Александр Сухов.

Танец на лезвии ножа

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

Вместо ответа пес встал на задние лапы, положил передние на мои плечи и, приблизив волчью морду почти вплотную к моему лицу, сверху вниз посмотрел мне в глаза. Волна горя и тоски захлестнула мозг. Никогда раньше между нами не было столь сильного контакта на ментальном уровне. Он явно хотел предупредить о какой-то грозящей именно мне опасности. На краткий миг наши сознания слились в единое целое. Я ощутил необъяснимый, дикий ужас, который ощущало животное. Злыдень не знал, что конкретно мне угрожает, однако, получив откуда-то свыше предупреждение об опасности, всеми силами старался меня предупредить. Через несколько секунд я отстранился от него, совершенно ошарашенный и оглушенный новыми ощущениями.

– Спасибо, друг, за предупреждение! Не волнуйся, со мной все будет хорошо.

Пес, немного успокоившись, лизнул меня шершавым языком в лицо и спрыгнул на землю.

– Дядюшка Арнольд, мне кажется, сегодня собаку необходимо спустить с цепи. Пусть во дворе побегает. Чует пес беду. Как бы какой лиходей сюда не заявился и в дом к вам не зашел.

Сосед стоял с раскрытым ртом, наблюдая за нашим безмолвным диалогом. Он тоже что-то ощутил, даже немного испугался за меня – или меня, я так и не понял. Нарочито громко (ветераны никого не боятся) дядюшка разрешил:

– Хорошо, мальчик, только закрой за собой получше калитку!

Отстегнув карабин цепи от ошейника Злыдня, пожал на прощание еще достаточно сильную руку старика и направился домой. Пес увязался за мной, но ему не было позволено покидать границы охраняемой территории. Калитка перед влажным любопытным носом захлопнулась. По предыдущему опыту я знал, что полутораметровый забор ни в коей мере не является преградой для этого комка мощных мышц и крепких костей. Если Злыдень хотел погулять, его ничто не могло удержать на месте: ни забор, ни крепкая цепь. Посади его хозяин даже в сарай и подопри дверь самым толстым бревном, он и оттуда обязательно найдет выход. Посоветовав Арнольду отпустить пса, я больше заботился о хозяйском добре: все-таки жалко цепочку, да и ошейники денег стоят. Помню, однажды Злыдню не удалось порвать цепь или ошейник, так он вывернул из земли деревянный столб, к которому был прикреплен цепной поводок. Этим столбом он будто плугом перепахал весь двор, снес забор и вырвался на улицу, где был в конце концов остановлен хозяином.

Вернувшись в дом, я собрал посуду со стола и запихнул ее в посудомоечную машину. Покончив с хозяйственными делами, извлек из рюкзачка кристалл памяти, прихваченный днем из засвеченной конспиративной квартиры, и подсел к компьютеру. После непродолжительных поисков в Сети мои подозрения насчет заказчика окончательно подтвердились. Оскорбленный до глубины души наглостью дерзкого вора, эльф направил по моим следам специалистов Гильдии. Меня очень удивила и даже привела в трепет сумма, выраженная шестизначным числом, которую Утиол перечислил на счет в некоем банке, принадлежащем организации наемных убийц. За треть этих денег я с удовольствием вернул бы шкатулку хозяину и вдобавок на халяву сводил Эзерга в самый дорогой ресторан, тем более что заказчик так недальновидно, грубо и отвратительно прервал наше взаимовыгодное сотрудничество.

Неужели эльф не пожалел шестисот тысяч империалов лишь для того, чтобы наказать безродного вора? Мир перевернулся или само племя эльфов переродилось? Может быть, эти скареды, готовые удавиться из-за медяка, в один прекрасный момент, осознав всю глубину и убожество своей жадности, очистились душой, стали добрее и щедрее? Подобное предположение вызвало у меня невольный смешок.

Почему-то все представители древних рас – ныне существующие эльфы и гномы, а также исчезнувшие орки, гоблины и тролли, не говоря уж о драконах – во все времена испытывали особый трепет к презренному металлу и любым его материальным воплощениям в виде сверкающих камней, банковских билетов и невзрачных кредитных карточек. Расставались они с веселенькими желтыми кругляшами всегда с особой неохотой. Нет, дело скорее не во мне, а в шкатулке. Что же в ней хранится? Из-за чего весь сыр-бор?..

Вновь захотелось взять украденную вещь в руки, однако недавние воспоминания о страшной магической печати, неудержимо захватывающей сознание в свои цепкие объятия, стали ледяным душем, остановившим мой порыв. Черт меня дернул связаться с недобросовестным заказчиком! Будь все по-честному, давно бы уже башка не болела, куда сбагрить проклятую шкатулку. Кстати, через какого посредника он вышел на меня?

Минутой позже ответ был перед глазами. Ага, значит, это Шнырь направил ко мне подозрительных любителей дорогих сигар. Вытащив мобильный телефон из отдельного кармашка все того же рюкзака, я извлек из памяти на дисплей нужный номер и нажал кнопку вызова. Вскоре я услышал хриплый, не совсем трезвый голос:

– Слушаю, если можно, короче. Шнырь сегодня отрывается по полной. Если ваши дела терпят до завтра, прошу не беспокоить, – в обычной своей беспардонной манере заявил Шнырь.

– Это Коршун. Узнал? Прекрати паясничать и внимай! Последний клиент, что ты подыскал мне месяц назад, хотел замочить твоего благодетеля и кормильца при помощи наемных убийц. Срочно сливай на мой комп все, что тебе о нем известно, и побыстрее сваливай сам. Затаись на время. Понадобишься – звякну. Но учти, Шнырь, узнаю, что ты ко всему этому причастен, – быть тебе калекой! Ты Коршуна знаешь.

– Да что ты, босс, разве я когда посмею, я за тебя…

Выслушивать, какие огни и воды готов пройти за меня Шнырь, я не стал. Продаст, при первой возможности продаст любому, кто сделает достойное предложение. Поэтому своим дилерам я такой возможности никогда не давал: при личных встречах обязательно пользовался личинами, а в остальное время общался либо по телефону, либо через электронную почту. По логике вещей наводчик не мог сдать меня заказчикам шкатулки. Ребята были жадными и много за мою голову предложить не могли. Шнырю терять дополнительный приработок в размере десяти процентов от каждой сделки никак не выгодно. Да и что он мог про меня сообщить заинтересованным лицам? По большому счету ничего, кроме анонимного сетевого адреса, таких адресов только в этом городе миллионы. Номеров моих телефонов не знает никто, поскольку на связь с наводчиками я выхожу исключительно по собственной инициативе.

Через четверть часа пришло послание от Шныря. Подробно его изучать не было сил. Страшно хотелось спать. Сказывались последствия трудной ночи и беспокойного дня. Скачав данные на главный кристалл, я извлек его из компьютера и снова положил в рюкзак. Выключив свет, наконец добрался до кровати, не раздеваясь, упал сверху на покрывало и тут же провалился в небытие.

Глава четвертая

Солнечный луч бесцеремонно уперся в лицо. Просыпаться не хотелось. Тело за ночь совершенно не отдохнуло. Не было сил даже на то, чтобы перевернуться на другой бок, спрятаться от этого несносного приставалы. Тут еще на нос что-то село и начало невыносимо щекотать. Приоткрыв один глаз и сконцентрировав взгляд на кончике носа, я увидел огромную муху: тело ее отливало сине-зеленой сталью, прозрачные крылышки были сложены за спиной, большие, в полголовы, темные глаза состояли из множества шестигранников и напоминали уменьшенные пчелиные соты. Насекомое по-хозяйски, деловито бегало по выступающей части моего лица, чесало себя под мышками, периодически что-то запихивало себе в рот, что вызывало весьма неприятные ощущения. Чугунной рукой я попытался смахнуть наглое существо, но, не рассчитав должным образом траекторию ладони, больно саданул себя по носу. Гадкая муха при этом ничуть не пострадала. Она продолжала кружить вокруг моей головы, выжидая удобного момента, когда можно будет спокойно вернуться на временно покинутые позиции.

Теперь стало уже совсем не до сна. Мой второй глаз открылся, и я с удивлением обнаружил, что нахожусь вовсе не в своей кровати, а на незнакомой лесной поляне.

Лужайка представляла собой почти идеальный круг диаметром метров сто пятьдесят, окруженный со всех сторон широколиственными деревьями – на первый взгляд обычными кленами. Пятачок среди кленового леса, на котором я оказался столь странным образом, густо порос невысокой зеленой травкой, среди которой ярко пестрели всеми оттенками красного, желтого и голубого незнакомые мне цветы. Солнышко едва показалось над кронами деревьев и еще не успело согнать с травы капельки ночной росы. Утреннюю тишину нарушали лишь писк и жужжание насекомых, пение птиц и суета у корней деревьев и в траве каких-то мелких полосатых зверьков, издали похожих на бурундуков. Воздух, напоенный ароматами цветущих трав и лесной свежести, был недвижим. Казалось, это даже не воздух вовсе, а какая-то совершенно иная субстанция, более плотная, тягучая и вместе с тем абсолютно прозрачная. Само понятие «ветер» либо другое колебание воздуха были чужды местной атмосфере.

Впору было удивиться. Каким образом я оказался в этом райском уголке? Однако явь воспринималась совершенно естественно. Мозг даже не пытался найти какое-то правдоподобное объяснение столь странному факту. Раз я здесь – значит, так нужно.

Поднявшись на ноги, я сразу увидел тропинку, даже не тропинку, а след на примятой траве, уходящий в сторону лесной чащи, как раз от места моего пробуждения. Разминая затекшие за ночь мышцы, неспешной походкой я направился к лесу. Густо разросшаяся кленовая поросль на опушке поляны обдала меня с головы до ног скопившейся за ночь на поверхности листьев влагой. В лесу деревья стояли на приличном удалении друг от друга. Я старался держаться от них подальше, чтобы, случайно задев, не получить новую освежающую порцию жидкости за воротник рубахи. Тропинка теперь явственно угадывалась среди чахлой лесной растительности. Идти было легко. Вскоре я уже ощущал себя бодрым и вполне отдохнувшим.

Незаметно, насвистывая под нос незамысловатый мотивчик и безжалостно пиная попадавшиеся под ноги мухоморы, я протопал пару километров и вышел из леса. Передо мной от самой опушки начиналось бесконечное поле, засеянное какой-то злаковой культурой: пшеница, овес или рожь – я в этом не разбираюсь. Тропинка вывела меня на широкую, мощенную серым камнем дорогу, уходящую в необозримую даль. Стянув с ног промокшие от росы ботинки, я запихнул в них мокрые носки, связал между собой шнурки и повесил обувь на плечо. Ступать босыми ногами по разогретому солнцем камню было приятно.

Примерно через час я убедился, что поле вовсе не бесконечное. Впереди показалось какое-то поселение, окруженное со всех сторон невысокой стеной из вкопанных в землю бревен, заостренных сверху. Подойдя ближе, я услышал стук молотков плотников, визг пилы, характерные звуки кузницы, истошные крики домашней птицы, ржание лошадей и громкий лай собак.

Тут же увидел, что из распахнутых ворот городища мне навстречу выходит толпа жителей. Одетые в пестрые одеяния причудливого покроя мужчины и женщины радостно махали руками, что-то кричали, как будто заранее знали о моем прибытии. Когда процессия приблизилась настолько, что каждого человека можно было хорошо рассмотреть, я с удивлением отметил, что самый высокий из встречающих ростом мне по пояс. Их сморщенные старческие лица были живыми и подвижными. Они подмигивали, делали смешные гримасы и беспрестанно крутили и мотали головами. Казалось, сейчас кто-нибудь из толпы подойдет ко мне и поделится сокровенной тайной.

«Кто же эти люди? На гномов непохожи. У тех лица грубее и покрыты волосами даже у женщин и детей, и ростом гномы повыше будут. Говорят, раньше были лепреконы, но вот уже тысячу лет, как они покинули наш мир вместе с гоблинами, орками и троллями. Наверное, это все-таки они», – решил я и в свою очередь направился в их сторону.

Когда до ближайшего карлика оставалось не более двух десятков шагов, толпа остановилась и замерла в полном молчании. Остановился и я. Наконец из рядов встречающих вышел представительный мужчина с тяжелой золотой цепью на шее и тонким писклявым голосом прокричал что-то на неизвестном языке. Я пожал плечами, давая понять, что ничего не понимаю. Тогда человечек запищал снова. Этот язык явно отличался от предыдущего, но я все равно его не понимал.

Сделав знак малышу, чтобы он замолчал, я со своей стороны попытался наладить контакт. Мои лингвистические познания ограничивались общим человеческим, а также парой эльфийских наречий. Знанием языка эльфов я обязан своей любви к опере, не к новомодным мюзиклам людей, а именно к классической эльфийской опере. Оказалось, что глава делегации прекрасно говорит на верхнем диалекте Эли.

– Приветствуем тебя, Вызванный! Мы рады видеть своего избавителя! Предначертанное наконец-то должно свершиться. С твоим приходом мы сможем закончить тысячелетнее служение богине и отправиться вслед за нашими братьями. Поторопись, юноша, теперь, когда свобода так близка, каждое мгновение рабства для нас целая вечность!

Толпа раздалась и образовала проход шириной полтора метра. Ничему не удивляясь, в сопровождении старейшины я проследовал через этот живой коридор к центру городка. Посреди центральной площади, как главное и единственное ее украшение, возвышалось трехметровое изваяние красивой женщины, выполненное из белого мрамора. Человечек подошел к постаменту, что-то нажал на нем и отскочил в сторону. Женская фигура вместе с постаментом заколебалась, потекла, будто воск в пламени костра, и исчезла, открыв темный проход, уходящий глубоко под землю.

– На этом разреши откланяться. Мы уходим. Тебе туда. – Сопровождающий рукой указал на темный провал. – Ясноликая Эринния ждет тебя. – На его ресницах и щеках искрились в лучах дневного светила капельки слез, но в глазах совсем не было печали, даже наоборот, они светились откровенной радостью.

Мужчина повернулся лицом к соплеменникам, что-то громко крикнул на своем непонятном языке, и все вокруг вдруг растаяло в одночасье. Исчезли здания, частокол, окружавший поселение, домашние животные, и сами смешные человечки также испарились без следа. Остался лишь странный проход, ведущий в недра земли.

Одной ногой я с опаской ступил на рифленую металлическую ступеньку винтовой лестницы. Она не была иллюзорной – обнаженная ступня ощутила холод металла.

Спуск не занял много времени. Ступеней через сто я уже стоял на ровной каменной поверхности пола внизу колодца перед входом в горизонтальный туннель полуовальной формы. Дальше, кроме как в этот туннель, двигаться было некуда. Я шагнул в его фиолетовый полумрак. Освещение здесь было достаточным, чтобы хорошо ориентироваться. Вообще-то заблудиться здесь невозможно. Боковых ответвлений я не обнаружил. На полу посторонних предметов не валялось, и пораниться здесь обо что-либо возможности не представлялось.

Через полторы сотни шагов коридор привел в тупиковую комнату кубической формы. Можно было представить, что находишься внутри огромной игральной кости с длиной грани около десяти метров. Посередине помещения находился прозрачный хрустальный параллелепипед высотой в два моих роста и квадратом в основании со стороной двух метров.

При моем приближении хрусталь вспыхнул ярким белым светом, лишив меня на мгновение способности видеть. Когда зрение восстановилось, прозрачной глыбы уже не было, а на ее месте стояла стройная, высокая женщина, как две капли воды похожая на статую, некоторое время назад преграждавшую вход в подземелье. На вид ей было не больше тридцати лет, но когда я взглянул в ее огромные фиолетовые глаза, понял, что она неизмеримо старше. Богиня, настоящая богиня находилась в двух шагах от меня, она радостно улыбалась, будто вновь обрела в моем лице потерянного любимого друга или родственника.

– Здравствуй, Аэрин! Наконец-то я тебя увидела, сынок дорогой! Я так волновалась за тебя, так переживала! Сколько слез выплакала за тысячу лет разлуки. Ни единого мгновения не забывала о своем сыночке. И вот ты наконец нашелся. Я так рада, так рада!.. – Дама рванулась в мою сторону, но не смогла покинуть пределы квадрата основания исчезнувшего параллелепипеда.

Я стоял, глядя на богиню, и хлопал глазами. Какой Аэрин? Где сыночек? Ничего не понимаю.

– Э… Простите, госпожа, вы меня, наверное, с кем-то путаете. Во-первых, я никакой не Аэрин, люди никогда не называют детей эльфийскими именами – считается плохой приметой. Во-вторых, мне нет еще и тридцати, а тот, кого вы ищете, наверное, уже глубокий старик, если ему уже тысяча лет. И вообще, я просто-напросто сошел с ума и блуждаю сейчас в лабиринте собственного больного сознания…

Лицо дамы стало серьезным, она топнула изящной ножкой.

– Ты всегда был таким несговорчивым и непослушным мальчиком! Вечно имел на все свое собственное мнение, перебивал взрослых, как сейчас. – Черты ее лица вновь разгладились, и женщина продолжила уже мягче: – Выслушай свою мамочку, все вопросы задашь после.

В полном недоумении я внимал словам богини, сыночку которой уже больше тысячи лет, а сама она еще хоть куда. Сколько же ей годков и как она умудрилась в столь преклонном возрасте в полной мере сохранить красоту и привлекательность?

– Мальчик, мы не знаем, что с тобой случилось в той реальности Земли, куда ты так опрометчиво сбежал от своей любимой мамочки. – В глазах красавицы сверкнули слезинки. – Но я никогда не сомневалась, что найду своего любимого Аэринчика. Мы с ног сбились, разыскивая тебя, но ты же знаешь, наше вмешательство в дела земные ограничено Создателем. Возвращайся поскорее. Ты себе не представляешь, как обрадуется папа. – Голос моей «мамочки» вновь стал твердым, слез в глазах как не бывало. – Не валяй дурака, Аэрин! Быстро домой!

– Но простите, госпожа, еще раз повторяю: я не ваш сын, а обыкновенный человек. Работаю… гм, в общем, специалист широкого профиля – работаю по найму. – Почему-то в данный момент мне захотелось излить ей душу. – Попалась мне в руки одна вещица, не знаю, что с ней делать. Очень опасная штука, скажу вам…

Теперь женщина смотрела на меня с явным ужасом на красивом лице. Мне показалось, что она как-то сразу постарела лет на двадцать.

– Сынок, что они с тобой сделали? Ты не о том говоришь. Тебя ждут мама с папой, а ты о каких-то мелочах… Ты меня совсем не помнишь? Ты забыл свою мамочку Эриннию?

– Извините, вы сказали, что я родился тысячу лет назад, но я прекрасно помню свое детство. Мне всего двадцать шесть. Вы меня все-таки с кем-то спутали. Если ваш сын пропал – я к этому никакого отношения не имею.

– Боже милостивый! Они стерли тебе всю память и впихнули в твою головку ложные воспоминания!

До меня стало доходить, что тетенька тронулась рассудком из-за потери ребенка и теперь готова в первом встречном узнать любимое чадо.

– Посмотрите на меня внимательно. Разве я похож на вашего сына?

– Аэрин, ты же знаешь – внешняя оболочка не важна. Я узнала бы тебя даже в образе самой отвратительной обезьяны. – Спохватившись, она всплеснула руками: – Ах да, ты же ничего не помнишь! Горе мне, горе!

Женщина все-таки постаралась взять себя в руки. Лицо ее стало напряженно-сосредоточенным.

– Сынок, сейчас спасательную экспедицию мы послать не можем – слишком много дел у координаторов. Выбирайся сам. Найди мудрого Громыхалу послед…

Глава пятая

Вдруг все пропало: странная комната и еще более странная женщина, называвшая меня своим сыном. Я лежал в постели как был одетый, лишь ботинки на ногах отсутствовали – не помню даже, каким образом мне удалось сбросить их во сне.

Приснится же такое. Ничего удивительного, что сыночек удрал от такой мамочки. Во всяком случае, на его месте я поступил бы так же. Уж больно она чадолюбива. Наверное, своего Аэринчика держит на коротком поводке, даже на свидания с девушками сопровождает.

Я с облегчением вздохнул. Это всего лишь сон и ничего более. Какое счастье после подобного кошмара проснуться у себя дома, плюнуть и забыть о нем.

А счастье ли? Тут только я осознал, что причиной пробуждения было чувство надвигающейся опасности. В голове стучало, и стучало все сильнее и сильнее. Сосредоточившись, я попытался прощупать окружающее пространство, но на голову будто натянули мешок из плотной ткани. Хотел уйти в гипер, но ожидаемого ускорения не получилось. Похоже, я напрочь лишился своих чудесных способностей. Попытка спрыгнуть с постели тоже не удалась. Я был спеленут, как младенец или буйный умалишенный после очередного приступа. Даже пальцем пошевелить не было никаких сил.

«Вот это да! Добрались, гады, до Коршуна! Оперативно сработали. Мага, конечно же, не забыли прихватить. Одно слово – профессионалы, – пришло в голову единственно возможное, реальное объяснение моему беспомощному состоянию. – Теперь наемники сделают со мной все, что захотят. Интересно, пытать будут? А может быть, ребята сдадут обездвиженное тело эльфу? Тогда появится надежда на спасение».

Умирать в расцвете лет так позорно и глупо не хотелось. Мысли лихорадочно стучали о стенки черепной коробки, но их суетливая толкотня никакого реального выхода из сложившейся ситуации не подсказывала. Ну что же, придется смиренно ждать своей участи, однако при первой возможности нужно быть готовым успеть воспользоваться любым подвернувшимся шансом ради собственного спасения. Я постарался успокоить расшалившиеся нервы. Частично это удалось. Мозг начал адекватно воспринимать реальность.

Какого-либо искусственного освещения в спальне не было, но рассеянного лунного света вполне хватало, чтобы все хорошо видеть. При полной потере подвижности я мог дышать и двигать глазами. Это уже хорошо – что бы со мной стало, если бы мне оставили лишь возможность хлопать ресницами? Улыбнуться собственной шутке не получилось, но я был рад, что не утратил способности иронически относиться к самому себе даже в такой неприятной ситуации.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное