Александр Мазин.

Паника-upgrade. Брат Бога

(страница 4 из 24)

скачать книгу бесплатно

«Граната», – сообразил Тенгиз.

Пошарив рукой вокруг, он нащупал автомат. Глаза его не видели ровным счетом ничего. Тенгиз встал на четвереньки, но подняться на ноги было выше его сил. Казалось, воздух над ним состоит из свиста пуль и треска срезаемых ими веток. Третья граната разорвалась так близко, что Тенгиза опять опрокинуло на землю. Но удача, похоже, была с ним: ни один осколок не задел. Стоило представить, как раскаленный зазубренный кусок стали вспарывает живот, и становилось дурно.

Третья граната подожгла кустарник, и Тенгиз увидел масаи. Чернокожий, выпрямившись во весь рост, целился куда-то в темноту. Выстрелил. Красное пламя вылетело из ствола. Таррарафе согнулся и, упав на землю, откатился шагов на пять. Тенгиз подумал: его подстрелили. Но масаи, привстав на колено, под защитой толстенного, в три обхвата, ствола, отсоединил магазин, торчавший снизу, у приклада, поставил новый. Тенгиз видел каждое движение Таррарафе, и ему пришло в голову, что он тоже должен участвовать в бою. Подняв автомат, он прицелился туда, куда стрелял масаи, и нажал на спуск. Ничего не произошло.

«Предохранитель», – подумал Тенгиз.

В прыгающем свете горящего куста он нашел маленький рычажок, передвинул его и снова нажал на спуск.

С тем же успехом.

Тенгиз истерически засмеялся, еще раз щелкнул предохранителем: странно, что в грохоте и треске он услышал этот сухой металлический звук, и в третий раз, чисто механически, нажал на спусковой крючок.

Оружие у него в руках оглушительно бахнуло. Приклад с такой силой треснул в плечо, что оно сразу онемело. Единственной пользой от выстрела было то, что Тенгиза заметил масаи. Он тут же оказался рядом, бесцеремонно ухватил стоящего на коленях Тенгиза за куртку и поставил на ноги.

– Уходи, малый! Уходи! – закричал он и бесцеремонно пнул молодого человека коленом под зад.

Левой рукой держа автомат (правая слушалась плохо), Тенгиз затопал в указанном направлении.

Таррарафе обогнал его, закричал «Беги!», повернулся, выстрелил назад, помчался длинными прыжками, как заяц, обогнав Тенгиза… Тот припустил быстрей, споткнулся и полетел носом в землю. Из глаз посыпались искры.

Когда через мгновение Тенгиз поднял голову, Таррарафе, пригнувшись, теми же длинными прыжками бежал к нему… Но не добежал. Сбоку, футах в шестидесяти, разорвалась граната, и масаи упал.

Позабыв про пули, Тенгиз вскочил и бросился к чернокожему.

Он снова ничего не видел, но запомнил, куда бежать. Таррарафе был жив. Молодой человек слышал, как тот шипит и ругается в темноте. Потом щелкнула зажигалка, и в ее тусклом свете Тенгиз увидел, что нога масаи от середины бедра до колена залита кровью. Огонек погас. Тенгиз помог Таррарафе подняться. Его страх куда-то пропал. Теперь Тенгизу Саянову было совершенно наплевать на пули.

– Дай мне ружье! – крикнул он.

– Нет! – Масаи скрипнул зубами и, вцепившись в плечо молодого человека, побежал вперед. Да так быстро, что было непонятно, кто из них ранен.

Но шагов через пятьдесят Таррарафе поубавил прыти.

Плечо Тенгиза, ушибленное прикладом, ныло под тяжестью чернокожего друга. А позади продолжали стрелять. И пули пролетали совсем близко.

– Я здесь! – вдруг раздался рядом голос Жилова.

Данила подхватил Таррарафе с другой стороны – Тенгизу сразу полегчало. И двигаться они стали куда быстрее.

– Мы уйдем! – бодро заявил Жилов.

Стрельба позади почти прекратилась. Лишь изредка короткие очереди разрывали тишину.

– У них нет собак, – пропыхтел Жилов через минуту. – Мы оторвемся!

Но уверенности в его голосе было поменьше, чем минуту назад.

Тенгиз оглянулся и увидел далеко позади огни фонарей.

– Надо остановить кровь, – прохрипел Таррарафе.

– Давай, – с готовностью согласился Жилов. – Займись! А я пощиплю их сзади…

Странный звук возник где-то рядом. Негромкий, чистый, напоминающий отдаленный зов горна.

Пальцы Таррарафе больно вонзились в плечо Тенгиза.

– Не двигайтесь, – прошептал масаи.

Глава третья
Ночной кошмар лейтенанта Веерховена

Грохот выстрелов, пойманный наружными микрофонами, прошел через динамики КЦ.

– Всё, – сказал полковник, вставая и потягиваясь. – Бичим начал охоту. – В его голосе чувствовалось удовлетворение.

– Вы уверены, что он доведет дело до конца, сэр? – спросил Веерховен.

– Бичим? – Полковник засмеялся. – Он как бультерьер: вцепится – не отпустит. И с ним – десять солдат. Бьюсь об заклад, М'Батта-следопыта он тоже прихватил с собой. Будь этот диверсант хоть ниндзя, они его достанут.

Веерховен не стал спорить: полковник знает, что говорит.

– Идите спать, лейтенант, – сказал Рейман. – Завтра будет нелегкий день.

Рихард и на этот раз не стал спорить.

– Джим! – бросил он оператору. – Переводи на себя.

И тоже поднялся.

– Вы идете, полковник?

– Да, – сказал Рейман. – Минут через десять. Не ждите меня, лейтенант, отдыхайте.

Когда Рихард разделся, лег и погасил свет, он полагал, что уснет сразу. Не тут-то было. Действие стимулятора еще не прошло, и сна – ни в одном глазу. Рихард посмотрел на светящиеся цифры часов: 3.47. Еще какой-нибудь час – и рассветет. Больше на часы он не смотрел. Казалось, прошло довольно много времени, когда Рихард наконец погрузился в дрему…

…Звон стекла разбудил его.

Ничего не понимая, лейтенант сел на постели, бросил взгляд на часы. 4.18! Черт возьми, сколько же он спал?

Но часы говорили правду: снаружи было темно. Рихард снова опустился на подушку…

Вот напасть! От сна опять ничего не осталось. И пульс не меньше ста. Что же его разбудило? Вытянув руку, Рихард щелкнул клавишей бра. Лампочка вспыхнула очень ярко… И тут же погасла. Перегорела. Перед глазами Рихарда плыли розовые круги. Черт! Придется ему встать.

Он поднялся. Но не успел он сделать и двух шагов, как острая боль пронзила ногу.

Вскрикнув, Веерховен шагнул назад… и боль обожгла вторую ногу!

Змея! Черт возьми! Так он и знал, что змеи здесь все-таки есть! Надо же, как не везет! Надо срочно позвонить доку!

Осторожно отойдя к противоположной стене (черт возьми! боль в ногах была ужасающей!), Веерховен обошел опасное место и вдоль стены подобрался к выключателю. С бешено колотящимся сердцем (яд уже действует?), взмокший от пота, Рихард наконец зажег свет. И осторожно повернулся.

Никаких змей на полу не было. Он наступил на стекло.

Рихард рассмеялся. Он испытал огромное облегчение. И порезы на подошвах сразу стали меньше болеть. По крайней мере, теперь он знал, что его разбудило.

На полу, среди осколков оконного стекла (Бог знает, почему он оставил это окно закрытым – здесь же нет москитов), лежала мертвая маленькая сова.

Обойдя осколки, Веерховен вернулся к постели и сел. Осмотрев собственные ноги, он убедился, что всё не так страшно. Два пореза, чистые и неглубокие. Ерунда! В разбитое окно вливался свежий прохладный воздух.

«Ночи здесь замечательные!» – подумал Веерховен, глядя на блестящие в электрическом свете листья снаружи.

Дерево росло прямо у окна. И зеленая лиана обвивала красно-коричневый ствол. Это на ее листья падал свет.

«Славное местечко, – подумал Рихард, всё еще чувствуя слабость от пережитого стресса. – А главное, нет насекомых. Будь мы на континенте, комната была бы уже набита этой дрянью под самый потолок».

Проведя больше года в африканских джунглях, Веерховен искренне ненавидел всё мелкое, летающее и ползающее. Удивительно, как такие крохотные существа ухитряются настолько отравить жизнь!

Лейтенант снова изучил свои подошвы. Порезы продолжали кровоточить.

«Надо бы их обработать…» – подумал Рихард. Аптечка… – Он мельком глянул в окно, отвернулся… И только тогда отпечатавшееся на сетчатке дошло до сознания.

Снаружи стояла девушка!

Рихард уставился на нее, совершенно ничего не понимая.

Девушка! Черт! Совершенно голая девушка – прямо у него под окном! Девушка смотрела на Рихарда. Рихард глазел на девушку, чувствуя себя полным идиотом. Красивая девушка с великолепной грудью, которую прикрывают только белокурые волосы! А он сидит как дурак, разглядывая собственные пятки!

Но откуда она взялась? Определенно это не та малышка, которую он видел днем в резиденции Вулбари!

Что же, у черномазого там целый гарем? Целый гарем лунатичек?

Но губы Рихарда уже сами собой изобразили улыбку. Девочка – полный отпад! Мой Бог! Да она – настоящая фотомодель!

Великолепные волосы, отлично вылепленный подбородок, синие влажные глаза… Что-то в этих глазах было не так… Но все равно – потрясающие глаза! Алые полные губы казались еще ярче из-за бледности кожи. Край подоконника проходил на ладонь ниже маленьких розовых сосков, казавшихся совсем крохотными на такой упругой пышной груди! Мой Бог!

Рихард почувствовал, что должен немедленно затащить ее в постель, иначе у него внутри что-то сломается…

По-немецки (от волнения все английские слова вылетели у него из головы), хриплым от волнения голосом он задал совершенно идиотский вопрос:

– Зачем ты пришла? Ты пришла ко мне?

– Да, я пришла к тебе.

Мало того, что она ответила Рихарду на его родном языке, так еще и голос у красавицы был такой, что мурашки забегали у него по спине.

– Я очень… – Рихард откашлялся, – я очень рад!

И, встав, поклонился, совершенно забыв, в каком он виде.

– Выключи свет.

– Что?

– Выключи свет!

Да, этот голос совершенно неповторим!

Рихард устремился к выключателю, не забыв, однако, обойти осколки стекла.

Во тьме прямоугольник окна еле заметно светился.

– Осторожнее, – предупредил он. – Здесь на полу – стекло. Птица сослепу…

Пальцы девушки коснулись его ладони. Она слегка оперлась на руку Рихарда и легко перепрыгнула через подоконник. Веерховен услышал, как цокнули, ударившись об пол, каблуки ее туфель. Сейчас, когда они стояли рядом, Рихард обнаружил, что красавица меньше ростом, чем он ожидал: макушка на уровне его носа… И это – на каблуках.

«Невысока для фотомодели», – подумал Рихард. И тут же забыл об этом, потому что рука гостьи обвилась вокруг его талии, а живот ее прижался к бедру Рихарда. Тело у нее было возбуждающе горячим.

И совершенно голым.

– Пойдем, – прошептал он и повлек гостью к постели.

Та нисколько не сопротивлялась.

Рихард прижал девушку к себе и повалился на кровать, увлекая за собой. Он сам не ожидал от себя подобной решимости.

– Я не слишком тороплюсь?

– Нет, нет, – проворковала красавица, с ласковой силой нажимая ему на плечо.

Следуя ее желанию, Рихард перевернулся на спину.

– О, моя кошечка! – прошептал Веерховен, обхватив ладонями ее гибкую горячую талию.

Что-то твердое уперлось ему в ногу.

– Может, ты снимешь туфельки? – предложил Рихард.

– Туфельки? – Куколка уже стояла над ним на коленях, а руки ее упирались в живот Рихарда.

Не будь боль от вонзившегося каблучка такой сильной, Рихард не отсрочил бы чудесного мига и на долю секунды.

– Постой, – пробормотал он. – Я сейчас тебе помогу!

Рука его нащупала ее колено, сдвинулась дальше…

Это были не туфельки!

С диким воплем Веерховен вскочил с постели, сбросив с себя прекрасную наездницу. В два прыжка он покрыл десять футов, отделявших его от выключателя. Он снова порезал подошвы, поглубже, чем в прошлый раз, но даже не почувствовал этого.

Вспыхнул свет.

Девушка сидела на кровати, поджав под себя ноги и прикрывая рукой глаза.

Все еще дрожа от ужаса, Рихард уставился на нее.

Может, померещилось? Что за ночь, черт возьми!

У его гостьи было чудесное тело, но… из-за ее положения Веерховен не мог видеть, каковы ее ноги ниже колен.

Он шагнул к кровати… и вскрикнул от боли в порезанной ступне.

Девушка, все еще заслоняя глаза ладонью от яркого света лампы, взглянула на него. И улыбнулась.

От этой улыбки сладкая дрожь прошла по телу Веерховена.

Да нет же, он просто сумасшедший! Что на него нашло? Смущенно улыбнувшись, Рихард, хромая, двинулся к постели.

Девушка оперлась рукой на край кровати и плавным легким движением соскочила на пол.

…комок в горле Веерховена не дал ему силы даже закричать!

Он попятился, оставляя на полу красные кровавые следы…

– ОСТАНОВИСЬ!

Голос ударил Рихарда куда-то внутрь живота, и он застыл.

Девушка подошла к нему. Рихард был не в состоянии даже повернуть голову.

Она остановилась в шаге, оглядела его с головы до ног… Так хозяйка оглядывает кусок телятины, который собирается купить для ужина…

И тут заверещал телефон.

Чудовищное существо обернулось на звук… и Рихард освободился!

Позабыв про израненные ноги, он пулей метнулся к выходу, выскочил в соседнюю комнату, захлопнул дверь за собой и повернул оставленный в замке ключ.

«Слава Богу!» – вздохнул он с облегчением, испытывая огромное желание опуститься на пол.

Сильнейший удар заставил дверь заходить ходуном.

Веерховен отпрыгнул от нее, как от ядовитой змеи. Еще один удар. Сплошная прочная дверь сотрясалась так, будто изнутри били тараном.

«Ну и силища!» – подумал Веерховен, оглядываясь в поисках чего-нибудь, что могло бы послужить оружием.

Ничего подходящего! Пистолет Веерховена остался внизу, в КЦ, а в пустой комнате не было даже мебели.

Громоподобные удары продолжали сыпаться на дверь с той стороны. В комнате не было окон, вторая дверь вела в коридор. Веерховен чувствовал себя в относительной безопасности… пока не увидел, как одна из двухдюймовой толщины досок двери дала трещину.

Беспечность Веерховена как ветром сдуло. Выскочив в коридор, он ринулся к люку, ведущему в КЦ, и прижал палец к опознавателю, моля Бога, чтобы дверь выстояла еще немного. Медленно, безумно медленно стальная плита сдвинулась с места…

Треск расщепляемых досок стал еще громче. Едва плита сдвинулась на два фута, Рихард уже полез вниз.

Сработал фотоэлемент, и крышка, двинувшись назад, едва не раздавила его. Не удержавшись на лестнице, Рихард покатился вниз, цепляясь руками за ступени. Ему показалось, он услышал тяжелый грохот, с которым повалилась на пол дверь его спальни.

Онемев от изумления, охранник и оператор наблюдали за тем, как голый лейтенант катится по лестнице.

Оказавшись на полу, Рихард метнул взгляд вверх.

Толстый слой стали отделял его от чудовища.

Облегченно вздохнув, лейтенант уронил голову и потерял сознание.

Но обморок его длился меньше минуты: Веерховен был крепким парнем. Этой минуты хватило на то, чтобы его подняли, усадили в кресло и влили в горло четверть пинты виски.

Глаза Веерховена открылись и приняли осмысленное выражение.

– Что стряслось, сэр? – спросил оператор.

Веерховен не ответил. Он огляделся, сообразил, где находится. Потом обнаружил, что сам он – голый и покрыт «гусиной кожей», хотя в Центре было тепло, а внутри у Рихарда постепенно всасывался спирт высшей очистки. То ли от действия хроматографически чистого этанола, то ли сама собой память Веерховена прояснилась. И его снова затрясло.

– Что случилось, сэр? Говорите! – Охранник-капрал, не на шутку обеспокоенный, наклонился к лейтенанту.

Веерховен посмотрел на широкое черное лицо с выпяченными губами и толстым сплющенным носом, больше похожее на морду гориллы, чем на лицо человека, – и ему полегчало. Отталкивающая ряшка капрала прямо над ним вытеснила, вернее, задвинула поглубже белое прекрасное лицо ночной гостьи.

Так ничего и не ответив, Веерховен развернул кресло и включил большой монитор.

В спальне его не было телекамер. Но в остальных комнатах они были, и, быстро «пройдясь» по дому, Рихард не обнаружил своей кошмарной красавицы. Зато обнаружил вывороченную дверь.

В спальне горел свет, и угол зрения, определенный установкой объектива, позволял видеть примерно треть комнаты. На этой трети существа не было. Но это еще ни о чем не говорило. Оно могло находиться за дверью, снаружи за окном, да мало ли укромных мест…

Веерховен нервно облизнул губы. Тотчас оператор, которого звали Джим, сунул ему в руки стакан. Рихард проглотил его содержимое, и новая порция тепла разошлась от желудка по его все еще дрожащему телу.

Веерховен быстро переключился на внешние телекамеры.

Вокруг дома, вроде бы, никого не было.

Он снова «осмотрел» домик изнутри. Но что толку, если свою спальню полностью он видеть не мог?

Оператор и охранник с большим интересом глядели на вывороченную дверь. Но вопросов больше не задавали.

– Дай мне халат! – приказал Веерховен оператору и посмотрел на часы. До рассвета оставалось не так уж много.

– Сэр, я могу подняться, – несмело предложил капрал. – Взглянуть…

– Нет! – отрезал Веерховен.

– Я мог бы принести вам вашу одежду, сэр! – настаивал охранник, которому было любопытно узнать, что же там произошло. И что за гиппопотам прошел через дверь спальни лейтенанта.

Рихард оглядел чернокожего с ног до головы. Разрешить? В конце концов, это солдат и он вооружен!

Но что-то, откуда-то из подсознания Рихарда, вопило:

«Нет!»

Секунды три он изучал капрала, пока не вспомнил…

«ОСТАНОВИСЬ!»

– Нет! – повторил он хрипло. – Люк не открывать!

Даже вызывать караульную команду вряд ли стоило.

Веерховен не был уверен, что ему удастся передать солдатам степень опасности. Он представил себе их, заходящих в домик, расслабленных, балагурящих по поводу «ночных кошмаров» белого офицера… и «ОСТАНОВИСЬ!»

«Нет!» – визжало подсознание Рихарда, и ужас, который лейтенант пережил совсем недавно, не позволял ему отнестись пренебрежительно к этому воплю.

– Расскажите нам, сэр, – вкрадчиво проговорил Джим. – Может быть, мы сумеем…

– В свое время узнаешь! – отрезал лейтенант.

Понемногу к нему возвращалась обычная уверенность. И его перестала бить дрожь.

– Занимайся своим делом! – приказал он жестко.

И оператор вернулся на место. Капрал-охранник по собственной инициативе сделал то же самое.

Веерховен взял аптечку и обработал порезы на ступнях. Подумал немного, достал из ящика флакон и проглотил капсулу. На этот раз – зеленую. И почти не шевелясь просидел еще полчаса.

Рассвело.

Теперь, говорило подсознание Рихарда, опасность стала меньше. Теперь он мог бы послать наверх капрала. Или дождаться, пока придет М'Танна сменить Джима. Но собственный кодекс чести не позволил лейтенанту «подставить» других, пусть даже и тех, кого он считал низшей частью человечества. Да он и с собакой бы так не поступил!

Поднявшись, Веерховен размял мышцы, встряхнулся и с удовольствием обнаружил, как точно повинуются ему тело и органы чувств.

– Дай мне свой автомат! – приказал он охраннику.

Он, Рихард Веерховен, военный-профессионал, сумеет за себя постоять!

Испытывая уже не страх, а воинственное возбуждение, лейтенант открыл люк…

Наверху никого не было.

Глава четвертая
Ночные феи

Пальцы Таррарафе крючьями вонзились в левое плечо Тенгиза.

– Не двигайтесь! – прошипел масаи.

Тенгиз застыл, вглядываясь в темноту. Оранжевые огни прыгали между деревьями: солдаты приближались. Напрягая слух, Тенгиз уже мог уловить их голоса.

– Слева… – чуть слышно прошептал Таррарафе.

Тенгиз повернул голову и увидел… девушку!

Ее светлая, очень хорошо различимая в темноте фигура двигалась между деревьями всего в пятнадцати-двадцати шагах от трех друзей. Бледная, словно окутанная лунным сиянием, она казалась скорее призраком, чем реальным существом. Стройная, нагая, бесплотная, девушка «плыла» над травой навстречу преследователям. Вдруг движение ее замедлилось… и снова чистый неземной звук наполнил лес.

Ее голос!

Тенгиз дернулся и нечаянно задел рану Таррарафе.

Негр не издал ни звука, даже не вздрогнул.

Девушка-призрак снова «поплыла» вперед. Тенгиз почему-то вспомнил самку гепарда, подкрадывающуюся к добыче.

Солдаты приближались. Непохоже было, что странный звук насторожил их. Теперь Тенгиз слышал их гортанные голоса совершенно отчетливо. Еще пара минут – и их фонари высветят Тенгиза и остальных.

Но пальцы Таррарафе по-прежнему сжимали плечо молодого человека, и он не помышлял о бегстве.

«Лунная» девушка побежала. То был странный бег. Она словно не от земли отталкивалась, а от стеблей травы.

Четверть минуты – и «призрачная» девушка оказалась между друзьями и их преследователями. Лучи фонарей сделались ярче и скрестились на ней, превратив ее фигуру в черный силуэт между такими же черными стволами деревьев.

Тенгиз увидел, как она подняла руку, вероятно, заслоняя глаза.

Еще он услышал изумленные возгласы солдат… и низкое вибрирующее пение. Совсем не похожее на прежний прозрачный звук.

Казалось, нечто холодное и вязкое вливается прямо в живот Тенгиза. Молодой человек услышал свистящее шипение. Это Таррарафе с силой выпустил воздух сквозь сжатые зубы.

Фонари больше не озаряли девушку. Она что-то произнесла, громко и отчетливо.

Тенгиз ощутил, как его ноги, помимо воли хозяина, делают шаг вперед.

Пальцы масаи с новой силой вонзились в его кожу, и он едва не вскрикнул от боли. Зато избавился от наваждения и остался на месте.

А вот преследовавшие их солдаты, словно марионетки, сходились к белой девушке.

Их оказалось совсем немного. Шестеро.

Девушка еще что-то произнесла, и солдаты остановились. Каждый держал в руках оружие, но ни один не собирался сопротивляться.

Девушка, слегка покачиваясь, двигалась между ними. Теперь Тенгиз очень хорошо видел ее прямую спину, сужающуюся к талии и округло расширяющуюся к бедрам. Он видел, как струятся светлые волосы по ее лопаткам. И как покачиваются при ходьбе круглые ягодицы. Она больше не казалась призраком, но ощущение нереальности только усилилось.

Девушка останавливалась около каждого солдата, прикасалась белой гибкой рукой… Длинные стебли травы огибали ее ноги, как будто она шла по колено в воде. Никогда не видел Тенгиз ничего более прекрасного!

Наконец девушка коснулась последнего из солдат, повернулась и пошла вправо, в глубину леса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное