Александр Мазин.

Утро Судного Дня

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

Шадаква снова уставился на Гриву, как гипнотизер-психиатр – на пациента, вдруг вспорхнувшего над креслом.

– Не вижу на тебе знака Испытания… – пробормотал он через некоторое время.

Что-то такое Грива сегодня уже слышал… Ах да, такими же словами Пута поставил на место парнишку-вабу, причислившего себя к мужчинам.

– Испытания бывают разными, – сказал Грива.

– Здесь – только одно, – возразил Шадаква. – И ты его не прошел. И не пройдешь.

Артём Грива

Я пожал плечами. Не очень-то и хотелось. Хотя если это «испытание» наладит наши отношения с Дашей…

Стоп! Что-то у меня приоритеты сбились. Даша – безусловно, замечательная девушка. Но я – не влюбленный подросток. Я – офицер, выполняющий боевую операцию. Первая стадия, адаптация на местной почве, можно считать, проведена успешно. А отождествляться с окружением, пропитываться проблемами аборигенов, формировать ложные привязки – это лишнее. Первый этап пройден. Следующий – найти трехглазого. Или трехглазых. И у меня, похоже, есть зацепка. Вот эту линию и надо разрабатывать.

Я принял решение – и сразу стало легче. Я перестал быть частью этого мира и снова стал самим собой, майором Гривой, русским, православным, младшим камергером Императорского Двора, сыном своих родителей, рожденным во второй половине двадцать первого века. Там – мой дом. Там – всё, что для меня важно. А здесь я не живу. Здесь я работаю.

Значит, не пройду испытания? Ну-ну… Впрочем, если испытание состоит в том, чтобы изготовить за день дюжину каменных топоров или попасть камнем в макаку за сто шагов, то он, безусловно, прав. Так что закроем тему и займемся делом.

– Неподалеку отсюда есть одно место, – сказал я. – Называется: Лес Красных Деревьев.

Ага! Задело дедушку за живое! Ишь, встрепенулся!

– Кто сказал тебе об этом… месте?

– Ва-Баган, – честно ответил я. – Он сказал: там обитает нечто страшное, но он такой храбрец, что запросто пройдет по этому лесу.

– Ва-Баган так сказал? – В голосе мудрого наставника аборигенов прозвучало сомнение.

Я снова пожал плечами. Хочешь – верь, хочешь – не верь.

– Это запретное место, – довел до моего сведения Шадаква. – Для всех, кто живет на берегах Реки.

– Не для Ва-Багана.

– Ва-Баган не пойдет в этот лес!

Я в третий раз пожал плечами.

– Если ты пойдешь туда, пришедший из саванны, с тобой случится беда!

– Меня нелегко убить, – заметил я.

– Ты потеряешь не жизнь, а огонь сердца! – объявил Шадаква. – После этого ты сам не захочешь жить.

– Ты напугал меня, Пришедший Издалека, – с усмешкой произнес я. – Видишь, я даже вспотел от страха.

Насчет пота – истинная правда. В такую-то жарищу.

– Это не смешно, – в голосе Шадаквы звякнул металл, точнее – кремень, если сделать поправку на здешние технологии.

– Возможно, – согласился я. – Расскажи мне о тех, кто живет в Лесу Красных Деревьев. Может, я с ними уже встречался? Нет ли у них случайно еще одного глаза? Вот здесь… – Я постучал себя по лбу.

– Это не смешно, – повторил Шадаква. – Если бы ты встретился с Ужасом, ты не посмел бы смеяться над ним.

– А ты с ним встречался? – спросил я.

– Не в этом мире, – буркнул Шадаква.

– А в каком?

– Ты не поймешь, – отрезал он. – Ты не прошел испытания.

Достал уже со своим испытанием! Но всё равно интересно… Похоже, я вплотную подобрался к сакральным тайнам аборигенов.

– А ты все-таки попробуй.

– Об Ужасе я говорить не буду, – отрезал Шадаква. – Если ты настолько глуп и упрям, иди – и сам все увидишь.

– Не хочешь рассказывать об Ужасе, расскажи о «не этом» мире, – попросил я тоном ниже. – Или это – тоже запрет?

– Говорить – не запрещено, – сказал Шадаква. – Но – бессмысленно.

Есть этот мир… – Шадаква раскинул в стороны руки, – …а есть – другой. Вот такой! – Он с хлопком соединил ладони. – Но рожденный в водах Реки может войти в него.

– Но ты тоже можешь, – сказал я. – Хотя ты рожден не здесь.

Стрела была послана наугад, но попала в цель.

– Я могу, потому что я – Пришедший Издалека, – заявил Шадаква. – Я… – Тут он осекся, видимо, решил, что сболтнул лишнее.

Эх, дедушка! Куда тебе, ровеснику палеолита, соревноваться в словесной игре с бывшим сотрудником русской внешней разведки, за плечами которого четырнадцать вербовок.

– Я тоже пришел издалека, – мягко напомнил я. – Я думаю, из еще более дальнего далека, чем ты. Что скажешь?

Я опять попал в цель. Но, похоже, на этот раз угодил в нежелательное место. Глаза Шадаквы сузились, а физиономия отразила нечто, хорошо знакомое мне по боевому опыту. Так смотрят люди, решающие вопрос, насколько опасен их собеседник. И не лучше ли прикончить его прямо сейчас, пока тот не причинил серьезного вреда.

Я тоже сузил глаза. Деда я не очень опасался. Какими бы сверхъестественными навыками он не обладал, я с ним справлюсь. Но если он кликнет на помощь соплеменников, мне придется туго.

– Ты пришел из саванны, – сказал Шадаква. Без особой, впрочем, уверенности.

– Это ты так сказал, – заметил я.

– Ты пришел со стороны заката, – уточнил Шадаква. – В саванне – множество племен. Худшие из них живут у подножия гор восхода. Но ты не из них.

– Уверен? – Я усмехнулся. – А вдруг я просто сделал небольшой круг, чтобы тебя обмануть?

– Уверен. Это поймет любой, у кого есть глаза, – мудрый дедушка тоже соизволил изобразить усмешку. – Но я чувствую в тебе смерть.

Это было сказано спокойно. Просто констатация факта.

– Я пришел не для того, чтоб причинить вред племенам Реки, – сказал я. – Ни мне, ни моему племени ничего не нужно от вас. Посмотри мне в глаза и увидишь, что я не лгу.

– Да, – нехотя согласился Шадаква. – Ты говоришь правду. Но я вижу в тебе гнев и жажду разрушения. И я сожалею, что позволил тебе остаться.

– Мне уйти? – осведомился я.

– Нет, – Шадаква вздохнул. Или мне показалось? – Раз ты здесь, значит, ты можешь здесь остаться. Иначе тебя бы здесь не было.

И уставился на меня в ожидании.

Я попытался переварить эту философическую конструкцию. Не смог. Видно, я еще недостаточно освоил местный язык. Ответить мне было нечего.

Снаружи донесся взрыв смеха. Почему я здесь, а не там, где весело и вкусно пахнет жареным мясом?

– Иди, – угадав мои мысли, мрачно произнес Шадаква. – Ешь, пей и радуйся.

– Постараюсь, – ответил я.

– Скажи Ва-Багану, что я хочу его видеть, – добавил Шадаква, когда я был уже на пороге. – Немедленно.

Я ничего не ответил. Надо будет – сам позовет. Я ему не мальчик на побегушках.

Но оказавшись снаружи, я передумал. Потому что предводитель вабу, пока я беседовал со старейшиной о высоких материях, времени даром не терял – подбивал клинья к моей девушке. Облапил ее по-хозяйски и с важностью что-то вещал. Надо полагать, хвастался.

Второй раз за сегодняшний день у меня возникло желание посчитать кое-кому зубы.

Отчасти утешило меня то, что Дашу мое появление явно обрадовало. Она выскользнула из объятий Ва-Багана и встала рядом со мной. Ва-Баган тоже встал. Навис надо мной, грозно выпятив челюсть, набрал воздуха в грудь, намереваясь сказать какую-нибудь гадость…

– Иди, – сказал я ему. – Шадаква желает тебя видеть. Немедленно.

Честно говоря, я полагал, что этот бугай пошлет подальше и меня, и Шадакву. Но нет, он только зыркнул яростно и зашагал к хижине старейшины.

Надо же! Похоже, я недооценил авторитет господина Шадаквы. А с этим Ва-Баганом определенно надо разобраться.

– Не сердись, – Даша тронула меня за плечо. – Хочешь вина?

– Нет.

Прозвучало слишком резко. Я не хотел ее обидеть. Ну да, она позволила обнимать себя этому буйволу, но кто я такой, чтобы определять, что ей можно делать, а что – нельзя? Я, который и в обычаях-то здешних не научился толком разбираться.

– Я не сержусь, – сказал я, погладив ее запястье. – Но кое-что мне не нравится.

Мы вышли из поселка и остановились на поляне, где я сегодня опробовал арбалет. Сейчас здесь было пусто и тихо.

Непривычно тихо. Лес молчал. Так бывает перед приближением сумерек. Или незадолго до того, как начнет светать.

Я опустился на траву, потянув за собой Дашу. Дневная жара ушла, но воздух был сухим и горячим, а Дашино бедро, когда я провел по нему ладонью, – прохладным, чуточку влажным, каким-то особенно… живым?

– Ва-Баган хочет взять меня в жены, – сказала Даша. – Если Шадаква разрешит.

– А ты… хочешь этого?

– Ва-Баган очень сильный, – Даша накрыла мою руку шершавой ладошкой. – Он – лучший охотник вабу. Но я не хочу его. Я хочу тебя. – Она сняла мою руку со своей ноги. – Когда ты прикасаешься ко мне, мне кажется, что я вот-вот взлечу. Как в мире снов.

– Разве это плохо? – спросил я.

– Плохо. Я не могу ни думать, ни говорить. Я – как спрятавшийся в траве детеныш газели: не знаю, кто найдет меня раньше – мать или леопард.

– Не бойся… – тихонько проговорил я. – Не бойся меня, Даша. Я не хочу сделать больно.

– Ты не хочешь. Но так ли важно, что ты хочешь? Ты… В тебе много страшного. Ты – как огонь. Он делает мясо сладким и мягким, но может укусить больнее змеи. А может убить всё живое на много дней пути. А мне страшно быть рядом с тобой, Артём.

– Тогда почему ты сейчас со мной? – мягко спросил я.

– Потому что без тебя мне пусто. Потому что ты очень красивый.

– Неужели красивее, чем Ва-Баган? – улыбнулся я.

– Намного красивее! – пылко проговорила девушка. – Ни у кого я раньше не видела таких волос, как у тебя. И таких глаз. Ты – необычный. А Ва-Баган – такой, как все. А когда он стоит рядом со мной, я вижу только его подбородок, а тебе я могу смотреть в глаза.

Вот так вот. А я-то думал, что рядом со здешними суперменами выгляжу заморышем.

– А там, где я родился, девушкам нравятся большие мужчины, – улыбнулся я. – Такие, как Пута или Ва-Баган.

– Мне нравишься ты. И я видела, как ты вывалял Путу в песке.

– Он здорово тогда на меня обиделся, – заметил я.

– Конечно. Он правильно обиделся. Это ведь игра, а ты всё делал по-настоящему…

Если бы он тогда серьезно отнесся к ее словам!

Но Артём думал не о словах. Он думал о том, как ему желанна эта девушка. Ему казалось: еще ни одна женщина не была столь желанна, как Даша.

– Я всё делаю по-настоящему! – заявил Артём. И попытался ее обнять, но она ускользнула столь же ловко, сколь грациозно. И, засмеявшись, побежала к хижинам. Ах, как красиво она бежала…

Глава десятая
Ва-Баган, великий и могучий

– Ты пришел недавно, человек. Поэтому тебе, наверное, не успели сказать, что я самый сильный охотник на берегах Реки.

Ва-Баган перехватил Гриву в проходе между хижинами и, кажется, решил напугать. Такая вот истинно дикарская наивность!

– Разве? – усмехнулся Артём. – По-моему, ты сам объявил об этом раз двенадцать.

– Я могу раздавить тебя, как крысу! – Рука Ва-Багана сжалась в кулак перед носом Артёма.

– Правда? – Артём приподнял бровь. – Ты давишь руками крыс? Можно узнать, зачем?

Предводитель вабу аж зарычал от ярости.

Попробуй-ка разбери: то ли чужак над ним издевается, то ли еще не научился разговаривать на «человеческом языке».

– Д'ша будет моей женой! – рявкнул он. – Не смей приближаться к ней.

– Не ори, душитель крыс, – поморщился Артём. – И не дыши на меня: от тебя воняет, как от гиены.

Ух как хотелось «лучшему охотнику» схватить Гриву и размазать по травке. Он аж дрожал от этого желания.

«Ну, давай!» – мысленно поощрил его Артём.

Но Ва-Баган справился с гневом. Его кулаки разжались.

– Шадаква велел тебя не трогать, – буркнул вабу. – Он слишком заботится о гостях. Но ты сам напрашиваешься на взбучку.

– Лучше слушайся Шадакву, – посоветовал Грива. – Ведь беспокоится он не обо мне, а о тебе. И я не думаю, что Д'ша станет твоей женой. Ты слишком глуп для нее.

– Я глуп? – Ва-Баган ухмыльнулся. Вероятно, считал себя настолько умным, чтобы не принимать всерьез подобный «комплимент». – Почему ты так думаешь?

– Потому что ты надеешься напугать меня своим гиеньим уханьем. Пойди к реке, погляди на свое отражение – и подумай: кто страшнее, ты или г'ши?

– Ты пожалеешь о том, что сказал! – рявкнул Ва-Баган, развернулся и зашагал прочь.

Раунд остался за Гривой. Одно Артёму не понравилось. То, как двигается Ва-Баган. А двигался этот дикарь очень хорошо. Лучше Архо. Лучше Путы. И уж конечно, лучше, чем рожденный в цивилизованном мире Артём Грива.


В пространстве между хижинами были сложены костры. Сложены, но не зажжены. Рядом стояли глиняные горшки, наполненные мясом.

– Ар Т'ом, иди сюда! – окликнул его Пута.

Вокруг, группами по несколько человек, сидели люди. Грива прикинул, что здесь – почти все вабу и примерно половина обитателей поселка.

Пута и Мавас сидели, скрестив ноги. На обоих, в дополнение к привычным набедренным повязкам и кожаным поясам, были надеты плащи-накидки из шкур. На шеях – ожерелья из клыков и когтей. Справа от Маваса сидела его жена – в подобии короткой туники из двух кусков расписанной синими и красными узорами ткани. На шее женщины – ожерелье в три нитки: блестящие ракушки и камни соседствовали с золотыми самородками.

Одежда и украшения были на всех присутствующих: гостях и хозяевах.

Артём опустился на землю. Пута подвинул к нему горшок с мясом.

– Г'ши, – сказал он. – Отличное жирное мясо. Может, нам стоит почаще на них охотиться! – И засмеялся.

На плечи Гривы опустилось что-то мягкое. Шкура леопарда.

– Надо бы сделать тебе плащ из шкуры г'ши, но он был бы слишком тяжелым, – сказал Архо, усаживаясь между Артёмом и Путой. – Подвинься, Бегемот.

– Я видел: Ва-Баган говорил с тобой, – сказал Архо.

– Угу. Рассказывал, какой он сильный и страшный.

– Он действительно силен, – заметил Архо. – И ему очень нравится моя сестра…

– …А твоей сестре нравится этот малыш! – подхватил Пута, хлопнув Артёма по спине. – И нам всем не нравится Ва-Баган.

– Он не нравится тебе, – уточнил Мавас. – Потому что он сильнее, чем ты. Но вабу он очень нравится. Архо не стоит ссориться с вабу, если он хочет взять девушку-вабу в жены.

– Ва-Багана это не касается, – заявил Архо. – Будет, как решим мы.

– И старшие, – добавил Мавас. – А старейшина вабу – отец Ва-Багана.

– Слово старейшины вабу – ничто против слова Шадаквы, – пренебрежительно бросил Пута. – Шадаква – хранитель…

Тут Архо тронул Путу за руку – и Бегемот прикусил язык.

«Опять тайны, – подумал Грива. – Не слишком ли много тайн для одного дня?»

– А где Даша? – дипломатично поинтересовался Грива.

– Вон там, – махнул рукой Архо. – С матерью.

Артём посмотрел в указанном направлении и увидел Пангун, Фопара, Макана, мальчишек, помогавших оружейникам, и двух девушек, одной из которых была Даша.

А напротив этой группки расположились гости-вабу. И недобрый взгляд их предводителя был устремлен на Артёма.

Ладно, пускай смотрит – чай, не сглазит.

Появился Шадаква. Высокий, прямой, в длинном плаще из белого меха. Степенно двигаясь между двумя рядами сидящих, он зажег костры. Очень вовремя – через минуту стало совсем темно. Ночь наступила внезапно, как бывает в тропиках. И сразу над землей прокатился львиный рык. Грива невольно поежился. Вряд ли лев сунется в поселок, но рычание зверя пробуждало в нем некий инфернальный страх.

Шадаква остановился напротив их компании. Охотники тут же подвинулись, уступая старейшине место. Шадаква сел рядом с Гривой.

– Лев не придет сюда, – сказал он негромко, одному только Артёму.

До чего, однако, наблюдательный дед.

– А что будет, если он все-таки придет? – спросил Грива. – Придет ночью, когда мы спим?

– Когда ты спишь, – уточнил Шадаква. – Если лев придет, он будет убит. Возможно, кто-то из охотников тоже будет убит. Но это будешь не ты. Ты – гость.

– Позволь узнать, Шадаква, как ты объяснишь льву, что я – гость? – спросил Грива.

Никто не засмеялся его шутке. Ее как будто не услышали. Как будто Артём сказал какую-то бестактность.

«Ну и черт с вами», – подумал Грива. Если аборигены воспринимают каждое слово Шадаквы как откровение, это их трудности. Для рожденного в двадцать первом веке Гривы Шадаква – не более чем первобытный шаман. Примитивные эмпирические знания, слабенькая экстрасенсорика и здоровенная куча суеверий.

Над костром вились ночные насекомые. Мимо прошмыгнула крыса, своровавшая кусочек г'шатины… А здоровенный предводитель вабу уже устроился рядом с Дашей и вещал что-то с самодовольным видом.

На Артёма никто не обращал внимания. Ахро с Бегемотом обменивались короткими быстрыми фразами, смысл которых от Гривы ускользал. Шадаква жевал мясо, и жир тек по его бороде.

Грива еще раз посмотрел на Дашу. Даша слушала Ва-Багана весьма благосклонно.

А Грива чувствовал себя чужаком. Вроде бы это не должно было его задевать: он и есть чужак. Но – задевало.

«Что со мной творится? – подумал он. – Какие-то подростковые комплексы… Ну да, это не мой праздник. Не мой. И нечего мне тут делать!»

Артём ушел в хижину, улегся и велел себе: спать.

Но вместо этого ревниво прислушивался к голосам снаружи…

…До тех пор, пока полог не откинулся и в хижину не проскользнула Даша.

– Ар Т'ом, ты заболел? – Девушка присела около его ложа.

– Нет, – ответил Грива. – Устал немного.

Дашины волосы белели в темноте. От нее пахло травами, юностью и чуть-чуть – пальмовым вином.

– Иди, веселись, – негромко произнес Грива. – Там тебя, наверное, ждут.

– Ждут, – согласилась Даша. – Ва-Баган. Но я не хочу туда. Я хочу быть здесь, с тобой.

– Хочешь, я сделаю так, что Ва-Баган не станет тебе докучать?

Девушка покачала головой.

– Не веришь, что я – могу? – Грива привстал, положил руку на ее обнаженное плечо.

«Да я из этой гориллы цыпленка табака сделаю!» – подумал он.

– Не трогай его, – попросила Даша. – Пожалуйста. Будет нехорошо. Я чувствую.

Грива молчал. Он тоже чувствовал, что будет нехорошо. Но был абсолютно уверен, что нехорошо будет не им с Дашей, а Ва-Багану.

«Самоуверенность – дурной советчик», – вспомнилось Гриве одно из высказываний Хокусая. Правда, сказано было не ему, а Рыжему…

– Я не пойду туда, – сказала Даша, снимая руку Гривы со своего плеча. – Я останусь с тобой. Только не прикасайся ко мне, пожалуйста.

– Хорошо, – без особого воодушевления согласился Грива.

Девушка опустилась на лежанку рядом с Артёмом. Потом тихонечко запела. В монотонной мелодии было что-то завораживающее. Грива не понимал ни слова. Если, конечно, это были слова, а не просто набор звуков.

Артём сам не заметил, как задремал. Проснулся от прикосновения. Это Даша положила ладошку на его запястье.

«Я обещал ее не трогать», – напомнил себе Грива.

Снаружи доносились звуки первобытной гульбы. Но они странным образом «огибали» сознание Артёма. Настоящий мир был здесь, внутри погруженной во тьму хижины.

Артём плыл в этой темноте, на границе сна и бодрствования, всё глубже погружаясь…

Сморщенное лицо Шадаквы тонуло в клубах дыма.

– Возьми эту женщину, – сказал Шадаква. – Возьми ее, если сможешь. Если она захочет.

– Она захочет! – воскликнул Грива.

И не узнал своего голоса, потому что голос был совсем чужим. И говорил чужие слова. Но Грива почему-то понимал их очень хорошо.

– Д'ша! – проговорил он пылко. – Она предназначена мне. Только мне!

– Если это так, она будет твоей, – печально произнес Шадаква. – Если нет, тогда мы перестанем быть…

Артём проснулся мгновенно. Сразу же, как только полог, прикрывающий вход в хижину, приоткрылся, впустив внутрь слабое дуновение ночи. Кто-то вошел внутрь.

Человек.

Грива не подал виду, что больше не спит. Не шевельнулся, сохранил ритм дыхания.

Человек сделал пару шагов и остановился. Он искал. Не присматривался (в хижине было совсем темно), а вынюхивал. Но дышал очень тихо. Артём тоже ничего не видел, но и у него имелись обоняние и слух. Эти органы чувств сообщили, что проникший в хижину – мужчина. И еще: этот мужчина нервничает и испытывает сексуальное возбуждение.

Мужчина остановился около жены Маваса. Наклонился…

Копье Гривы лежало между ложем и стенкой хижины. Одно движение – и…

Неизвестный выпрямился. Кто бы он ни был, но жена Маваса его не заинтересовала.

Грива выжидал. Он слышал ровное дыхание Маваса и Архо. Оба охотника спали. Или делали вид, что спят… Нет, пожалуй, спали. Они порядочно напились на празднике. Алкоголь снижает чуткость.

Неизвестный двинулся между лежанками. Ступал он практически бесшумно. Ложе Даши – на расстоянии метра от лежанки Артёма. Неизвестный остановился между ними. Артём приготовился…

Даша сдавленно пискнула, когда незнакомец схватил ее…

Грива прыгнул, но опоздал буквально на долю секунды. Неизвестный был дьявольски быстр. Руки Артёма поймали пустоту. Неизвестный выскочил наружу, унося Дашу. Грива метнулся за ним…

Вспыхнул доселе прикрытый шкурой факел. В грудь Артёму уперлись два копья.

Вабу! Все они были здесь. Кроме своего предводителя. Это Ва-Баган проник в хижину и схватил Дашу. И теперь убегал с ней…

Грива зарычал. Отшиб в сторону одно копье, нырнул под другое, сбил с ног третьего вабу и завладел копьем четвертого. Секунда – и между Гривой и убегающим уже не было никого. Грива бросал копье намного хуже любого охотника, но спина Ва-Багана была роскошной мишенью. Копье вошло точно под левую лопатку. Ва-Баган закричал…

Грива стремительно развернулся, одновременно смещаясь, чтобы уклониться от удара в спину… И увидел, что никто из вабу не собирается бить его копьем.

Молодые охотники застыли, опустив оружие… Лица их выражали растерянность…

Из хижины выскочили Мавас и Архо. С оружием. Из соседних домов появились другие охотники. Грива двинулся к Ва-Багану. Один из вабу попытался его удержать – не копьем, просто схватив за руку… Артём шваркнул его оземь. Других желающих остановить Гриву не нашлось.

Даша лежала на траве, похоже, в беспамятстве. А Ва-Баган был еще жив. Каменный наконечник вошел в его спину на половину длины, кровь текла изо рта предводителя вабу. Он умирал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное