Александр Сухов.

Танец на лезвии ножа

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

Нагнувшись, чтобы осмотреть повнимательнее его утробу, я заметил тонкую, светящуюся слабым зеленым светом полоску в районе дымосборника.

Для подробного изучения непонятного феномена я присел голым задом на прохладный пол и сосредоточился на объекте. Природу явления сразу понять было невозможно. От полоски веяло могильным холодом и адским жаром одновременно. Какая-то странная магия! Или не магия? Призрачный свет манил и одновременно отпугивал. Одна половина сознания кричала: «Уноси быстрее ноги отсюда, пока жив!» Другая не менее настойчиво убеждала: «Уйдешь – будешь локти кусать, подойди и посмотри, что это такое!»

После недолгой борьбы иррациональная часть сознания все-таки победила рациональную. С трудом преодолевая первобытный страх, я полез в топку, протянул руку к полоске и с ужасом почувствовал, как сознание покидает тело и с все увеличивающейся скоростью устремляется навстречу зеленоватому свечению.

«Влип, Коршун, так дешево и бездарно! Развели тебя как лоха!» – Последняя мысль мелькнула в голове и умерла вместе с угасшим разумом…

Нет, я не умер. Чувства начали возвращаться постепенно. Сначала слух – до ушей донеслось злобное рычание какого-то большого и грозного животного. Потом обоняние – ужасная, невыносимая вонь ударила в ноздри. И наконец, осязание и зрение – я открыл глаза и увидел перед собой ощеренную собачью морду. Огромный мастиф в метре от меня рвался, норовя порвать тонкую стальную цепь и наброситься на беззащитное обнаженное тело, распростертое на земле.

Молниеносно вскочив на ноги, я начал крутить головой, чтобы осмотреться. Вокруг все поменялось странным образом: вместо кабинета пятачок пространства диаметром метров шесть, ограниченный плотной стеной клубящегося серого тумана, и здоровенная псина напротив – порождение больной фантазии хозяина ада. Бежать некуда, оставаться наедине с тварью смертельно опасно. Что же делать? Теперь мне стало понятно, какую злую шутку сыграло со мной заклинание в камине. Оно выкинуло мое сознание в астрал и поставило перед выбором: победить или умереть.

Вот почему хозяин не доверил шкатулку надежному сейфу. Что может лучше этого заклинания уберечь добро от посягательств самого искусного вора в мире? Искоса, чтобы не спровоцировать агрессивной реакции вызывающим взглядом, я посмотрел на собаку. Несмотря на эти меры предосторожности, могучий зверь, огромная голова которого находилась на одном уровне с моей, почувствовал повышенное внимание к собственной персоне, а главное, страх обнаженного, беззащитного человека и начал рваться с цепи, удвоив усилия. Его маленькие, злые, отсвечивающие красным глазки с ненавистью смотрели на незваного гостя. Я представил, как могучие клыки с остервенением впиваются в горло, и ужас, зародившись где-то в области груди, ледяной волной покатился по всему телу, делая меня абсолютно неспособным оказать какое-либо сопротивление этой страшной твари.

Утром хозяин кабинета, войдя в помещение, обнаружит в луже собственной мочи живой труп – слюнявого беспомощного идиота, неспособного самостоятельно выполнять простейших действий.

Вот посмеется! Соберет гостей, чтобы порадовались вместе с ним. Потом сдаст полицейским, которые, в свою очередь, передадут безмозглое тело врачам для кошмарных опытов или на запчасти.

«Нет, не хочу! – Буря гнева захлестнула разум. – Ищи, Коршун, выход! Нет безвыходных ситуаций! Тебя не уничтожили сразу – значит, не смогли, значит, есть шанс. Думай, ты справишься!»

Я вновь посмотрел на монстра, теперь уже прямо в его полыхающие потусторонним пламенем глаза. Пусть попробует наброситься – сам его загрызу! Собака словно ощутила мою готовность к борьбе, немного присмирела. Тогда я громко, на грани крика начал говорить, стараясь, чтобы голос не дрожал и не подвел в самый ответственный момент:

– Я царь природы – человек! Ты лишь кошмарный фантом – чудовищное порождение извращенной фантазии садиста, создавшего заклинание! Повелеваю тебе исчезнуть! Изыди с глаз моих, монстр кровожадный! Никогда человек не преклонит колени перед таким, как ты! Твоя участь подчиняться и беспрекословно выполнять мою волю! Прочь с дороги!

По мере того как слова слетали с моих губ, я обретал уверенность, а животное стало уменьшаться в размерах.

– Что, не нравится, шавка? Дрожи и трепещи перед господином! Недолог твой век! Сейчас я отправлю тебя прямиком в ад!

Зверь больше не мог выдерживать взгляда человека и, опустив голову, будто побежденный волк, подставил шею победителю для последнего, смертельного удара. Он резко уменьшился до размеров болонки и, жалобно поскуливая, старался убраться с глаз долой. Подойдя к нему вплотную, пинком я отправил пушистое тело вместе с цепью в туманную мглу, в небытие.

Сознание вернулось мгновенно. Только что я был в астрале, а теперь снова в камине, и моя рука продолжает тянуться туда, где раньше была зеленая полоска; на ее месте теперь находилась небольшая ниша. Все, что со мной произошло, длилось всего лишь одно мгновение. Чудеса! Холодный пот запоздало выступил на лице.

«Чего же теперь бояться? Все позади», – успокоил я сам себя.

Рука на сей раз беспрепятственно проникла в углубление и нащупала там искомое. Извлеченная на свет шкатулка была небольшого размера, она целиком помещалась на ладони, однако обладала приличным весом. Разглядывать находку не было времени. Пора уходить.

Шкатулку, два кошелька и пачку банкнот я положил на стол, поднес к этой куче добра руки и сосредоточился. Небольшая вспышка, и посылка отправилась по назначению. Украденное будет ждать меня вместе с одеждой в дупле дерева. Для этой цели мне и пригодился маячок. Жаль, самому нельзя так же телепортироваться. Теперь прочь отсюда.

Я направился было к выходу, но, не дойдя до двери кабинета, стукнул себя по лбу. Чуть не забыл! Вернулся к столу, вытащил из богатого набора письменных принадлежностей черный фломастер посолиднее и несколькими небрежными штрихами набросал на чистом листе бумаги стилизованное изображение парящей хищной птицы. Оставить визитную карточку – святое дело. Реклама, понимаете ли, двигатель нашего бизнеса. По телевизору (догадайтесь с трех раз почему?) наши рекламные ролики официально не показывают, в газетах не печатают объявления с предложениями воровских услуг – приходится изворачиваться и полагаться на криминальную хронику. Для этой цели у меня есть парочка прикормленных копов, которые обязательно обеспечат утечку в лапы журналистов подробностей о некоторых моментах сегодняшнего ограбления. После этой ночи акции моего небольшого предприятия «Коршун Ltd» пойдут вверх небывалыми темпами, а это сулит новые заказы и соответствующие доходы.

Наконец-то с делами покончено, можно спокойно сваливать. Мысленно пожелав спокойных снов обитателям гостеприимного дома и не побеспокоив никого, я выбрался на свежий воздух и через минуту стоял у заветного дупла.

Мокрая одежда сначала упорно отказывалась налезать на тело, а когда мне все-таки удалось натянуть ее на себя, прилипла к коже холодно и неприятно. Пришлось углубиться в парк и немного попрыгать и поприседать, чтобы избавиться от противного озноба.

Пока я занимался делами в доме, ненастье пошло на убыль. Дождь еще не прекратился до конца и продолжал слабо моросить, но, по всем признакам, утро обещало быть по-летнему солнечным. Бурный поток, выполнив свою миссию по очистке города от грязи и мусора, иссяк, что было весьма кстати, поскольку топать через весь город – занятие утомительное, даже непосильное для усталого человека. Распихав добычу по карманам куртки, легкой согревающей трусцой я побежал к автостоянке, стараясь всем своим видом как можно правдоподобнее изображать поборника здорового образа жизни.

Мой верный «Кентавр» ждал хозяина в квартале от парка. Рядом с «Буйволами», «Пантерами» и прочим могучим зверьем маленький четырехместный кар смотрелся не вполне презентабельно, но я его любил и ценил за скорость, маневренность и надежность. Включив двигатель, врубил систему обогрева салона на полную катушку, радиоприемник настроил на любимую волну. Через пять минут согрелся, стало даже немного жарковато. Из-за излишних переживаний и от усталости меня начало клонить в сон, пришлось опустить боковое стекло, чтобы впустить в кабину немного прохладного ночного воздуха. Включил ближний свет и, ловко вырулив между оставленными на ночь автомобилями, выкатил на трассу под легкий симфонический аккомпанемент. Рванул с места сразу на третьей передаче, аж ведущие колеса задымились, и помчался отсыпаться в свою берлогу.

Было начало пятого. На востоке небосвод уже наливался алым. Близилось утро. Летние ночи коротки, но сколько приятных, а главное, полезных дел может успеть переделать умный, расторопный человек за те недолгие часы, пока тьма безраздельно властвует на улицах города.

Глава вторая

С постели я вскочил под мощные заключительные аккорды военного марша из оперы «Пламя дракона». Прослушивать какофонию финальной битвы из этой оперы никакого желания не было, и я быстро надавил пятерней на клавишу будильника, на циферблате которого стрелки показывали одиннадцать утра. Этот прибор был мной настроен так, что вначале проигрывалась благозвучная увертюра, потом ария Этель, далее следовал марш и последнее, что должно со стопроцентной гарантией привести меня в чувство, была битва эльфов и орков из любимой мною оперы. Обычно я просыпался под нежное сопрано эльфийки, провожающей на бой своего суженого. Сегодня меня разбудил марш. Устал ночью, здорово устал. Немудрено: холодный душ в течение нескольких часов, режим ускорения и незапланированная борьба с псиной – все это изрядно утомило мой молодой растущий организм.

В полумрак спальни через неплотно задвинутые шторы проникал солнечный луч. Пылинки, взлетевшие в воздух, материализовали его и делали похожим на толстое светящееся бревно, одним концом упиравшееся в пол, другим уходящее в бесконечную синь умытого дождем неба. Мои предчувствия насчет предстоящей хорошей погоды оправдались полностью.

Прошлепав по полу босыми ногами, я на несколько минут уединился в туалете. Затем, не одеваясь, сварил на кухне крепчайшего кофейку и с кружкой дымящегося темного напитка уселся на диван гостиной.

Отхлебнув хороший глоток, щелкнул пультом телевизора. Морально я был готов к любой реакции общественности на мою ночную проделку. Журналисты сейчас должны смаковать подробности очередного подвига Коршуна, а заодно ругать полицию за некомпетентность и коррупцию в рядах защитников правопорядка, за ее неспособность обеспечить покой и безопасность граждан. Полицейские чины – жаловаться на низкий уровень материально-технического обеспечения и жадность главы городского магистрата, урезающего каждый год и без того скудные субсидии на нужды полиции Вундертауна. Чиновники из городской управы – сетовать на снижение поступлений в казну столицы от налогоплательщиков и растущую инфляцию. Каждый раз это действо происходило по одному и тому же сценарию. Шутки ради однажды я даже послал письмо на телевидение, чтобы они для экономии народных денег после каждого моего подвига просто-напросто пускали в эфир старую запись с небольшими корректировками, а высвобождаемые средства отдавали полиции для успешной борьбы со мной, неуловимым. Ответа не получил, поскольку забыл написать на конверте обратный адрес, и до сих пор пребываю в полном неведении, в каких эпитетах телевизионщики отвергли мое весьма разумное предложение.

Сегодня все было по-другому. Полное молчание. В новостях ни слова не прозвучало о ночном происшествии в доме одного из самых уважаемых граждан города Эзерга Утиола. Неужели эльф еще не входил в кабинет? Но что-то мне подсказывало, что такого быть не могло. Солнце погаснет на небе, луна упадет на наши головы, если этот торгаш с раннего утра не даст указаний приказчикам, не пообщается с компаньонами, не подпишет десяток разных документов. Если эльф не умер, он обязан к этому часу вовсю трезвонить о пропаже, а если даже и умер, о ней будут трезвонить его наследники. Шум должен стоять на всю столицу, но его не было. Полнейшая гнетущая тишина.

Поставив кружку с недопитым кофе на журнальный столик, я уселся за компьютер. Для начала проверил почтовый ящик. Со вчерашнего дня никаких писем на мое имя не приходило. Быстро пробежал по сайтам новостей – молчание. Влез в закрытые файлы полиции – ничего. Странно, ну никак не мог Эзерг не сунуть нос в свой кабинет. Значит, огласка ему не нужна. Что же такое я умыкнул из его дома, что он боится довериться полиции? Может быть, он сомневается в ее способности найти украденное? Боится или сомневается? Вот в чем вопрос. А главное, что предпримет для поисков своего добра?

Я взглянул на одежду, разбросанную в живописном беспорядке по полу гостиной. Когда утром я ввалился в квартиру, остатков сил хватило лишь на то, чтобы стащить все это с себя и добраться до кровати. Брезгливо двумя пальцами я поднял с пола грязную мокрую куртку, вытащил из карманов ночную добычу и разложил на столике рядом с кружкой. Немного подумав, высыпал содержимое кошельков на столешницу и стал все это внимательно рассматривать.

Пачка денег тысяч на двадцать смотрелась весьма солидно. Сотня золотых кругляшей с двуглавым орлом на аверсе – килийские дублоны эпохи Воссоединения, каждый уйдет не менее чем за пятьдесят империалов. Два десятка бриллиантов отличного качества весело разбрасывали по комнате разноцветные колючие искорки преломленного солнечного света. Стоимость камней определить на глаз я не смог даже приблизительно, но знал наверняка, что старый Креб оценит их по достоинству и отвалит за брюлики сколько полагается – надувать самого надежного и доходного поставщика он не рискнет, поскольку у скупщиков краденого, как и у любого другого предпринимателя, своя конкуренция. Неплохо, совсем неплохо! Даже с учетом перенесенных тягот только это в достаточной степени компенсировало все физические и моральные издержки прошлой ночи, а ведь есть еще и шкатулка, за которую заказчик обещал выплатить пятьдесят тысяч. Толкну камушки и золото, сдам шкатулку по назначению и махну в Паландру на Лазурный берег. Отдохну от дел месячишко-другой, поваляюсь на золотом песочке, в море поплаваю, среди аристократической публики потолкаюсь. С такими-то деньжищами меня в любом обществе примут за своего.

Еще раз окинул оценивающим взглядом кучу на столе и призадумался. Нет, не из-за денег и драгоценностей молчит эльф. Всему причиной, скорее всего, шкатулка. Взяв в руки эту вещицу, я начал внимательно разглядывать со всех сторон. Прежде всего меня удивил ее вес. Казалось, что она вовсе не пустотелая, а отлита целиком из золота или другого более плотного металла – настолько была тяжела, хотя в том, что предмет не металлический, а вырезан из бивня какого-то животного, сомнений не возникало. Замочной скважины для ключика я не заметил. По всей поверхности шкатулки искусным мастером-резчиком была нанесена витиеватая вязь. Таким сложным переплетением линий мне никогда еще не доводилось любоваться. После того, как я с минуту глазел на нее, рисунок ожил и начал складываться в какие-то непонятные символы. Поверхность шкатулки стала черной, значки рельефно выступили над ней и засветились переливчатым кроваво-красным пламенем. Казалось, если посмотреть еще немного, до сознания дойдет их сокрытый смысл и мне откроется некая великая тайна, откроется нечто такое, чего до меня никто никогда не знал… Вся моя сущность вновь, как прошедшей ночью у камина, устремилась навстречу этому манящему, огненному переплетению шевелящихся линий.

С трудом, огромным усилием воли я отшвырнул прочь от себя коварный предмет. Ничего себе! Оказывается, это тоже ловушка для дураков. В какие астральные дебри занесло бы меня на сей раз, с каким очередным монстром пришлось бы схватиться? Не знаю и знать не хочу.

Шкатулка мягко шлепнулась на поверхность дивана и вновь стала прежней – белой матовой коробочкой. От этой опасной вещи нужно держаться как можно дальше. Недаром заказчик предупреждал, чтобы я был максимально осторожен при обращении с ней и не делал попыток открыть ее. Кстати, о заказчике: ровно в час дня мне нужно позвонить по указанному номеру и договориться о месте встречи.

Я поднялся с дивана, собрал грязное мокрое тряпье с пола вместе с ботинками, прошел на кухню и выбросил все в прожорливую пасть утилизатора, внешне напоминавшего стиральную машину. Одно нажатие красной кнопки на панели прибора, и вещественные доказательства моих ночных бдений в парке, рассыпавшись на атомы, исчезли в яркой вспышке. Выделившаяся энергия будет заботливо собрана в накопители, а затем использована для освещения, накачки и подогрева воды и многих других бытовых нужд. Образовавшаяся пыль по трубопроводу уйдет на специальное предприятие, где ее разделят на отдельные составляющие и утилизируют. Я всегда с восхищением наблюдал за тем, как масс-конвертер пожирает все, что в него попадает, и сожалел, что ученые пока не могут создать компактную модель. Весь этот агрегат занимает половину подвала здания, а в квартирах обитателей дома находятся лишь приемники материи. Такую бы энергетическую установку – да на автомобиль, было бы совсем неплохо: заправил придорожной грязью, накидал бычков из пепельницы и знай себе жми педаль газа без опасения, что топливо кончится где-нибудь между двумя заправками.

Из шкафа в спальной комнате я достал свежие трусы, футболку, легкий хлопчатобумажный костюм серого цвета и натянул на себя. Кинул мимолетный взгляд на собственное отражение в зеркале и, увидев там высокого, стройного, немного худощавого блондина с решительным взглядом серо-стальных глаз, остался доволен. На скорую руку поджарил четыре яйца на сковороде и с превеликим удовольствием отправил их в желудок. Потом прибрался на кухне.

Я был почти готов к выходу. Оставалась сущая мелочь – взять с собой все самое ценное. Вор никогда не знает, какие сюрпризы преподнесет судьба. Поэтому ему нужно всегда быть готовым к любым ее поворотам.

В гостиной я извлек из сейфа всю наличность и четыре кредитные карточки различных банков, оформленные на разных людей, каждым из которых, впрочем, был не кто иной, как я сам. Вытащил из системного блока главный кристалл памяти. Аккуратно сложил все, включая шкатулку, монеты и камушки, в небольшой молодежный рюкзачок с изображенной на нем грудастой полуобнаженной девицей – последний писк мировой моды.

В прихожей влез в легкие летние сандалии. Напоследок повернулся к зеркалу лицом и провел по нему ладонью правой руки от волос к подбородку. Теперь на меня смотрел уже не сероглазый блондин, а слегка полноватый сорокалетний брюнет с добродушной улыбкой на усатом лице.

Личины я научился творить самостоятельно еще в юном возрасте, когда находился на воспитании в детском приюте. Поначалу контролировать эти иллюзии продолжительное время у меня не получалось. Понемногу путем упорных тренировок я отточил мастерство и теперь мог поддерживать нужный образ сколь угодно долго. Единственным ограничением был сон – мне ни разу не удавалось сохранять фантом во сне. Была еще одна загвоздка при наложении личины. Если вы маскируетесь под конкретное лицо, вам обязательно нужно достоверно подделать и его голос. У меня это получилось сразу. Единожды послушав любого человека, могу без труда копировать все оттенки и интонации его речи.

Однажды, когда мне было лет одиннадцать, наш преподаватель физкультуры, скотина и пьяница, врезал мне на уроке своим волосатым кулачищем по носу. Стукнул просто так, ни за что, как он сам объяснил: «Для профилактики от борзости». Помню, как зло и радостно смеялись тогда ненавидевшие и боявшиеся меня одноклассники. Я не проронил и слезинки, вместо этого поднялся с пола и, размазывая кровь вперемешку с грязью, громко и во всеуслышание объявил, что через пару дней мой обидчик будет подыскивать себе новое место работы. В награду мне досталась еще одна затрещина от преподавателя и еще более гадкий и издевательский смех товарищей. Тогда я впервые использовал свои способности для жестокого отмщения обидчику.

На следующий день я дождался, когда учитель примет необходимую порцию спиртного и отрубится в своей комнате. Надев его личину, вооружился заранее украденной у него же недопитой поллитровкой дешевого вонючего вина и двинулся с песней и похабными шуточками в адрес преподавателей женского пола прямиком к кабинету директора.

Не могу вспоминать без смеха расширенные от ужаса глаза молоденькой преподавательницы словесности, как удирал от меня математик, второй и последний наш учитель мужского пола, и сердитый взгляд директрисы, ее гневную обличительную речь в адрес «окончательно распоясавшегося алкоголика». Выслушав возмущенную тираду, я сделал неприличный жест прямо перед ее физиономией, раскупорил бутылку и залил дурнопахнущей жидкостью великолепный дубовый стол со всем, что на нем находилось. Потом, шутовски откланявшись побледневшей и впавшей в ступор от подобной наглости всесильной хозяйке детского приюта, отчалил, громогласно объявив пьяным хриплым голосом, что все мне надоели, пойду к себе спать. Через четверть часа полусонного, ничего не понимающего физкультурника погрузили в полицейский автомобиль. Больше я его никогда не видел и ничего не слышал о его судьбе. Как давно это было, теперь я даже имени его не могу припомнить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное