Александр Сухов.

Танец на раскаленных углях

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

Действительно, спать ложиться еще рановато. Почему бы и не прогуляться по вечернему Кванку, да и поужинать нам совсем не помешает. За трансляцией матча мысли о еде как-то совсем вылетели из головы.

– Не ворчи, компаньон! Проблему морального падения людей и эльфов обсудим позже, а пока давай веди в свое уютное заведение…

Стороннему наблюдателю могла бы показаться странной компания, состоящая из двух гномов средних (гномьих) лет, молодого человека двадцати шести годков от роду и здоровенного пса, вернее, не совсем пса – потомка грозных волколаков – загадочных обитателей Карнакских чащоб. Не обращайте внимания на его пугающий вид. Это он снаружи черный как ночь большущий волчара. Внутри могучей лохматой «машины» спрятано доброе, преданное сердце и умнейшие мозги, достойные мантии почетного академика Нордландской Академии Наук.

Официально мы являемся членами геолого-разведочной экспедиции, направляющейся в Офир, и не просто в Офир, а в центральную часть Огненного континента с целью поиска алмазного месторождения на Ариманском нагорье. Но истинная задача нашего похода – найти Громыхалу – последнего дракона, сохранившегося на Земле после Великого Исхода древних народов.

Чтобы ответить на вопрос: зачем нам понадобилось тащиться в дебри экваториальных джунглей, позволю себе кратко изложить предысторию тех трагических событий, что произошли со мной и моими товарищами в течение последних недель.

Для начала разрешите представиться. Меня мало кто знает в лицо, но многие наверняка наслышаны о воре по кличке Коршун. Да, да, я тот самый неуловимый Коршун, о подвигах которого что ни день громогласно трубят средства массовой информации. Если кто-то считает, что я стесняюсь своего ремесла, он глубоко заблуждается. Профессия вора – ничуть не хуже и не лучше, например, профессии олигарха – цели одинаковые, средства во многом схожи, различие лишь в отношении блюстителей закона к деятельности первого и второго. Таким образом, можно провести прямые параллели и с банкиром, и с предпринимателем, однако не стану никому забивать голову философскими рассуждениями о пользе для общества воровского ремесла как фактора перераспределения финансовых ресурсов между различными его слоями, а перейду сразу к делу.

Все началось дней десять назад. Нет, все началось гораздо раньше – примерно полтора месяца тому как. Я получил весьма выгодный заказ от анонимного клиента. От меня требовалось всего-то войти в дом одного богатого эльфа (чтоб ему пусто было), вскрыть сейф и взять некий артефакт – небольшую запечатанную магической печатью шкатулку.

На первый взгляд дело казалось плевым, но это лишь на первый взгляд. Улучив момент, когда на столицу Нордланда обрушилась стихия в виде ужасной бури со всеми подобающими ужасной буре атрибутами – бешеными порывами ветра, небесными водопадами, громами и молниями, я выполнил заказ. С риском для жизни, едва не погибнув в магической ловушке, реквизировал из особняка Эзерга Утиола артефакт.

Однако заказчик, как оказалось, вовсе не собирался со мной расплачиваться полновесными нордландскими империалами.

Вместо того чтобы честно рассчитаться и забрать вещь, он прислал на встречу со мной тройку громил. Пришлось мне применить свои неординарные способности, чтобы отвязаться от киллеров.

Со своей стороны, обиженный до соплей Утиол направил по моему следу наемников Гильдии Убийц, заплатив им столько, что я бы с радостью всего за полцены вернул ему шкатулку обратно с клятвенными заверениями в вечном мире, дружбе и непосягательстве на имущество эльфа.

К глубокому огорчению, что сделано, то сделано. Пришлось удачливому вору Коршуну, выражаясь фигурально, обернуться зайцем и улепетывать со всех ног, чтобы спасти свою бесценную жизнь от гильдейских магов и боевиков.

Соседский пес Злыдень, после того как фактически вытащил меня из объятий неминуемой смерти, стал моим верным другом и соратником.

Случайно, а может быть, и не совсем, мне посчастливилось познакомиться с сельским кузнецом – гномом по имени Матео, которого очень заинтересовали мои странные сны.

Об этих снах стоит рассказать поподробнее. Сначала ко мне явилась богиня-координатор. Женщина представилась Эринией, назвала меня своим сыночком и стала беспардонно наседать с требованием, чтобы ее дитятко немедленно вернулось в лоно семьи. Поняв, что по каким-то причинам я этого сделать не могу, она посоветовала обратиться к Громыхале. Позже, благодаря одному гномьему чародею Калине, древнему, как сам мир, мне все-таки «посчастливилось» узнать, что Громыхала не кто иной, как последний дракон, и обитает он не где-нибудь, а в самом центре самого жаркого материка планеты.

Все бы ничего, но вслед за богиней во сне меня посетил некто Шестипалый – злобный маг, который тысячу лет назад для каких-то ведомых одному ему целей взял да и украл Аэрина – любимого сыночка той самой богини Эринии. Колдун обзывался неблагозвучным для моего слуха именем Ариман, требуя выпустить его из тысячелетнего заточения. Чтобы отвязаться от назойливого старикашки, я заключил с ним какое-то соглашение, суть которого до сих пор для меня остается загадкой.

Как уже упоминалось выше, кузнец в этих снах разглядел некий скрытый смысл моего якобы божественного происхождения. Гном весьма бесцеремонно навязался ко мне в попутчики, взяв с меня слово, что, когда моя истинная сущность проявится, я должен буду выполнить для него одно-единственное желание, какое, он, правда, не сказал.

Обыкновенный сельский кузнец Матео на поверку оказался королем. Я, может быть, никогда бы и не узнал об этом, если бы по дороге из деревни, в которой он жил, на нас не было совершено коварное нападение. Пришлось мне и моему новоявленному другу укрыться на время в Харальских горах во дворце великого монарха всех гномов.

Там же я познакомился и близко сошелся еще с одним гномом – крутым ветераном, большим любителем выпить и блеснуть эрудицией. Брюс, такое странное имя у моего нового друга, узнав, что я тот самый знаменитый вор, тут же взял меня в оборот и назначил (буквально не спросясь) своим компаньоном по будущему бизнесу – изготовлению сверхнадежных сейфов под маркой «Брюс и K°».

Пока я очаровывал своими многочисленными талантами обитателей Харальского дворца, королевский аналитический отдел во главе с самим монархом подготовил и осуществил операцию по уничтожению могущественной организации, известной с древних времен как Клан Наемных Убийц.

Кажется, наступила пора вздохнуть свободно, но так бывает только в дешевых детективных сериалах, рассчитанных на нетребовательного массового зрителя. В жизни все по-другому. Часть гильдейских выжила, остались эльфы, жаждущие во что бы то ни стало завладеть чудесной шкатулкой и с ее помощью подчинить себе весь Мир. Вдобавок ко всем прочим несчастьям, в самом дворце, под носом короля, двести лет существовал и до сих пор существует тайный заговор, направленный на физическое уничтожение монарха.

Если вы считаете Матео слепым доверчивым теленком, неспособным распознать, где друг, а где враг, то вы глубоко ошибаетесь. Он прекрасно осведомлен, кто и за что на него «точит зуб», но без серьезной доказательной базы не имеет права что-либо предпринять против своих врагов – таковы дурацкие законы горного народа. Видите ли, именно король, как высший представитель власти, должен в первую очередь блюсти эти самые законы. Попробуйте об этом хотя бы намекнуть какому-нибудь самому занюханному народному избраннику в парламенте Нордландской республики, не говоря уже о президенте или ближайшем его окружении. Лучше и не пытайтесь – вас сразу же поднимут на смех, а в худшем случае обвинят во всех смертных грехах и отправят осваивать бескрайние просторы Заполярья. Странные все-таки эти гномы. Вы со мной не согласны?

В сложившейся ситуации, оставив за плечами многочисленных недоброжелателей, Его Величество, Брюс, верный Злыдень и я прямиком из дворца отправились на Илирийский полуостров в город Кванк. Отсюда мы рассчитываем добраться до Офира, где, по словам Калины, обитает дракон Громыхала…

Дневная жара спала, и толпы праздных отдыхающих с морских пляжей перекочевали на улицы. «Игривый дельфин» расположен недалеко от центра города, непосредственно у набережной – самого популярного местечка в вечернее время, поэтому мы с другом сразу же очутились в гуще народа.

Кого здесь только не было. Люди, гномы, эльфы различных возрастов и сословий. Одинокие искатели приключений и прогуливающиеся группами мирные обыватели. Трезвые, навеселе и в изрядном подпитии. Кто-то молча любовался игрой бликов отраженного лунного света на поверхности моря, кто-то, приняв лишку, во всю силу легких горланил под гитару. На импровизированных танцполах оглушительно грохотала музыка, и молодежь, а иногда и представители старшего поколения выделывали немыслимые па или парами покачивались в медленном ритме. Повсеместно раздавались хлопки раскупориваемых бутылок со знаменитым местным игристым. Веселый смех и громкие восторженные крики оглашали набережную.

Ровно в девять тридцать на главном бастионе древней крепости Кванка грохнул залп орудийной батареи, возвещая о том, что настало время очередного развлекательного шоу.

Сей же час в небо над морем с двух кораблей, стоящих на рейде, взмыли сотни разноцветных светлячков, которые, достигнув апогея, взрывались снопами искр или вспухали яркими шарами. За первым залпом последовали еще и еще…

Над набережной Кванка раздались могучие аккорды симфонического оркестра. Вибрировал весь объем воздуха, заглушая любую другую музыку и шум толпы и заставляя всех присутствующих полностью сосредоточить внимание на разворачивающемся перед их глазами феерическом шоу.

Между огненными букетами салюта заметались яркие болиды – это маги отправляли ввысь по немыслимым траекториям свои файерболы. Закончив полет, магические плазменные шары, в свою очередь, взрывались подобно реактивным снарядам, вызывая бурный восторг зрителей.

За время, проведенное в Кванке, я уже в третий раз имею удовольствие любоваться ежевечерним представлением и не перестаю удивляться безграничной фантазии его устроителей. Местный муниципалитет специально выделяет огромные денежные средства из доходов от туристического бизнеса, чтобы привлечь отдыхающих со всего света. Лучшие пиротехники мира соперничают между собой за право продемонстрировать свое искусство, поскольку сам факт того, что кому-то разрешили устроить салют в этом приморском городе, является неоспоримым доказательством высокой квалификации мастера и открывает ему широчайшие возможности для применения своих талантов в других местах.

Тем временем от посудин, с которых взлетали ракеты, повалил густой белый дым. Когда облако поднялось на достаточную высоту, в него вонзились десятки, а может быть, сотни лазерных лучей, образуя гигантский калейдоскоп геометрических фигур, штрихов, хитроумных вензелей, цветов и других умопомрачительных, неподдающихся словесному описанию художественных форм.

Мы стояли с Брюсом, затаив дыхание и раскрыв от изумления и восхищения рты, внимательно следили за действом, опасаясь пропустить даже пустячную мелочь.

Внезапно все кончилось. Ракеты и файерболы перестали взлетать с палуб, светотехники выключили лазерные установки, и только один бирюзовый лучик продолжал свой неуловимый для глаза бег по тающему в воздухе облачку, старательно выводя: «МЫ РАДЫ ВАМ! МЫ ЗАБОТИМСЯ О ВАС! МЫ НЕ ПРОЩАЕМСЯ С ВАМИ!»

– Вот дают, Коршун! – Когда музыка полностью затихла, гном первым пришел в себя и не преминул прокомментировать увиденное: – Где только таких спецов находят – каждый раз что-то новенькое? Горазды вы, люди, на всякие штучки-дрючки. Думаю, когда вас здесь еще не было, страшная скукотища царила в мире. Не удивлюсь, если откроется, что войны в те времена начинались не по причине каких-то разногласий, а просто от скуки. Что может быть веселее хорошей драки? Ты со мной согласен?

– Наверное. Чем еще было заняться древним народам? Фейерверков у вас не было, музыкой, по большому счету, баловались лишь эльфы, науки и технологии топтались на месте – никакого разнообразия в жизни. Оставалась лишь одна забава – проломить кому-нибудь черепушку или самому для развлекухи лечь костьми в чистом поле.

– Насчет музыки ты, Коршун, не прав. Поди, никогда не слышал, как задушевно поем мы – гномы?

– Особенно когда маршируете по плацу. Ты только не обижайся, Брюс, от ваших барабанов и «гха… гха… гха» можно вполне лишиться слуха. Стая Злыдней лает благозвучнее гномьего кирда. Вот эльфийская опера – это что-то! Не к чему придраться: и мелодии прекрасны, и аранжировки великолепны, а голоса… какие у них голоса!

– Полная ерунда! Был я один раз в опере, больше меня туда ведром «Вересковых холмов» не заманишь. Еле высидел первый акт. Визжат как резаные или пищат, как цыплята: «пи… пи… пи», чего-то лопочут и сами не понимают чего, или завоют одновременно баба с мужиком – прям как на базаре – она ему одно, а он ей другое. Потом вдруг оказывается, что баба эта вовсе и не баба, а евонный любовник. Тьфу… паскудство одно! Нет, друг милый, больше старина Брюс в подобные заведения ни ногой…

– Здесь ты прав, приятель, – эльфы еще те извращенцы и не скрывают своих пороков, даже специально выставляют напоказ. Однако это ничуть не умаляет их музыкальных талантов, поэтому некоторые люди готовы им многое простить, а кое-кто даже стремится слепо подражать. А как вы, гномы, относитесь к однополой любви?

– Строго. Если кого уличат, приговор один – смерть…

За разговорами о прекрасном наша компания добралась до небольшого ресторанчика, расположенного в полуподвальном помещении старинного трехэтажного дома…

Из кабака выползли глубоко за полночь, я – трезвый, как стеклышко, мой друг – в изрядном подпитии и в прекрасном настроении. Пришлось едва не силой отрывать компаньона от очередной бутылки крепкой выпивки, благо сам я почти не прикасался к спиртному. Ограничился бокалом золотого игристого, для поднятия настроения, далее во время стрип-шоу пил исключительно апельсиновый сок.

Представление нам понравилось. Это был не просто показ обнаженной плоти, а прекрасный спектакль. Пять красивых девиц, судя по всему, профессиональных танцовщиц, произвели настоящий фурор среди посетителей и заслуженно унесли со сцены приличное количество купюр, которыми их щедро одаривала разгоряченная алкоголем, благодарная публика. Я и сам несколько раз вскакивал с места, чтобы положить очередной даме под лоскуток материи, который преувеличенно называют трусиками или бюстгальтером, сотню-другую империалов.

Пока гном был трезв, он осуждающе относился к приступам моей филантропии, а когда немного захмелел, сам начал отстегивать бабки в неумеренных количествах каждый раз, когда какая-нибудь из обольстительных плутовок лукаво подмигивала ему со сцены. Пришлось теперь мне сдерживать «души прекрасные порывы» компаньона. Впрочем, уговоры и увещевания совершенно не подействовали на упертого гнома. Я пригрозил при первой же встрече доложить его невесте о неблаговидном поведении жениха, только после такого удара ниже пояса расточительность Брюса перестала перехлестывать за рамки разумного.

Глава 2

После полуночи на улицах Кванка народу заметно поубавилось. Осталась практически одна молодежь, да и та в большинстве своем переместилась на пляж, чтобы в полной мере вкусить прелесть купаний при луне. Редкие такси развозили по гостиницам и пансионатам засидевшихся допоздна гуляк. Личного транспорта местных жителей и вовсе не наблюдалось.

Дневное пекло сменила ночная свежесть. Легкий ветерок, несущий прохладный воздух суши в сторону моря, лениво шевелил листья пальм и цитрусовых деревьев, в изобилии произраставших повсюду, и приятно обдувал разгоряченное тело.

На открытом воздухе компаньон довольно быстро начал приходить в чувство. Чтобы к завтрашнему утру он выглядел подобающим образом и не испытывал тяжких мук похмельного синдрома, я решил не возвращаться сразу в гостиницу, а совершить небольшую прогулку по ночному городу. Возражений со стороны приятеля не последовало. Гном в теперешнем своем состоянии был готов следовать за кем угодно и куда угодно.

После того как мы прошли пару километров по набережной, Брюс приобрел способность выражаться более или менее внятно. Первым делом он потребовал продолжения банкета, а когда в самой категорической форме получил отказ, предложил подойти к первой встречной компании и набить им морды.

– С какой стати? – удивился я.

– Так, для веселья.

– Брюс, а если набьют тебе?

– Все равно здорово! Душа, понимаешь ли, Коршун, требует м… м…моциональной разрядки! Хрясь, хрясь кому-нибудь в рыло – и скинул полвека с плеч, можно жить дальше!

– Оставь свой «моциональный заряд» для дел грядущих! Не хватало, чтобы нас с тобой доставили в участок по причине банальной драки. Не забывай, что твой друг находится в розыске. Копы по отпечаткам пальцев тут же установят мою личность и без промедления отправят в Вундертаун в спеленатом состоянии. Ко всему прочему, не пристало такому солидному мужчине, как ты, уподобившись прыщавому подростку, искать приключения на свою задницу, приставая по ночам к законопослушным гражданам!

– Тогда пошли купаться!

– Ты же сам говорил, что не переносишь воду в любых ее формах и проявлениях, – резонно заметил я.

– Мало ли, что я говорю, когда трезвый. Истина в вине, а это значит, что настоящим старина Брюс бывает лишь в тех случаях, когда по его жилам течет чистый спирт. Купаться, Коршун!

– Не утонешь?

– Не боись, паря, гномы в огне не тонут и в воде не горят, то есть в воде не горят и в огне… Ну, в общем, ты меня понял.

– Как пожелаешь, – пришлось согласиться с несгораемым и нетонущим упрямцем.

Чтобы найти свободное от любителей ночных купаний местечко, нам пришлось протопать по мягкому песку пляжа пару километров. Наконец между двух полуразрушенных скал обнаружилось искомое – небольшой пятачок, защищенный от посторонних взглядов, где в тени камней можно полностью разоблачиться и, не привлекая внимания окружающей публики, войти в воду.

Перед тем как искупаться, Брюс изъявил желание выкурить трубку. Он уселся на корточки лицом к морю в тени скалы и стал неспешно попыхивать ароматным табачком. Я приземлился рядом и, набрав в ладони пригоршню песка, принялся просеивать песчинки между пальцами рук, любуясь игрой бликов на поверхности водной глади.

Так мы просидели с четверть часа, молчали и глядели на море. Каждый думал о чем-то своем. Если откровенно, я вообще ни о чем не думал – смотрел и воспринимал окружающую красоту не на уровне сознательного осмысления, а как данность, которой нужно просто любоваться, не задумываясь о ее внутренней сущности. Казалось, все до единой мысли вылетели из головы и умчались куда-то в неведомые дали, предоставляя редкую возможность обозревать мир в совершенно необычном ракурсе.

Из состояния отрешенности меня вывело громом прогремевшее в ночной тишине слово «коршун» в контексте разговора каких-то личностей. Два представителя моего вида прогуливались по пляжу и оживленно беседовали. Если бы не события последних дней, я, возможно, и не обратил бы внимания на случайно брошенную фразу. Мало ли кто решил при луне поговорить о птичках. Может быть, это парочка орнитологов, соскучившись на отдыхе по любимой работе, ведет научный спор о пернатых хищниках?

Я напрягся и стал усиленно воспринимать флюиды, исходящие от людей.

Похоже, орнитология была здесь совершенно ни при чем. Никогда не слышал о магах-зоологах, и говорили они не про абстрактных небесных хищников, а об определенном представителе человеческой породы.

Маги явно направлялись в нашу сторону. По спине пробежал легкий холодок страха. Не по мою ли душу парни оказались здесь? Случайностей не бывает, и ответ напрашивается сам собой. Что же делать? Вероятность того, что меня ищут лишь для того, чтобы выразить свое почтение известному вору и «раздавить» за его здоровье бутылочку игристого, настолько мизерная, что ее можно отвергнуть сразу без всяких колебаний. Скорее всего, начинается второй акт спектакля «Охота на коршуна», и в роли охотников сегодня выступают представители Ордена. Уж в этом я был уверен на все двести процентов – гильдия послала бы семерку в любом случае, а здесь всего-то парочка.

Да, всего-то парочка, но лучше бы это была семерка, даже полностью состоящая из магов. По интенсивности свечения ауры одного из незнакомцев я понял, что придется иметь дело с весьма сильным чародеем – вполне возможно, архимагом. Второй был послабее, но даже его способностей с избытком хватало, чтобы скрутить и раздавить нас с Брюсом, как мелких букашек. Сейчас посланцы Ордена появятся здесь, где никто и ничто не помешает им разделаться с нами.

Бежать бесполезно, сопротивляться не имеет никакого смысла. В страхе и бессильной злобе я сидел на песке, не зная, что предпринять, и завидовал беззаботному гному, который не подозревал, какая угроза нависла над нами.

Маги все ближе и ближе подходили к нашему укрытию. До скал им оставалось преодолеть каких-нибудь пятнадцать-двадцать метров.

Озарение пришло, как всегда, внезапно. Первым делом я заблокировал сознание. Хорошо, что охотники вели себя достаточно беспечно, наверное, они были увлечены беседой настолько, что даже не удосужились повнимательнее прощупать местность. Пока нас не обнаружили, необходимо приготовиться к встрече. Если мой ангел-хранитель не отлучился в самоволку, существует пусть небольшая, но вполне реальная возможность мне и Брюсу выйти живыми из создавшейся ситуации. Затем резким, но несильным тычком в солнечное сплетение я обеспечил компаньону кратковременную отключку и, оставив его лежащим на песке рядышком с дымящейся трубкой, скользнул во тьму небольшой расщелины в скале. Когда все обойдется, гном простит – он отходчив и обижаться долго не способен. При неблагоприятном раскладе, не исключено, что его не тронут – охотятся все-таки за моей головой, а не за его, и проявить ненужную инициативу теперь он уже не сможет. Вспомнив его «хрясь, хрясь», я улыбнулся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное