Александр Рудазов.

Экипаж

(страница 7 из 32)

скачать книгу бесплатно

Святослав послушно оторвал одну руку от руля, почесал адамово яблоко, и выдал несколько тактов. Ко всеобщему удивлению, у него наличествовал хороший музыкальный слух и очень приятный баритон.

– Сносно… – смущенно признала Марина. – На Меркьюри похоже… немножко…

Потом девчонка вспомнила, что она, вообще-то, заложница, и снова сжалась в комочек на заднем сидень.

Моручи остановил «Ниву» на глухом участке шоссе, выгнал из нее пассажиров, а потом столкнул в кювет, и выстрелил. Прицельно выстрелил – точно в бензобак.

Взрыв был не самым сильным. В общем-то, вообще не взрыв. Машина просто вяло загорелась.

– Теперь притаились и ждем, – приказал Святослав, отойдя от машины метров на пятьсот и улегшись в канаву. – Сударыня… как вас зовут?

– Марина, – обиженно ответила заложница. – Лапшина.

– Полагаю, вам многое непонятно из того, что вы видели за последнее время? – для порядка поинтересовался Святослав.

– Все понятно, – хмыкнула девушка. – Чего тут непонятного?

Моручи и Денисов удивленно переглянулись.

– А что именно вам понятно? – осторожно уточнил Святослав.

– Вы два психа, сбежали из дурдома. Прямо на моих глазах. Теперь вас ищет милиция. И найдет! А менты – козлы, даже в заложников стреляют!..

– В принципе, правильно, – не стал ее разубеждать Моручи. Он вообще старался не вспоминать, как по-идиотски себя вел пару дней назад, когда только попал сюда. – Надо было брать того майора… или хотя бы рядового. Они либо оттуда же, откуда и я, либо… либо кто-то их снабдил этим оружием. В любом случае они что-то знали.

– Ну, все мы задним умом сильны, – пожал плечами Денисов. – А че мы тут лежим? Я жопу отморозил…

– Не ври, сегодня тепло, – шмыгнула носом Марина.

– Сударыня, вынужден попросить вас встать на дороге и остановить нам какую-нибудь машину, – попросил Моручи.

– А если не буду? – взбрыкнула заложница.

Капитан молча сунул ей под нос свой огромный кулак. Моручи был галантен с дамами, но только когда это не мешало основному делу.

– Сволочи… Психи чертовы… – всхлипывала девушка, стоя на краю дороги с поднятой рукой.

Она ужасно надеялась, что первыми мимо проедет милиция… а лучше танк. Но первой проехала самая обычная «шестерка» с самым обычным дачником, возвращающимся на работу после выходных (был понедельник). Он увидел на дороге симпатичную девчонку и, разумеется, остановился.

А что, трудно, что ли? Девица совсем молодая, явно недавно школу закончила, смазливенькая, и одета легко – топик и шорты (было довольно жарко). Даже если ничего интересного и не обломится, в компании ехать всяко приятнее, чем одному.

– До города? – весело спросил мужичок, открывая дверцу.

– Гоните быстрее! – завопила Марина, запрыгивая внутрь, но было уже поздно.

Из кювета взметнулся Моручи, одним прыжком подлетел к водительскому месту, резко распахнул дверь, чуть не вырвав ее с корнем, и саданул мужика ребром ладони по шее.

Тот клюнул носом и отключился. Машина громко завопила – водитель уткнулся прямо в кнопку сигнала.

– Сбежать от нас решила, краля? – недобро прищурился вылезший следом Денисов. – А вот не вышло!..

Святослав деловито вытряхнул бедного дачника наружу и так же деловито обшмонал его, конфисковав деньги, водительские права, калькулятор, носовой платок и даже случайно оказавшийся в кармане игральный кубик. Все-таки «Вурдалак» был не просто торговцем, но и наемником, и даже иногда (хотя и очень редко) пиратом. А излишней щепетильностью Моручи никогда не страдал.

– Садись за руль, веди к своей даче, – приказал он Денисову. Потом задумчиво посмотрел на Марину и начал медленно поднимать пистолет.

– Псих проклятый! – выкрикнула ему девчонка, которую уже просто колотило от ужаса. – Чего тебе надо?!

– Мне – ничего, – мрачно ответил имперец. – Но вы видели мое лицо, сударыня, и вы знаете, куда мы направляемся.

– Сдаст, однозначно, – подтвердил Денисов, ковыряясь в радио «шестерки». Он прихватил с собой диск с любимым Кругом, но в этой колымаге такого проигрывателя не было.

– Не сдам, честное слово, не сдам! – взмолилась Марина. – Ну хотите, мамой поклянусь, что ни слова не скажу?!

– Да какая разница? – пожал плечами Моручи. – Просканируют мозг, и все узнают… и только не говори, что ты ментатка – не поверю!

– Капитан, ну ты до сих пор не въехал, что ли? – нетерпеливо посмотрел на него Денисов. – Ну нет у нас еще этих ваших штучек-дрючек, не изобрели!

– Шайтан, опять забыл… – чертыхнулся Святослав. – Все равно риск. Вот что – поедешь с нами, лишний заложник все равно не помешает.

Марина бессильно застонала. А мама говорила – бедные люди, бедные люди, никто их не жалеет, никто не кормит… Вот они – ваши бедные люди! Психи – они и есть психи… хорошо, если удастся живой вырваться.

– Садись, я сказал! – запихнул ее на заднее сиденье Святослав. – Давай, сержант, жми на педаль!

Дача знакомого Денисова оказалась дряхлым разваливающимся домиком на крохотном участке. Комнат ровно две: небольшая спаленка, в которой с трудом помещалась железная кровать, комод и тумбочка; и кухня – стол, шкафчик и престарелый холодильник.

Из еды там был только окаменевший помидор в морозилке.

Участок и того хуже – нищенские шесть соток, засаженные почти исключительно бурьяном. Возле забора росло несколько тощеньких помидорных кустов, а за домом виднелась пара рядков одичавшей клубники. Да еще здоровенная яблоня, единственным плодом на которой оказался старый ботинок, застрявший в ветвях.

Хотя других яблок в мае и не бывает.

С замком Денисов справился быстро – все-таки он был не только карманником, но и домушником. И с неплохим стажем.

Моручи окинул взглядом хату, а потом посадил Марину в комнату и запер ее там, подопря ветхую дверь тем самым холодильником. Заложница немедленно начала вопить и стучать в дверь ногой. Капитан без особого труда отодвинул холодильник, открыл дверь и в очередной раз применил свой любимый способ показать, кто тут главный: сунул Марине кулак под нос.

Когда он снова запер дверь, заложница уже не протестовала.

– Слушай задание, сержант, – приказал Святослав Денисову. – Здесь где-нибудь есть овраг или озеро какое-нибудь?

– Прудик есть… только грязный очень, почти что болото.

– Еще лучше. Отгонишь туда машину и утопишь. Что с соседями?

– Да алкаши одни, – отмахнулся Николай. – Разве ж нормальный человек в этом районе отдыхать станет? Бомжи да алкаши…

– Пьянство – грех, Аллах против спиртного, – нравоучительно заметил Моручи. Он сам вот уже целых двенадцать лет был абсолютным трезвенником, хотя большинство остальных законов ислама нарушал без особых угрызений совести. – Информа, я так понял, здесь нет… да и вообще у вас еще нет инфосферы… А хоть какая-нибудь электроника существует? Телевизоры хотя бы есть?

– Обижаешь, капитан! У нас и компьютеры есть, и микроволновки…

– Вот это как раз очень хорошо, – оживился Святослав. – Микроволновая печь мне пригодится. Я тебе сейчас напишу список, достанешь мне всяких электроприборов… хотя нет, лучше я сам. Одежда здесь есть другая? И что-нибудь для маскировки?

– Парик, что ли? Э, слушай, капитан, а может нам лучше разбежаться в разные стороны, а? Я тебе эту дачу оставлю, живи, сколько хошь… хотя она все равно не моя.

– Разговорчики, сержант! – гаркнул Моручи.

Денисов невольно вытянулся в струнку – командные интонации у космического капитана были поставлены что надо.

– Кругом! Машину отогнать! Утопить! Доложить! Исполнять, сержант!

Николай все сделал, как надо. Хотя порядком задержался – он не был в этих местах уже года три, и информация слегка устарела. Прудик засыпали, и похоронить там автомобиль не удавалось никак. В конце концов он разыскал глубокий овраг, и столкнул «шестерку» туда.

Вернулся на хазу Денисов только часов через шесть, причем ужасно устал – обратно идти пришлось пешком. О том, чтобы сбежать от капитана, он уже не помышлял – что-то ему подсказывало, что Святослав не из тех, кто прощает дезертиров. К тому же с напарником всяко надежнее… особенно если в напарниках такой вот мастер на все руки, профессиональный боевик.

За то время, что он отсутствовал, ситуация очень изменилась. Моручи сидел на веранде, обложившись невесть где раздобытыми инструментами, и раскурочивал старый телевизор. Раньше на даче телевизора не было. Еще перед ним лежал не менее дряхлый радиоприемник, микроволновая печь без дверцы, мотор холодильника, сломанная пополам игрушка «Тетрис», электронный будильник и один из квантовых ди-кольтов, разобранный до основания. Энергизатор лежал на расстеленном платке, и к нему уже были прикреплены какие-то платы и проводки.

С кухни чем-то очень вкусно пахло. Там стояла заплаканная Марина и с поджатыми губами жарила на электроплитке колбасу. Плитки на даче тоже раньше не было. На столе лежали две буханки хлеба, пакет с сахаром, пакет с гречкой, пакет с рисом, пачка соли, батон колбасы, два свежих карася и кучка сушеных селедок.

Но что удивило Денисова сильнее всего – новенькая машина, стоящая во дворе. Синяя «Волга» в безупречном состоянии. Только номеров не хватало.

Да уж, капитан времени даром не терял…

– Почему так долго? – хмуро поинтересовался Моручи, шипя паяльником. – Я уж думал, тебя застреймили, хотел идти вытаскивать…

– Возникли непредвиденные обстоятельства, блин… Капитан, а ты где так отоварился? Сельмаг ограбил?

– Да, – коротко ответил Моручи. – Только не сельмаг, а дом. На другом конце поселка. Большой такой, каменный.

– Капитан, нельзя воровать там, где живешь, – упрекнул его Денисов. – Заметут же!

– Там была табличка «Продается». Значит, скоро не хватятся. А еду я купил в магазине.

– Ясненько. Че за агрегатор будет?

– Дешифратор континуумного кода. Простенькая штуковина – даже с вашей примитивной техникой все должно получиться. Я должен проверить одну гипотезу… чепуха, конечно, но другого объяснения у меня просто нет… Раз ты вернулся, слушай новый приказ. В технике разбираешься?

– Да ни хрена, – хихикнул Николай. – Ратор от стотора не отличу.

– Плохо, сержант. Знаешь кого-нибудь, кто хорошо разбирается?

– Ум-гм… – напряг извилины Денисов. – Эдуардыч… Толик-хакер. У него кукушка на этих железках.

– Хорошо…

– Маринк, а ты че там делаешь столько времени? – отправился на кухню Денисов. – Я, блин, хавать хочу, колбаса скоро пожарится?.. О, а это у тебя че за зверюга? Где взяла?

– Это кошечка… – умиленно погладила приблудившееся животное девушка. – Я ей колбаски дала… Видишь, какая толстая – у нее скоро котята будут…

Рыжий кот оторвался от колбасы и очень обиженно посмотрел на Марину. Если бы он умел говорить, то обязательно бы сказал, что «толстый» и «беременный» – не синонимы.

– Сержант, подойди на минутку! – крикнул Моручи. – Вот этот адрес знаешь?

Николай посмотрел на протянутую рекламку. Тренажерный зал «Витязь». Конечно, он его знал – раньше ведь работал на Иванихина, а тот частенько туда захаживал. Любил мужик это дело.

Работа на Иванихина Денисову нравилась. Не слишком пыльно и хорошие деньги. А вот Третьяков, гнида, всю старую гвардию разогнал. Многих даже сдал ментам – Третьяков всегда работал и нашим, и вашим.

Если бы братан-ювелир не организовал ему дурку, пришлось бы и Денисову переезжать на нары. А может, и того хуже – на Кольку-Хорька у Третьякова был особенный зуб, так что могли и… Денисов передернулся, вспомнив, что сделали с Варенниковым, больше известным под именем Пистон. Он работал у Иванихина кем-то вроде пиротехника… и закончил очень нехорошо.

– Нашел за подкладкой, – пояснил Моручи. – Это явно принадлежало тому, кто… ну, в общем, тому, на месте кого я оказался. Ежов, кажется. Помнишь, я тебе рассказывал…

– Хренотень какая-то творится, капитан, – поскреб в затылке Денисов, дегустируя колбасу и заедая ее горбушкой. Жрать хотелось зверски. Марина слушала их разговор молча, но со все более нарастающим вниманием – похоже, до нее начинало доходить, что они, как минимум, очень необычные сумасшедшие. – Я че-то так и не понял, как это так – вы просто пожали руки, и гоп, поменялись местами? Повезло, что одежда подошла – размерчик у тебя редкий…

– Вот именно! – воскликнул Моручи. – Одежда этого Ежова сидит на мне, как влитая! А ведь я сам ничуть не изменился… ну, разве только если весы и линейки изменились вместе со мной. Лицо прежнее. Все точно такое же, как раньше… до самых мелких деталей…

Почему-то глаза Николая и Марины одновременно поползли вниз.

– Да, даже эти детали! – огрызнулся Святослав. – И вот скажи – может ли это быть простым совпадением, чтобы у меня и того человека оказались одинаковые рост и телосложение? Может. Но это слишком уж невероятное совпадение. Мне нужно узнать про этого Ежова подробнее – рост с точностью до миллиметра и массу с точностью до грамма. Если будет идентично… тогда гипотеза окончательно подтвердится. Ну и, конечно, посмотрим, отклонится ли стрелка прибора…

– А что будет, если отклонится?

– Можно будет вернуться, вот что… Но один я эту дрейву не закончу – деталей не хватает…

Глава 5

Планетоид PSTB-4533-8572-9382-4920-abn, чаще именуемый просто Персефона, спокойно и несуетливо двигался по своей орбите вокруг Деметры. Точно так же, как он двигался уже многие миллионы, если не миллиарды лет.

Правда, последние несколько тысяч отличались от предыдущих – на нем копошились какие-то букашки, вокруг летали какие-то мошки, а из его стороны, обращенной к Деметре, выросли тоненькие прутики.

Стациопланетный лифт C-25, одна из шести артерий, соединяющих Деметру и ее спутник, по которым ежедневно двигались грузовые и пассажирские потоки, заканчивал работу. Персефона двигалась по своей орбите очень медленно – полный оборот вокруг Деметры занимал целый месяц. Но все-таки двигалась. Кроме того, она вращалась и вокруг своей оси, правда, еще медленнее: такой оборот занимал сорок два дня. И тем не менее, это изрядно затрудняло работу стациопланетных лифтов – сами попробуйте соединить две планеты таким вот «мостиком». Это все равно что пытаться связать канатом два самолета, летящие на разной высоте и с разными скоростями.

Вот и сейчас один из лифтов складывался, как коленка кузнечика – его переводили в новое гнездо. Там, внизу… в обоих внизу, ибо для тех, кто висит в космосе меж двух планет, не существует одного низа, сейчас готовились к приему «домашних» секций лифта.

Все остальное перетащить было не так уж трудно – в конце концов, в невесомости эти колоссальные трубы ничего не весят. Но вот подключение гнезд… это было самой сложной частью. И повторялось каждые две недели – реже не получалось, хотя лифтовые колонны и сделали настолько пластичными и гибкими, что они могли удлиняться чуть ли не втрое.

Ежов, не отрываясь, глазел на небо. В его время работа в космосе считалась геройством. Людей, побывавших на Луне, можно было пересчитать по пальцам. Еще дальше и вовсе не залетал ни один человек. Но сейчас в нескольких тысячах километрах над его головой работали десятки, даже сотни тысяч людей – самые обыкновенные механики, с обыкновенным рабочим днем и стандартной зарплатой. Никто из них не видел в своей профессии ничего особенного. Орбитальные лифты стали такой же обыденностью, как в наше время – газопровод.

Джина вела катер на четвертом уровне. Еще ниже машинам тяжелее двух тонн опускаться запрещалось. Всего же уровней было восемнадцать – самый верхний находился уже в стратосфере. Воздух Персефоны кишел летунами самых разных мастей.

Конечно, далеко не везде – в воздухе тоже имелись свои дороги и свои правила движения.

К примеру, полеты над космодромами не разрешались – исключения делались только для тех, кто летит именно в космопорт. Впрочем, даже если бы такого запрета и не было, туда бы все равно никто не совался – даже самый крохотный звездолет больше самого гигантского катера. Летать над космодромом – это все равно что ездить по железнодорожному полотну, или плавать в порту рядом со швартующимися кораблями.

Здания Персефоны стоят не слишком часто. Точнее, очень редко – в среднем через два-три километра. Но все такие дома возвышаются над поверхностью километров этак на десять, и сами по себе тянут на целые города.

В каждом небоскребе живет от ста пятидесяти до четырехсот тысяч жителей. Были случаи, когда человек всю жизнь проводил в одном-единственном здании, ни разу не выходя за его пределы. Между небоскребами тянутся подвесные дороги и трубоканалы, и по ним со страшной скоростью снуют машины и цейки (своего рода поезда, только без колес).

Малый планетарный катер модели «Эриния», тип четвертый, был очень хорошим транспортом. Примерно как навороченный джип в наши времена. В нем успешно могли разместиться семь, а то и восемь человек. Правда, Остап занимал сразу три места, но это не имело большого значения.

Еще это транспортное средство было снабжено оружием, защитными установками, информ-системой и кучей других прибамбасов.

Информ – так в семьдесят втором веке называют компьютеры. Точнее, приборы, объединяющие в себе компьютер, телевизор, телефон и еще много всякого. Прибор для приема и обработки информации – вот что такое информ.

Упрощенные информы представляют собой простой экран, на манер телевизионного. Но гораздо более распространены трехмерники, с голокубом вместо экрана. Такой был и здесь. Ежов включил его, и перед ним засветился прозрачный голокуб с диагональю в метр двадцать. Хотя его можно было увеличить или уменьшить до любых размеров.

– И что с этим делать? – почесал в затылке он.

Спрашивать совета не хотелось: Джина вряд ли соизволила бы помочь, а Остап облокотился на борт и увлеченно глазел по сторонам – катер пролетал по персефонской «Улице Красных Фонарей». Она представляла собой два узких и длиннющих здания, удерживаемые тысячами силовых нитей по краям самой оживленной аэромагистрали. И над ней, разумеется, в изобилии светилась реклама – голоизображения самых популярных «работниц».

Михаил и сам оторвался от информа – какой нормальный мужик пропустит подобное зрелище? Правда, налево он старался не смотреть – там преобладали лица мужского пола (в СОП царит политика равных прав). Зато справа были выставлены на показ сотни девиц всех мастей – брюнетки, блондинки, рыжие… здесь встречались все существующие цвета.

Но особенно его глаза выпучились, когда началась экзотика – инопланетянки. Разумеется, только человекоподобные – всякие извращения на всеобщее обозрение не выставлялись. Но и этих вполне хватало. Женщина, покрытая черно-рыжей короткой шерстью, напоминающая ягуара. Настоящий кентавр – снизу лошадь, сверху очаровательная дама. Безволосая девица с голубой светящейся кожей. Великанша – если только дизайнеры не увеличили ее изображение, в этой мадам было без малого четыре метра. И многие, многие другие…

– Тихише, гарна дивчина! – то и дело хватался за штурвал Остап – Джина все порывалась поддать газу. – Ни швыдкуй – дай хвилинку подывиться! А гирше – пойдым на пару годин, покохалымся, отдохнем от робления! Пидтрымаешь мэни компанию?

Джина только злобно шипела голосом кошки, которую макают в воду.

– Елы-палы, как у вас все открыто! – позавидовал Ежов. – У нас такое только в Амстердаме… ну, чтобы законно и в крупных масштабах.

– В СОП очень мягкие законы, – буркнула Джина, резко прибавляя скорости – вдоль улицы красных фонарей катер еле плелся. Вдоль нее все летели очень-очень медленно. – Проституция узаконена. Наркотики узаконены. Азартные игры узаконены. Абсолютная гласность и свобода слова. Президент – чисто декоративная фигура. Конгресс – сборище пустомель. Вся власть в руках гигантских корпораций. Деньги решают все.

– Кроу вирно каже, – закивал Остап. – Таку гарну кохалыну бильш ниде не углядаешь. Ну разви що на Афродите…

Про Афродиту Ежов уже успел услышать – Лас-Вегас будущего. Находится на территории шебедоо – разумной расы, похожей на ползучие растения. Один мегамиллиардер еще в прошлом тысячелетии купил у них крупный астероид, терраформировал и устроил там своеобразную офшорную зону – никаких законов, никакого правительства, идеальное место для отмывания денег. Всем заправляет мафия. По части развлечений Афродита с легкостью переплевывает даже столицу СОП.

– Зупини тут, будь ласка! – взмолился Остап через пару минут.

На этот раз Джина все же неохотно послушалась. Катер притормозил возле здания в форме шара, висящего прямо в воздухе. Его вершину украшала огромная буква «М».

– Это что, «Макдональдс»? – поразился Ежов.

– Ни, це «Мьясни стравы»! – облизнулся Остап, заглядывая в окошечко. – Дивчина, дай мэни, будь ласка, два бифштэкса з свыныны, сосыскы, зразы и порибрыну свынячу!

Заказанными блюдами Остап ни с кем не поделился. Джина есть не хотела, а Михаил постеснялся тоже что-нибудь заказать. Денег у него не было, и он сомневался, что эти двое заплатят за него.

С информом Михаил в конце концов все-таки разобрался – управление там оказалось очень простое. Есть голосовой интерфейс, есть прямое нейронное подключение, но можно и просто руками. В голокубе нашлось множество разных иконок, которых надо было просто касаться.

По сути – все тот же «Windows», только вместо мыши собственные руки.

Имелся и глазной интерфейс – специальный монокль, надеваемый на глаз. После этого управлять информом можно было простым движением зрачка. Но это требовало хотя бы небольшой тренировки, и с первого раза у Ежова ничего не получилось.

Он некоторое время безуспешно искал клавиатуру, а потом нашел – внутри все того же голокуба. Коснувшись одной из иконок, зажег голоклав. Почти та же самая клавиатура, только нематериальная. Однако ее можно было успешно передвигать и менять размеры. Хотя Михаилу она ничем не помогла – да, он неведомым образом выучил общечеловеческий, и даже мог читать на нем, но отдельные буквы так и остались незнакомыми. Кстати, их оказалось необычайно много – почти сорок.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное