Александр Рудазов.

Рыцари Пречистой Девы

(страница 6 из 41)

скачать книгу бесплатно

– Вы правы, друг мой, – согласно кивнула богиня. – Делайте то, что нужно.

Маг пролистал книгу, отыскал нужную страницу, и сунул гримуар в вяло висящие руки Олега.

– Читай от сих и до сих, – приказал он. – Это заклинание действует только на самого себя. Ману обеспечим мы с Прекраснейшей. Надеюсь, читать ты умеешь?

– Не умею…

– Не умеешь?! – мгновенно вспылил Креол. – Прекраснейшая, ты не могла найти нам грамотного шпиона?!

– На этом языке – не умею! – раздраженно закончил Олег, таращась на непонятные закорючки.

– Чрево Тиамат, об этом я не подумал, – поджал губы Креол. – Ученица, иди сюда! Будешь подсказывать этому неучу слова! В этом заклинании язык не имеет значения, его можно читать на каком угодно.

– Вы говорите по-английски? – уточнила Вон, беря книгу.

– Угу. То есть, нет, конечно, откуда бы вдруг?

– Переводи на свелерен, – распорядился Креол. – Язык Девяти Небес. Сейчас вы его знаете оба…

Богиня встала напротив израненного Олега, маг же остался у него за спиной, положив ладони ему на виски. Ванесса лихорадочно заучивала заклинание наизусть, чтобы в нужный момент не отвлекаться на розыск потерянной строчки – буковки в магической книге были такими мелкими, что даже просто разглядеть их казалось проблематичным.

Яцхен сложил пальцы на четырех уцелевших руках в фигуры, показанные ему Креолом и начал повторять слова за шепчущей ему на в то место, где у людей обычно бывает ухо, Ванессой.

 
Светоч Небес, Мудрая Иштар,
Хозяйка Богов, чье «Да» есть истинное «Да»,
Горделивая Средь Богов, чьи приказы верховны,
Хозяйка Небес и Тверди, правящая повсюду,
Иштар, при имени твоем склоняются все головы,
Я есмь Олег, сын Лаларту, склоняюсь перед тобой!
Да очистятся мои члены подобно Ляпис-лазури!
Да воссияет мое чело подобно Алебастру!
Подобно Сияющему Серебру и Червонному Злату,
Да не затемнюсь я!
 

Разумеется, Инанна незамедлительно удовлетворила «просьбу» своего верного гладиатора. Олег забился в ужасных конвульсиях, но они были вызваны отнюдь не болью, а тем, что у него начали расти новые руки и хвост. Да с какой скоростью! Всего несколько секунд, и яцхен выглядел как новенький. Никакие лечебные заклинания не могли сравниться с могуществом богини-целительницы…

– Теперь другое заклятие, – заявил Креол, пока Олег с удивлением осматривал свои новые руки. – Нужно придать тебе хоть немножко демонической силы, иначе провалишься. Мало ли что там будет?

Маг вытащил из сумки гитарную струну (а Ванесса-то удивлялась, зачем он испортил хороший инструмент), завязал на ней три узла, обернул ей верхние руки Олега, и произнес, касаясь его макушки жезлом:

 
Лиллик им липу уш кири
Лиштакссир ерпетумма тику литтук
Ни йиш либби иа лу амеш ид гинмеш
Ишари лу сайан сайамми йе
Ла уррада улту Лаларту муххиша!
 

Произнеся последнее слово, он передохнул несколько секунд, а потом повторил все с самого начала.

И снова. И снова. В общем итоге он прочел это заклинание целых семь раз.

– Все? – недоверчиво уточнил Олег, когда очередная пауза затянулась дольше обычного. – Что-то не чувствую разницы…

– И не почувствуешь, – хмыкнул Креол. – Чтобы научиться применять эту силу, нужно немного побольше времени. Лет так десять-пятнадцать…

– Угу. Ну и зачем тогда это нужно?

– Затем, что другие эту разницу почувствуют. Я только что вселил в тебя частичку духа Лаларту. Совсем крохотную, но этого хватит, чтобы не провалиться на очной ставке с другими архидемонами.

– Больше всего на свете Штирлиц боялся Провала, Провал был правой рукой Мюллера… – пробормотал Олег. – Ладно, миледи, что дальше?

– Прошу во Врата, друг мой, – улыбнулась богиня, указывая яцхену на сияющую октограмму. – Он ведь сможет пройти? – спросила она уже у Креола.

– Конечно, – буркнул маг. – Теперь, когда Страж ушел, любой сможет… И побыстрее, не то в Лэнге почуют неладное – я не могу удерживать Покров Тайны вечно…

– Будут еще какие-нибудь инструкции, миледи? – поинтересовался Олег, занося ногу над октограммой.

– Только одно – ведите себя понаглее. Не дайте демонам понять, что вы не один из них. Наше счастье, что вы подменяете именно Лаларту: он всегда отличался недалекостью и вздорным характером. Если что и перепутаете, там скорее всего решат, что у него просто опять начались проблемы с головой…

– Как скажете, миледи, – хрипло усмехнулся лже-Лаларту. – Ждите от меня весточку. До встречи, мистер Креол. До встречи, мисс Ванесса. Надеюсь, еще свидимся…

– Обязательно свидимся, – грозно пообещал Креол. – Свидимся, когда я приду в Лэнг во главе армии!

Октограмма ярко полыхнула, и Олег со своим мешком бесследно исчез.

– Итак, Прекраснейшая? – обратился к Инанне Креол. – Он уже начал, так может, и мы приступим? Насколько я помню, пятый пункт нашего плана звучал очень просто – явиться к тебе и получить указания. Я здесь, и я слушаю. Надеюсь, у тебя есть идеи, с чего начинать?

– Разумеется, друг мой, – улыбнулась Инанна. – Пройдемте в мой кабинет, и я выдам вам новые директивы…

Глава 5

То, что Прекраснейшая назвала своим кабинетом, оказалось просторной комнатой с окном во всю стену. В центре ее безо всякой подставки висел глобус – футов так пяти в диаметре.

На редкость натуралистичный глобус. Океаны были по-настоящему мокрыми, полюса покрывал настоящий лед, леса выглядели тоненьким слоем мха, о верхушки гор можно было уколоться, а кое-где Ванессе даже удалось разглядеть несколько городов размером с песчинку. Похоже, только самые крупные мегаполисы – город небольшого размера при таком уменьшении превращается почти в ничто.

А самое интересное, что этот чудо-глобус изображал не Землю. На этой планете было всего три материка, причем два из них – полярные. Что-то вроде близнецов-Антарктид. Третий же материк, почти вдвое больше Евразии, протянулся через всю планету с севера на юг. С северным материком он соединялся тоненьким перешейком, от южного отделялся тремя узкими проливами.

Рядом с материком имелось огромное количество островов – два крупных и десятки мелких к западу и колоссальный архипелаг к востоку. Зато противоположное полушарие выглядело совершенно пустым – на тысячи миль (если предположить, что эта планета размером с Землю) один только пустынный океан.

– Считается, что многие тысячи лет назад здесь произошла какая-то ужасная катастрофа, после которой не осталось ни единого клочка суши, – пояснила Инанна, подходя к глобусу. Ванесса нахмурилась: то ли у нее все написано на лице, то ли богиня прочитала ее мысли. – Перед вами Каабар, друзья мои. Я называю так весь этот мир, но для тех, кто в нем живет, Каабар – это только главный материк. Как вы можете догадаться, два других практически не населены, и называют их просто Северным и Южным.

Креол обошел вокруг глобуса, задумчиво почесал подбородок, а потом спросил:

– Это вольт или просто объемный чертеж?

– К сожалению, всего лишь чертеж, – развела руками Инанна. – В нашем с вами родном мире такие чертежи сейчас называют глобусами. Сожалею, но даже мне не под силу сотворить вольт целого мира…

– Я просто так спросил, – пожал плечами маг. – И какое же этот Каабар имеет отношение к нам?

– Самое прямое. Во всяком случае, ко мне он имеет очень даже большое отношение. Этот мир соседствует с Девятью Небесами, и, как видите, это довольно неплохой мир. Он немного меньше Земли в диаметре, но сила тяжести почти такая же. Наклон оси другой, поэтому климат распределен равномернее – на экваторе не так жарко, а на полюсах не так холодно. Есть горы, леса, степи… вот разве что с пустынями местным жителям повезло: на Каабаре нет ни одной. Население – люди. Человек светлый и человек темный.

– Можно уточнить для необразованной землянки? – иронично изогнула бровь Ванесса. – Как это – светлый и темный?

– Европеоиды и негроиды, – пояснила Инанна. – Как в латинской системе классификации. Вид – человек, подвид – светлый. Или темный. В данном случае это касается только оттенка кожи.

– Интересно… А я кем буду по этой классификации?

– Наполовину светлой, наполовину степной. Монголоидов называют степными человеками. Опять-таки чисто условно. Еще существует человек белый, черный, серый, морской, огненный и другие, более редкие. Различаются цветами кожи и волос и отдельными деталями в чертах лица и телосложении. На Каабаре светлые преобладают на севере, темные – на юге. Посередине обитает в основном смешанный тип. Всего в этом мире две империи, шестьдесят девять королевств и несчетное множество так называемых Благородных Домов – государств, не имеющих статуса королевства. Свободные герцогства, графства, баронства… Конечно, у них в ходу свои названия, но система титулов похожа на земную европейскую, так что я сочла возможным перевести ее в более привычную вам. Общий уровень развития, если сравнивать с Землей – начало семнадцатого века. У них существует книгопечатание, издаются первые газеты, развито судостроение, изобретены микроскоп, термометр… Вот разве что в оружейном деле они сильно отстают от нормы – у них до сих пор в ходу мечи и арбалеты. Дело в том, что в континентальной коре Каабара практически отсутствует сера, поэтому порох там до сих пор не открыт. И вполне может статься, что его так никогда и не откроют…

– Прекраснейшая, это все потрясающе интересно, но я и без того знал, что существует множество других миров! – грубо перебил ее Креол. – Как этот Каабар касается нас?

– Напрямую. Видите ли, друг мой, это мой мир. Как вы знаете, на Земле почти не осталось людей, поклоняющихся богине Иштар… собственно, вы один уже представляете значительный процент от их общего числа. Но, как видите, я жива и здорова, и по-прежнему сохраняю за собой Хрустальные Чертоги и Третье Небо. И все это только потому, – богиня любовно коснулась глобуса Каабара, – что у меня есть этот мир. Триста восемьдесят миллионов человек, и все молятся исключительно мне…

– О-о-о! – уважительно кивнул Креол. – Триста восемьдесят миллионов… Это же просто гора ба-хионь! Если, конечно, все они веруют истинно…

– Ну, не все, разумеется, – не стала спорить Прекраснейшая, – но в целом уровень религиозности там куда выше той же Америки. Каабарцы действительно веруют в свою богиню, а не просто ходят в церковь по воскресеньям.

Ванесса покраснела: ей показалось, что богиня смотрит на нее с укором. Да, она, по сути, только числилась христианкой, что ж тут поделаешь… Это Креол то и дело воздавал хвалы своим богам, приносил им жертвы, умело молился и они ему даже отвечали.

Да что там – он разговаривал с ними на равных!

– Началось все это в незапамятные времена, – принялась рассказывать богиня. – Примерно за семьдесят лет до вашей смерти, друг мой. Скажите, вам знакомо имя Алкеалола?

– Алкеалол? – задумчиво потер подбородок маг. – Где-то слышал, только вот… тьфу, Прекраснейшая, совсем запутала! Конечно, знакомо, разве может быть не знакомо имя собственного деда?! Он был архимагом, как и я, и он бесследно пропал, когда мне было лет двадцать. Считали, что его утащили демоны…

– О да, он был великим магом, – согласилась Инанна. – В вашем роду вообще было много великих магов – как будто в ваших венах действительно течет чистая мана… Но вашего деда вовсе не утащили демоны: великий Алкеалол всего-навсего переместился в другой мир и не смог вернуться обратно. Что поделаешь, переходы между мирами никогда не были его сильной стороной… Оставшиеся годы своей жизни он провел на Каабаре, и потратил их в основном на то, чтобы принести в этот мир свою родную веру. Правда, в несколько… урезанном виде. Собственно говоря, эту новую религию можно назвать иштарианством – из всех богов Алкеалол отдавал предпочтение исключительно мне.

– Я даже знаю, почему, – мрачно буркнул Креол. – Ходили слухи, что…

– Не ревнуйте, друг мой, – захлопала длиннющими ресницами богиня красоты. – С вашим дедом у меня не было ничего серьезного – всего лишь мимолетное увлечение… В молодости он был так хорош собой…

– Я и не думал ревновать, Прекраснейшая! – буквально почернел от злобы маг. – Это ты лет шестьдесят назад все время ко мне подкатывалась!.. то есть, теперь уже пять тысяч шестьдесят, конечно…

– Я помню, – недовольно ответила богиня.

– Конечно, помнишь! – язвительно осклабился маг. – Я ведь так и остался твоей единственной неудачей, а? Ха! Богиня любви, ради одного лишь лица которой фараоны и императоры отправляли на смерть десятки тысяч! Богиня любви, руки которой добивались все боги Шумера! И так и не смогла покорить какого-то жалкого мага! Я ведь в то время даже не был архимагом – едва-едва вышел из ученичества!

Почему-то Ванессе было очень приятно видеть обиженное лицо Инанны. Похоже, она действительно переживала ту давнишнюю неудачу.

Итак, Креол не врал, когда утверждал, что его добивались первые красавицы Шумера. А она-то решила, что он просто хвастается, как большинство парней…

Хотя выглядел его отказ от этой Мисс Шумер довольно странно. Очень странно. Креол не был ни монахом, ни извращенцем – Хубаксис как-то упоминал, что у него было несколько наложниц.

Может, он просто не любит блондинок?

– Продолжим ваш инструктаж, – сухо оборвала тираду мага Инанна. – Итак, Алкеалол основал на Каабаре новую религию. Ее адепты взяли мое скифское наименование – Пречистая Дева, хотя имена Инанна и Иштар в их священных текстах тоже упоминаются. Не скрою, мне было приятно, что меня узнали в другом мире, но в те времена мне было вполне достаточно ба-хионь, получаемой с Земли. И так продолжалось почти три тысячи лет – иштарианство на Каабаре оставалось обычной маленькой сектой, одной из сотен маленьких сект. Удивительно, что она вообще просуществовала так долго: было время, когда число моих почитателей в этом мире можно было пересчитать по пальцам. Однако со временем я обратила на Каабар более пристальное внимание – земная ба-хионь начала иссякать. Шумер погиб, скифы и армяне приняли других богов, персы перестали уделять мне должное внимание. Ассирийцы, финикийцы, хетты, мидяне, эллины – всех и не упомнишь… Народы сменяли друг друга, и вера в меня угасала все быстрее. А когда на свет явилось христианство, мне стало окончательно ясно, что на Земле мои дни сочтены. И вот тогда-то и пришло время Каабара…

Прекраснейшая обошла вокруг глобуса и ткнула пальцем в одно из крупных озер.

– Именно здесь началась новая эра в жизни Каабара. Здесь родилась и жила простая крестьянская девушка – Метхере Пштеш. До нее род Пштеш был всего лишь одним из многих. Сейчас эту фамилию на Каабаре знают все без исключения. Метхере Пштеш стала моей аватарой в этом мире, и именно благодаря ей я сейчас стою перед вами. Это она разработала основные законы иштарианства и написала Астаро – Священную Книгу. После того, как Метхере с моей помощью исцелила от смертельной болезни императора Зушхе Шестого, он сам и вся его империя приняли новую религию. Правда, сейчас империи Нере уже не существует, а на ее месте располагаются Личлиорр, Озерное Королевство и добрая сотня Благородных Домов. Один из этих Домов стал чем-то вроде каабарского Ватикана. В течение тысячи двухсот лет иштарианство медленно, но верно расползалось по материку, завоевав всю его северную половину и почти все западные острова. А в 1264 году от Божественного Чуда – каабарцы ведут свое летосчисление от того самого волшебного исцеления – в Зебор-Тене родился человек, чье имя встало рядом с именами Алкеалола и Метхере Пштеш. Лод Каббас, Генерал Ордена Серебряных Рыцарей. Между прочим, лод – это титул, а не имя. Каббас был великим полководцем и духовным лидером. Ему удалось сплотить весь тогдашний иштарианский мир и начать великий поход на юг. Попросту говоря, он прошел весь Каабар с огнем и мечом, и где убедил, а где и принудил народы принять иштарианство. Дольше всех сопротивлялась Империя Ста Тысяч, но в 1343 году сдалась и она. Лод Каббас начал свой крестовый поход молодым человеком, а закончил дряхлым старцем. И вот тогда…

Креол выглядел глубоко несчастным. Ему явно приходилось прилагать значительные усилия, чтобы не прервать этот исторический экскурс диким криком. Надо сказать, Ванесса его понимала, а Хубаксис так и вовсе давным-давно уснул, пригревшись в хозяйском кармане. Это Бат-Криллах слушал внимательно: он вообще ужасно робел в присутствии богини.

– До меня на Каабаре были и другие боги, – продолжала медленно подбираться к сути Инанна. – Не все восприняли адекватно то, что я захватила их территорию, но в конце концов нам удалось разобраться мирно. Конечно, не обошлось без скандалов: произошла одна довольно-таки неприятная стычка, после которой Хрустальные Чертоги пришлось творить заново… Спасибо Почтенному Шамашу, Ледяному Старцу и Владыке Анансэ – они пришли мне на помощь в трудную минуту…

Ванессе все это напомнило разборки мафиозных кланов из-за зон влияния: в ее родном Сан-Франциско тоже время от времени случались инциденты с итальянской, японской, китайской, негритянской, русской и прочими группировками…

– Однако один из старых богов Каабара отказался уступить. Темный. Очень сильный. Его настоящее имя давным-давно забылось: каабарские жрицы и монахи вписали его в религию в качестве моего антагониста, и теперь он известен под именем Близнеца. Согласно новой редакции Астаро, Близнец олицетворяет Тьму и Зло, пожирает души умерших грешников и просто насколько может вредит честным людям. У нас с ним действительно довольно долго шла своеобразная холодная война – когда у него еще были свои адепты, они то и дело портили настроение моим. Но в 1345 году все это закончилось. Лод Каббас и девять его товарищей совершили нечто невозможное. Я сама до сих пор теряюсь в догадках, как им это удалось, но как-то все же…

– Дай угадаю, – зевнул Креол. – Они слушали тебя целый час, и так не уснули?

– Нет, друг мой, отнюдь, – мягко улыбнулась богиня. – Они пленили Близнеца. Пленили на редкость могущественного Темного бога. Им удалось заточить его в глыбе магического льда, похоронить эту глыбу в недрах горы в самом сердце Северного материка, а затем запечатать проход в эту пещеру… хотя в последнем их заслуги немного. Так Близнеца больше не стало…

– Судя по твоему тону, ты не очень-то этому обрадована, – саркастично заметил Креол.

– Поймите меня правильно, друг мой, я очень благодарна лоду Каббасу, – вздохнула Инанна. – Бога уровня Близнеца очень трудно уничтожить окончательно, а теперь, когда он стал частью моей религии, это не так уж и необходимо. Он даже приносит некоторую пользу… пока спокойно лежит внутри своей льдины. Но в том-то и беда, что он уже не лежит спокойно! Сейчас на Каабаре 1809 год – прошло четыре с половиной столетия с тех пор, как закончился Последний Поход лода Каббаса. И все это время темные эманации Близнеца непрестанно просачивались сквозь лед, причиняя почти такой же вред, как и Близнец во плоти. Мертвые встают из могил и охотятся на живых, животные превращаются в ужасных чудовищ, даже деревья начинают нападать на людей! Эпидемии, засухи, лесные пожары, нашествия насекомых и грызунов…

– А что делать… – пожал плечами Креол. – Бывает и хуже…

– Бывает, – согласилась богиня. – И будет. Каабар сейчас кишмя кишит нежитью и чудовищами. Они бы давно истребили весь человеческий род, но есть четыре причины, по которой они этого сделать не могут. Первая – это отнюдь не единая армия. Они рассеяны по всему Каабару. Вторая – у них нет руководства. Нет никого, кто мог бы ими управлять. Третья – большая часть этих тварей совсем или почти совсем лишены разума. Это просто безмозглые чудища. О четвертой причине чуть позже…

– Я не смогу очистить целый мир! – быстро заявил Креол. – Прекраснейшая, у нас не так много времени, как мы думали! Ты знаешь, что Ктулху просыпается? Я понятия не имею, сколько у нас еще осталось…

– Зато я это знаю, – успокоила его богиня. – Почти шесть лет – срок не такой уж большой, но вполне достаточный, чтобы успеть подготовиться к грядущей битве как следует. И очень хорошо, что вы заговорили о Ктулху, потому что именно к этому я и веду. Близнец тоже просыпается. Лод Каббас упрятал его не так хорошо, как хотелось бы. Он лежал в глыбе льда четыреста шестьдесят четыре года, и четыреста шестьдесят пятого уже не отметит. Согласно моим расчетам, ему осталось спокойно почивать еще четыре месяца, а потом…

– Прекраснейшая… – простонал маг. – Я просил помочь в войне с Лэнгом, а не натравливать на меня новых врагов! Что, по-твоему, я должен сделать?!

– Не дать проснуться Близнецу, – твердо заявила богиня. – Он ведь не спит по-настоящему: его разум по-прежнему бодр. И он очень зол на меня и на все человечество, как и любой бы на его месте. Если он освободится, Каабар просто утонет в крови – мне его не сдержать, я не воительница. К счастью, существует средство оставить его там, где он сейчас. Когда Близнеца усыпляли, было создано специальное заклинание-пароль, чтобы его освободить. Точнее, не было создано, а родилось само собой – своего рода побочный эффект. Оно хранится в человеческом разуме, так же, как вы храните свои заклинания. Но поскольку один разум просто не может выдержать столь мощное заклинание, не разрушившись, оно разделилось на десять равных частей, укрывшись в разумах лода Каббаса и его спутников. Кстати, это же является надежной гарантией того, что никто не сможет освободить Близнеца: поодиночке части пароля не имеют силы, заклинание должно быть цельным.

– Один разум разрушится, говоришь… – задумчиво потер подбородок Креол. – А если это будет разум архимага?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное