель. Обстановка спокойная, ничего подозрительного не замечено. Пока, по крайней мере, не замечено.

– Я понял тебя, 301-й! Остался последний этап. Тебе надо пройти каких-то восемь километров, чтобы выйти из потенциально опасной зоны. Будь внимателен. Мы готовы помочь тебе по первому сигналу!

– Принял, Оазис! До скорой встречи на базе!

– Надеюсь, так оно и будет! Конец связи!

Глава третья

В 15.20, когда американский патруль завершил первый этап марша, за виноградниками небольшого кишлака Багихель остановились два джипа.

Тут же группа вооруженных афганцев численностью в четырнадцать человек покинула внедорожники. Десять из моджахедов разбежались по сторонам, уйдя частью в виноградник, частью выйдя на его окраины, откуда могли видеть кишлак и прилегающую к нему с севера и юга территорию. Возле джипов остались командир отряда, водители и бойцы, вооруженные гранатометами. Получив доклад Мохаммеда о том, что в Багихеле и его окрестностях все спокойно, Нардани приказал моджахедам собраться возле машин. Дожидаясь подхода подчиненных, он отошел в сторону, извлек из чехла, закрепленного на груди, радиостанцию, вызвал командира второй группы:

– Алим! Я – Фарид! Что у тебя?

– Я на месте. Остановились в километре от Джангри. Здесь неплохая позиция для атаки колонны янки, если она решит пойти прежним маршрутом. Кругом все спокойно. Присутствия дополнительных сил американцев не наблюдается.

– Хорошо! Поддерживаем связь по необходимости!

– Как считаешь, Фарид, не отправить ли за Джангри наблюдателя? – спросил Алим. – Время обойти кишлак есть. Он заранее предупредит нас, каким же все-таки маршрутом пойдет на последнем этапе американский патруль!

– Хорошая мысль! Согласен. Отправляй наблюдателя к месту, где от основной дороги отходит грунтовка на Багихель. Только пусть твой наблюдатель постарается укрыться у развалин так, чтобы его не заметили янки, использующие оптику.

– Конечно, командир!

– Действуй! До связи!

– До связи!

Отключив радиостанцию малого радиуса действия, Фарид подошел к собравшимся бойцам группы Мохаммеда. Обратился к ним:

– Братья, вы знаете, для чего мы здесь. Для того, чтобы отомстить проклятым янки за гибель невинной молодой женщины и ее младенца. И мы отомстим. Почему мы прибыли в Багихель, а не в Джангри, где проходит маршрут американских патрулей? Потому, что трусливые янки сегодня не пойдут через кишлак, где они подло убили женщину и ребенка. А если и решатся на подобную наглость, то там их встретят бойцы Алима. Но более вероятно, что американцы предпочтут обойти Джангри, и тогда для этого у них один путь – дорога через Багихель. Севернее кишлака дорога проходит между двух холмов. Там мы устроим засаду на проклятых убийц. Конкретную задачу каждому из бойцов я поставлю в районе холмов. Сейчас водителям следует загнать машины в виноградник. После чего выдвигаемся в район оборудования позиций засады. Вопросы ко мне есть?

Вопросов у боевиков Нардани не было.

Водители отогнали джипы в виноградник, вернулись к группе, и Фарид повел своих бойцов к холмам. Путь занял несколько минут. Моджахеды поднялись на вершину западного холма, держась ближе к северному спуску, чтобы из кишлака их никто не видел. Фарид приказал подчиненным построиться. Боевики вытянулись в шеренгу.

Нардани указал пальцем под ноги:

– Здесь на этом холме останусь я, один из гранатометчиков и трое стрелков. На восточный склон уйдут командир первой группы Мохаммед также с одним гранатометом и четырьмя стрелками.

Фарид указал рукой на север, в сторону Кабула:

– За холмами слева от нас небольшая балка или, точнее, канава. Это место для позиции третьего гранатометчика. Справа полоса кустарника. Там укроются два стрелка. Кого и где разместить, решит Мохаммед. Мы будем действовать следующим образом. Обычно колонна американцев вне населенных пунктов движется со скоростью километров пятьдесят-шстьдесят в час. Но между холмов, пройдя Багихель, им придется снизить скорость и уменьшить дистанцию между машинами. Думаю, здесь они пойдут не быстрее сорока километров в час. Как только вся колонна окажется на участке дороги между холмов, а передовая машина подойдет к выходу из опасной, стометровой зоны, мы и проведем штурм патруля. По моей команде гранатометчик из балки ударит по головной машине. По второму «Хаммеру» выстрелит гранатометчик с этого, западного холма, по третьему – боец с восточной высоты. После чего по подорванным машинам откроют огонь все стрелки. Далее группа также действует только по моей команде. В Кабул не вернемся, это смертельно опасно, уйдем на горную базу, где отсидимся какое-то время. Но до этого уничтожим патруль. Помните, любая оплошность, малейшая ошибка может резко изменить обстановку не в нашу пользу, и тогда не мы, а американцы устроят нам бойню! А сейчас, Мохаммед, займись распределением людей по позициям!

– Слушаюсь! – ответил командир первой группы отряда Нардани. И приступил к исполнению приказа начальника.

Фарид же прошел на середину вершины холма. Увидел ложбинку. То, что и надо для того, чтобы контролировать и управлять предстоящим штурмом. Он прилег на дно ложбины, посмотрел на часы. Стрелки показывали 16 часов 10 минут. Если все пойдет по графику американцев, то патруль объявится здесь через час. К этому времени бойцы отряда успеют подготовить засаду. Интересно, о чем сейчас думает начальник американского патруля? Чувствует ли он приближение смерти? Или спокойно курит, сидя в «Хаммере», уверенный в том, что на его колонну никто не посмеет напасть? Тем более в окрестностях столицы оккупированной страны? Да, это было бы узнать интересно, но… невозможно. Уже никто не узнает, о чем в последние минуты своей недолгой жизни думал американский офицер. Ну и шайтан с ним. Все янки заслужили смерть. И чем дольше будут оставаться их войска здесь, тем больше гробов с трупами молодых солдат и офицеров полетит транспортными бортами в США. Пусть рыдает Америка. Ей не сломить Афганистан. Уничтожить, да, силы слишком не равны, а вот сломить – никогда!

Невольные размышления Фарида прервал сигнал вызова портативной рации. Он включил станцию и услышал голос Алима.

– Фарид!

– Да, брат?

– Наблюдатель занял позицию у развилки дорог на Джангри и Багихель.

– Быстро! Скажи, Алим, твой человек, проходя мимо Джангри, ничего особенного в кишлаке не заметил?

– Он отметил, что на улице много вооруженных мужчин.

– Понятно! Наблюдатель надежно укрылся?

– По его словам, да, а он у меня опытный воин!

– Хорошо! Ждать осталось недолго. Скоро справедливость восторжествует!

– Да будет так, Фарид!


Не доезжая высоты или холма, за которым открывался кишлак Джангри и где влево уходила грунтовая дорога на Багихель, лейтенант Донвей остановил патруль и вызвал батальон:

– Оазис, я – 301-й, прием!

– Оазис на связи! – ответил майор Рэмпси. – Как дела, 301-й?

– Подошли к повороту на Багихель. Остановил колонну, чтобы осмотреться. Тем более что идем, немного опережая график.

Комбат одобрил действия взводного:

– Правильно! Осмотреться никогда не мешает! Что видишь?

– Ничего подозрительного!

– Тебе до Багихеля ехать три километра по относительно открытой местности, затем сам кишлак и выход из него. Будь внимателен на участке дороги между двух холмов. Осталась ерунда, Брюс!

– Да, сэр!

– До связи! Как выйдешь на дорогу Джангри – Кабул, доложи мне!

Лейтенант отключил радиостанцию. Приказал водителю:

– Уходим на Багихель!

Колонна сошла с разбитой асфальтированной еще советскими специалистами дороги на грунтовку, петляющую между высокими холмами.

И тут же на связь вышел наблюдатель группы Алима. Он вызвал Нардани:

– Фарид, американцы пошли к вам!

Командир отряда моджахедов спросил:

– Как вели себя янки?

– Спокойно! По крайней мере начальник патруля нервозности не проявлял. Он остановил колонну перед холмом, с кем-то разговаривал по радиостанции, скорей всего с базой. В это время солдаты в «Хаммерах» осматривали местность. Из машин никто не выходил, разведку на холм янки не высылали.

– Я тебя понял! Свяжись со своим командиром и выполняй его указания! Конец связи!

Нардани, получив сообщение наблюдателя, передал по команде приказ основной боевой группе приготовиться к штурму вражеской колонны.

Три километра патруль прошел за пять минут. Бойцы внимательно следили за обстановкой. Ничего подозрительного не наблюдалось.

Лейтенант, увидев впереди кишлак, поднес к глазам бинокль. Центральная и единственная улица кишлака была пуста. Не заметил Донвей кого-либо из афганцев и во дворах за дувалами. Подумал, наверное, что люди ушли в Джангри или еще не вернулись с работ. Впрочем, отсутствие местных жителей было только на руку американцам. Можно пройти кишлак, не снижая скорости. Потенциально опасная зона находится за ним, где-то в восьмистах метрах от селения, там, где дорогу, образно говоря, зажимают с двух сторон пологие, но довольно высокие холмы. Протяженность участка – около ста метров, затем спуск с поворотом к арыку и далее пять километров по открытой местности. Там местные при всем желании ничего не смогут сделать против патруля, ну если только заминировать дорогу. Но и это вряд ли. Если в отместку за гибель женщины и ребенка в Джангри пуштуны решили бы провести акцию возмездия, то устроили бы засаду скорее между кишлаками Чармак и Джахакель или на подъезде к Сабанкоху. Здесь же нападать на патруль невыгодно. Да, провести атаку с холмов можно, но вот отойти от места боестолкновения не получится. Слишком близко до Кабула, до базы, откуда немедленно придет помощь. Пара вертолетов не даст бандитам уйти. А подойдут они в считаные минуты. Это время патруль в состоянии продержаться, используя всю свою огневую мощь. И все же этот участок надо пройти как можно быстрее. Вопрос, даст ли это сделать рельеф местности. Этой дорогой патрули не пользовались. Черт ее знает, что она представляет собой на опасном участке. Может, там все перерыто или завалено валунами. Хотя воздушная разведка об этом не сообщила. Но и летчики вряд ли уделяли какому-то стоящему в стороне кишлаку, откуда никакой угрозы для мобильных подразделений бригады исходить не может, особое внимание.

В общем, действуем по обстановке.

Донвей окликнул водителя:

– Джим! По кишлаку идем со скоростью в сорок миль в час, далее, как только впереди покажутся холмы с обеих сторон этой трассы, увеличим темп движения и пройдем опасный участок на максимальной скорости. До выхода на равнину. Как понял, солдат?

Водитель головной машины ответил:

– Понял вас, сэр!

Лейтенант приказал колонне приготовиться к отражению вероятного нападения в опасной зоне.

Колонна прошла кишлак без проблем. Донвей, как ни старался, так и не заметил ни одного человека за глиняными дувалами. Впереди показались вершины холмов. Дорога пошла на спуск, но метров через триста вновь начался подъем, и уже ближе к началу склонов высот выровнялась. Лейтенант вновь воспользовался оптикой. Дорога без колдобин и каменных завалов, чистая, ровная, довольно широкая до поворота на спуск, то есть до границы опасной зоны, склон восточного холма местами имеет кустарник, на вершине людей вроде нет, западный склон изуродован трещинами, а также площадками кустарниковых зарослей, вершина голая. Знать бы, что кроется за этими вершинами, но не останавливать же колонну для проведения разведки? Донвей приказал водителю:

– Джим! Дави на газ!

Рядовой крикнул:

– Есть, сэр!

Головная машина рванула, набирая скорость, вперед. Увеличили скорость и два других «Хаммера». Но синхронно ускориться не получилось, и с увеличением скорости увеличилась и дистанция между машинами. Благо, пыли еще на дороге было немного, иначе подобный маневр заставил бы два «Хаммера» вообще встать из-за отсутствия видимости.

В 16.57, как только колонна вышла к селению, Нардани вызвал командир первой группы:

– Фарид! Мохаммед! Вижу колонну!

– Я тоже ее вижу. Похоже, американцы не собираются снижать скорость.

– Да, а начальник патруля не расстается с биноклем. Его может насторожить отсутствие людей в кишлаке.

Фарид презрительно произнес:

– Плевать, о чем думает их офицер. Если он здесь давно, то не придал бы этому значения, потому что знал бы, что мирные жители, особенно селений, где до этого оккупанты не появлялись, предпочитают прятаться. Не рисковать. А если офицер молокосос, то чего от него еще ждать? Их новобранцы здесь поначалу собственной тени боятся, хотя и пытаются выставить себя отчаянными вояками. Мы знаем, что они за вояки.

– Да, американцы – не русские!

– Ты прав, русские не пошли бы дорогой. Они сами атаковали бы высоты, даже не видя противника, или обошли бы их с тыла, оставив одну машину на прикрытии. Янки же, как бараны, прут в засаду. Но внимание! Патруль миновал кишлак. И… вот сейчас «Хаммеры» увеличили скорость. Что же, устроим встречу дорогим гостям! Группа! К бою!

Рассредоточенные по позициям на холмах и за ними вдоль дороги, оборудованным в кустарниках, моджахеды привели оружие к бою.

Колонна американцев втянулась в «коридор» между высотами, растянувшись на шестьдесят метров. Вокруг все тихо, спокойно. Но как только головная машина вышла к границе опасной зоны, Фарид отдал приказ:

– Гранатометная группа, по целям – огонь!

Три молнии одновременно метнулись к «Хаммерам». Одна из балки в головную машину, две других с холмов в оставшиеся две машины патруля. Лейтенант Донвей не только не успел подать в батальон сигнал тревоги. Он понять ничего не успел, как взрыв выбросил его изуродованное тело из армейского джипа.

А Фарид отдал следующую команду:

– Стрелки, по горящим целям – огонь!

С холмов и с позиции у дороги ударили автоматные очереди. Впрочем, их стрельба никому уже вреда принести не могла. Разрывы кумулятивных гранат мгновенно уничтожили весь личный состав патруля взвода не боявшегося смерти молодого лейтенанта Брюса Донвея.

Стрельба продолжалась менее минуты.

Фарид приказал:

– Прекратить огонь! И обратился по связи к командиру первой группы:

– Мохаммед! Отход и со своими людьми ко мне на холм. По пути зачисти патруль.

– Кого там зачищать?

– Всадите в каждый труп по солидной порции свинца, у кого головы на местах, отрубите их и бросьте к обочине! Пусть американцы гадают, что мы сначала сделали, расстреляли патруль или казнили их солдат, а потом сожгли. И давай быстрее, Мохаммед. Максимум через десять минут мы должны начать отход в горы!

– Слушаюсь, Фарид!

Пока Мохаммед со своими моджахедами уродовал трупы американских солдат, Нардани вызвал командира второй группы:

– Алим! Ответь!

– На связи!

– Акция возмездия проведена успешно, патруль уничтожен. Начинай отход! Идем автономными маршрутами, встреча в начале ущелья.

Алим предложил:

– А, может, заскочить в Джангри?

– Для чего?

– Там сейчас траур. Сказать людям, что мы отомстили за гибель женщины и ребенка. Я вижу облако дыма, что поднимается на востоке. Как горят «Хаммеры», видят и из Джангри.

Секунды подумав, Нардани ответил:

– Нет, Алим! Заход в Джангри запрещаю! При отходе обойди кишлак. Понимаю, как тебе хочется довести до людей хорошую новость, но заезд в Джангри задержит тебя, а американцы уже через полчаса очухаются и первым делом вышлют авиационную разведку. Поэтому у нас не более двадцати минут, чтобы войти в «зеленку» юго-западнее Сабанкоха. Не более двадцати минут. Как понял меня, Алим?

– Понял, Фарид! Мне до «зеленки» близко, это ты поторопись!

– А ты не забудь своего наблюдателя. Он связывался с тобой?

– Да, я подберу его на месте!

– Все! До связи на подходе к ущелью!


Находясь в штабе батальона, откуда поддерживалась связь с патрулем, комбат взглянул на часы. Они показывали 17 часов 35 минут местного времени. Рэмпси повернулся к находящемуся рядом начальнику штаба:

– Когда последний раз выходил на связь Донвей?

Капитан Стоун ответил:

– В 16.54, сэр!

Комбат повторил:

– В 16.54. На три километра до Багихеля патрулю требовалось минут пять. Значит, в 5 он вошел в кишлак. Еще 5 минут на прохождение участка до холмов и собственно потенциально опасной зоны. Затем 5 с небольшим километров до дороги Джангри – Кабул. Это еще 8—10 минут, учитывая возможную сложность рельефа. И что получается? Получается, Донвей при любом раскладе должен был выйти на связь для доклада в 17.15, ну… черт с ним – в 17.20. Сейчас же, – он вновь взглянул на часы, – 17.37 и… эфирное молчание при отсутствии сигнала тревоги или сообщения об экстренной остановке. Не нравится мне это!

Майор поднял трубку:

– 301-й, я – Оазис, как слышишь, прием!

В ответ все то же молчание.

Рэмпси трижды повторил вызов – никакого результата. Зазвонил телефон внутренней связи.

– Майор Рэмпси слушает! – ответил комбат.

– Дежурный по части, лейтенант Кин.

– Что у тебя, Кин?

– На юго-востоке отчетливо виден дым!

– Что за дым?

– Облако черного дыма, сэр!

– На юго-востоке?

– Так точно!

– Определить дальность очага возгорания!

– Уже определил – пятнадцать километров.

– Черт возьми, это же район расположения кишлака Багихель?!

Комбат бросил трубку. Начальник штаба побледнел:

– Сэр! Не хотите ли вы сказать…

Майор резко перебил заместителя:

– Быстро свяжись с бригадой. Пусть немедленно поднимут в воздух пару-тройку вертолетов для экстренного следования к кишлаку. Задача – определение объекта пожара и поиск колонны нашего патруля! Бегом, Стоун!

– Есть, сэр!

Начальник штаба схватился за трубку радиостанции.

Комбат же по внутренней связи вызвал дежурного по части:

– Кин! Тревожный взвод на выезд. Сбор у контрольно-пропускного пункта через 10 минут. Мою машину к штабному модулю.

– Есть, сэр!

В 17.45 колонна машин тревожного взвода, усиленная двумя бронетранспортерами, выстроилась у КПП гарнизона. Комбат занял место в своем командирском «Хаммере», и тут же сработала бортовая радиостанция.

Докладывал командир звена вертолетов, высланных штабом бригады к месту пожара:

– Оазис! Это Шмель-12! Плохие дела, Оазис. Нахожусь над участком дороги между двух холмов в квадрате… непосредственно у кишлака Багихель. Внизу горящие джипы. Похоже, ваш патруль нарвался на засаду моджахедов. Вряд ли кому из ваших парней удалось выжить.

Комбат ударил рукой по скобе передней панели внедорожника:

– Черт бы побрал этих дикарей! Как чувствовал – быть беде. Но боевики далеко уйти не могли. Ты принял меры для их поиска и уничтожения?

– Два вертолета производят облет местности. Никаких групп вооруженных людей они не видят.

– Не могли же моджахеды испариться?

– Здесь два варианта: либо они, имея автомобили, успели до нашего появления уйти в «зеленку» юго-восточнее Сабанкоха, либо укрылись в кишлаке Багихель. Но последнее вряд ли, ведь ты же наверняка вывернешь селение наизнанку. И это боевики понимают. Да и действовали, в чем убедишься на месте бойни, не мирные дехкане, а хорошо подготовленный и слаженный отряд моджахедов, командир которого просчитал акцию по минутам, вычислив или получив информацию из части об изменении маршрута движения сегодняшнего патруля.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное