Александр Мазин.

Слепой Орфей

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Череп предположительно женский,– тоном специалиста сообщил Глеб.– Правильных пропорций.

Три еле заметные зубчатые линии расходились под равными углами от выпуклого темени. Крохотная корона огибала череп повыше впалых висков. У короны имелись подобия «ушек», сквозь которые и был продет волосяной канатик.

Стежень потрогал шнур: странно, шерсть незнакомая.

– Чья? – спросил он.

– Обезьяна. Налюбовались? А теперь я вам кое-что покажу. Глебушка, найди мне зажигалку.

Взяв череп двумя пальцами, Елена поднесла снизу желтый язычок пламени… и впадины глазниц вспыхнули. Да так ярко, что Стежень невольно прищурился.

– Крепко! – произнес он с восхищением.– Можно потрогать?

– Потрогай,– улыбнулась Елена.– Душка не против, ты ей нравишься.

Глеб положил кулон в центр ладони, как только что – Кирилл… и поспешно вернул хозяйке.

– Ох и штучка! – пробормотал он, встряхивая кистью.

– Дух Зла,– нежным голосом сообщила Елена.– Душка! Не беспокойся, Глебушка, она безвредна… для моих друзей.

Глава восьмая
Глеб Стежень

Истекал третий час ночи, но спать не хотелось. Ни мне, ни Киру. Ленка сидела наверху тихо как мышка. Но сдается мне, тоже бодрствовала.

– Итак,– резюмировал я плоды двухчасовой беседы,– ничем существенным мы похвастаться не можем.

– Будем думать,– флегматично отозвался Кир, покачал бокал с темной влагой, той самой, в которой соединились вода и огонь, понюхал деликатно и пригубил.– Алкоголь – великая сила,– изрек он.– Если – с умом!

Алкоголь, блин! Можно подумать, он не мартель цедит, а паленую водку. Хотя, надо отметить, это его мартель, а не мой.

Снаружи заурчал мотор. Заурчал и умолк. Надеюсь, не к нам… Нет, все-таки к нам.

– Кир,– сказал я,– у нас гости.

– Люди? – спросил он с прежним флегматичным видом.

– Люди. Полуночники.

– Ты им льстишь.– Кирилл кивнул на часы.

Позвонили.

– К бесу! – сердито сказал я.– Все ушли на фронт.

Звонок не унимался.

– К бесу всех! – повторил я.

Звонили, я бы сказал, с остервенением. Если начнут ногами в дверь лупить – выйду и ноги выдерну. Слово!

– Может, откроешь? – проговорил Кир.– А то ведь Аленку разбудят.

– Думаешь, она спит?

– Тебе виднее. Ты же у нас экс-тра-сенс! – сочно так, по слогам. Издевается, буйвол бородатый.

– Открой, если хочешь,– говорю.– Только имей в виду: они нас не любят.

Звонок верещал не переставая.

Кирилл поднялся, вразвалочку направился в прихожую.

– Прикрой,– бросил мне.– Если власти – сам разберусь, нет…

– Понял,– перебил я и двинулся следом.

Звонок смолк, как только лязгнул засов. Кирилл распахнул дверь и посторонился:

– Глеб Игоревич, это к тебе.

Вне всяких сомнений! Кисти рук у меня как-то сразу отяжелели. А в ногах, наоборот, появилась приятная легкость.

Трое. Два мордоворота и «джентльмен». Мордовороты: сто девяносто на девяносто, глаза-дырочки, походка враскорячку, цепки-гайки.

«Джентльмен»: тертый, бритый, волевой. Загар, прическа, пиджачок клубный – как влитой, лучших кровей. Тоже при золоте, но уже не весовом, антикварном. Новый русский герой. Вот только глаза с недобрым прищуром – атрибут, как выражаются в американском кино, «плохого парня».

– Прошу,– я сделал жест в сторону гостиной. Никакой подвижки. Мордовороты явно предпочитали оказаться за моей спиной, а «джентльмен» не хотел опережать мордоворотов. Ладно, пойдем первыми. Моя спина тоже кое-чего стоит.

Кирилла мордовороты явно в расчет не принимали. Мешок. Большой кусок мяса. К таким реальные бойцы относятся с подчеркнутым пренебрежением… если «мешок» не является хозяином.

Напрыгивать на меня сзади не стали, вошли, расположились: Кирилл – в своем любимом кресле, «джентльмен» – в соседнем, бодигарды – на своих двоих, взяв (как полагали) меня под контроль.

– Ну? – осведомился я как можно недружелюбнее.

– Где моя жена? – спросил «джентльмен».

Вернее, так: «Где? Моя? Жена?»

– Жена? – поначалу я искренне удивился, решил, что он имеет в виду Ленку. Но через полсекунды допер и с трудом удержал лицо. Потому что правдивый ответ: «Твоя жена в холодильнике, куда я ее положил, чтобы не протухла, пока…» – и так далее. Правдивый ответ, но неправильный.

– Я чужим женам не сторож! – заявил я нагло.

– Ты, бля… – начал один из мордоворотов, но «джентльмен» остановил его небрежным жестом.

– Она здесь, Стежень!

«Гляди-ка, даже фамилию на табличке удосужился прочесть!»

– Дурачка строить не надо! – заявил мой светский гость.– Я этого не люблю. Если ты купил мусорков, считай, зря деньги выбросил. Мои пацаны шмонают не хуже, а я не какой-то дренов следак. Я спрашиваю – мне отвечают. Которые поумнее – сами, которые поглупее – с яйцами в дверях или с гвоздем в ухе. Я понятно говорю?

– Вполне,– выдал ему свою самую дружелюбную ухмылку.– Пацаны твои – пусть лопатники свои шмонают. У меня они найдут только… неприятности. Я понятно говорю?

«Джентльмен» вздохнул. Этак напоказ. Как президент банка, которому посреди ленча сообщили о делегации ободранных вкладчиков. Мордовороты придвинулись. Но бить не торопились. Может, очком просекли, с кем имеют…

Нет, не просекли. Тот, что справа, с деревенским простодушием пробил прямой в челюсть.

Осс!

Ах, как неприятно. Бьешь с короткой в лицо, а лица – хоп! – и нету! Зато есть пятка, красиво расплющивающая обе губы сразу. А могли бы и зубки посыпаться! Но это еще не больно. А вот теперь – больно. Но тоже не очень. Так, локотком по мужским достоинствам, вернее, как в данном случае, недостаткам. Легонечко, как доктор прописал. А теперь серия цки по накачанному прессу второго тормоза: бум-бум-бум. Как по макиваре. Вот и все. В одном случае – мягкое оседание на пол, во втором – почтительный поклон с прижиманием рук к просторным штанишкам. И никаких кровавых соплей с блевотиной на ковер.

Довольный собой, я перевел взгляд на «джентльмена»: понравилось зрелище?.. И увидел красивый черный импортный пистолет, явно не обремененный лицензией, потому как никаких распылителей в стволе не имелось. Пистолет, грамотно обращенный не в голову, а в корпус. Точнее, в мой собственный живот. И сразу видно, что «джентльмен» тир посещать не забывает и на живой мишени тоже с удовольствием попрактикуется.

– Где? Моя? Жена? – ровным голосом произнес «джентльмен».– Даю тридцать секунд, потом схлопочешь прямо в ливер.

– Серьезный довод! – пророкотал развалившийся в кресле Кирилл.

«Джентльмен» даже бровью не шевельнул. Это вам не кино, где нехороший дядя размахивает стволом, как клюшкой для гольфа.

Придется прыгать. Плохо, что далеко. Но если уйти с линии, поддеть журнальный столик, закрыв обзор, а потом с ковра… Пуля в живот – это так неприятно…

Тук-тук-тук – вниз по ступенькам.

«Джентльмен» проворно поднялся. Я знал, что со своего места он может видеть винт лестницы. Если он хоть чуть-чуть изменит позицию… Я очень медленно, держа руки на виду, переместился вправо, увеличивая угол расхождения. Но мой незваный гость хоть и напрягся, но пистолет держал твердо и меня держал – боковым зрением, но это еще опасней. Рефлексы, если они есть, срабатывают четче.

Когда глазам «джентльмена» предстали женские икры, покрытые ровным южным загаром, щека у него дернулась. Но только один раз.

Елена, неторопливая, элегантная, с чуть растрепанными (наверняка намеренно) волосами, очень уверенная и очень сексуальная, вошла в гостиную, скользнула взглядом по выбывшим бодигардам, выразила бровью легкое удивление, затем перевела глаза на «джентльмена», отдельно – на пистолет (еще большее удивление), потом на меня и снова – на «джентльмена». Безукоризненная игра лицевых мышц: недоумение, огорчение, беспокойство и точно дозированная доля кокетства. «Джентльмена» зацепило, но не настолько, чтобы настроить на добродушный лад.

– Добрый вечер! – полным обертонов голосом произнесла Ленка.– Я не помешала? Глеб, представь меня, пожалуйста, господину.

– Елена Генриховна Энгельгардт,– сказал я.– Господин, к сожалению, не представился.

– Шведов Виктор!

Эдак по-европейски. И крохотный наклон головы.

Ленка шагнула вперед и оказалась между нами.

– Виктор, вы собираетесь стрелять? В меня?

– Надеюсь, не придется.

Даже под чарами Ленки он ни на миг не расслаблялся. Шаг в сторону, чтобы видеть меня и одновременно увеличить дистанцию между собой и очаровательной женщиной. Насмотрелся голливудских боевичков, где очаровательные блондинки сплошь и рядом оказываются мастерами годзю-рю.

За его спиной бесшумно поднялся и шагнул вперед Кирилл.

Смотреть на физиономию господина Шведова – одно удовольствие. Вот уж откуда он не ожидал нападения! Но Кирилл левой рукой ласково обнял его за плечи (ласково, но с медвежьей силой), а правой накрыл запястье «джентльмена».

На лбу господина Шведова выступил пот, чисто рефлекторно он попытался сопротивляться, но шансов у него было не больше, чем у салона «Жигулей» под тридцатитонным прессом. Кирилл без заметных усилий направил пистолет в карман «джентльменова» пиджака, затем слегка придавил, и пистолет выпал в этот самый карман.

– Глеб,– поинтересовался Кир,– ты спутников уважаемого гостя не очень повредил?

– Обратимо.– Теперь я мог позволить себе расслабиться.– Реанимировать?

– Пока не надо.

Тут он выпустил «джентльмена» и снова опустился в кресло, что удивило «уважаемого гостя» еще больше, чем неожиданное вмешательство.

– Я – Игоев,– вальяжным голосом сообщил Кир.– Полагаю, вы слышали обо мне, господин Шведов. Равно как и я – о вас.

– Разумеется.

Наш незваный гость снова извлек пистолет из кармана, но лишь затем, чтобы поставить на предохранитель. Вот это правильно.

– Аленушка,– пророкотал Кир,– не сочти за труд, смешай господину Шведову что-нибудь легкое.

– Не надо! – резко сказал наш гость.– Я не буду пить. Надеюсь, вы не забыли мой вопрос?

– А как же! – Бас Кирилла приобрел прямо-таки завораживающие нотки.– Скажите, Виктор, вам известна моя репутация?

Кивок.

– И вам я кажусь здравомыслящим человеком?

– Да.

– В таком случае дайте слово, только себе самому, что не будете действовать опрометчиво,– и вы узнаете о случившемся с вашей женой все, что знаю я.

– Что с ней?

– Не торопитесь, господин Шведов. Повторяю, вы все узнаете. Считайте себя на какое-то время моим клиентом и помните: я всегда отвечаю за качество представляемой информации.

Кир его сдвинул. Теперь господин Шведов выступал уже в ипостаси не разгневанного мужа, а делового человека в процессе сделки. Стереотипы – могучая вещь.

– Мы договорились?

– Да.

– В таком случае, Глеб, пожалуйста, возроди спутников нашего гостя.

– Момент!

Собственно, «возрождать» пришлось только одного. Второй уже был почти в форме, только разумно предпочитал оставаться на полу. Паренек явно не из тех, кто готов принять на грудь предназначенную клиенту пулю. На реабилитацию другого ушло полминуты. Но прыти поубавилось и у него. Оба теперь прониклись ко мне должным почтением. Большего не требовалось.

– Пойдемте, Виктор, я покажу вам вашу жену,– сказал Кирилл.– Только, пожалуйста, держите себя в руках. Ничего хорошего вы не увидите.

От Кира всегда ожидаешь чего-то подобного.

Я сходил за ключами.

Проникнуть в мою лабораторию не легче, чем взломать сейф средней надежности. Это теперь, когда каждый второй обитатель поселка побывал моим пациентом, я мог не беспокоиться насчет кражи со взломом. Но когда я только возвел этот домик в поселке, где отсидевших больше, чем отслуживших в армии, ситуация была иной.

В полном молчании Кир, я и наши гости спустились вниз. Ленка – тоже.

Слегка помятые бодигарды остались при дверях, а их патрон прошелся по лаборатории, вертя головой. Потом поглядел на меня. С уважением. Еще бы! Оборудование у меня на высшем уровне. Что здесь, что в операционной.

Воздух в лаборатории сухой и прохладный, чуть-чуть ароматизированный. Вытяжку ставили безработные парни из оборонки. При желании возможна полная регенерация, как в убежище. Но это – к слову.

– Глеб,– произнес Кир,– покажи господину Шведову трофей.

Я открыл морозилку и вывалил на кафель мешок с половинкой монстра.

Наш гость наклонился, изучил покореженную «африканскую маску», спросил хладнокровно:

– Огарок?

– Нет,– сказал Кир.– Это убийца… Не трогать!!!

Шведов, вздрогнув от неожиданности, отдернул руку, выпрямился.

– Кто же убит? – спросил он холодно.

Вместо ответа я открыл второй морозильник.

Самообладанию нашего гостя можно позавидовать. С полминуты он молча стоял, глядя на уложенное в металлический ящик тело жены. Лицо Шведова порозовело, губы сжались в нить. Я стоял рядом. Раньше я так толком и не разглядел ее лица. И только сейчас мне по-настоящему стало жаль эту женщину. Хотя бы потому, что она оказалась очень красивой. Белизна делала ее лицо похожим на гипсовую маску…

Шведов поднял голову.

– Я жду объяснений! – жестко произнес он.– Отчего она умерла?

– Дерево,– рассеянно проговорил я, не в силах отвести глаз от тронутого инеем лица.

– Я не склонен шутить!

Ого! Опять угрожать изволим!

– Он не шутит,– спокойно подтвердил Кирилл.– Вскрытие, если, не дай Бог, его придется делать, покажет, что смерть наступила в результате повреждения шейного отдела позвоночника.

Шведов сверлил его недоверчивым взглядом.

– Так и есть,– вмешался я.– Подтверждаю как врач. Ее ударило корневищем дерева.

И тут я, к стыду своему, впервые заметил некую странность. Да, перелом основания черепа очевиден, но канал не поврежден. Я знавал парня, который с аналогичной травмой после неудачного прыжка в воду не только не умер, но даже успел развести костер, прежде чем беднягу скрутило по-настоящему.

«Стоп,– подумал я.– С этим ты еще успеешь разобраться».

– А где Ходжа? – спросил Шведов.

– Кто?

– Собака!

– Напоролся на сук,– сказал я.

– Не пизди!

– Виктор, здесь дама,– одернул гостя Кир.– И еще раз напоминаю: вы – мой клиент. Я отвечаю за достоверность сказанного.

Шведов поглядел на Кирилла, потом на меня, потом опять на Кирилла. Оба мы ему не нравились.

– Собака – тоже его работа.– Я кивнул на останки монстра.

– В таком случае, я хочу знать, что это такое? – Да, нервы у «джентльмена» что надо.

– Может быть, поднимемся наверх? – предложил Кир.– Это длинная история.

– Нет! Я предпочитаю – здесь! – отрезал наш гость.

– Здесь так здесь,– согласился Кирилл.– Глеб, убери, пожалуйста, это в холодильник.

Я наклонился к останкам и…


Морри-разум понимал, что рискует. Но второго случая могло не представиться. На полу лежало его тело. Тело, принадлежавшее ему сотни лет и пропустившее сквозь себя сотни жизней, хранившее неисчислимые сокровища…

Морри стоял на ступенях лестницы, и новое вместилище его, дрожа, истекало потом. Морри видел, как сразивший его наклоняется к останкам. Человечек не мог учуять Морри. Человечек был занят собственными эмоциями, а Морри специально следил за тем, чтобы его не учуяли. И все-таки человечек тревожился. Пускай. Морри знал, что ему нужно. Всего лишь прикоснуться к останкам. Но сначала надо добыть силу.

Ближе всех стояла женщина. Но эту женщину не желал даже Морри-алчущий. О, теперь Морри знал: женщина не жертва. Она – тоже охотник. А вот мужчина справа от двери – то, что требуется!

Глеб Стежень

Темная тень метнулась вниз. Один из бодигардов захрипел, выгнулся. Затылок его ударился о стену. Я увидел силуэт, нависший над беднягой, слившийся с ним.

«Жрет!» – мелькнула мысль, а руки сами сделали единственно возможное: подхватили останки, забросили их в морозильник и захлопнули дверцу.

– Кир! – закричал я.– Сюда!

А сам схватил обмершего Шведова и швырнул в самый дальний угол. Затем то же проделал со вторым охранником. Я успел увидеть, как тварь перетекла в новое тело. Я очень надеялся, что переход сделает монстра менее прытким. Увы! Пожрав новую жертву, он только окреп. Зато как он взбесился, обнаружив, что черная радиоактивная дрянь упрятана в морозилку! Меня аж покачнуло от этой ничем не замутненной ярости. Зато Кир не сплоховал. Прижался спиной к холодильнику, растопырил руки. Урод дернулся было к нему – и отпрянул. Приссал, поганец…

Время двигалось потрясающе медленно, зато монстр – потрясающе быстро. Дергаясь и вертясь, как припадочный, но при этом не задев ни единого предмета, урод сплясал свой ублюдочный танец, выбирая, к кому присосаться. Длилось это не больше секунды, и я заранее знал, на ком он остановит выбор. Как ни странно, я не боялся. Хотя шансов у меня было не больше, чем у пса, вставшего на пути леопарда…

Раздался тонкий свистящий звук. Боковым зрением я увидел, как задымилась Ленкина блузка, а из точки меж ее грудей вырвался острый ослепительный луч, тут же превратившийся в огненный бурлящий факел, ударивший прямо в физиономию твари.


На этот раз никто не услышал визга. Звук был за пределами человеческого слуха. И пламени тоже никто, кроме Стежня, не увидел. Остальным показалось только, что воздух между Еленой и припадочно трясущимся охранником вдруг задрожал, а на блузке женщины появилось серое дымящееся пятно. В следующий миг охранник рванул вверх по лестнице, а тот, кто несколько секунд назад был чудовищным монстром, сломанной куклой осел на пол.

Глеб прыгнул вперед, подхватил падающее тело и успел уловить последний слабый удар сердца.

– Кир, возьми его! – крикнул Стежень и бросился в операционную.

Игоев с легкостью поднял на руки тело Дмитрия и шагнул следом. Шведов, вытиравший платком лоб, взглянул мельком на запрокинутое, высохшее, как после многодневной голодовки, лицо Грошнего… и остолбенел.

– Ёш твою мать… – прошептал он.– Ну ни хрена…

Несмотря на истощение, несмотря на то что кожа жертвы Морри уже приобрела характерный коричневый оттенок и лицо больше смахивало на обтянутый кожей череп мумии, Шведов его узнал.

Но ничем, кроме единственного восклицания, не выдал своего удивления.

Оглядевшись, он обнаружил, что морозилка, в которой лежало тело его жены, не заперта, и защелкнул замок.

– Разумное решение,– раздался у него за спиной голос Елены.– Восхищена вашей выдержкой, господин Шведов.

Виктор быстро обернулся, удивленный не столько словами, сколько теплотой, с которой они были сказаны.

– Мне кажется,– продолжала Елена Генриховна с обворожительной улыбкой,– теперь мы можем подняться наверх и выпить что-нибудь… успокаивающее.

– Было бы кстати,– буркнул Виктор и двинулся наверх, сделав знак оставшемуся охраннику следовать за собой.

– Коньяк, ром, виски? – предложила Елена, открывая бар.

– Водку.

– Боюсь, с водкой сложности,– заметила Елена.– Наш хозяин ее не жалует. Погодите, сейчас посмотрю в холодильнике.

Она вышла на кухню.

– Куда это уперся Рустам? – сердито спросил Шведов у второго бодигарда. Но тот только пожал плечами.

Вернулась Елена.

– Нашла,– сообщила она, поставив на стол запотевшую бутылку.– Откроете?

Шведов кивнул бодигарду. Распечатав, тот вопросительно поглядел на патрона.

– Наливай,– распорядился тот.– Себе тоже.

– Но…

– Я сказал, наливай! – рявкнул Шведов, и щека его дернулась.

– Грибы.– Елена принесла из кухни вазочку с горкой блестящих рыжиков и двумя крохотными вилочками.

Налив себе густой белый ликер, она подняла бокал, поочередно улыбнулась Шведову и охраннику. Бодигард осклабился в ответ, его хозяин остался мрачен. Но водку выпили оба.

– Елена… э… Генриховна,– сказал Шведов,– что здесь происходит?

Женщина посмотрела на него поверх края бокала, и Виктор испытал странное ощущение… словно чуть-чуть оторвался от пола.

Шведов уже много лет смотрел на женщин как на нечто, предназначенное для удовлетворения его, Виктора Шведова, потребностей, делая исключение только для жены, которая была чем-то вроде одушевленной собственности. Жену он по-своему любил, а прочих… Можно с уверенностью сказать: женщины интересовались Виктором больше, чем он – ими. Но в этой самоуверенной красотке чувствовалась изюминка.

Шведов опустился в кресло.

– Пойди проверь машину,– приказал он охраннику.

Елена подошла в окну, поглядела в темноту.

– Мне показалось, вы знакомы с… пострадавшим,– проговорила она, не оборачиваясь.– С Дмитрием Грошним.

– Еще бы,– буркнул Шведов.– Он – брат моей жены.

– Вот как? – Елена повернулась, потрогала темное пятно на блузке.– Жаль,– проговорила,– совсем испорчена. А мне она нравилась.

– У меня салон на Суворовском,– проворчал Шведов.– Приезжайте и выбирайте, что понравится. Там только Франция.

Прозвучало не так, как надо, и Шведов вдруг смутился. Теперь, когда они остались наедине, непонятное волнение, которое будила в нем близость этой женщины, усилилось.

Елена покачала головой.

– Я привыкаю к вещам,– проговорила она.– И вещи привыкают ко мне. Вы спрашивали, что происходит? Боюсь, я не могу объяснить… Но в настоящий момент вам, лично вам, Виктор, вашей жизни, никто не угрожает.

– Надо понимать, что недавно было не так?

– Не так.

– Может, вы скажете еще, куда и почему смылся мой охранник?

– Могу.– Елена выдержала паузу.– Он украл его тело.

– Кто – он?

– Назовем его – призрак.

Шведов ухмыльнулся, но увидел, что в глазах собеседницы нет и намека на шутку.

– Да… – пробормотал он.– Как в кино.

– Хуже,– заметила Елена.– Счастливого конца не будет.

– Да… – еще раз протянул Шведов.– Обидно. Вот вы, Леночка, очаровательная женщина, понимаете, что происходит. А я, мужчина, сижу бестолочью и задаю глупые вопросы. Вам это не противно?

– Нет, Виктор.– Елена коснулась руки Шведова, и тот жадно схватил ее пальцы.– Это моя профессия, Виктор. Я – ведьма.

Шведову показалось, что ее глаза слились в одно огромное око. Он вздрогнул и выпустил тонкие пальцы.

– Любая женщина – ведьма,– хриплым голосом произнес он.– Любая настоящая женщина.– И добавил игриво: – Я вас боюсь.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное