Александр Рудазов.

Экипаж

(страница 4 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Ну и что, я тоже старший лейтенант. Я тоже в армии служил…

– А потом дезертировал, – даже не пытаясь слушать, продолжал Койфман. – Я ведь, Мишенька, родом со Святой Земли… только это теперь ее так называют, а раньше планета звалась короче – Шеол. И правильно звалась – Шеол и есть Шеол. Размером с Марс, воздуха мало, жарко, как в настоящем Шеоле… Мы ее, конечно, терраформировали, слегка подправили, но там все равно жить плохо… А лет так сорок назад у нас теократы к власти пришли. Представляешь, что удумали – армию распустили! Мы, говорят, избранный народ, нас Бог защитит… Ну я и эмигрировал почти сразу же. А что мне было еще делать? Я же капелланом был. Раввин-офицер, десять боевых вылетов. Я, Мишенька, и хокер, и снайпер, и много чего еще…

– А хокер – это что?

– Бой рукопашный – хокина. У нас придумали, на Святой Земле! – похвастался Койфман. – Ты, Мишенька, не смотри, что мне сто двадцать лет…

– Сколько-сколько?! – снова вылупился Ежов.

– Так сейчас никто меньше ста тридцати не живет, – удивился старик. – Имперцы, вон, рекордсмены – сто пятьдесят минимум. Они там все на спорте помешанные, культ здорового тела… Тебе сколько лет?

– Тридцать четыре…

– Вот, а выглядишь старше, чем капитан! А ему пятьдесят скоро стукнет! Вон, Джину видишь? Ей сорок пять. Дашь ей столько?

– Не дам… – покачал головой Михаил – латексная красотка выглядела от силы на тридцать.

– Да, бесплатный совет – от Джины держись подальше. Остап правильно тогда сказал – ее из армии вышибли за массовое изнасилование в особо тяжкой форме, с увечьями. У нее психопатический склад характера – взрывается по любому пустяку, может покалечить, а то и похуже. А в драке она мастер… да это ты уже и сам понял. Она из СОП, космический десант. Их там так готовят… У нас тоже похожие части были – Лазурная Рота. Да вот теократы эти, будь они неладны…

– А вон та… Фрида, кажется? Она слепая? – тихо уточнил Михаил.

– Слепая. А еще глухая. И немая – у нее язык вырезан и небо опалено. И ноздри изнутри сожжены. И нервные выходы на коже. У нее ни одного из пяти чувств нет.

– Елы-палы… – присвистнул Ежов. – Это кто же ее так…

– Бундесы. Она тоже бундеска, на Зигфриде родилась. У их ученых лет двадцать пять назад такая теория родилась – мол, если лишить человека всех природных чувств, у него новое разовьется – шестое. А бундесы в таких случаях не мелочатся – сразу взяли три тысячи младенцев, да всех и… прооперировали. Половина сразу же померла, остальные выжили. И представляешь – получилось! Примерно у одного процента выживших действительно развилось шестое чувство! Правда, почти все они тоже умерли еще в детстве. Фрида от них сбежала еще в десять лет вместе с Вальтером – тоже телепатом был. Вальтер, правда, недолго после этого прожил – умер через несколько месяцев. А Фрида, вот, живет – ей двадцать пять недавно исполнилось… Конечно, так жить плохо – она даже ходить нормально не может, видишь, приборы на ногах? Говорит за нее ларингофон на горле, дышит через трубки, ест через капельницу… Вылечить не получается.

Зато уж ясновидение у нее такое – не ходи купаться! Видит без глаз, слышит без ушей, мысли, как книжку читает, и в гипере ориентируется лучше всякого ИРа. И оружия ей никакого не надо – она усилием воли тебе мозги спечет.

– У вас все, что ли… дезертиры?

– Почти, – благосклонно кивнул старик. – Вон, Косколито в серранском посольстве работал, в спецслужбах. Пилотировал какой-то сверхсекретный истребитель. А потом не поделил что-то с начальством, да и дал деру. Они, серраны, нас, людей, терпеть не могут, мы с ними воевали бессчетное число раз. А вот, видишь, как его припекло. Но водит он все, что угодно – редкий мастер. А Соазссь, например… сможешь повторить его имя?

Михаил попробовал выговорить это свистящее слово, для чего ему пришлось крайне неестественным способом вывернуть губы, но так и не смог.

– Не страшно, называй как получится, он не обижается, – усмехнулся Койфман, покосившись на «кальмара». – Соазссь из хуассинов – они вроде космических цыган. Летают с планеты на планету, торгуют всякой ерундой. Он у нас суперкарго – в этом деле хуассинам равных нет. Жадный, правда, нечеловечески, но они все такие. Его за то с прежней работы и вышибли – хапнул больше, чем ему по рангу позволялось. Зато в любом товаре разбирается, как бог – он тебе по запаху скажет, что за вещь, откуда, сколько стоит. И связи у него хорошие – на любой планете дружки-знакомые. Они, хуассины, везде без масла пролезают.

– А тот… пупырчатый?

– Рудольф ван ден Хейнекен, с Муспелля. Профессором раньше был, атомным физиком, редкие металлы изучал. А теперь у нас простым механиком. Они, Мишенька, там, на Муспелле, нашли один металл – сурторий. Страшная вещь – в пятьсот раз радиоактивнее радия. У них станция взорвалась – полгорода похоронило. А вот те, что в эпицентре были, как он – выжили! Представляешь? Хотя сам видишь, во что превратился. Он у нас теперь в реакторе спит – любит радиацию. На него вообще никакое излучение теперь не действует, даже лазерное. Зато где-то раз в две недели у него «критические дни» – валяется на полу, корчится от боли, блюет по-черному… Бородавки все разом лопаются, и вот тут к нему близко не подходи – вонь такая, что крюгома[2]2
  Крюгом – гигантская панцирная рептилия, обитающая на Святой Земле.


[Закрыть]
убьет…

Койфман посмотрел в иллюминатор – «Вурдалак» уже входил в плотные слои атмосферы. Михаил посмотрел туда же, стараясь не поворачиваться в сторону Джины – злобная десантница буквально сверлила его бешеными глазами.

– Дитирон с Нео-Кина – это такая примитивная планета, – продолжил представление экипажа старик. – Раса – уу-де-шуу. Уровень развития – ну вот как у нас неандертальцы были. Мы там случайно высадились, поломка небольшая была, в космосе не получалось починиться… Капитан, Бархат и мы с Соазссем пошли прогуляться. Смотрим – на этого типа зверюги какие-то наседают. Ну, капитан их подстрелил. А по их законам, оказывается, он теперь должен капитану жизнь, и пока не вернет, должен за ним везде следовать. Вот так с нами и летает с тех пор – уже седьмой год. Язык подучил, в технике разбираться стал – и не скажешь, что дикарь… А вот Сиреневый Бархат с Цветка, Раскрывающегося В Лучах Зари. Его народ называется «Плывущие В Воздушном Океане». Это перевод, конечно. Ты же видел, как они разговаривают – узорами на коже. Но слышит он хорошо, и по-нашему понимает, так что можешь с ним говорить – он поймет. И ты его скоро научишься понимать – это только кажется непривычным. А на самом деле у них язык очень простой. Его планета – газовый гигант, но он и в нашем воздухе нормально себя чувствует.

– А чем он на корабле занимается-то? – спросил Ежов, теряясь в догадках, какую работу может выполнять тот, у кого и рук-то нет.

– Вообще, врач. А еще ментат – на хорошем корабле всегда должен быть ментат. Плывущие все поголовно ментаты – талантливый народ. Знаешь, какие он шаманства умеет творить! Погоди, вот увидишь как-нибудь…

Что такое «ментат», Михаил уже выяснил. Его ужасно поразило то, что в будущем экстрасенсорные способности все воспринимают, как совершенно естественную вещь. Тот же Койфман, например, умел зажигать сигареты пальцами. Правда, этим его таланты и ограничивались – научился этому фокусу еще в школе, а дальше так и не продвинулся.

– За информацию у нас отвечает Ву – мы, правда, до сих пор не знаем, чьего он производства. Мы его нашли рядом с одной планетой… по-моему, он вообще поврежденный. Но все равно очень качественный – умнее любого нашего ИРа. Хотя Дельта тоже неплохая железяка – СОПовское производство. СОПовцы хорошо серверов делают, только вот их ИРам всегда чип монтируют, запрещающий насилие. Но капитан его удалил, так что получился сносный боевой робот. И еще кок. И стюард. На все руки мастер. Только программа личности неудачная – меланхолик со склонностью к философии. Ну, ты уже видел. Все время рассуждает о чем-то и постоянно куксится.

– А Тайфун?

– «Тайфун-100», бундесский боевой кибер. Разрушающая мощь просто жуткая – напичкан лучеметами под завязку. Их в частном пользовании, вообще-то, иметь запрещено, мы его сперли…

– А чем вы вообще занимаетесь? – еще успел спросить Михаил – за иллюминаторами уже виднелось посадочное поле космодрома.

– Чем придется, – пожал плечами Койфман. – Торгуем, в основном. У нас кораблик шустрый, вот и скачем, как ходзеки[3]3
  Ходзек – разновидность кузнечиков, обитающая на Святой Земле.


[Закрыть]
, с планеты на планету. Иногда в наемники подряжаемся – у нас боевой отряд хороший, спаянный. Капитан у нас Академию Разведчика и Академию Офицера закончил, а это тебе, Мишенька, не рыба-фиш! Имперцы, знаешь, как своих учат? У них армия самая сильная в человеческом секторе! Да и дальше по Космосу мало кто может потягаться… ну, галакты разве что, но они не считаются.

– Почему не считаются?

– Потом расскажу, если время будет…

«Вурдалак» прочно утвердился на посадочном поле и замер. На мостике появились отсутствующие члены экипажа. Все смотрели друг на друга как-то неуверенно – похоже, никто просто не знал, что делать дальше.

– Капитана не хватает… – высказал общее мнение Соазссь. – И кто же таки будет йаспойажаться?

– Да что же мы, сами разок не управимся? – таким же неуверенным голосом спросила Джина. – Давайте как обычно, сдадим груз, потом… ну, потом…

– [Множество черных точек, красный параллелограмм, белые завитки], – даже Плывущий был растерян.

– А что у нас вообще на борту? – поинтересовался Койфман. – Соазссь, дорогуша, зачитай полный список.

– Полный список очень уж длинный, – отказался хуассин. – У нас не только на Пейсефону, еще есть и на Янус, и на «Пейевал», и на Отт’йонгкито, и на Посейдон, и на Ф’йейю, и таки даже на LOKN-4330…

– Ну а на Персефону-то что? – настаивал старик.

– «Ценителл» – лекайство такое, йедкое. Один ящик. Пайтия жабейных кошшходе’йов. Сойок штук, к’йиозамойоженные. Контейней очищенной платины. Полтойа центнейа. Ящик с экспейиметальными донойскими ойганами. И пять кип соймуланского хлопка.

– Я думаю, нам нушно побыстрее сбросить грусы и срочно расыскивать капитана, – прошипел Косколито. – Фрида, ты уверена, что ничего не нашла в мосгах этого человека?

– Прости, – покачала головой слепая девушка. – Он не знает ничего полезного. Если судить по его разуму, он прибыл из прошлого. Но мы уже договорились, что там капитана быть не может.

– А ты, Бархат? – повернулся к воздушной медузе человекоящер.

– [Синие полосы], – завибрировал Бархат. Ментат тоже не сумел выяснить ничего полезного.

– Ву?

– Отрицание.

– Рудольф?

– Никаких идей, – пожал плечами мутант.

– Я его таки п’йосканийовал, – сообщил Соазссь, деловито ощупывая бицепс Михаила своими щупальцами. Ежов брезгливо дернулся, но конечности хуассина на ощупь оказались совсем не противными – сухие, теплые, самую малость шершавые. – Обычный человек, как все.

– От человеков вечно одни неприятности… – искривил тонкие губы Косколито. – Нам нушен профессионал по росыску…

– Как ни прискорбно, но это так, – кивнул Дельта. – Нам нужен детектив… если только в этом мире что-то кому-то вообще может быть нужно.

– Да, надо бы нанять сыщика… – задумчиво покивал Койфман.

– Э-э-э… – рискнул подать голос Михаил.

– Я тебе разрешала пасть открывать?! – тут же подскочила к нему Джина, замахиваясь для удара.

Ежов скрипнул зубами – ему ужасно хотелось попробовать еще разок врезать этой змеюке. Ну разве же настоящий мужик выдержит такой позор? Но у нее на поясе висели пистолеты, а вокруг толпилась куча разнокалиберных монстров, и он понимал, что экипаж «Вурдалака» не даст в обиду одного из своих.

– Он как раз детектив, – бесстрастно сообщила Фрида, по-прежнему глядя в стенку. Хотя вряд ли слово «глядеть» применимо к тому, у кого нет глаз. – Частный.

– В самом деле? – удивился Рудольф, глядя на Ежова с легким интересом. Впрочем, теперь уже все глядели на него заинтересованно. – Может, от него все-таки будет польза?

– Так он же сам его и похитил! – возмутилась Джина. – Давайте его расчленим!

– Ну ты завжды, як що-небудь брякнешь, так хучь стий, хучь лягай, – гоготнул Остап, глядя на бледнеющего Михаила. – Ну на що тоби потрибен вин расчленений? Краще вин, що ли, от того буде? А вот розыскуватель нам потрибен, це Колито дило каже.

– Кос-ко-ли-то! – по слогам повторил серран. – Прошу не коверкать мое имя, человек!

– А шо ты мене все чоловик, та чоловик? – обиделся великан. – У мене, чай, имя исть – Остап Хасан Кенайберды.

Ежов от такого имени чуть не подавился, но промолчал. Впрочем, он уже понял, что его привычные мерки в семьдесят втором веке никому не нужны.

– Ладно, детектив, у тебя есть шанс реабилитироваться, – хмуро сообщила Джина. – Вернешь капитана на место – останешься нерасчлененным.

– Даже гонорар, может быть, заплатим, – приятно улыбнулся Койфман.

– А це – зуськи! – сложил фигу Остап. – До речи, якое може буты гонорурство цему чоловику? Ни заслужив!

– Ну, посмотрим по результату, – дипломатично согласился Койфман. – Давай, Мишенька, берись за дело, а уж мы тебе поможем, чем сможем.

– Ну, хорошо, – потер руки Ежов, – начнем с начала. Мы имеем казус с перемещением двух человек сквозь время и пространство…

– Ты не бреши зря, а кажи як е, мы зрозумие, – неодобрительно пробасил Остап.

– Справка. Перемещение в прошлое невозможно, – поддакнул ему VY-37.

– Хорошо, хорошо! – поднял руки Михаил. Он никак не мог понять, почему все здесь так люто отрицают путешествия в прошлое. Даже на мгновение не хотят допустить такую возможность. – Капитан исчез… неизвестно куда. Берем за аксиому, что он жив и его можно вернуть обратно – в противном случае не имеет смысла трепыхаться.

– Логично, – прозвенела Фрида.

– Есть две основные версии – несчастный случай или чей-то злой умысел. Это может быть несчастным случаем?

Весь экипаж «Вурдалака» как-то замялся. Похоже, это могло быть несчастным случаем, но в такую версию никто не верил.

– У вашего капитана были враги?

– Да еще сколько! – просвистел Соазссь. – У нас у всех есть!

– В общем, мне нужна полная информация о вашем капитане, подробное досье, связи, когда, кто, с кем… Кто мог провернуть такой финт, зачем ему это нужно, где его искать.

– Ву, выдай ему досье, – неохотно распорядился Косколито.

– И еще мне нужен доступ к его личным вещам, – попросил Ежов. – И к документам.

– А не жирновато ли будет, Мишенька? – хитро прищурился Койфман.

– Вам нужен результат, или нет?

– Нужен капитан. Нужен капитан, – прогудел Тайфун. – Не результат. Капитан.

– Рудольф, ты б починив його, а то вин знову зламался, як родзувальня Требника, – придирчиво осмотрел робота Остап. – До речи – а чому мы бачим, що цея шкода був до капитана? А колы вона до цего розыскувальника? Може, це його хто высадыв досюда? А капитан так – тилькы произдом?

– Моя думать, что это все злое колдунство! – заявил Дитирон.

– Между прочим, Остап дельную мысль высказал, – задумался Рудольф. – А если и правда это именно детектива кто-то решил таким образом переправить к нам?.. зачем-то…

– Да кому я нужен?! – вылупился на него Ежов. – Кому вдруг понадобилось такое устраивать?! Да и кто бы смог такое сделать?!

– А капитан кому нужен? – резонно заметила Джина. – Убить – понятно, это многие бы с удовольствием. А зачем его нам обменяли на тебя – вот это непонятно!

– Я считаю, что нужно снабдить его всей информацией, и пусть делает свою работу, – прозвенела Фрида. – Соазссь, дай ему код от капитанского сейфа.

– От сейфа-то дам, – прокряхтел хуассин. – А стол как отк’йыть? Там ДНК-анализатой, только сам капитан может отк’йыть… Я уже пайу йаз п’йобовал… Ломать будем?

– Це мы завжды! – оживился Остап, с уважением щупая свое плечо. – Який же я могутный… ну як слоняка!

– Зачем ломать, вскроем, как прод Стерка’одози, – потер бородавчатые руки Рудольф. – Бархат, у тебя есть образец капитанской ДНК?

– [Фиолетовые круги].

– Ну вот и давай его мне. А я сооружу приборчик…

– Понимаю, что до меня никому нет дела, – печально сказал Дельта. – Однако все же рискну предложить помощь… впрочем, я пойму, если она будет с презрением отвергнута.

Ежова под конвоем отвели в капитанскую каюту, предоставили ему всю имеющуюся информацию и дали в помощь VY-37. Справочный робот знал больше, чем все земные библиотеки, только вот получить эту информацию удавалось не всегда. Похоже, он действительно был с некоторым дефектом – порой попросту отказывался говорить, а иногда, наоборот, выливал из себя океаны совершенно ненужной информации.

В течение следующих часов Михаил узнал о Святославе Степановиче Моручи все, что только можно было. Родился в Нео-Хоккайдо – столице Сварога и всей Империи. Аристократ. И не просто аристократ, а высшей пробы – родственник императора! Пусть и очень-очень дальний – седьмая вода на киселе.

Порой таких благородных лиц действительно похищают для разных целей, но, увы, такая версия была абсолютно несостоятельна. Никаких владений или денег у Моручи не имелось – все его имущество находилось здесь, на «Вурдалаке». Обнищавший аристократ, сколотивший отряд наемников и ставший чем-то средним между корсаром и космическим дальнобойщиком – вполне типичная история для этого времени.

Да и для любого другого тоже…

Для политических целей Моручи тоже малопригоден – да, он находится в списке лиц, стоящих в очереди к престолу, но он в ней тридцать седьмой. То есть, его шансы когда-нибудь получить корону мало отличаются от нуля – для этого должны скоропостижно скончаться аж тридцать шесть самых знатных дворян Империи.

К тому же с Юрием Вторым, нынешним императором Империи, у Святослава сложились предельно натянутые отношения. В свое время Святослав собирался жениться. Однако его невеста – принцесса дома Анубиса, еще одной монархической планеты, приглянулась и Юрию, тогда еще не императору, а цесаревичу. К тому же брак был выгоден по политическим соображениям: Империя и Анубис в последнее время все больше сближались, и все шло к тому, чтобы сделать анубисиан двадцать третьей системой в составе Империи. Принцессе Белинде Юрий Инамура понравился больше Святослава Моручи, и она недолго думала, кого выбрать.

Святослав оскорбился и вызвал дальнего родственника на дуэль. Тот не стал отказываться. Однако цесаревич Юрий был не только одним из лучших фехтовальщиков своего государства, но и блестящим ментатом – дуэль окончилась очень быстро чистой победой наследника престола. Не так-то легко сражаться, когда противник не только размахивает виброшпагой, но еще и прожигает тебя взглядом. В прямом смысле. Официально Святослав тоже считался ментатом, поэтому дуэльный кодекс Империи не возражал против подобных фокусов.

После той дуэли Моручи ушел в запой. После двух недель беспробудного пьянства не нашел ничего лучшего, кроме как пойти и пристрелить цесаревича. Очень уж буен был по молодости, да и алкоголь здравомыслия не прибавил.

Конечно, у него ничего не вышло – только получил мешок люлей от охраны, вот и весь его пьяный подвиг. Именно после того случая Святослав Моручи бросил пить. Навсегда. С тех пор он даже видеть не мог ничего спиртного.

За покушение на члена императорской фамилии положена смертная казнь. Но Юрий Второй принял во внимание смягчающие обстоятельства и своим высочайшим повелением помиловал заблудшего подданного. Император-отец Сергей Четвертый не возражал – к тому времени он настолько состарился, что с трудом мог говорить.

Собственно, об этом досадном происшествии ему даже не доложили.

Моручи подвергли «Непростительной Бенефиции». Сей факт означает, что отныне ему под угрозой смерти запрещалось появляться на территории Империи. Практически в тот же день он приобрел в собственность «Вурдалака» и покинул родину.

С тех пор прошло двенадцать лет, и все это время его нога не ступала ни на одну из планет Империи. Правда, сам «Вурдалак» на эти планеты приземлялся часто. Однако согласно Галактическому Своду Законов, установленному галактами, космический корабль является чем-то вроде суверенного государства, и внутри него не действуют законы планеты, на которую он приземлился. Формально на звездолете нельзя даже никого арестовать без разрешения его капитана.

Вместе с Моручи со Сварога смылся один из лучших работников серранского посольства – Косколито дир Тогшерре. Серраны – поголовно расисты и на дух не переваривают иноплеменников. Но Косколито был терпимее других, и уже давно дружил со Святославом. И у него тоже возникли неприятности с законом – правда, уже серранским. Поэтому он охотно согласился стать первым пилотом «Вурдалака».

На первой же остановке (Деметре) Моручи и Косколито встретили в баре некую Джину Кроу, глушащую драконьи дозы спирта, пытаясь забыть великое горе – увольнение со службы с волчьим билетом. Заслуженным, но от того не менее обидным. Так «Вурдалак» приобрел второго пилота. Несмотря на взрывной характер и предельной концентрации стервозность, Джина вполне вписалась в коллектив – они все время грызлись с Косколито, а капитан разводил их по углам.

На Персефоне экипаж пополнился четвертым членом. Аарон Лазаревич Койфман сам явился и предложил услуги связиста. Из-за своего преклонного возраста он нигде не мог найти работу, а на покой не хотелось. Всего втроем команда не справлялась, так что после недолгого обсуждения его приняли. И не пожалели – старичок очень скоро стал кем-то вроде помощника капитана. И стрелял он превосходно.

Спустя месяц «Вурдалак» заглянул на Зигфрид, доставляя небольшой груз. Когда они уже собирались стартовать, к трапу подбежала девчонка лет тринадцати, увешанная приборами для поддержания жизни, и стала умолять увезти ее с этой планеты. Куда угодно, лишь бы подальше от Бундестага. Моручи, ни секунды не колеблясь, приказал ей залезать внутрь. Через несколько минут к «Вурдалаку» спешно прибыл отряд шуцманов, потребовавших выдать преступницу. Святослав послал их к шайтану и потребовал, чтобы ему объяснили, какое преступление могла совершить искалеченная девочка-подросток. Фриду попытались забрать силой. В ответ шуцманов встретил огонь корабельных лазеров. Автомат Косколито, игольники Джины, винтовка Койфмана и мономеч Святослава заставили их отступить, и «Вурдалак» спешно стартовал, пока не прибыла подмога. После того случая Моручи почти пять лет держался подальше от Бундестага. Но Фрида так и осталась на корабле, став воистину незаменимым членом экипажа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное