Александр Мазин.

Путь императора

(страница 7 из 38)

скачать книгу бесплатно

Нифру выдернула заколки, и черная коса тяжело соскользнула вниз. Женщина поймала ее, смотала с запястья ремешок из тонкой кожи и принялась аккуратно, виток к витку, накладывать его на конец косы. Заинтригованный Фаргал смотрел во все глаза.

Нифру закрепила ремешок. Из сходящихся кожаных колец выглядывал пушистый кончик. Как кисточка.

Фетсианка сжала между ладонями волшебный камень, наклонилась к нему, словно что-то нашептывая.

В кронах зашумел ветер, и сорванные листья поплыли между деревьями. Кто-то прошуршал в папоротнике в шаге от Фаргала. Змея?

Нифру разжала ладони и вдруг подпрыгнула высоко вверх, разворачиваясь в воздухе. Тяжелая коса со свистом рассекла воздух.

И началось.

Такого танца Фаргал не видел никогда. Фетсианка вертелась, кружилась, ходила колесом, прыгала вверх, и тогда взлетавшая коса сбивала мелкие веточки. Нифру двигалась так быстро, что Фаргал взглядом не поспевал за ней. Он дрожал. Это невероятный танец Нифру заставил его дрожать.

Вдруг женщина резко остановилась. Коса, как живая, обвилась вокруг вытянутой руки, обмотанная кожей часть – в кулаке Нифру.

Фаргал видел, как блестит от пота кожа женщины, видел, как втягивается в такт частому дыханию ее живот и вздрагивают на нем виноградные листья.

Нифру присела, нет, скорее упала на корточки. Веки опущены, рот полуоткрыт. Рука с косой начала медленно опускаться вниз, пушистая черная кисточка скользила по коже: по горлу, между грудей, по животу…

Вдруг тело фетсианки выгнулось назад, и она, страшно вскрикнув, упала на спину.

Фаргал подскочил. Он похолодел от ужаса.

– Нифру! – закричал он, бросившись к женщине.– Нифру, что ты делаешь!

Он подбежал к фетсианке, но женщина уже перевернулась на бок, открыла глаза:

– Фаргал?

Мальчик растерялся. Промямлил что-то… Зря он испугался. С Нифру явно ничего плохого не произошло. Почему же она так кричала?

Женщина села, скрестив ноги, потянула мальчика к себе.

– Смотри сюда,– сказала она.

На ее раскрытой ладони лежал волшебный камень.

Фаргал глянул на него – и лес вокруг закружился и пропал.

– Я его выдеру,– пообещал Тарто.– Совсем мальчишка от рук отбился.

– Не поможет.– Пальцы Нифру поглаживали морщинистую шею мужа, но мысли ее были далеко.– Он любопытен, как все мальчишки.

– Никто из твоих сыновей не выслеживал тебя, жена,– буркнул Тарто.– Даже я не спрашиваю тебя, куда ты уходишь и зачем. Хотя и мне любопытно,– не удержался старшина.

– Лучше тебе об этом не знать, муж,– мягко сказала фетсианка.– Поверь мне.

Смуглые пальчики запутались в седой шерсти на груди Тарто.

– Я стал слишком стар для тебя,– огорченно проговорил старшина.

– Это не важно.– Она угадывала его мысли так же легко, как направление ветра.– Ты же знал, что будет, когда брал замуж женщину Фетиса.– Нифру убрала руку и поправила одеяло.– И маленькая женщина Фетиса тоже знала, когда выходила за тебя замуж.

Мне намного важнее, муж, что для тебя я – не расписная куколка и даже не волшебница, а человек. Не наказывай Фаргала, ладно?

Тарто притянул ее к себе, в руках у него оставалось достаточно силы, и потерся шершавой щекой о подставленную ладошку.

– Хорошо,– пообещал он.– Не буду.

* * *

– Оп! – крикнул Мимошка, и Фаргал, разбежавшись, резко оттолкнулся от земли, дважды перевернулся в воздухе и четко приземлился на ноги.

– Хор-рошо! – Мимошка хлопнул Фаргала по спине.– Я сам не сделал бы лучше!

Месяц назад Фаргалу исполнилось тринадцать лет. Если считать, что в тот день, когда Тарто в первый раз увидел его на дороге, мальчику было ровно четыре. За девять лет Фаргал научился вертеть сальто не хуже Мимошки, бегать по канату проворней, чем Кадол, и всаживать в мишень ножи и топоры с меткостью Большого. Вот только топоры его были раза в два полегче. Сверх того бывший солдат научил его владеть мечом (деревянным, а не стальным – боевое оружие в Эгерине простому человеку не дозволялось) и за пятьдесят шагов попадать стрелой в бычий глаз.

«Мужчина должен уметь сражаться»,– заявил бывший вояка.

Пожалуй, Фаргал умел побольше, чем обычный солдат. Мало кто способен вспрыгнуть на скачущую лошадь и устоять в седле, пока она сделает два круга по рыночной площади. Фаргал – мог. Он многое мог, этот мальчишка, и старшина Тарто уже чувствовал: год-два – и названый внук покинет труппу. Так же, как это сделал когда-то сам Тарто. Пока другие тренировали мускулы Фаргала, старшина постарался вложить побольше в его голову.

– Не спеши принимать решение,– говорил Тарто.– Сначала оглядись вокруг, потом подумай, потом посоветуйся с теми, кто тебе близок, и со своим сердцем. И только тогда выбирай путь. Но, решив, не отступай, даже если узнаешь нечто новое. Будь спокоен, как кедр, спокойствие – признак силы. И мудрости. Хотя ты обещаешь вырасти могучим мужчиной, а от таких не ожидают мудрости. Ум же может стать твоим тайным оружием. Но не думай, что кто-то глупее тебя, если у него хуже подвешен язык или кожа черного цвета. И не задирай нос перед волком – он бьет снизу.

Фаргал слушал и запоминал, хотя иной раз наставления старшины казались ему скучными и длинными, как утро в Мокрый месяц.

10

За два последних года труппа Тарто проехала около восьми тысяч миль. Три месяца назад они снова побывали в Верталне, где задержались на целых три недели – меняли колеса фургонов. Затем, знакомой дорогой, цирковые двинулись на юг, к Буэгри, а утром восемнадцатого дня месяца Золотой Луны с вершины холма Фаргал снова увидел море.

Разрисованные фургоны подкатили к северным воротам Буэгри незадолго до захода солнца. Вовремя успели, еще час – и пришлось бы ночевать за городской стеной. В Буэгри им не пришлось останавливаться в гостинице. Давний друг старшины, хозяин одной из строительных верфей, предоставил им кров.

На следующий день Тарто решил дать труппе отдых. Представлений не будет, тренировок – тоже. Позволил всем спать чуть ли не до второй утренней стражи, выдал молодым: Бубенцу и Фаргалу – по три серебряные монеты. Большие деньги, осла купить можно.

После завтрака Фаргал, Бубенец и Мимошка… нет, теперь уже солидно, по-взрослому – Мимош – отправились гулять по городу. Сначала – в порт, полюбоваться на корабли.

Фаргал уже бывал в Буэгри, пять лет назад. Все, что осталось в его памяти,– это зеленый дворец Владыки и огромные, на каждый запросто поместятся две дюжины цирковых фургонов, корабли.

За пять лет город не изменился. Но изменился сам Фаргал. Когда-то Буэгри поразил мальчика множеством народа. Теперь, после шумной столицы, Фаргалу не показалось, что здесь так уж много людей. Дворец Владыки был по-прежнему красив, только юноша помнил его зеленым, как молодая трава, а дворец оказался темно-изумрудным с серебряными узорами на колоннах и цветными окнами из настоящего стекла. За чугунной, выкрашенной под серебро решеткой – огромный парк. В прудах – черные лебеди и белые изящные домики посреди воды. И лотосы. Стражники у ворот – на полголовы выше Фаргала. А ведь тот уже так вытянулся, что почти догнал Большого. И доспехи на них – золоченые. Словом, есть на что полюбоваться, даже после Вертална.

Мимош с Бубенцом переглянулись. Младший брат показал на заглядевшегося Фаргала и хихикнул.

– Пойдем,– сказал Мимош, потянув за руку.– Еще насмотришься.

Он спешил в порт, чтобы узнать свежие новости.

А вот Бубенца и Фаргала больше интересовали корабли.

Узкие, хищные, с тремя мачтами и окованным форштевнем, боевые сокские; высокопалубные, искусно раскрашенные, с выпуклой кормой – из Фетиса; пузатые коротенькие, выкрашенные серым – из Самери. Но в основном – здешние или из соседней Карнагрии: всех мастей – от длинных боевых галер с эгеринским Драконом на носу до рыбачьих скорлупок, провонявших селедкой.

Еще интересней – люди. Темнокожие сокты с мужественными лицами и удивительными, густой синевы глазами. Захваченные соктами пленники, совсем черные, тощие, длиннорукие, с волосами, как шерсть черного барана, и глазами выпуклыми и блестящими, словно маслины.

– Табиты,– брезгливо сказал Бубенец.– Дикари-людоеды. Кому нужны такие рабы?

– Дурак,– с оттенком превосходства произнес Мимош.– Император платит по золотому за голову.

– Зачем? – удивился Фаргал.

– Денег много! – ухмыльнулся Бубенец.

– И это мой брат! – воскликнул Мимош.– Ашшур, если в эту голову вместилось столько глупости, почему не нашлось места для капли ума? Император платит соктам, чтобы сокты перехватывали табитские тримараны. Кроме того, они вполне годятся для гаданий по внутренностям и жертвоприношений.

– Если ты такой умный,– едко произнес Бубенец,– то почему ты не Владыка?

И отпрыгнул назад, чтобы избежать тумака. При этом он толкнул какого-то моряка-самерийца, и тот немедленно двинул цирковому в ухо.

Бубенец свалился, а Мимош бросился на самерийца. Но Фаргал, который был ближе, успел первым. Уроки, преподанные Большим, не прошли даром. Моряк перевернулся в воздухе и воткнулся лицом в брусчатку.

Рядом кто-то одобрительно засвистел.

Бубенец встал, потирая ухо. Поднялся и моряк. Потрогал разбитый нос, сплюнул кровь и вдруг пронзительно свистнул.

– Сматываемся!– Мимош дернул Фаргала за руку.

Но тот не сдвинулся с места.

– Ах ты сопливый щенок! – с гортанным самерийским выговором процедил моряк.– Смерти хочешь?

– Мало тебе? – спросил Фаргал.– Добавить?

Из троих он – младший, но именно его учил бою старый солдат. И он не понимал, почему должен бежать. Пусть удирает тот, кого побили.

– Сматываемся, дурак! – закричал Мимош.– Вон же его корабль стоит!

Но Фаргал уперся… И отступать стало поздно.

Дюжины две моряков-самерийцев подвалили на свист земляка и окружили цирковых. Те встали спина к спине, хотя положение было явно безнадежное. Разве что стража подоспеет или вступится кто. Но кто захочет связываться с такой сворой?

Первый, ушибленный Фаргалом, моряк достал нож.

– Молись своим божкам, щенок,– прошипел он.– Сейчас я тебя разрисую красным!

В руках Фаргала тут же оказались метательные ножи (он никогда с ними не расставался).

– Вряд ли,– сказал юноша.– Интересно, будут ли блевать здешние псы от твоих вонючих кишок?

Отлично сказано! Фаргал покосился на Бубенца: оценил ли? Но тому было не до шуток. У парня даже нос вспотел от испуга. Репутация у самерийцев самая скверная. Только бы к себе на корабль не затащили!

А вот Фаргал чувствовал себя прекрасно. Он видел, как эти свирепого вида плосколицые мужики поглядывают друг на друга: кто сунется первым? Трусят, разорви их псы! Жаль только, топора нет, с топором…

Бубенец вскрикнул: кто-то кинул в него камень. Но следующий камень был пойман Мимошем и отправлен обратно. Теперь завопил один из моряков.

– Эй, торгаши!– закричал один из соктов, сопровождавший скованных дикарей.– Никак вы трех мальчишек испугались?

На него зыркнули злобно. Но… корабль соктов тоже пришвартовался совсем недалеко.

Несколько самерийцев бросились к своему судну. За настоящим оружием.

– Ну, влипли так влипли,– прошептал Бубенец.

Первый самериец свирепо ухмылялся, поигрывая ножом. Фаргал тоже усмехался. Презрительно.

Посланные на корабль вернулись. Пострадавшему тут же сунули меч и небольшой прямоугольный щит.

– Вот так, щенок,– сказал самериец, шмыгнув кровоточащим носом.– Конец тебе.

Он шагнул вперед, и Фаргал отвел руку для броска. В глазах его было столько уверенности, что моряк заколебался.

Впрочем, вернувшиеся с корабля самерийцы не только принесли оружие. Они еще привели с собой того, кто никогда в жизни не отступал перед противником.

Невысокий коренастый воин в стальной кольчуге, с толстенной косой, свернутой на затылке, и длинным мечом за спиной раздвинул кольцо моряков.

– Хархаздагал! – обрадованно воскликнул ушибленный Фаргалом.– Убей его, Хархаздагал!

Фаргал перевел взгляд на воина. О да, этот не боялся!

Воин вскинул руку – и меч словно сам собой прыгнул ему в ладонь.

«Он меня убьет»,– по-прежнему без страха, скорее с удивлением подумал юноша.

И не раздумывая метнул нож. И тут же – второй.

Воин отшиб оба небрежным взмахом клинка.

Самерийцы радостно загалдели.

Хархаздагал внимательно, очень внимательно оглядел Фаргала и спокойно спросил:

– У тебя есть меч?

– А ты не видишь? – дерзко ответил тот.

– Не вижу,– тем же ровным голосом произнес воин. И, повернувшись к своим: – Я не стану его убивать. Это оскорбит честь моего клана.

– Ну ладно,– сказал моряк с разбитым носом. Безоружного мальчишки он не боялся.– Теперь я и сам его прикончу.

– Не убивают щенка, укусившего дурака за палец,– произнес воин.– Ты его не тронешь. Никто из вас его не тронет.

Лицо Хархаздагала не выражало угрозы, но недовольный ропот стих, будто по волшебству.

– Вот это да! – восхищенно прошептал Бубенец над ухом Фаргала.– Я-то думал, он сделает из нас строганину!

– А хорошо сказал этот плосколицый! – раздался веселый голос сокта.– Ты горец, верно?

Воин не ответил. Он повернулся к Фаргалу и медленно, с достоинством произнес:

– Я – Хархаздагал из клана Горы Ветров. Вырастай скорей, волчонок, чтобы я мог скрестить с тобой клинок.

Бросил меч в ножны, повернулся и пошел. И остальные – тоже.

Кто-то подал Фаргалу его нож. На лезвии осталась зазубрина от самерийского меча.

– Очнись,– толкнул отрока Бубенец.– Они ушли.

Фаргал посмотрел на своих друзей и понял, что сказал ему воин.

«Ты – наш».

И это было так. Хархаздагал ближе ему, чем названые братья-цирковые. Фаргал отвернулся. Он не хотел, чтобы Бубенец увидел, как слезы навернулись ему на глаза.


– Носит меч за спиной и коса на затылке? – спросил Тарто.– Это горец из Самери. О них рассказывают всякие небылицы. Говорят, их младенцам дают меч раньше, чем материнскую грудь, и они сами перерезают пуповину. И каждый день они должны кого-нибудь убивать, иначе горный бог разгневается. В Самери их боятся больше смерти. Потому и врут, что на язык придет. Но бойцы они знатные, это верно.


Вечером Мимош с Бубенцом, перемигнувшись, подошли к Фаргалу:

– Не хочешь пойти с нами, парень?

Фаргал, сосредоточенно вгонявший метательные ножи в нарисованный на стене сарая круг, остановился и повернулся к названым братьям.

– Куда? – спросил он.

– А куда, по-твоему, ходят по вечерам свободные мужчины? – важно осведомился Бубенец.

– К шлюхам, что ли? – без особого интереса спросил Фаргал.

– Ты уверен, Мимошка, что он уже отрастил то, что надо? – хихикнул Бубенец.– Может, мы поторопились?

Мимош с любопытством поглядел на Фаргала.

– Тебя что, не интересуют женщины? – спросил он.

Бубенец снова хихикнул.

– Нет,– сказал Фаргал и показал Бубенцу кулак.

– Дело твое.– Мимош пожал плечами.– Пошли, Бубенчик.

Оба двинулись к воротам, а Фаргал – к сараю, вытаскивать ножи.

Мимошу он соврал. Женщины его интересовали. Вернее, одна женщина. Но до этой одной буэгрийским шлюшкам ой как далеко!


– К югу от Фетиса – желтая степь,– сказала Нифру.

Они вдвоем сидели в заросшей виноградом беседке. Вокруг негромко бормотал сад. Масляная лампа висела над головами, и белые ночные мотыльки роились вокруг и стучали крылышками в стекло.

– Желтая степь принадлежит кансу€, наездникам на верблюдах. Вот здесь проходит граница.– Женщина легкими движениями кисти обозначила, где именно начинается степь.– На моей родине кансу называют Бичом бедствий. Когда степняки прорываются на наши земли, кровь и огонь сопутствуют им.

Нифру замолчала. Фаргал ждал. Колени их соприкасались под бумажной картой, и от этого у Фаргала внутри поднималась жаркая волна. Он боялся, что Нифру угадает его мысли, но фетсианка думала о своем.

Она вспоминала нарисованную ее учителем картину.

На ней, далеко выбрасывая голенастые ноги, бежали огромные верблюды, густо летели стрелы и сильно растягивали луки закутанные в ткань всадники-кансу. Безликие и оттого еще более страшные. А на песке, возле канала, лежала совсем молоденькая девчушка. И древко стрелы с тремя желтыми перьями сидело у нее под левой грудью. Крови не было, и казалось, что отшлифованное дерево вырастает прямо из тела. Девушка умерла. А ее убийцы продолжали скакать, такие маленькие на своих огромных верблюдах, и метали стрелы, простые и огненные. И рыжее пламя прыгало по домикам с соломенной крышей, по аккуратно подстриженным деревьям, лодкам из тростника…

– Век за веком они опустошают наши земли,– сказала Нифру.

– А почему вашим фетсам не уйти подальше от границы? – спросил Фаргал.– Вот на севере Эгерина тоже почти никто не живет.

– Фетис – не Эгерин.– Нифру окунула кисть в тушь и принялась набрасывать рисунок дома с крышей, похожей на соломенную шляпу.– Земля к югу от гор Яго давно поделена. Каждый клочок, на котором можно посадить тутовое дерево или вырастить немного риса. Если те, кто живут на юге, оставят свои наделы, они умрут от голода.

– Нарисуй мне кансу,– попросил юноша.– Какое у них оружие?

– Я их не видела.– Фетсианка отложила кисть, и домик остался «недостроенным».– Они до самых глаз заворачиваются в цветной шелк, фиолетовый, желтый, зеленый: каждое племя в свои цвета. Говорят, верблюды их свирепы, как волки, а стрелы летят за двести шагов точно в цель. У них нет ни мечей, ни доспехов, только луки и ножи.

– Почему тогда ваш бог-Император не уничтожит их? – удивился Фаргал.– Почему он сам не придет к ним в степи?

– Вода,– ответила Нифру.– В желтых степях армия Императора умрет от жажды, а места, где расположены колодцы кансу, знают только сами кансу. Городской пес не поймает степного шакала. Они приходят и уходят, как жаркий ветер пустыни, сжигающий все живое. И в пустыню уведут степняки упорного преследователя, чтобы он утонул в зыбучих песках Джехи. Но далеко в пустыню даже кансу не заходят. Хотя там, говорят, драгоценные камни и золото разбросаны прямо на песке.

– Из-за воды? – предположил Фаргал.

– Да. И еще из-за демонов. Демоны Джехи, слышал?

– Так ругаются,– сказал юноша.– Они что, вправду существуют?

– Да, мальчик мой.– Нифру взяла руку Фаргала и провела кончиками пальцев по его ладони. Глаза ее смотрели в пространство, а зрачки пульсировали, то расширяясь, то сужаясь до размера булавочной головки.– Демоны Джехи существуют. Ашшур, а может, не Ашшур, а древние боги сотворили их, чтобы охранять границу страны мертвых. Чтобы ни одна душа не могла вернуться в мир живых. Душами людей и черным песком пустыни кормятся они, а потому облик их невыразимо ужасен. Они малы и огромны одновременно и выдыхают магическое пламя, причиняющее нестерпимую боль.

– Они ненавидят людей? – спросил Фаргал, с силой сжимая руку Нифру.

– Они любят людей, очень любят. Но любовь демона – это жажда. А наслаждение его – твоя мука.

– А люди? – спросил юноша.

Нифру не ответила. Фаргал, решившись, взял ее ладонь и прижал к губам. Он хотел сказать, что любит ее, но слова, которые юноша готовил много ночей, куда-то потерялись. И все равно ему было хорошо сейчас. И Нифру не отнимала у него свою руку.

Где-то в саду затрещала цикада.

– Мне пятьдесят шесть лет, Фаргал,– тихо сказала Нифру.– Вчетверо больше, чем тебе, мой мальчик.

Но он только улыбнулся и покачал головой. Ему было все равно, сколько ей лет.

– Ты самая красивая.

Фетсианка откинула голову назад, коснулась свободной рукой шеи.

– Пройдет еще несколько лет, и моя кожа уже не будет гладкой,– сказала она.– Мы, женщины Фетиса, очень быстро теряем красоту… когда наступает срок.

– У тебя самая великолепная шея в Эгерине!

Нифру улыбнулась. Слова Фаргала польстили ей. У нее на родине красота шеи ценилась более, чем красота ног или груди.

– Мы тоже любим тебя,– проговорила женщина.– Я и Тарто. Я легла бы с тобой, если бы думала, что ты хочешь только этого. Но ведь это не так?

– Нет.– Фаргал нехотя отпустил ее руку.

Ему показалось, что душа его – ночной мотылек, вьющийся вокруг огня.

– Ты вырастешь и будешь любить многих, многих женщин,– ласково проговорила Нифру.

– Нет.

– Да. Мы оба знаем: у тебя особенная судьба. Но очень скоро ты станешь мужчиной и получишь все, что положено мужчине. А я только старая колдунья из Фетиса! – Нифру засмеялась, но смех ее не был веселым.

– Нифру,– прошептал Фаргал.– Нифру…

– Мы были вместе, когда начинали путь,— нараспев произнесла фетсианка.

 
– Мы шли сквозь сон на свет,
потому что иначе было нельзя.
И звук шагов проглатывал белый вязкий туман,
А мы все шли и шли, потому что иначе
было нельзя.
А мы все шли и шли, забывая о тех, кто отстал.
Да, мы оставляли их – иначе было нельзя.
И был туман вокруг все так же влажен и густ.
И тысячи шли впереди нас. Не их ли прах
на песке?
А мы все шли и шли, растворяясь в молочной мгле.
Шли прямо в бездну… на свет, мы шли на свет.
И эхо наших шагов обманывало… не нас,
А тех, кто следом… Жаль. Но иначе было нельзя.
 

– Это написал придворный поэт Императора Тауш-Де три века назад.– Нифру сложила карту и отодвинулась от юноши. Ладони у нее повлажнели, и она вытерла их о край туники.– На старофетском, конечно, звучит намного красивей… Не обижайся на меня, Фаргал!

– Я не обижаюсь,– отрывисто бросил юноша, поднялся и вышел из беседки.

А Нифру осталась. И слезы блестели на ее ресницах.

Но Фаргал этого уже не видел.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное