Александр Сухов.

Магическое братство

(страница 4 из 30)

скачать книгу бесплатно

– Чего пришибились? – сверкнув в полумраке пещеры золотой фиксой, поинтересовался демон у молча застывших с открытыми от удивления ртами Гвена и магического корня. – Лучше оцените прикид. Костюмчик от Арона – одного моего старинного приятеля, обшивавшего в свое время половину московской элиты и получившего пятьдесят восьмую, а к ней пятнадцать годков без права переписки из-за происков конкурента Мойши. Рубашечка – чисто фланель китайская, какой в наше время днем с огнем не сыскать. Ботиночки – эксклюзив от Изи Блюмберга, это вам не какой-нибудь занюханный «Скороход», недаром Изечке даже, несмотря на его примерное поведение, срок удвоили – уж больно любило лагерное начальство щеголять в сапогах его пошива…

– Кончай кривляться! – одернул излишне говорливого демона Гвен. – Как ты считаешь, стоит ли нам взять с собой что-нибудь из имущества старого Моргелана или твоя бесовская морда в состоянии наколдовать все необходимое?

– Поскольку с этого мгновения мы с тобой компаньоны, попрошу меня не оскорблять! – возмутился Шмультик. – Что касается материальных ценностей, даже не надейся – злата, серебра, иже с ними мехов, бриллиантов и сложной бытовой техники от меня не жди. По репе любому супостату настучу, а также по мелочам наколдую барахлишка всякого для собственных нужд, но не более того. Хочешь, тебе точно такой же костюмчик сварганю?.. Не желаешь… ну и ладно…

Вооружившись тем самым кожаным мешком, с которым ходил за ингредиентами для имевшего столь печальные последствия эксперимента, Гвенлин пошел в отгороженный раскладной ширмой участок пещеры, где его бывший учитель имел привычку отдыхать лежа и где в несгораемом железном ящике хранил свои сокровища. Юноша без всяких колебаний подошел к дощатому топчану, застланному дублеными овечьими шкурами, нагнулся и, засунув руку под лежак, быстро обнаружил ключ, висевший на вбитом в одну из поперечных досок гвоздике. Вообще-то он всегда знал, где находится ключ, но взять его в руки дерзнул лишь сегодня.

– Во-во, теперь мы не только убийцы, мы ко всем прочим нашим недостаткам еще и воры! – Мандрагор, несмотря на реальную угрозу оказаться в горшке с землей, не смог удержаться от язвительной реплики в адрес молодого человека.

Не обратив внимания на оскорбительный выпад со стороны одушевленного растения, Гвен вставил ключ в скважину замка и трижды повернул его против хода часовой стрелки. Внутри ящика щелкнуло, и тяжелая дверца сама, без посторонней помощи распахнулась, едва не заехав по любопытному носу бывшего ученика чародея. Расправившись с запорным устройством, юноша поднял с пола светильник, поднес его к темному зеву сейфа, и тут же по пещере пронесся его громкий разочарованный возглас:

– Вот зараза! Нет здесь никаких денег!

Шмультик и Мандрагор мгновенно отреагировали: демон подошел сбоку и начал внимательно всматриваться внутрь ящика, корень, ловко вскарабкавшись по одежде на плечо неудачливого взломщика, также убедившись, что, кроме пачки каких-то исписанных мелкими закорючками пергаментных листочков размером с ладонь и толстенной книги заклинаний, внутри больше ничего нет, пропищал своим противным голосочком прямо на ухо юноше:

– Куда бабки подевались? Наш благодетель за спасибо никого не лечил.

На какие шиши теперь путешествовать будем?

Сначала Гвен не прочувствовал до конца всю глубину последней фразы магического корня, а когда до него все-таки дошло, он ловко схватил свободной рукой кандидата в попутчики и зло прошипел:

– Никуда ты с нами не пойдешь. За все годы нашего знакомства ты мне надоел хуже горькой редьки…

– Не кипятись, паря! Корявого придется брать с собой, – неожиданно за Мандрагора вступился Шмультик. – Магам ни к чему знать о моем существовании, а этот молчать не станет – прижмут как следует, он тут-то все и выложит. Есть, конечно, другой вариант, но я не сторонник неоправданного душегубства даже таких козлов, как этот тип.

– Эй ты! – задергался корень в могучей юношеской длани. – Сам козел! Гвенчик, а ну дай-ка за меня этому гаду промеж глаз!..

– Кончай базар, народ! – вмешался в перепалку Гвенлин и, обратившись к демону, продолжил: – Этот вариант нам не подходит. Берем Мандрагора с собой, глядишь, для чего-нибудь и сгодится. Все равно, попади он в лапы гильдейских дознавателей, ему крышка – не любят маги чужого колдовства. Причиной тому интерференционные взаимодействия каких-то полей, критические наводки и активные помехи. Короче, плохо им становится, когда рядом магические сушеные корни и прочие артефакты. Учитель объяснял, но я так толком ничего и не понял.

– Сам ты артефакт, – огрызнулся Мандрагор, но от дальнейшего развития спора все-таки воздержался.

– Коль денег нет, – Гвен резко поменял тему разговора, – пойду хотя бы харчами запасусь.

– Точно, Гвенчик, – услыхав про еду, корень воспрянул духом, – сыра прихвати, да побольше – страсть как уважаю сей продукт.

Гвенлин и Шмультик, для которого также нашелся пустой заплечный мешок, с десяток минут провозились в дальнем углу пещеры, где по сусекам и закромам был разложен изрядный запас продуктов питания: караваи хлеба, мешки вяленого мяса, сыры разных сортов, размеров и форм, сухофрукты и много всего прочего. От покусительства разного рода прожорливых тварей и плесени все это богатство защищало наложенное хозяйственным Моргеланом мощное заклинание, для разумных созданий, впрочем, абсолютно безопасное. Рядышком на полке обнаружилась кухонная утварь. Когда запас еды, посуда, пара шерстяных одеял, комплект запасной одежды для Гвена и еще множество необходимых в походе вещей были разложены по рюкзакам, юноша подошел к сейфу, сгреб пергаментные листочки и запихнул их в один из накладных карманов своей котомки.

– А это тебе зачем? – поинтересовался демон.

– Это свитки готовых заклинаний – штука весьма ценная. Надорвал краешек, даже зачитывать нет необходимости, и оно само начинает действовать, только успевай отбежать подальше на всякий случай, – пояснил бывший ученик чародея.

– Может быть, тебе заодно и книгу прихватить? – посоветовал Мандрагор.

– Это зачем же? Все равно колдовать я не умею, а просто так таскать такую тяжесть нет никакого желания.

– Научишься, – уверенно заявил корень, – если чего, мы поможем.

– Это чем же ты собираешься мне помочь? – Гвен недоуменно уставился на самонадеянного хвастунишку. – Может быть, ты знаешь, как накладывать заклинания на одушевленные и неодушевленные предметы, как вызывать духов, как активировать молнию или файербол?..

– Бери, бери, Гвенчик, – продолжал гнуть свое корень, – каждое заклинание сопровождается подробной инструкцией. Читать умеешь, значит, научишься и заклинания накладывать, и духов вызывать, и прочей хрени-замудрени под названием магия. Не боги горшки обжигают.

– А чего, Гвен, деревянный, несмотря на все свои недостатки, на сей раз дело говорит, – поддержал Мандрагора Шмультик. – Сам я во всяких колдовских штучках не очень силен – суровая юность, проведенная в бескрайних просторах Заполярья, помешала моей учебе в каком-нибудь университете Инферналиума, но закон общедоступности трансцендентных манипуляций усвоил еще в начальной школе.

– Сначала объясни, что это за закон такой, а потом поговорим о деревянном и его недостатках! – задиристо пропищал Мандрагор.

Шмультик, не обратив особого внимания на плохо завуалированную угрозу в реплике одушевленного корня, начал с академическим видом объяснять присутствующим суть постулата общедоступности:

– Видите ли, друзья мои, искусство владения магией ни в малейшей степени не зависит от способностей индивидуума. Не буду приводить здесь всю громоздкую доказательную базу этого утверждения, скажу лишь кратко: любое разумное существо, при соответствующем усердии и наличии методического материала, может самостоятельно достичь высших степеней совершенства в этом кажущемся на первый взгляд очень сложном деле. Что мы имеем в данном случае? – продолжал демон. – Методические материалы в виде книги заклинаний у нас имеются. Желания, насколько я понимаю, нет никакого. Оно понятно, проще обидчику кулачищем в нос или дубиной по башке, чем испепелить его молнией или превратить в ледяную скульптуру, а также сходить в лавку за едой, нежели наколдовать полный стол всяческих яств. Инерция человеческого мышления и леность ума – вот что это такое. Так что, Гвен, хочешь ты того или не хочешь, тебе придется стать магом, хотя бы для того, чтобы научиться заметать следы. Маги Гильдии ни в коем случае не должны нас схватить до тех пор, пока нам не удастся успешно разрулить ситуацию.

Оспаривать разумные доводы Шмультика Гвен не стал. Он молча подошел к железному шкафу и взял в руки тяжеленный фолиант. Затем он также молча развязал тесемки своего мешка и бережно положил книгу поверх остальных вещей. Не забыл он прихватить и свой верный меч, благо ножны удобно легли промеж лопаток юноши, и в случае необходимости его было несложно из них извлечь. Хотел также взять кольчугу и шлем, но все-таки решил отказаться от этой затеи: во-первых, лишняя тяжесть, во-вторых, в случае неожиданного нападения вряд ли успеешь ими воспользоваться.

– До восхода дневного светила остается ровно час, – не сверяясь с каким-либо прибором для измерения времени, констатировал Шмультик.

– Прав, рогатый, – вглядываясь в циферблат трофейного хронометра, удивленно покачал головой не поверивший демону на слово Гвен. – Поделись секретом, как это тебе удается?

– Биологические часы. У любого живого существа они развиты в той или иной степени. Мы, демоны, владеем ими виртуозно и можем определять время с точностью до секунды. Кстати, пока у нас есть время, мне хотелось бы поподробнее узнать кое-что об этом мире. Давайте, парни, колитесь!

– О чем бы ты хотел узнать в первую очередь? – спросил юноша.

– Изобрази историко-географический очерк, только без лишних подробностей.

– Понятно, – задумчиво произнес молодой человек и, почесав затылок, заговорил: – Наш мир называется Тев-Хат, что в переводе с какого-то древнего наречия означает благословенная земля. Это огромное сухопутное пространство, окруженное со всех сторон Океаном. Воды Океана простираются до самого края Света и там низвергаются с огромной высоты в Безбрежный Океан, откуда потом возвращаются назад в виде осадков. Земная твердь вместе с Океаном покоятся на рогах огромного буйвола, а буйвол в свою очередь…

– Ша, паря, эти сказки мне в свое время в детском саду воспитательница читала на сон грядущий, «Космогонические представления диких народов» называются. Поскольку морально ты еще не готов принять истину как таковую, давай прокатим этот момент. Пускай до поры до времени твой мир остается на рогах у буйвола, а буйвол стоит на спине у кита, черепахи или какой другой твари. А пока расскажи, как называется эта страна, с какими государствами граничит. Каково их общественно-политическое обустройство и не находятся ли они в состоянии войны друг с другом. Короче, шпарь по наводке о том, что знаешь наверняка, и не пудри слушателям мозги насчет рогов и копыт мифических быков, твердях земных и небесных, а также прочей белиберды, о которой твои продвинутые правнуки будут говорить не иначе как с толикой здорового юмора.

– Так в умных книгах пишут, – с обидой в голосе произнес Гвен, однако последовал совету демона, решив не метать бисер мудрости перед свиным рылом выпендрилы из Преисподней, и начал рассказывать о вещах более приземленных…

Проанализировав данные, полученные от юноши, и отсортировав мусор средневековых заблуждений от истинно научных фактов, быстрый разумом демон сделал вывод, что мир, куда его занесло, представлен всего одним населенным континентом, носящим название Шуддан. Материк широкой неровной полосой, простирающейся от северной границы умеренной климатической зоны до южной границы субтропиков, опоясывал планету вдоль экватора примерно на две трети ее окружности. Столь благоприятное географическое положение обеспечивало комфортные условия проживания для всех живых существ, населяющих этот мир. К тому же отсутствие наклона оси вращения планеты практически полностью исключало смену времен года. Справедливости ради нужно отметить, что нечто напоминающее сезонные климатические флуктуации все-таки здесь имело место, но причиной этого феномена служило то, что орбита планеты вокруг солнца обладала сильно вытянутой эллиптической формой. Поэтому по мере приближения планеты к светилу в средних широтах наступало жаркое сухое лето, которое впоследствии сменялось относительно прохладной, влажной зимой. Впрочем, не очень уж и прохладной – во всяком случае, различные злаки, овощи и фрукты произрастают здесь круглый год. Таким образом, можно было сделать вывод, что Шмультику на сей раз несказанно повезло (если принять за везение насильственный захват с последующей транспортировкой пленника в непонятно какие дальние дали), из ледяных колымских пустынь демон угодил во вполне приличное местечко. Исчадие ада это сразу же осознало и, невежливо перебив рассказчика, громким радостным криком поспешило выразить свой восторг:

– Класс, Гвен, да здесь же самое настоящее Сочи!

– Что еще за Сочи? – недовольным голосом спросил юноша. – Насколько мне известно, места с таким названием нигде поблизости нет.

– Сочи – это чудо, там мечтают жить все умные люди, даже поговорка такая существует: «Знал бы прикуп – жил бы в Сочи». Сам я, правда, там ни разу не был, но от бывалых людей доподлинно знаю, что Сочи – лучшее местечко на Земле, в котором после отсидки стремится оказаться каждый уважающий себя зэк. Сочи – это море, солнце, белые панамы и темные ночи…

– А… если дело только в этом. – Гвенлин понимающе возвел очи к потолку пещеры. – Тогда здесь точно Сочи: море в десяти верстах, через пару месяцев здесь будет столько солнца, что тебе, рогатый, плохо станет, насчет белых панам осмелюсь тебя разочаровать – у нас все предпочитают широкополые соломенные шляпы, а вот темные ночи я тебе гарантирую в достатке.

– Хватит издеваться над святыми для каждого зэка понятиями! – Правильно оценив явно иронический подтекст вышесказанного юношей, Шмультик слегка обиделся и поторопился перескочить на другую тему: – Насчет Сочи проехали. Валяй, рассказывай дальше! Что это за государство? Какие соседи его окружают? Короче, ты понял.

– Страна эта зовется Рангут, точнее, Рангутский Союз. Только не страна это вовсе, а ассоциация равноправных торговых городов. Рангут – всего лишь один из них. Союз носит его имя лишь по одной простой причине, что именно там был подписан договор об объединении. Лет двести или триста назад главы двух десятков приморских городов-государств решили создать торгово-промышленный союз для упорядочения экономических отношений, как между собой, так и с третьими странами, а также для борьбы с многочисленными пиратами…

– Во шпарит… как по писаному! – высказал вслух свое искреннее изумление магический корень. – И с чего это хозяин тебя всегда считал безнадежным тупицей?

– Заткни пасть, женьшень недоделанный! – Было по всему заметно, что, напомнив о покойнике, Мандрагор щедро сыпанул очередную порцию соли на еще не зажившую душевную рану молодого человека. – А не с твоей ли подачи на мою несчастную голову постоянно обрушивались магические щелчки и подзатыльники?

Поняв, что малость переборщил с комплиментом, корень быстро сместился с плеча юноши за спину, где и затаился, уцепившись своими корешками-лапками за ворот его куртки.

– Ты, паря, особо не переживай! – демон поспешил утихомирить не на шутку разошедшегося Гвенлина. – Один очень мудрый зэк в свое время говаривал: «Все болезни от нервов». А этого лицемерного фарисея мы с тобой как-нибудь перевоспитаем. Тот же самый заключенный утверждал, что если человек – козел, то это диагноз, значица, будем его дружно лечить. – И, обратившись к Мандрагору, громко спросил: – Понял, козлиная морда?

Из-за спины бывшего ученика чародея донеслось невнятное: то ли «понял», то ли «сам козел». Уточнять Шмультик не стал, ибо одно из древнейших лагерных изречений гласит: «Меньше знаешь – чище совесть», а этот фактор в жизни каждого заключенного играет немаловажную роль: и сон крепче, и на свободу, как известно, с запятнанной совестью не выпускают. Вместо того чтобы тут же учинить разборку с излишне прытким корнем, демон попросил Гвена продолжить свой увлекательный экскурс в общественно-политические сферы жизни малознакомого ему мира.

– Итак, давным-давно, никто уже и не помнит, когда точно, все более или менее значимые города западной окраины Шуддана объединились и в кратчайшие сроки навели порядок в многочисленных морях и заливах, омывающих эту часть материка. Некоторые сопредельные государства отнеслись весьма подозрительно к новому соседу и всячески пытались воспрепятствовать усилению его влияния в регионе. В конце концов, после десятилетий кровопролитных войн и подковерных интриг Рангутский Союз доказал всему миру свое бесспорное право на существование. В настоящее время у нас со всеми полное замирение. Поговаривают, правда, что недавно между рангутскими торгашами и королем Ингерланда черная кошка пробежала. Будто бы ингерландского посла городские ландскнехты обобрали до нитки, повозили физиономией по брусчатке и не извинились. Впрочем, другие утверждают, что посол этот сам виноват – по пьяной лавочке оскорблял непотребными словами и неприличными жестами людей при исполнении, за что и заработал по полной…

– Это он зря с ментами связался, да еще по пьяни, – не удержался от комментария бывалый зэк. – Мусора народ весьма самолюбивый и обидчивый – чуть что, сразу промеж рогов и в кутузку.

– По причине случившегося конфуза, – проигнорировав реплику демона, продолжал Гвен, – граница между двумя государствами временно закрыта и всякое общение приостановлено…

– Только шастают через нее туда-сюда все, кому не лень. – Из-за могучего плеча юноши показалась любопытная сморщенная мордашка «недоделанного женьшеня» и, непонятно по какой причине понизив громкость голоса до еле слышного шепота, задала вопрос Гвену: – Помнишь, намедни один мужик в гости к хозяину наведывался, Ульрихом кличут?

– Ну, помню, а что?

– Что, что! Так вот этот самый Ульрих аккурат с той стороны и приходил. Передал хозяину какой-то сверток, тот ему за него полный кошель золотых монет оттопырил… – И тут магический корень неожиданно встрепенулся, наконец-то поняв причину пропажи денег из сейфа, затем громко и жалобно заголосил: – Так вот куда все денежки ушли! А бедному Мандрагору в дороге теперь не на что будет даже хорошего сыру купить! Питайся с вами, чем хочешь…

– Хватит канючить, как чушок перед лагерным авторитетом! – в резкой форме Шмультик положил конец причитаниям корня. – Говоришь, с той стороны приходил? Значит, граница где-то рядом или я ошибаюсь?

– Точно, Шмуль! – подтвердил заметно повеселевший юноша, до его понимания сразу же дошел смысл задумки хитроумного демона. – Если двигаться трактом, к вечеру можно вполне успеть добраться, а коли по лесу тайными тропами – уложимся к обеду следующего дня.

Глава 4

Достигнув на небосводе апогея, дневное светило щедро изливало на мир свою благодать. Даже под сенью деревьев было нестерпимо душно. Полуденная жара вынудила замолчать бесчисленный птичий хор, ублажавший с самого раннего утра слух всякого индивидуума, пожелавшего совершить прогулку в чаще леса. Изнуренные духотой травоядные, а также их извечные оппоненты-хищники, забыв о необходимости добывать пропитание, разбрелись по сырым и темным лощинам или залегли в своих норах, чтобы там переждать самое жаркое время суток. Лишь насекомые не обращали никакого внимания на жару и зной и продолжали не покладая рук (если, конечно, так будет уместно выразиться в отношении этих божьих тварей) свою безостановочную суету. На лесных полянках бабочки всех цветов и оттенков порхали над не менее пестрыми цветами, размышляя, по-видимому, в каком из них нектар окажется особенно вкусным и ароматным. Круглоголовые стрекозы сновали взад-вперед на своих переливчатых крыльях по делам, ведомым лишь им одним. Трудяга шмель, тяжело садясь на цветок, пригибал его головку почти до самой земли. Казалось, после того как мохнатый гость, выполнив свое предназначение, поднимался в воздух, растение издавало негромкий вздох облегчения. Между корнями деревьев проложили тропы лесные муравьи и теперь тащили по ним на выносливых плечах все необходимое для выживания и процветания своей дружной коммуны.

Занятые делами лесные труженики не обращали никакого внимания на бредущую по лесу странную троицу. На самом деле передвигались на своих двоих лишь двое. Третий – высушенный корень мандрагоры лекарственной, – помигивая черными глазками-бусинами, восседал на плече у здоровенного парня ростом не меньше трех аршин. Рядом с этим светловолосым сероглазым верзилой, одетым в обычное одеяние небогатого горожанина, вышагивал расфранченный тип цыганистой наружности, росточком аж на полторы головы ниже своего спутника. Мало того, что плутоватые глаза доброго молодца были разного цвета: один зеленый, словно высококачественный изумруд, добытый и ограненный гномами в горном массиве Паэли, другой синий, будто утреннее небо в холодных приполярных широтах, откуда ватаги отчаянных сорвиголов привозят ценный рыбий зуб и шкуры морских выдр, весь он был какой-то вертлявый, беспокойный. Когда путешественники вышли на обширную лесную поляну, гигант громко на всю округу объявил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное