Александр Маслов.

Великий удар

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Александр Маслов
|
|  Великий удар
 -------


   Нифжи Кост вошёл и тут же в растерянности остановился, бронированная дверь захлопнулась тяжёлым тупым ударом. Наступила гложущая нервы тишина. Никогда геер Сабб не принимал его здесь, и полумрак стиснутого бетонными блоками помещения, язвительная усмешка старшего эксперта, Полда Ши – этого проныры из службы релятивистов, осели предчувствием чего-то недоброго.
   – Всё в порядке. – Успокаивающе произнес Сабб. – Не стой же там! Я вызвал потому… Потому, что старт сегодня. Ну? Каков сюрприз? – 0н улыбнулся уголками губ, покровительственно и надменно, как умели это делать высшие чины ведомства, что-то стряхнув с блестящего чернотой мундира, покосился на кейс.
   – Здесь оставшиеся документы пояснил Нифжи. – Принёс… Мне они больше не пригодятся.
   – Зачем спешка. – Сабб небрежно махнул рукой и указал на кресло. – Сядь. Старт через десять минут, и я хочу, что бы ты видел. Ты говорил: там твоя душа? Так вот смотри, как она обретает крылья! Смотри, как устремится она в вечность!
   Нифжи послушно опустился в мягкое кресло и уставился на экран. Таймер мерно истекал секундами, по пластику ползли ряды цифр. Появлялись многоликие символы. Сабб повернулся к Полду Ши, и тот, уловив на лицо геера знак одобрения, коснулся пульта. Туманная голубизна монитора сменилась чёрным, сверкающим россыпями звёзд, пространством. Слева выплыл рефлектор главной площадки станции – там, в его центре, словно насекомое в чаше фантастического цветка, ещё покоился «Великий удар». Корабль, облитый густым светом прожекторов, вырос на весь экран. Нифжи смотрел на сияющий конус его тела, спирали коллекторов, громадные раструбы излучателей, и необъяснимая могучая сила заставляла его ёжиться, сжимать холодеющие ладони, здесь, за сотни тысяч километров. Он украдкой взглянул на бесстрастного геера, но ни его строгий мундир, ни ровная улыбка губ не вернули спокойствия. Он представил, как эта твердыня, словно легендарная крепость Ифж, вознесённая в поднебесье, хлынет сейчас огнём и полетит, обгоняя свет, поглощая себя гиперполями: провалится во тьму, в мир сверхскоростей, непостижимых законов, даже другого течения времени; уйдёт, чтобы прожить там миллионы лет. Прожить и вернуться, когда пославшая его планета едва ли успеет совершить годичный круг. «Великий удар»!.. Да, он понесёт в себе его детище: мозг, каждый грамм которого вмещает знания многих людей. А его там тонны! Тонны! И эти тонны рукотворного разума, вобравшего ум всей планеты, будут заняты одним…Лишь над одной задачей будут трудиться ячейки разума миллионы лет: создать совершенное оружие. Самое совершенное, от которого не нашлось бы защиты ни у гостей с Электы, ни у космолетов Тяжёлых звёзд – лучшее оружие на все времена.
   От этой мысли колючий озноб прокатился по спине, облил мёрзлой водой живот.
Сведя плечи и обняв себя руками, создатель вжался в кресло. Он почти перестал думать, что будет потом, через год. Только вопрос «зачем?» мучил его чаще, особенно последние дни, когда он уже не был занят ничем, кроме ожидания.
   Огни, радужными цепочками кружившие вокруг «Великого удара», отпрянули, брызнули в стороны – это был последний манёвр ревизирующих киберов. Корабль покоился несколько мгновений ещё, потом исчез в слепящем свете. И нельзя было понять смерть ли это или прыжок через пожирающую пропасть инферно. Лишь плазма и вихри гиперполей метались в уготованной для них чаше.
   – Порядок, – улыбнулся Сабб, он победно взглянул на релятивиста, и тот кивнул в знак согласия. – Ждать всего год. Год – 726 дней.
   – Если не подведёт этот сверхмозг. – Полд Ши покосился в сторону Нифжи. – Ничто не обходилось нам так дорого.
   – За мозг я ручаюсь. Он вечен: самосовершенствующийся организм высшей надежности. Время будет только наращивать его потенциал.
   – А впереди у него без двух минут вечность. Всё проверенно много раз. Но ставка слишком велика и волнения естественны. – Сабб сказал это подчеркнуто холодно. Итог как будто не вызывал сомнений. Он смотрел на экран с блаженством, словно теперь стал он единственным творцом и разрушителем, диктатором войны и мира. Нет, конечно. Он, высокий геер, не был одним. Сколько ещё людей в черных мундирах стояли рядом с ним, над ним. Но теперь он выдвинулся вперед, возможно на самый верх, где в креслах правления заседали семеро. Его мысли унеслись за год, и лицо, гладко выбритое, почти лишенное морщин, стало моложе. Сабб представил, как неизвестно Что, но ясно – Нечто непобедимое, сокрушающее, как огненный молот старшего бога, окажется в его руках. И уже тогда не останется ни одной планеты, ни одного мирка, оторванного пропастью пространства и взирающего на них презрительно, без должного почтения. Он в клочья разорвет унизительный Кодекс Гнову, и даже удачливые гордые электяне падут ниц перед властью четвертой планеты Рамба.
   – Только зачем всё это? – неожиданно спросил Нифжи Кост. Его голос в испуге дрогнул.
   – Что зачем? – не понял Сабб.
   – Зачем такое оружие? Ведь нам никто не угрожает. Я работал в информатории… – Нифжи понимал, что не следовало говорить гееру о закрытых файлах. Однако опасные слова сорвались с языка, он, потупившись, продолжил: – Электяне, кодо и их соседи, конечно, обогнали нас. Корабли их быстрее, им известны какие-то тайные законы. Но они не воюют между собой, ни с кем в известных пределах. Они хотят помочь нам – взамен просят, чтобы мы прекратили эксперименты с Рао лучом и не трогали низшие миры.
   – Тех Кост был допущен к секретным архивам не для того, чтобы делать наивные и опасные выводы. Оценивать информацию дозволенно только лицам, имеющим специальный мандат!
   – А может он возомнил себя равным тени Верховных?! Может он держит в кармане Абсолютное Право?! – эксперт Полд Ши ядовито ухмыльнулся.
   – Отбирая информацию для «Великого удара», я был вынужден…
   – Не продолжай, Нифжи, ты невольно столкнулся со сложными документами. Трудно представить, сколько всего накопилось там! Я отвечу на твои вопросы. Змеекожие кодо и электяне действительно предлагали нам помощь. О, да! Они не против бросить подачку! Дать пищу голодным, очистить воду и якобы нейтрализовать радикальные выбросы. Они будто способны вылечить болезни. Только что стоит за этим?! Их помощь в том, чтобы смешать меня, тебя – всех, кто способен мыслить и приносить пользу, с толпой грязных и безголовых! Уровнять нас, держащих на себе мир, с потерявшей человеческий облик чернью, а потом подчинить себе. Этого не случится, Нифжи. Они не смогут лишить нас истинной силы – ответом им будет «Великий удар»!
   – Я многого не понимаю, геер Сабб. Я всего ученый, едва смыслящий в устройстве компьютеров.
   – Ты хороший ученый, Нифжи, жетоны благополучия возьмёшь на втором этаже. Ты заслужил их, целых 730 свободных дней. Если понадобится помощь – можешь рассчитывать на неё, но о том, что сказал мне, лучше не говори никому.
   – Последний вопрос, геер Сабб, – он остановился у двери и глухо произнес: – Что будет с моими людьми? С моей лабораторией? Я заезжал утром. Там стражи Легиона, они не пустили меня, сказали: «пропуск больше не действует».
   – Верно. Лаборатория временно закрыта. А о твоих бывших помощниках есть кому позаботиться – это тебя не должно беспокоить. После необходимой проверки они получат вознаграждение и… свободу.
   Шаги Нифжи скоро стихли в дальнем конце туннеля. Дверь вернулась на своё место.
   – Зачем ты пригласил его? – после некоторого молчания спросил Полд Ши.
   – Он сумасшедший. Он опасный псих. К тому же совсем не трус, как казалось сначала.
   – Я хотел, чтобы он видел старт. Его эмоции тоже кое-что значат.
   – Его эмоции удобнее изучать через толстое стекло. Он просмотрел 80 % архивов, и, если его голова не банк ультракомма, то она, по крайней мере, не управляема. Ты собираешься отпустить его просто так?
   – Разумеется, нет. Я решил устроить «кри-кри». Мне нравится эта игра. – Сабб развернул кресло к панели связи. На экране появилось лицо до сих пор незнакомое Полду Ши, но уже с первой минуты он был уверен – перед ним человек службы Глаза и Когти Нур.

   Опираясь на истрескавшийся парапет, Нифжи Кост смотрел вниз. Грязно-серая вода текла медленно и тяжело. Иногда мимо проплывали какие-то предметы, маслянистые пятна. Ноздри щекотал неприятный сладковатый запах. Старые дома с обваленными балконами, секущими насквозь трещинами, суть были уже не домами – ландшафтом, рельефом скупого ума. И почему они стояли столько лет? Под стать жилищам, люди в бесцветных одеждах, безразличные и угрюмые проходили к врезавшейся в залив стреле пирса. Когда Нифжи напускал на лицо улыбку – они, кривя гримасы, обходили его стороной. Раньше это его лишь забавляло: забавляли чахлые, редколистные деревца, которых здесь было неизмеримо больше, трава, желтевшая в изломах бетонной полосы. Но теперь он сам сторонился настороженных взглядов и брёл по бесконечной набережной, стараясь замечать вокруг как можно меньше.
   Прошлые годы, всецело отдавшись составлению инфограмм для мозга корабля, он был весь в работе и мир воспринимал не иначе, как продолжение миражей экранов. Он жил в прочной скорлупе идей, так или иначе связных «Великим ударом», слепо верил, будто создает нечто грандиозное, необходимое всем. Но «Великий удар» улетел: тысячу раз знакомая лаборатория с многоцелевым арсеналом машин, людьми, надеждами – всё это осталось в прошлом. Скорлупа треснула и рассыпалась, и он ощутил жёсткий ветер настоящего мира, пахнущий гнилыми водами залива, то колючими песками пустыни. Взамен, бесцельно бродя долгими днями между новым городом и руинами забытого центра Тердоб-Ши, он мог, наконец, оценить значение и смысл своего труда. Видел прошлое и настоящее – цепь многовековых превращений, в большинстве нелепых, и спрашивал себя: что будет через год? Что?! Когда столкнутся два мира: мир тысячелетней истории дерзаний человеческого ума и мир – его дитя, хитрым способом возвращенный из петли безвременного само – созерцания. Что же случится тогда?!
   – О, великий сверхмозг! Неужели в его глубинах не найдётся места для мыслей об этой ссохшейся траве, томящейся в плену бетонных плит? Неужели усталые, познавшие боль и страх глаза не отразятся в нём? С каждой минутой, влачащейся здесь, как мутная вода, он проживает там века, рой идей равных рождению, смерти пронизывают его многомерные соты. Однако с точностью и усердием машины он будет работать лишь над реализацией программы. Он не отступит от цели и, будто сказочный воин, будет идти шаг за шагом дорогой, где меч. Может только в редких снах, когда сметаются плевелы с мыслей, ведущих к цели, а стальной голос молчит, он вспомнит своего создателя да образ мире его породившего.
   Говоря геер Саббу, что в корабле его душа, Нифжи Кост отнюдь не изрекал древний эпитет. В чреве звёздного гиганта действительно скрывалась известная только ему тайна. Осознав это глубже, чувствуя причастность к замыслу более страшному, чем уничтожающая сила Рао, Нифжи испытывал ужас и отчаяние. Он невольно стал отожествлять себя с главной частью гадкой разрушительной машины, и оставалось единственное спасение: не вспоминать, не грезить, почти не думать.
   Человек, остановившийся невдалеке, вновь привлёк его внимание. Завернувшись в длинный плащ – хотя было жарко – он хмуро взирал на постройки другого берега и разжёвывал огромными челюстями прессованные листья мога, сплёвывая красной слюной. Отвлечённо разглядывая одинокую фигуру, Нифжи стал припоминать, что уже видел это лицо сегодня. И, конечно, вчера… Вчера обедая в кафе, потом поздно ночью, возвращаясь от предательницы Дафсни Паф. Такая встреча казалась, по меньшей мере, странной: четвертый раз в противоположном конце восьмидесятимиллионного города! Сначала он хотел подойти и заговорить с ним, но взгляд незнакомца ковырнул, как зазубренное лезвие. Он отвернулся и зашагал вдоль чугунной решётки заграждавшей спуск к воде.
   Достигнув входа в подземку, Нифжи бросил жетон, стал на эскалатор к станции Ти 944, потом перепрыгнул на ленту к девятьсот тридцать шестой. Здесь было многолюдно. Под скрип архаичных машин толпа вливалась в жерло шахты. Полумрак и монотонный рельеф стен делали спуск бесконечным. Но вот впереди забрезжил свет ртутных ламп.
   Когда Нифжи сошел на платформу, сзади послышался нарастающий гул. Он рождался где-то в недрах или под обшивкой транспортера. За несколько секунд вибрация стен и пола достигла угрожающей величины. Вдруг центральная опора треснула, за ней покосился ряд смежных, и массивное перекрытие, вместе с торговыми прилавками, людьми, сервис-кабинами, обрушилось вниз. Это было похоже на ад. Сорвавшиеся плиты разрывали ленты эскалатора, вскрывая чрево взбесившегося механизма: кругом стоял грохот и крик; красными огнями пульсировали глазницы сигнальных ламп, а хищнозубые шестерни с одинаковой жадностью перемалывали крошащийся бетон и мягкие тела людей. Обезумевшая толпа вздрогнула и хлынула, как штормящее море.
   – О,Рао! Всесущий Рао! – вскрикивал Нифжи, закрывая лицо. Неистовый поток нес его прямо под колёса поезда.
   Он не помнил, как очутился в вагоне. Мимо пролетел десяток станций, а вокруг по-прежнему говорили о катастрофе на 963. До Нифжи доходили обрывки фраз, чьи-то стенания и успокаивающий шепот, перед глазами мелькали подробности разыгравшейся трагедии. Оцепенение отпускало, и он ощущал, как его пронимает неудержимая нервная дрожь. Если бы здесь не было так тесно, он бы вряд ли устоял на ногах. Тошнотворный ком застрял в горле. Нифжи Кост, вытянул шею, непрестанно сглатывая, ловил струю свежего воздуха через разбитое стекло.
   – Тех, а всё же чудно, что из тебя там не вышел фарш. Нифжи повернулся и увидел человека стоявшего позади, того самого, в сеамитовом плаще с высоким стоячим воротником, с желтоватыми, блестящими от сока мога глазами. Он отшатнулся и попытался протиснуться вперёд – незнакомец, плотнее прижимаясь, продолжил: – Послушай, тех, почему ты до сих пор не вышел на космитов? Вернее, почему они не пожелали найти тебя? Может кому-то и обидно, но твоё время истекло: одиннадцать долгих дней… Мне надоело ждать – теперь ты просто ходячий труп. Ствол парализатора упёрся ему в спину: даже через одежду он ощутил холодный твёрдый металл.
   – Ты путаешь… Мы совсем не знакомы, – прошептал он.
   – У тебя три минуты, Нифжи Кост. Постарайся уйти подальше. Ну! Давай же! Доставь нам удовольствие!
   Что было сил, Нифжи рванулся к открытой двери. Минуя сутолоку заполненной людьми платформы, он спрыгнул вниз, пробрался под опорами рельс и бежал, бежал к трубам скоростных подъёмников. Прежде, чем кабина нырнула в темноту, он заметил, как фигура в синем плаще, расталкивая медлительных пассажиров, уверенно движется по переходу. Набрав наугад номер какого-то верхнего уровня, Нифжи обессилено прислонился к ребристой панели, лицо его покрылось испариной. Ужасающая катастрофа 963, вдобавок этот тип! Откуда он знает безызвестного Нифжи Коста, чьё имя не значилось в информационных обзорах: за двенадцать лет, не значилось в точных справочниках занятости?! И причём здесь космиты?! Космитами называли приверженцев подпольных организаций проповедовавших идеи электян и кодо или лояльно относящихся к пришельцам. Таковых было не много, и все они ходили на мушке службы Нур. Нифжи держался в стороне от опасной политики, хотя, с некоторых пор, взгляды космитов ему стали близки. Работая над проектом Сабба, он узнал достаточно много нового, и крикливая пропаганда Семи более не была чёрной повязкой его глаз. Всё-таки, при чём здесь космиты?
   Нифжи вышел на террасу и неторопливо побрёл мимо дорогих магазинов, кафе, завлекающих сладкими звуками реализаторов. Сумасшедший наверняка отстал. Он, конечно, не мог разыскать его среди бесчисленных уровней и прихотливых лабиринтов центра Шиархжи. Здесь, рядом с Домом правительства, среди лоснящихся глянцем улиц и широких эстакад, импозантных башен Побежденного Разобщения, даже лица услужливых клерков несли маску торжества. Циклопические постройки ровным хором славили тяжкую силу четвертой планеты Рамба, – авария на периферийной подземной станции казалась далеким незначительным происшествием, далеким, как вспышка безымянной звезды чужой галактики.
   Завернув в кафе, пустое в этот час, Нифжи заказал обед и устроился за свободным столиком. Глотая горячий коктейль, он пытался успокоиться, наконец-то обрести ясность мыслей. Космиты… О, да, он мог оказать им неоценимую услугу, разболтав о «Великом ударе» или воспроизведя по памяти некоторые материалы секретных архивов. Однако, всё, что он знал о «повернувшихся к кодо», друзьях электян, убеждало: они не могли устроить на него охоту. Тем более нелепо с их стороны пытаться уничтожить его! Тот человек, угрожавший расправой, разумеется, не принадлежал к космитам. Тогда кто он?
   Прикрыв в задумчивости глаза, он не заметил, как синий плащ металлическим отливом скользнул от стойки раздаточного автомата: человек, которым были заняты его мысли, тихо присел напротив него.
   – А ты не позаботился уйти далеко. Ты дурак, последний дурак из всех, с кем я имел дело.
   От неожиданности у Нифжи слова застряли в горле, дрожащей рукой он поставил бокал и хрипло произнес: – Кто ты?! Зачем все это?!
   – Тебе ни к чему моё имя. Скоро ты станешь мертвее мяса в твоей тарелке. Однако прикончить здесь человека слишком просто. Поторопитесь, тех.
   – Но зачем?! Если ты знаешь, кто я… Я не имею отношения к космитам. Я никогда не знал никого из них. Объясни мне… Нет, послушай, – Нифжи склонился над столом и, глядя в презрительно сузившиеся глаза незнакомца, перешел на шепот: – Я богат. Очень богат! Я заработал три с половиной тысячи карт. Оранжевых! Понимаешь?! Ты можешь получить их – это большое благополучие.
   – Вижу. Твой остывающий обед стоит моего двухдневного заработка. Ты соришь деньгами, даже удирал на скоростном за двадцать пять жетонов. А кто-то бредит миской пустой похлебки, пьет гнилую воду. Кого-то, как убойную скотину перемалывают железные колеса машин. А ты, ты ничтожный умник – жив и неплохо себя чувствуешь. Десять лет назад я выбрался из этой грязи… Я помню её и содрогаюсь. Но теперь мне плевать! Слышишь?! Мне не нужны твои деньги! Поторопись, тех – нехорошо, если вместо меня, тебя достанут другие.
   – Тогда…
   Нифжи схватил дымящую тарелку и плеснул содержимое с острыми специями в лицо безумца. Не слыша изумленных выкриков за столами, яростной брани беспомощного преследователя, растирающего от нестерпимой боли глаза, он вылетел на улицу и побежал к спуску на нулевой уровень.
   Этот подонок в старомодной одежде с тяжелым парализатором, топырившим карман, был решительно настроен на убийство! О, стальнотелый Рао! За что?! И как он сумел так быстро выйти на след?! Это было невероятно! Тысячу раз невозможно! Его преследовал какой-то обиженный прошлым маньяк! Нет! Здесь что-то не так! Неожиданно мелькнула мысль: позвонить Саббу. Ведь всемогущий геер обещал помощь… Он свернул к ближайшему автомату связи, прерывисто дыша, стал набирать цветные символы. Лишь жетон звякнул в металлической утробе – экран осветился. Нифжи увидел знакомый кабинет с золотистыми шторами на окнах и, к удивлению, фигуру Ши, растёкшуюся в знакомом кресле.
   – Ты ошибся, Нифжи Кост, здесь всем управляю я. – Полд Ши ядовито усмехнулся. – Ты рассчитывал на добросердечную помощь Сабба? Увы, он теперь на самом верху, в Башне Силы. А у тебя проблема? Да, да, вижу: искаженное страхом лицо, дрожащие руки… Когда-то ты выглядел лучше.
   – Как связаться с ним? Полд, у меня мало времени.
   – Геер Ши. Неужели я не заслужил уважения?
   – Геер Ши, прошу!
   – Вот так. А что ты собственно хотел донести? Что за тобой гонится несколько психов, и жить осталось мало? Несчастный тех Кост, у тебя действительно не осталось времени, Было ведь целых 11 дней! Ты не оправдал надежд.
   – Ты знаешь?!.. – внезапно догадка превратилась в уверенность. – Это вы послали! Решили избавиться от меня!? Но я не сделал ничего противозаконного! Я не встречался с космитами! Не говорил никому ни слова!
   – Знаю. Ты не вывел нас на этих мерзавцев, и теперь ты не нужен. Ты опасен, Сабб планировал подвергнуть тебя амнезии, но я думаю: с твоей головой выгоднее умереть. К тому же, Нифжи Кост, я никогда не испытывал к тебе теплых чувств.
   До боли в пальцах Нифжи вцепился в автомат и приблизил лицо к экрану. Драгоценные мгновения истекали. Он спиной чувствовал приближение ревущего от злобы палача, но не находил сил оторваться от демонической улыбки Полда Ши и лишь хрипло произнес: – Тогда послушай мерзавец. Не так всё просто. Вы можете убить меня. Убрать, как ненужную вещь, как мусор, но кристаллы с записью избранных материалов архива я передал в надежные руки. Там вся истина о электянах, и на лицо ваш гнусный обман. Это пахнет бунтом. Большим бунтом! А главное, там прямые доказательства нарушения кодекса Гнову – пришельцы смогут вмешаться и навести порядок до возвращения «Великого удара». Как видишь, я потрудился в информатории с пользой. Не страшно ли теперь убирать меня? Вы рискуете обнажить очень неприятные вещи!
   – Ты – дурак, Нифжи. Опасный дурак. Не существует никаких кристаллов. Каждый миг твоей несчастной жизни был под контролем. Ты даже мочился у нас на виду. Твоя возлюбленная Дафсни Паф, уже второй год, как одна из моих шлюх. Выставила она тебя вчера за дверь, потому, что принадлежит теперь другому глупцу. Прощай, тех Кост.
   – Будь ты проклят! Вы еще вспомните!..
   Сухой треск парализатора передался Нифжи дикой электрической болью. Заряд был слаб, чтобы убить его сразу. Он даже не потерял сознания – отлетел к стене, хватая губами горячий воздух, сполз на пол.
   – Кончать с ним, геер?
   Эти слова прозвучали эхом в гудящей, разламывающейся голове. Темно-синий плащ, как кожистое крыло ночной спутницы Нур, заслонили свет.
   – Нет, Хопфу, дай ему ещё шанс. Пока он не ощутил вкус смерти.
   – Вставай, дерьмо! Иди! – приказал тот же голос. Сильные руки оторвали Нифжи от земли, и он поплелся сквозь толпу. Шок медленно отпускал. Волоча левую ногу, он ступал тверже правой, упираясь безумными глазами в лица любопытных. Спустившись с лестницы, Нифжи попытался бежать, с великим трудом подчиняя себе пораженную импульсом левую часть тела. Страх смерти и какая-то животная ярость придавали ему силы. Он озирался, ожидая, не замаячит ли позади рослая фигура преследователя, и лихорадочно размышлял над планом спасения. Если, по приказу Полда Ши, за дело взялись люди службы Глаза и Когти Нур, то шансы были ничтожно малы. Плести интриги, выслеживать и уничтожать – было их ремеслом, доведенным до совершенства. Однако так ли остры были их когти? Ведь существовали космиты, да и поругатели Чести Семи давали о себе знать метким словом, повторяемым в темных углах. Нифжи не собирался сдаваться. Если кто-то решил разыграть спектакль, финальной сцены которого станет его убийство, то он ещё смел надеяться на иную роль: выжить, хотя бы чем-нибудь омрачить радость ненавистного геера.
   Достигнув площади перед островерхой башней торгового центра, он смешался с толпой и перешел на шаг. Теперь Нифжи вряд ли отличался от тысяч других, спешащих к шахтам подземки, идущие за покупками или бродящих без дела. Оставалось загадкой, как слуги жестокой Нур находили его быстро, без всяких усилий? Он вспомнил язвительные слова Полда Ши, будто каждый миг его жизни на виду, и тут же на ум явился простой ответ: они пометили его, пометили одежду, вещи, принадлежащие ему, пометили сотнями микроскопических детекторов: знали, слышали каждый его шаг! О, всесущий Рао! Палач мог с закрытыми глазами выследить его в самых укромных уголках гигантского города!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное