Александр Мазин.

Путь императора

(страница 6 из 38)

скачать книгу бесплатно

8

Справедливости цирковые так и не добились. Пойманные воры, сообразив, что за них самих никто не заступится, дружно указали на того, кто заказал похищение. Но судья и слушать их не стал. С невероятной поспешностью обоих повесили. Сострадательные люди посоветовали Тарто поскорее убраться из города.

Пока были живы воры, оставалась возможность поискать справедливости у Владыки, но теперь жаловаться стало бессмысленно.

Тарто велел собираться. В конце концов, никто из цирковых не пострадал, а делать им в Корешке больше нечего.

Начало следующего дня Фаргал встретил на пути к морю, а еще через шесть дней труппа разбила лагерь на высоком обрыве над Колыбелью Солнца, как называли в Эгерине океан, обнимающий землю Ашшура с востока.

– А что там дальше, на восходе? – спросил Фаргал, глядя на синюю равнину, всхолмленную резким северным ветром. Эгеринский трехмачтовик с туго натянутыми ветром парусами спешил домой и шел так близко от берега, что можно было разглядеть черные буковки имени на темно-коричневой обшивке.

Парусник назывался «Удачливый».

– Никто не знает.

Пальцы Нифру ловко сортировали розовый жемчуг, две горсти которого Тарто купил неделю назад. Через месяц эти жемчужины украсят кожаный пояс Кадола.

– Даже владеющие магическим зрением бессильны заглянуть за край моря,– сказала женщина.

– А у моря есть край?

– Наверное. У меня на родине говорят, что край у моря твердый и опирается на боевой щит Ашшура.

– А на что опирается сам щит?

– Ни на что. Это же щит бога.

Фаргал нахмурил брови, соображая.

– А какой он, Ашшур? – спросил мальчик.

Фетсианка оторвала взгляд от жемчуга, посмотрела на Фаргала.

– Никто из смертных не видел Верховного бога,– сказала она. – Даже своим жрецам он никогда не является воочию.

Жемчужины снова заскользили между смуглыми пальцами.

– А другие боги? – спросил Фаргал.

– Одного я видела.

Глаза мальчика округлились.

– Честно?

– Слово! – Нифру приложила руку к сердцу.

– И как?

– Так себе! – Женщина засмеялась.– Толстый, и нос как клубень батата. Это фетский бог,– пояснила она.– Император Фетиса. Севернее гор Яго никто не верит в его божественность. А вот божественность Яго признают даже дикие варвары кансу. Они даже делают его личины!

Нифру снова засмеялась.

– Почему ты смеешься? – удивился Фаргал.

– В Фетисе любой мальчишка знает: у Яго нет лица.

– Как это?

– У него вообще нет тела и облика. Яго – во всем.

Фаргал мигнул. Это было слишком сложно для его ума. Нифру сжалилась.

– Когда-то,– сказала она,– у Ашшура был сын. Ашшур подарил ему наш мир, очистив его от старых богов. И сын его правил Четырьмя Империями тысячу тысяч лет. Так говорят. И было у сына Ашшура две жены-богини, Всадница Ирзаи и Прекрасная Таймат. И обе любили мужа, как умеют любить только богини. И любовь их оказалась так велика, что сын Ашшура был разорван ею пополам.

Хоть тоже был богом.– Нифру лукаво улыбнулась. – А поскольку он был богом,– продолжала рассказчица,– то каждая половинка тоже стала богом. Одну из них нарекли Яго, а другую – Аш.

Нифру поглядывала на Фаргала, слушавшего ее с приоткрытым ртом и блестящими глазами, и вспоминала, как ей самой, пятилетней девочке, рассказывали сказку о разорванном боге. О том, что это сказка, Нифру узнала, когда уронила первую кровь. А спустя три года маг Хестис открыл ее истину: детская сказка о Таймат, Ирзаи и разорванном сыне Аша – правда. Но такая правда, которую верно не постичь человеческому уму. Даже уму мага.

* * *

– Ха!

Деревянный меч Фаргала стукнул о бамбуковый щиток на ноге Большого, слишком высоко поднявшего щит.

– Я достал тебя, достал! – радостно завопил мальчик.

И тут же, охнув, согнулся пополам. Меч наставника ткнул его в живот, оставив вмятину на коже куртки.

– Нечестно! – отдышавшись, возмутился Фаргал. – Я тебя ранил!

– Но не убил,– невозмутимо парировал бывший солдат.– Всего-то какая-то дырка в ноге. А ты уже труп.

– Ах так!

Фаргал взмахнул мечом, но Большой ловко подставил щит и ногой пихнул мальчика в колено. Тот растянулся на траве, и деревянный клинок наставника коснулся его шеи.

– Еще один труп,– констатировал Большой.– Четвертый сегодня, да?

– Пятый,– мрачно поправил Фаргал и отпихнул меч Большого.

– Вот это будет воин,– сказал Мимошка Бубенцу.– Не то что ты!

– Если бы дядька возился со мной столько, сколько с ним…– пробормотал Бубенец. Но, вспомнив, что Фаргал его друг, а завидовать стыдно, добавил: – Дед же говорит, что он – дар Ашшура? Если б меня сделал бог, я бы тоже…

– Я думаю, его делали так же, как и тебя! – Мимошка засмеялся.– Просто ты, братишка, немного трусоват.

– А ты дурак! – обиделся Бубенец.

– Прекрати, Пушинка,– сказал Тарто четырехлетней внучке, пытавшейся вскарабкаться по его спине.

– А ты дай мне барабан! – потребовала Пушинка.– А то буду залазить, пока не дашь!

– А по попке? – спросила Нифру.

– А вот и нет!

Девчушка отпрыгнула назад, уперла кулачки в бока и показала Нифру язык.

– Ага, кто бабушку дразнит? – подошедший сзади Кадол подхватил Пушинку под мышку, шлепнул и опустил на землю.

Девочка фыркнула, одернула тунику и с интонацией Мили заявила:

– А тебя не спрашивают!

– Кыш! – сказал Кадол.– Вон мать идет!

– Где? – испуганно спросила Пушинка. И, не обнаружив Мили, радостно запищала: – Соврал, соврал!

– Как сходили? – спросил Тарто сына.

– Не сошлись. Корабельщик просит три золотых за каждый день.

– Ну и ладно, поедем по суше, не расстраивайся,– сказал старшина.

Кадол сел рядом с матерью (Нифру ласково потрепала его по затылку), вынул кошель и передал его Тарто.

– Что слышно с юга? – спросила Нифру.

– Да ничего. Войны нет. Купцы торгуют, пираты их грабят, а сокты грабят пиратов. Вот и все новости. Да, еще жрецы Таймат объявили третий день месяца Обновления большим праздником богини. Работать запрещается, воевать – тоже. Мир и любовь, одним словом. Император должен издать соответствующий указ.

– Ну, месяц Обновления еще не скоро,– заметил Тарто.– К тому времени мы будем далеко.

– В Верталн? – равнодушно спросил Кадол.

– В Верталн. Пора показать Фаргалу столицу.

* * *

Верталн, первый город империи Эгерин, не так уж велик в сравнении, скажем, с Великондаром[1]1
  Великондар – столица Карнагрии.


[Закрыть]
или Кандиуром[2]2
  Кандиур – столица Самери.


[Закрыть]
. И сравнительно молод – какие-нибудь полторы тысячи лет. Расположенный на северном берегу реки с тем же названием, Верталн в последние столетия так густо оброс предместьями, что подножие его стены можно было увидеть только со стороны реки, а городки и селения лепились друг к другу так плотно, что не оставалось места для полей: одни огороды и маленькие садики. Зато десятки оросительных каналов избороздили землю, сотни дорог и дорожек паучьей сетью разбежались во все стороны от столицы. Впрочем, главных дорог – только четыре. Две уходили на север, третья пролегла в сторону моря, по левому берегу реки, четвертая – на запад. Милях в десяти от нее ответвлялся южный тракт, ведший к мосту через Верталн и дальше, к большому приморскому городу Буэгри. Западная же ветвь прорезала густые кедровые леса предгорий и заканчивалась на печально знаменитых серебряных рудниках.

Фургоны цирковых (теперь их стало три), переправившись через Верталн по каменному мосту (самому большому в Эгерине), свернули на восток и покатились к столице вдоль левого берега реки. По правую руку – возделанные земли, по левую – пологий речной берег. Рыбачьи хижины на черных от ила сваях; бесконечные сети, развешанные на столбах; ребятишки, плещущиеся на мелководье. Неистребимый запах рыбы – справа и аромат цветущих садов – слева. А сзади и спереди – пыльная дорога, и по ней, нескончаемым потоком,– телеги, повозки, всадники; стада коров и отары овец, которых гонят на убой, чтобы накормить эгеринскую столицу.

Фаргалу было весело. Он одинаково широко раскрытыми глазами взирал и на рослых воинов Императора, ударами хлыстов расчищавших дорогу, и на тощего деда-пастуха, с помощью трех страхолюдных псов ухитрявшегося направлять гурт жалобно блеющих овец в нужную сторону. Вон благородный едет на кауром жеребце в окружении слуг. Тощий и важный жрец Аша с громовой стрелой на остроконечной шапке вышагивает, помахивая посохом. Безногий нищий копошится в дорожной пыли прямо под копытами лошадей.

– Дед,– спрашивает Фаргал,– здесь столько зрителей; почему мы шатаемся по волчьим углам?

– Приедем в столицу – сам поймешь,– усмехается старшина.

Он тоже любит большие столичные дороги, скрип десятков тележных колес, ругань погонщиков и мычание понукаемых волов. Но еще больше Тарто любит новые земли и особенно места, куда не доберется ни один бродячий цирк. Любит не потому, что там щедро платят. Вернее, не только поэтому.

– Смотри,– говорит он названому внуку.– Это Верталн.

Фаргал вскакивает, прикрывает глаза ладонью, козырьком, от солнца. И верно, милях в десяти впереди – какие-то башни.

– Куда прешь, кривая спина! – звонко кричит кому-то Бубенец, обосновавшийся в последнем фургоне. И после паузы, видимо в ответ на реплику «кривой спины»: – Отец твой ворует рыбьи хвосты! Жена его – шлюха, а ее вонючий…

Слышится бас Большого, Бубенец замолкает, а Фаргала мучит зависть: его язык подвешен далеко не так хорошо, как у приятеля.

Западные ворота Вертална, тридцать шагов от одной сторожевой башни до другой,– распахнуты во всю ширь. И все равно плотно сбившаяся масса желающих въехать в столицу заняла без малого четверть мили. Цирковые фургоны движутся со скоростью улитки, правая упряжная нервничает и пытается дотянуться зубами до ноги погонщика на соседнем возу. Гвалт стоит неимоверный, но Тарто совершенно невозмутимо восседает на своем месте, а Фаргал, взобравшись на верх фургона, глазеет на толчею перед воротами, где по меньшей мере дюжина стражников и столько же чиновников-сборщиков суетится вокруг фургонов и телег, взимая деньги и выглядывая подозрительные физиономии. Здесь только въезжают – желающие покинуть столицу могут сделать это через любые из двух северных ворот.

Сразу же за привратными башнями поднималась сплошная стена, превращавшая въезд в Верталн в подобие тупика. Тем не менее заплатившие въездную пошлину и оказавшиеся внутри куда-то девались. В чем тут фокус, Фаргал узнал, когда цирковые фургоны наконец миновали ворота и двинулись вслед за груженной овощами арбой налево, в узкую щель между двумя крепостными стенами.

– Это зачем? – спросил Фаргал старшину.

Тарто щелкнул кнутом над головами лошадей, чтоб пошевеливались, и неторопливо пояснил:

– Предположим, ты враг. Предположим, ты разбил ворота. А дальше что? Войдут твои солдаты в этот коридор, а на головы им с двух сторон – кипящее маслице. А из привратных башен – баллисты и лучники. Это, малыш, военная ловушка. Будешь когда-нибудь водить войско – держи ушки на макушке.

– Я запомню,– деловито сказал мальчик.– А какие еще бывают ловушки?

– Это ты у Большого спроси,– уклонился старшина.– Он у нас солдат, а я так, понемножку.

– Врешь ты, дед! – засмеялся Фаргал.– Нифру рассказывала…

– Вот пусть она и рассказывает.– Тарто прищурил единственный глаз и насмешливо поглядел на внука.– Ты лучше не болтай, а смотри!

Защитная петля кончилась, и фургон выкатился на вымощенную крупным булыжником площадь. Половину ее занимал рынок, к которому тут же свернула ехавшая впереди арба, а за второй, открытой, возвышался белый, легкий, словно сотканный из кружев храм богини Таймат.

Фаргал застыл с открытым ртом, а фургон не спеша катился вперед, постукивая железными обручами колес, прямо под сень высокого портика, над которым, раскинув руки, словно собираясь взлететь, наклонясь вперед, на цыпочках, замерла изваянная из белого мрамора прекрасная богиня. За ее спиной вскинулись снежные, как будто просвеченные солнцем крылья. Запрокинутое лицо с распущенными волосами и чуть приоткрытым ртом было невероятно красиво.

– Никогда не пойму, как это сделано,– пробормотал старшина.– Каждый раз еду и боюсь – вдруг рухнет.

Фаргал удивленно посмотрел на него:

– Кто рухнет?

– Да она.

Тарто показал кнутом на статую.

Фаргал шевельнул бровями. Он не понял деда. Сам-то мальчик знал наверняка: если богиня и покинет свой пьедестал, то не упадет, а взлетит.

Задрав голову, Фаргал глядел на мраморную Таймат, и на какое-то мгновение ему показалось, что богиня слегка склонила голову набок и посмотрела на него.

Фургон докатился до края площади, тень простертой руки Таймат коснулась головы Фаргала – и волосы у него на затылке поднялись дыбом: у мальчика возникло такое ощущение, будто чьи-то прохладные пальцы коснулись его макушки.

* * *

Фургоны оставили на постоялом дворе. Заплатив особо за охрану, а за самой охраной оставив приглядывать рабыню-карнагрийку, цирковые отправились гулять по столице.

Тарто в Верталне знал каждый переулок, и для каждого переулка у него находилась своя история. Но Кадол, Мимошка и Налус слышали эти истории раз по десять, потому не прошло и часа, как их рядом не оказалось. Затем отстал Большой, встретивший приятеля-ветерана (не зря в Эгерине говорят, надолго расставаясь: «Увидимся в Верталне»), а потом, прихватив дочку, отделилась и Мили, зачарованная витринами ювелирных лавочек. Таким образом, их осталось четверо: Тарто, Нифру, Бубенец и Фаргал. Тарто рассказывал истории, Фаргал внимал, а Бубенец клянчил подарки. Иногда они останавливались, чтобы послушать уличных музыкантов или поглядеть на кукольников, представлявших какую-нибудь сказку или кусочек из жизни давно умерших Императоров.

На каждой площади, даже на пятачках перекрестков кто-нибудь да пытался увеселить народ: мимы, жонглеры, танцоры, фокусники. Но народ столицы, казалось, уже насытился зрелищами. Если и собиралось вокруг десятка два любопытных – уже много.

Фаргал понял, почему Тарто предпочитает возить свой цирк по окраинным землям. Здесь им не заработать и пригоршни медных монет. Одна лишь Нифру с легкостью затмила бы уличных плясуний, но дед и здесь разочаровал Фаргала, сказав, что настоящие танцовщицы не пляшут на улицах. На то есть Императорский театр и дворцы благородных вельмож – тут Тарто ухмыльнулся, потому что именно во дворце танцевала Нифру, прежде чем старшина цирковых сумел ее умыкнуть и сделать своей женой.

Очень скоро Фаргал почувствовал, что ум его доверху переполнен новыми впечатлениями. Пестрая толпа, причудливые решетки вокруг дворцов, уличные фокусники, бродячие собаки, слоняющиеся под каменными мостами и вдоль городских каналов…

Угадав его состояние, Нифру предложила пообедать.

В харчевню заходить не стали, расположились на траве, близ поскрипывающей водяной мельницы. По узкому каналу плавали утки, время от времени нырявшие в грязную воду. Бубенец запустил в них камнем и тут же схлопотал подзатыльник.

Фаргал жевал кусок сдобренного чесноком пирога с гусятиной и смотрел на Нифру.

Фетсианка устроилась под искривленной зонтичной пальмой. Опершись спиной на светло-желтый ствол, она вытянула ноги (глянцевые виноградные листья на ее бедрах казались более живыми, чем короткая тусклая трава) и маленьким ножом срезала морщинистую верхушку плода мигони. Затем деревянной палочкой аккуратно вынула кусочек сладкой сердцевины и отправила в рот. При этом ни одна капля оранжевого сока не упала на ее тунику. По маленьким ступням Нифру ползали муравьи. Фаргалу даже глядеть на это было щекотно, а фетсианка не обращала на насекомых никакого внимания. Мальчик вспомнил, как донимали их москиты на кринских болотах, всех, кроме Нифру. Ее не укусили ни разу.

Фаргал доел пирог, запил водой из собственной фляжки и вытер руки о траву. На противоположной стороне канала берега вода плескалась прямо у кирпичных фундаментов. Фаргал подумал, что Верталн, конечно, красивое место, но жить здесь ему не хочется. Слишком тесно.

* * *

– Довольно крупный мальчишка. Для своих лет,– заметил Карашшер.

Таким же тоном он похвалил бы лошадь.

Маг промолчал. Ему было безразлично мнение Карашшера. Жрец Аша специально приехал в Верталн, чтобы взглянуть на Фаргала. Последователь Мудрого бога желал убедиться, все ли идет как надо. Магия ясновидения плоха тем, что она – магия. В нее можно вмешаться и наложить ложный след, иллюзию. А вот обмануть глаза такого чародея, каким был слуга Мудрого, способен разве что обладающий силой бога.

Жрец стоял на крыше дома и отлично видел расположившихся на противоположной стороне, на узкой зеленой полоске, людей. Никто из них, даже колдунья-фетсианка (в первую очередь она) не могли увидеть его самого. Жрец придирчиво разглядывал Фаргала, но не рост и здоровье мальчика интересовали его. Слуга Мудрого пытался обнаружить ниточки чужого волшебства. Ребенок с такой судьбой все равно что каменная скала на равнине. Скрыть его от умеющих видеть необычайно трудно. Но пока удается.

– Завтра утром мы уезжаем,– через некоторое время произнес маг.

– Может быть, стоит приглядеть за ними здесь? – предложил Карашшер, которому не хотелось покидать Верталн.– Мало ли какие опасности встречаются в здешней столице.

– Рыбу в воде не оберегают,– сказал слуга Мудрого.– К тому же завтра утром уедут и они.

– Куда?

– Не важно. Важно, что через два года в это же время они будут в Буэгри.

Карашшер не спросил, почему это важно. Его хозяин все равно не удостоил бы воина ответом.

«Через два года – в Буэгри,– подумал Карашшер.– Надеюсь, мы не проторчим все эти два года в его подземельях».

Опасения Карашшера не оправдались. Спустя несколько месяцев маг отправил его в Великондар.

На следующее утро Тарто, несмотря на недовольство половины цирковых, велел собираться.

– Нам тут нечего делать,– заявил он.– Верталн – город бездельников.

И они уехали. Как всегда решение старшины было окончательным.

9

Маршрут, который выбрал Тарто на этот раз, вел сначала на север, по тучным срединным землям империи, потом сворачивал на восток, к морскому побережью. Первое выступление труппа устроила в большом селении милях в пятидесяти от Вертална. Сборы оказались умеренными: лишь несколько дней назад из селения ушли бродячие кукольники.

Всю первую неделю цирковые ночевали на постоялых дворах. На тракте пошаливали разбойники, а местный Владыка, занятый сварой с соседом, даже не пытался навести порядок. А может, люди Владыки и грабили.

Срединный Эгерин довольно скучен. Бесконечные поля и пастбища, глиняные хижины арендаторов, огороженные частоколами усадьбы землевладельцев, грязные поселки, где тощие свиньи и еще более тощие ребятишки роются в отбросах, а обленившиеся стражники постоянно норовят содрать сверх положенного. Но с Тарто эти фокусы не проходили.

Наконец равнинные земли кончились, вокруг тракта зашумел лиственный лес. Часть его принадлежала непосредственно Императору, часть – вообще никому, но под пашни деревья тут не вырубали. Какой-то тысячелетней давности закон запрещал тревожить эту землю плугом. Здесь уже не встречалось постоялых дворов, и близ дороги то и дело попадались следы стоянок. Но Тарто никогда не устраивал лагерь на обочине, на виду. Опасно. Хотя вдали от границ разбойнички цирковых особо не задевали. Добыча невелика, а то, что среди циркачей полно колдунов, ни для кого не секрет.

Как только миновали густонаселенные земли, Фаргал заметил, что Нифру на каждой стоянке уходит из лагеря и возвращается затемно. Причем уходит одна. Это было необычно. Понятно, если в лес идут мужчины с луками, понятно, если уходят Большой с Мили или кто-нибудь из сыновей Тарто уводит по мужской надобности рабыню-карнагрийку. Но Нифру-то уходила одна.

Фаргал терпел долго, почти целую неделю, но потом не выдержал.

Улучив момент, когда никто не обращал на него внимания, Фаргал нырнул в чащу. Он запомнил, в каком направлении ушла Нифру, и, пробежав не больше четверти мили, углядел впереди ее черноволосую голову. Теперь следовало быть очень осторожным. Выслеживать фетсианку потрудней, чем оленя. Зеленая одежда Нифру сливалась с зеленью листьев, и мальчик боялся потерять женщину из виду. Но подойти ближе тоже опасался: если Нифру его обнаружит, то в лучшем случае немедленно отправит обратно в лагерь. Фаргал, впрочем, почти убедил себя, что не совершает ничего плохого. Он сказал себе, что идет за Нифру, исключительно чтобы помочь, если что случится. Обмануть самого себя не так уж трудно… если очень хочется.

Примерно через милю фетсианка остановилась. Фаргал тут же упал на землю и зарылся в заросли папоротника. Спустя некоторое время он решился поднять голову. Нифру стояла неподвижно, запрокинув голову. Трава вокруг нее была усыпана желтыми листьями. Из травы кое-где выглядывали алые головки ядовитых грибов.

Нифру присела, погладила ближайший по яркой шляпке. Фаргал был разочарован. Если фетсианка уходит, чтобы собирать лекарственные растения, это совсем не интересно. Но очень скоро он понял: растения ни при чем.

Нифру развязала пояс туники, сняла ее и повесила на сучок. Затем распустила набедренную повязку. На ней остался только магический талисман на золотой цепочке и кожаный ремешок на правом запястье.

Фаргал много раз видел фетсианку обнаженной. Он знал каждую деталь рисунков на ее коже, каждое перышко сокола, каждый листок винограда… Но сейчас что-то изменилось. Фаргал смотрел на женщину, и до него наконец начало доходить: его поступок не так уж безобиден. Мальчик почувствовал: сейчас может свершиться нечто запретное. Не зря же Нифру уходит так далеко от лагеря.

Конечно, Фаргал мог встать и уйти. Или хотя бы закрыть глаза…

Но он не закрыл глаза, а наоборот, сгорая от нетерпения, ждал: что дальше?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное