Александр Сухов.

Техномаг

(страница 2 из 30)

скачать книгу бесплатно

В вестибюле сегодня дежурил вахтер Василий Космодемианович – сухонький, невысокого росточка пенсионер, с неизменным Достоевским на дежурном столике. Демьяныч, как для краткости мы все называли этого тихого старикана, считал, что на свете существует всего один настоящий писатель, а именно – Федор Михайлович.

«Только у Достоевского, – любил говаривать Василий Космодемианович, – вы найдете ответ на любой вопрос. Жизненный писатель».

– Что из духовной пищи вкушаете сегодня? – поздоровавшись с охранником, спросил я.

– Сегодня «Бесы», Сергей Николаевич, – на минуту оторвавшись от книги, доложил Демьяныч и снова углубился в чтение.

Меня словно обухом по голове стукнули. Бесы, бесовщина, бесятина, что-то такое еще было в моем сне, чего я никак не могу вспомнить?

Проходя мимо кабинета директора, я обратил внимание на то, что дверь приоткрыта. Из любопытства сунув нос в щель, увидел за столом шефа Генку, ковыряющегося в бумагах. До сего момента Геша никогда не заходил сюда без папы. Теперь шуровал там, как в своем собственном. Он меня не заметил, и я двинул дальше к своему столу. На сегодня работы было немного: отладка небольшой программы для какого-то завода. Сев к столу, хотел было заняться этим проектом, но сразу обнаружил следы недавнего вторжения в систему. Мой «magic wall» – программа, которую я сам написал, фиксировала любые попытки взлома системы не только извне, но и из локальной сети офиса. Верный страж доложил, с какого компьютера был осуществлен вход и какие действия предпринял взломщик. Точнее, хакер был уверен, что совершил эти действия. На самом деле, «волшебная стена» не только препятствовала утечке любой информации без моей санкции, но и устраняла все отрицательные воздействия на систему. Недоброжелатель пытался произвести небольшие, почти незаметные, изменения в трех проектах, над которыми работала моя группа. Они были уже готовы и давно разосланы заказчикам. Для чего это нужно, пока было неясно, но кто это сделал, теперь я знал.

Артур Козырев – член группы, руководителем которой я состою, мне не понравился с самого начала: вертляв, нагловат, неисполнителен. Давно избавился бы от него, но босс по какой– то непонятной причине благоволил Артурику. Вероятнее всего, это был осведомитель, державший Кривоножко в курсе дел коллектива – этакий чужой среди своих. Именно с его компьютера и была совершена попытка взлома. Ну что ж, поднявший меч… Пары минут хватило, чтобы подготовить адекватный удар и нанести его. Потом я приступил к работе и через четверть часа уже позабыл об утренних странностях.

Время двигалось к обеду. Сегодня хозяин не соизволил почтить коллектив своим визитом. Настроение в народе от этого нисколько не понизилось. Наоборот, в предвкушении уик-энда все расслабились. Минут за пятнадцать до перерыва ко мне подошла секретарь Света.

– Сергей Николаевич, вас приглашает в свой кабинет Геннадий Игнатьевич.

«С каких это пор кабинет стал его?» – промелькнула мысль, но язык не повернулся ее озвучить…

– Итак, Сергей Николаевич, – напустив на себя видимость строгого, но справедливого босса, начал Геша, – как вы, наверное, уже слышали, меня назначили техническим директором предприятия.

«Вот это новость, неужели свершилось и выживший из ума полковник отдал нас на растерзание этому прохвосту?»

Но вслух я сказал:

– Поздравляю Геннадий Игнатьевич! Вы меня по делу вызвали, или известить персонально о своем назначении?

– По делу, конечно, по делу! – приосанился новый начальник. – Плохо работает группа под вашим руководством! За месяц имеем три рекламации! Если бы не оперативное вмешательство Артура Игоревича, предприятие могло бы понести значительные убытки.

Поэтому, с сегодняшнего дня, вы понижены в должности до рядового сотрудника с соответствующим понижением оклада.

– И начальником отдела назначается Артурик, – закончил я за него.

– Вы догадливы. Разговор окончен. Прошу впредь называть своего начальника по имени и отчеству! Вы свободны, Сергей Николаевич! – Геша уткнулся в бумаги с видом очень занятого человека.

Я сидел красный как рак, но не от испуга за свою карьеру, а из-за того, что меня, профи высочайшего класса, какой-то щенок обвиняет в некомпетентности.

– Разрешите ознакомиться с документами?

– Пожалуйста. – Не отрываясь от бумаг, он протянул через стол папку.

Одного взгляда на листы распечаток хватило, чтобы сразу заметить суть подставы. То, что я увидел, никоим образом не было для меня сюрпризом. Несколько часов назад у меня уже была возможность ознакомиться с этими «грубыми ошибками». Грязная работа. Теперь до меня дошла суть всей гнусной подоплеки тех манипуляций с компьютером, которые обнаружились утром. Задание группой выполнено в срок и качественно, но перед отправкой потребителю Артур и Гена намеренно сделали в файлах ряд «исправлений». Программы не работали должным образом – заказчик недоволен. Далее на сцене появился Козырев с «исправленной» версией софта и спас положение.

Наконец-то были созданы все предпосылки для того, чтобы под благовидным предлогом избавиться от Свиридова С. Н. Правда, существовала одна закавыка – в моем компьютере нет ошибок. Тогда эти шустрые парни решили сделать так, чтобы они появились, и совершить это непосредственно перед днем, когда Гена станет фактическим диктатором нашего сектора, чтобы я не успел ничего заметить и исправить. При удачном раскладе, шалунам удалось бы меня «опустить», выражаясь языком некоторых незаконопослушных граждан нашего общества.

– Ну что, Гена, поздравляю, из вас с Артуром получился прекрасный дуэт сволочей! Работа – грязная, но убедительно действует на таких «крутых специалистов» в компьютерах, как твой папа. – Мне вдруг стало очевидно, что моя карьера в кампании «Софт риэл» подошла к своему логическому завершению. Наверняка Гена сейчас не самодеятельностью занимается, все согласовано с вышестоящим начальством.

Меня понесло:

– Подставили, хорошо подставили! Радуйся, тварь, ты давно хотел от меня избавиться! Тебе надоело ждать, когда Акела промахнется, ты нашел такого же, как сам, подонка, и он помог меня «уйти» за стандартную плату тридцать сестерциев! Однако есть одно «но» во всем этом тухлом дельце: Артур не смог выполнить, возложенную на него задачу по дискредитации моей персоны в полном объеме. Более того, его компьютер, в данный момент, почему-то заблокирован, и системщики все утро ничего с ним не могут поделать. Если я сильно рассержусь и подниму шум, любая независимая экспертиза докажет, что Артур именно оттуда пытался вчера вечером проникнуть в мою систему. Поэтому, во избежание грозящих тебе и твоему дружку неприятностей с законом, есть встречное предложение.

– Какое? – Новоявленный босс как-то съежился и побледнел.

– Ты не пачкаешь мою безупречную трудовую биографию, предоставляешь полный расчет немедленно в связи с моим уходом по собственному желанию. В этом случае я не звоню в прокуратуру, у тебя не будет никаких неприятностей с законом и, наконец, твой батя ничего не узнает о мелких шалостях любимого сыночка.

– Вы не можете так голословно обвинять меня в чем-то нехорошем по отношению к вам, Сергей Николаевич, – слабо попытался защищаться Гена.

– Я не пытаюсь, я обвиняю! Ну, так что, вызывать представителей закона для дальнейших разборок?

– Согласен, – пролепетал технический директор. – Все сделаем, как скажете.

На улаживание формальностей ушло не более получаса. Я тепло попрощался с ребятами, ситуацию никому не объяснял, все и так было понятно без разъяснений. В голове крутилось: «Отряд не заметил потери бойца…» Чувство необоснованной, но неподконтрольной обиды на коллектив, вероятно, возникает у каждого человека, покидающего работу не совсем по собственному желанию, дескать, не защитили, не уберегли, не удержали. Хотя, обижаться на коллектив с моей стороны было бы несправедливо, они жалели и переживали за меня. Даже гордая и неприступная Света на прощание зашмыгала носом.

В коридоре повстречал Артура. При моем приближении парнишка засуетился, хотел проскочить потихонечку мимо, но не тут-то было. Могучая рука бывшего начальника сгребла его ворот и поставила трясущегося от страха хакера-неу-дачника пред мои ясные очи.

– Ну что, Артурик, ухожу от вас, – елейным голосом начал я. – Ума не приложу, как вы тут без меня справитесь?

– Нам будет вас очень недоставать, Сергей Николаевич! Как же вы все решили так скоропалительно? – Голос Артура окреп, в глазах сверкнули искры нескрываемой радости.

– Наверное, пришло и мое время. Молодым талантливым нужно место уступать. Тебе и карты в руки – руководи! На прощание хочу тебя благословить. Ты уж прости мою стариковскую слабость.

Я возложил ладонь правой руки на лоб ничего не подозревающего бывшего коллеги. Поневоле Артур зажмурил глаза. Оттянув средний палец, дал ему хорошего леща. Сила удара была такова, что головенка парня дернулась, а ножки подкосились, и он с грохотом приземлился пятой точкой на один из деревянных ящиков с макулатурой многолетней давности, которые во множестве стояли по стенам коридора.

По-отечески взъерошив ему волосы, напоследок обрадовал:

– А рабочий диск тебе придется форматировать. Зря только побеспокоил системщика – напрасная трата времени. Вон видишь, до обеда провозился с «ящиком», а ничего сделать не смог. Попробуй сам, ведь ты гений – может быть, разблокируешь. Не сможешь – распрощаешься со всеми данными.

В ожидании новых «лещей», свежеиспеченный начальник отдела совсем притух, он даже пытался что-то бормотать в свое оправдание. Я не стал выслушивать его бессвязный лепет, брезгливо вытер руки носовым платком и потопал прочь, обойдя повизгивающего от ужаса Артурика.

Демьяныч проводил мою удаляющуюся фигуру грустным взглядом, казалось, старик хотел что-то сказать, но из-за скромности или по какой-то другой причине промолчал.

Не оборачиваясь, я двинулся прочь. Вопреки всему, душа пела и ликовала. Теперь на природу! Да! Немедленно еду на дачу! Свежий воздух, тишина и покой – вот, что мне сейчас жизненно необходимо! Напоследок обративши лицо к моей теперь уже бывшей конторе, я заметил в окне кислую физиономию Гены. Не удержался и по-мальчишески сделал в его сторону весьма неприличный жест.

Глава 2

Сидя в кресле за столиком, установленным на лужайке между двумя раскидистыми яблонями, в полном одиночестве я вкушал «Абсолют» под непрерывные трели соловья. Ласковый теплый ветерок шевелил остатки волос на моей голове. Солнышко приятно пригревало изрядно выпирающий и буйно поросший седым курчавым волосом животик. От удовольствия зажмурив глаза, я закусывал очередную стопку водки маринованным огурчиком. Покой и гармония царили в этом райском уголке. Не было никакого желания ни о чем думать, что– то анализировать, планировать будущее. Хотелось просто сидеть, наслаждаться непередаваемыми ощущениями, которые дарит нам алкоголь в сочетании с буйством природы и умиротворенным состоянием души.

Все произошедшее сегодняшним утром ушло в прошлое и ничуть меня не волновало. Начать новый этап в жизни никогда не поздно. Почему бы ни начать его с хорошей пьянки?

«Посижу денек-другой на даче. Сброшу весь накопившийся в душе мусор. Все проблемы прочь из головы, – неторопливо рассуждал я. – Водкой и закуской заправился основательно. Живи – не хочу, никаких раздражающих факторов – сплошная идиллия».

Не подумайте, что я хроник-алкаш, позволяю себе регулярно напиваться наедине с собой любимым. Сегодня так получилось вне зависимости от моего собственного желания. В процессе пития считаю общение с собутыльником деталью немаловажной, едва ли не главной. В данный момент найти собеседника возможности не представилось. Соседи приедут либо сегодня затемно, либо завтра утром. Павел позвонил и сообщил, что на выходные уезжает со всем семейством в гости к теще в Калужскую губернию сажать картошку. Посадка картофеля и уборка урожая для сватов не просто сельскохозяйственная процедура. По глубокому убеждению родителей моей невестки, это праздник, в котором обязательно должны принимать участие все их дети с мужьями и женами, вне зависимости от общественного положения и собственного желания. Паша однажды, еще в начале своей семейной жизни, опрометчиво попытался уклониться от этой повинности, но, вовремя осознав, что благополучие семьи находится в прямой зависимости от настроения тещи, больше таких попыток не предпринимал. Я хотел для компании пригласить сторожа Василия, но он в своей избушке дрыхнет после тяжелой ночной вахты и не менее «полулитры» выпитой «для сугреву» самогонки. Этим зельем, обладающим убойной силой, торгует тетка Матрена из близлежащей деревни со смешным названием Куропатки. Как тетка его готовит – ее тщательно охраняемое ноу– хау, однако после приема этого вонючего крепкого пойла никогда не болит голова. Факт удивительный и невероятный, но проверенный на себе неоднократно.

Звук двигателя заглушил соловьиные трели. Из-за поворота выехал (я глазам не поверил) новенький «Бентли Континенталь» серебристого цвета. Ограда из сетки рабицы нисколько не мешала все хорошо видеть. Прошуршав колесами по гравию, автомобиль мягко остановился позади моего старенького, но надежного «Пассата». Тонированные до зеркального блеска стекла не позволяли разглядеть ни водителя, ни кого-либо из пассажиров, если таковые имелись. С минуту этот триумф английского автомобилестроения постоял на месте, словно шофер находился в раздумье: куда ехать дальше. Однако водительская дверь в конце концов, распахнулась, и из салона показалась неопределенного вида фигура. Одетый в темный не по погоде теплый плащ невысокий мужчина, поправив такого же цвета, не менее теплую шляпу, подхватил черный кейс, захлопнул дверцу и решительно направился в сторону моей калитки. «Человек в черном», как я его назвал про себя, меня пока не замечал. Сомневаться в его решимости нанести визит моей персоне не приходилось. Я решил пригласить гостя, не дожидаясь, когда тот найдет кнопку несуществующего звонка.

– Заходите, дорогой, гостем будете! Калитка не заперта!

– Спасибо! – сказал дорогой гость и, тщательно затворив за собой калитку, семенящей походочкой Эркюля Пуаро из бесконечного телевизионного сериала про знаменитого сыщика двинул в моем направлении. Подойдя к столу, без дополнительных уговоров занял стул напротив.

Откинувшись на спинку, он стал смотреть на меня изучающим взглядом, будто собирался когда-нибудь заняться составлением моего словесного портрета в отделении милиции.

Незнакомец, как я уже успел заметить, был невысок, щупловат на вид, носил усы и бородку а-ля Ильич. Ничем примечательным, кроме крупного крючковатого носа отмечен не был.

– Не желаете ли «Абсолюту»? – Чтобы прервать затянувшуюся неловкую паузу, я взял быка за рога.

– Ах, да, извините… то есть, конечно, хочу! – засуетился человечек.

Он не стал дожидаться, когда я встану и наполню рюмки, а, по– хозяйски открутив крышку, налил мне и себе.

– Разрешите представиться, мое имя Иннокентий… мм… Мафусаилович. – Посетитель приподнял шляпу. Несмотря на то что головной убор пребывал не на своем законном месте всего пару секунд, я все-таки успел рассмотреть на голове у него пару небольших рожек. Заметив на себе мой ошарашенный взгляд, он быстро заговорил:

– Давайте сначала выпьем, а потом я вам все объясню. Прошу лишь пока ничему не удивляться, мой визит никакими несчастьями вам не грозит.

Я сразу успокоился. Разгоряченный алкоголем мозг, быстро подбросил вполне рациональный вариант, объясняющий увиденное: поклонник экстремального пирсинга вживил пластиковые рога в свою черепушку. Что здесь необычного? Об этом я где-то читал или смотрел по телику, точно не помню. Говорят, некоторые в наше извращенное время и не такое вытворяют со своей внешностью.

Мы выпили по рюмке за знакомство, по второй – за хорошую погоду, по третьей – за тех, кто в море. Незаметно перешли на «ты». Гость предложил для краткости называть себя Иннокентием или просто Кешей, а я – Сергеем или Серегой на его усмотрение.

Обсудив последние мировые новости, прелести погоды и посетовав на современную молодежь с ее перевернутыми ценностями, как-то незаметно мы допили бутылку водки. Я хотел, было сбегать за второй, но Иннокентий движением руки остановил мой порыв.

– Сергей, мне не хотелось бы отвлекаться самому и отрывать тебя от столь приятного времяпрепровождения, но поскольку я здесь по делу…

Я попытался возразить, мол, дела подождут, но гость был настойчив, и поведал такое, от чего глаза мои полезли на лоб, выпитый алкоголь совершенно улетучился из организма, как будто его там не было вовсе.

– Для начала, я вовсе не человек, а существо, родиной которого является другой мир, – доверительно сообщил гость. – Видишь, я не по погоде тепло одет. Это говорит о том, что мой организм привык к более жаркому климату…

– Инопланетянин! Таукитяне здесь, на обыкновенной подмосковной даче?! Не может быть! – громко воскликнул я.

– Сережа, не перебивай, пожалуйста! Все вопросы оставим на потом. Мой мир находится не в вашей Вселенной. Гипотеза о существовании параллельных миров или измерений тебе как математику по образованию должна быть известна…

Я кивнул головой в знак согласия:

– С гипотезой я, конечно, знаком, однако она не доказана и весьма сомнительна – никакой экспериментальной базы.

– Надеюсь, само мое присутствие здесь станет убедительным фактом для того, чтобы ты принял эту гипотезу, как аксиому, а научный мир пусть спорит, доказывает, опровергает, защищает диссертации, наконец. Нас не касается их возня. Я здесь не для того, чтобы выступать перед учеными мужами с лекциями на тему множественности миров. Если не веришь, потрогай мои ментальные антенны, которые вы люди по незнанию называете рогами. Есть еще одно доказательство, – Кеша стянул с ноги башмак и выставил на обозрение самое настоящее копыто. – Надеюсь, теперь в твоем распоряжении имеется достаточная «экспериментальная база»?

В голове появилась идиотская мысль: «Как в нормальный с виду черный лакированный ботинок влезла его нога, и как он еще умудряется держать равновесие при ходьбе?»

– Вполне, – ошалело пробормотал я с опаской, касаясь пальцами копыта. Ощутив натуральную костяную шероховатость «ступни» собеседника, моя рука отдернулась от предмета исследования, словно от раскаленного докрасна куска железа. Я понял, что окончательно и безоговорочно верю каждому его слову. Мысли в голове понеслись с невероятной скоростью.

«Дожил! За что мне это? Сам черт с рогами является средь бела дня за моей бессмертной душой».

Я стал лихорадочно припоминать все свои грехи, грешки и прегрешения, должные вызвать столь неприятный визит. Ничего особо криминального не вспомнив, немного успокоился. Значит, будет искушать и вводить в соблазн. Я заранее решил про себя, что ни на какие уговоры нечистого не пойду. Хотел перекреститься и прочитать какую-нибудь молитву, но как безнадежный атеист со стажем не смог вспомнить, как правильно осенять себя крестным знамением слева направо или наоборот, а кроме первых слов «Отче наш» ни одной молитвы не знал. Креститься не стал, боясь усугубить положение неправильными манипуляциями рук. Молитву тоже не стал читать: вряд ли мне удастся напугать до смерти врага рода человеческого констатацией существования Отца нашего на небеси, а что там дальше после сакраментальной фразы «иже еси…» я помнил обрывками и невпопад.

Кажется, все эти бредовые мысли отразились на моем лице, или черт прочитал их при помощи своих ментальных рогов, но кавардак, творившийся у меня под черепушкой, был прерван громким смехом незваного визитера.

– Полноте, Сергей Николаевич, не хватало нам еще истерик! Предупреждаю сразу: молитвы, крестные знамения, как и святая вода с иконами, на меня не подействуют! И вообще, к чертям, в вашем понимании, я не имею никакого отношения! Стыдно тебе, Серега, человеку продвинутому, образованному, верить тем историям о нечистой силе, которые выдумали темные, безграмотные людишки много веков назад! Мы бесеры, или бесы, из мира Бесер. Это был наш изначальный мир, который подарил нам Создатель. Теперь народ бесов обитает во множестве разных миров, в которых, кстати, живут бок о бок и другие виды разумных существ. Посмотри на реальность: ты один из немногих, кому посчастливилось встретить брата по разуму. Что в результате? Имеем бурное, неконтролируемое проявление примитивной ксенофобии и пещерного ужаса перед неведомым. Вспомни детство: ведь ты зачитывался Ефремовым, Стругацкими, наконец, даже Мартыновым и своим тезкой Снеговым. О чем они писали? Встретим разумных существ, обнимемся, расцелуемся и – рука об руку в светлое коммунистическое будущее. Разве я не прав?

– Целоваться не буду, – пролепетал я.

– Никто и не предлагает, – усмехнулся Иннокентий. – Это я образно выразился. А как насчет того, чтобы рука об руку в светлое будущее? Скажем так: в индивидуальное коммунистическое светлое будущее. Не откажешься?

Я постепенно начал приходить в себя, стало немного стыдно.

– Вы… то есть ты, Кеша, читаешь мысли своими рогами, извини, антеннами?

– Мы не умеем читать мысли у других разумных существ. Рога, как ты говоришь, даны нам для внутривидового общения, хотя ментальная связь между существами, обладающими разумом, или, иначе говоря, телепатия вполне реальна и может осуществляться лишь при помощи некоторых магических приспособлений, определенного назначения. Что касается твоей реакции на мое появление, не нужно иметь телепатические способности, достаточно быть хотя бы посредственным физиономистом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное