Александр Маслов.

Стражи Перекрестка

(страница 7 из 32)

скачать книгу бесплатно

   Вей-Раста торопливо бросила последнюю порцию волшебных слов и махнула рукой. Семин отпустил Макса, а Касперу и ведьмочке многозначительно указал на путь к отступлению.
   – Прячьтесь хоть в шифоньер, хоть под кровать! И не звука, не высовывайтесь, чтобы здесь не происходило! – строго наказал он.
   Когда шорохи, издаваемые Стражами, затихли, Семин подошел к входной двери и посмотрел в глазок. На лестничной клетке топтался милиционер. Хозяин квартиры несколько успокоился и повернул ключ в замке.
   – Капитан Лыков, – представился человек в серенькой форме. – Владимир Владимир ович. Ваш участковый.
   – Очень приятно, – ответил Семин, хотя на самом деле ему приятно не было.
   Он заподозрил, что этим визитом обязан старой ведьме – Анне Сергеевне, и в подозрениях не ошибся.
   – Я по жалобе гражданки Фоминой, – сообщил Лыков. – Разрешите войти?
   – Прошу, – Артем открыл шире дверь. – На кухню только. Только на кухоньку, – он увлекал участкового по коридору, опасаясь, что Ларса и Каспер еще не успели как следует спрятаться. – Извиняюсь, конечно. Беспорядок у меня. Но что поделаешь. Временно не женат, весь в работе.
   – А на досуге коньячок с водочкой попиваете, – усмехнулся милиционер, оглядывая ряд пустых бутылок возле мойки.
   – Да, друзья вчера привалили. Неожиданно так, среди ночи, – Артем виновато уронил взгляд на пол.
   – Ну, это не возбраняется, – капитан Лыков взял бутылку со стола, зачем-то понюхал горлышко. Затем, потеряв интерес к бутылке, оглядел соляные дорожки, свечи, расставленные по углам, и сказал: – Жалуется ваша соседка. Сегодня с утра пришла, просила разобраться. Говорит, от вас, гражданин Семин, житья нет всему подъезду. То вы стучите на барабане, то устраиваете дебош с дружками. А на днях украли с балкона ее платье. Объясните, что происходит.
   – Чего тут объяснять, – новообращенный Страж вздохнул и объяснил, честно глядя на милиционера: – Врет старушка. Нагло врет. Барабана у меня нет, и никогда не было. Это не барабан, а маразм ей в голову стучится. И ее платье я, разумеется, не брал. На кой мне старое бабское платье? Как бы я его с балкона стянул? Я – не фетишист и шею ломать ради такого барахла нет охоты.
   – То есть, оговаривают вас? – участковый вышел на балкон, оценивая риск воровства чужой одежонки. – Получается, жалоба на почве личной неприязни?
   – Именно, – кивнул Артем. – Не любит меня старушенция. Злобствует, относится крайне неприязненно.
   – И ее кота, конечно, вы не убивали? В кастрюле его не варили?
   – Кота?! – на лице Семина отразилось не то изумление, не то искренний ужас.
   – Врет, да? Вот и я думаю, что несет она бред. То про лошадей в ванной комнате, то про гномика с большим кровавым ножом.
Но, извините, мое дело все проверить, – участковый вернулся на кухню и снова потянулся к бутылке. – Коньяк прасковейский?
   – Ага, пятизвездочный. Налить для тонуса? – предложил Артем.
   Капитан Лыков от такого предложения смутился, покраснел, точно околыш форменной фуражки, и сказал:
   – Н-налей.
   – Только закуски нет, – предупредил Семин, наполняя рюмку.
   – И хрен с ним. Я хлебушком, – он взял в одну руку рюмку, в другую огрызок хлеба и, оправдываясь за неслужебный интерес к спиртному, сообщил: – У нас в управе такое творится! Такое с утра, что выдумки вашей старушки святой правдой покажутся! Ну, извини, – он опорожнил рюмку одним глотком и потянулся к кастрюле «Лакор».
   – Зеленый борщ? – со скрытой надеждой спросил Владимир Владимир ович, ковырнув черпачком.
   – Суп из спаржи, – сказал Семин, не зная как иначе именовать варево госпожи Вей-Расты. – Лакомство экзотическое.
   – Я хлебну малость. С утра не ел, боюсь, на пустой желудок растащит.
   Прежде, чем Артем успел открыть рот, капитан Лыков зачерпнул из кастрюли супчика погуще и с аппетитом откушал.
   – Действительно, экзотическое, – признал милиционер, разжевывая листья и корешки. – Не наш вкус. Папуасы, наверное, такое любят. Хотя русскому человеку все сгодится, – он набрал еще пол черпачка.
   По вкусу кушанья из котячьей головки Семин решил в дебаты не вступать, неопределенно хмыкнул и вылил в рюмку гостя остаток коньяка.
   – И что такое в вашей управе твориться? – спросил он, подавляя приступ тошноты.
   – Вчера говорили, что подполковник Хрипунов с ума сошел. Наверное, так и есть, иначе чего палить из пистолета в кабинете по лампочкам и убеждать дежурного, что в зеркале отражаются некие посторонние, которых и в помине рядом не было. А сегодня ни с того, ни с сего Хрипунова назначают начальником Управления. Да, приказ свеженький приходит. Плюс ему еще какие-то особые полномочия в связи с особой обстановкой. Фух, жарко что-то мне, – участковый снял фуражку и потянул тугой воротник.
   – А, по-моему, это нормально. У нас всегда начальниками назначают или слишком умных, или слишком сумасшедших, – сказал Страж Перекрестка, наблюдая, как по щекам милиционера стекают крупные капли пота. – Так что, полный порядок с вашим Управлением.
   – Нет, – капитан Лыков мотнул головой. – В Управлении не нормально. Да и в Отделе непорядок. У ребят начались массовые галлюцинации. Мерещится такое, что наркоманы бы позавидовали. Говорят, мимо дежурной части обезьянка в милицейской форме ходила и выражалась благим матом. А после наблюдались люди с серыми лицами, точно фантомасы. Рассказывают, такое, что жуть берет. Уфф, душно что-то, – проговорил участковый, прислонившись к стене. – И мутит меня.
   «Не надо было кушать кошачий супчик, – подумал Семин с состраданием к милиционеру и сетуя на свое гостеприимство. – Но, ничего, где-нибудь на улице проблюешься».
   – Страшно мутит, – бледнея, повторил Владимир Владимир ович. Снял галстук и расстегнул верхние пуговицы рубашки. Покрутил головой и тут увидел сеттера, тихо стоявшего в коридоре. – Гражданин Семин, – сдавленно произнес участковый. – Вы посмотрите! У меня тоже эти… галлюцинации.
   – Гав! – бодренько подал голос Макс.
   – Ох ты, бли-и-н! – Артем застыл, подавшись вперед и вытаращив глаза.
   Заклятие госпожи Вей-Расты сработало, только неожиданным образом: на месте собачьего хвоста покачивались огромные роскошные листья или перья темно-зеленого цвета. Новая оконечность, похоже, не доставляла кобелю неудобств. Он гордо вошел на кухню, покачивая задом, словно кокетливая девица, понюхал гостя и лизнул в лодыжку Семина.
   – Мерещится мне? – с надеждой спросил милиционер Володя. – Ведь собака же? Собаки такими не бывают?
   – Бывают. Продукт генной инженерии, – попытался объяснить Артем. – В нашем Институте Курортологии вывели.
   – Опупеть! – выразил восторг участковый и вдруг стал ощупывать свое лицо.
   Семина лицо милиционера тоже озаботило. С ним начали происходить странные вещи: оно сморщилось, как прошлогодняя картофелина, потемнело и начало покрываться шерстью. Потом на нем пробились усики, но не человеческие, а придурковатые редкие и длинные волосинки.
   – Ой! О-е-ей! – сказал капитан Лыков слабым детским голосом и стал оседать на пол.
   Кухню наполнили неароматные испарения. Сеттер мигом утратил гордый вид, зарычал и попятился. А Семин, стоял неподвижно, переживая дикий страх, наблюдая за необыкновенными превращениями гостя, который сжимался, обрастал шерстью и обретал другие нехарактерные для российского милиционера признаки. Глаза его округлились, зрачки стали вертикальными щелочками и мигнули хищным блеском. Пальцы, торчавшие из просторного рукава, укоротились и обзавелись кривыми коготками.
   – Оборотень, – догадался Артем. – Оборотень в погонах! Вей-Раста! Рыцарь Скальп! – закричал он, отступая к двери. – На помощь!
   – Ваууу! – заорало существо, бывшее капитаном Лыковым. Рванулось и выкатилось из одежды.



   В пятницу около 10.30 утра по аллее от парка Цветник шел человек с необычным серым лицом, гладко выбритым или вовсе лишенным всяких признаков растительности. Одет он был в элегантный, несколько старомодный костюм коричневого цвета. Голову его прикрывала фетровая шляпа с темно-синей ленточкой. А глаза от солнца закрывали очки с маленькими круглыми стеклами. Словом, если бы не серое, гладкое лицо, то выглядел бы он как персонаж со страниц старого детективного романа. Прохожие оглядывались и даже останавливались, переговариваясь удивленными репликами. Но больше они замечали не человека в коричневом костюме, а его совершенно невероятно спутника. Тот был облачен в спортивные брючки, рваные кеды и бейсболку, из-под которой лихо торчало не то кошачье, не то собачье рыжее ухо. Он шел вприпрыжку и без перерыва восхищался местными достопримечательностями.
   – Уважаемый Шанен Горг, – верещал Триша, взмахивая хвостом, торчавшим из дырки в брюках, – вы посмотрите! Посмотрите, домище какой! С колонами и окошками! Институт Курортологии написано! А это! Это! Вы посмотрите что твориться! – он остановился и простер ручонки к зданию банка, восторгаясь фасадом зеркального стекла: – Зеркала! Сплошные зеркала! А огромные какие! Через такие зеркала сюда можно переправить все, что заблагорассудится и мою родовую пещеру в придачу!
   – Да, большие зеркала, – отвечал магистр, приподняв очки. – Только мутноватые. Не избежать искажений. А нам, Тришка, искажения не нужны. Новый мир должен быть стабильным и основательным.
   – А девки какие! Какие хорошие девки! – гог подбежал сначала к одному фонтанчику со статуей девицы, лившей воду из кувшина. Метнулся к другому и прогнал студенток, куривших на лавочке и листавших учебники: – Ну-ка брысь, бесстыжие двоечницы!
   Студентки с визгом убежали, а на противоположной стороне аллеи собралось немало созерцателей, задетых чертячьим видом и манерами гога. Триша вскочил на парапет фонтанчика, с него легко перепрыгнул на статую дамочки, державшей за руку каменного карапуза, и оттуда возгласил:
   – Хватит жить по-старому, товарищи! Срочно требуется революция!
   Сев на плечи статуи он с вдохновением запел Интернационал, дирижируя бейсболкой:

     – Весь мир насилья мы разрушим
     До основанья, а затем
     Мы наш мы новый мир построим,
     Кто был никем, тот станет всем!

   – Что ж ты вытворяешь! Хулиганье чертово! – возмутилась пенсионерка в соломенной шляпке. – Прилюдно, на памятнике да такое паскудство!
   – Не бузи, Тимофеевна, – предостерег Триша. – А то сейчас всем растреплю, что в магазине, где твоя дочка на кассе сидит, ты колбасу тыришь!
   – Я?! – пенсионерка выпрямилась и застыла с открытым ртом. Тут же лицо бабуси посерело, сгладилось, точно как у магистра Хельтавара, а полиэтиленовый пакет в ее руке лопнул и на тротуар шлепнулся батон свежекраденой колбасы. Оставив колбаску на съедение собакам, Тимофеевна шмыгнула в толпу и заспешила к трамвайной остановке.
   – Да, памятник, – гог вернулся в мыслях к статуе, которую оплетал его хвост. – Магистр, а нельзя ли это произведение искусства улучшить? Привнести в него революционную идею и большим образом приспособить к нуждам наших горожан?
   – Писающий мальчик… – Шанен Горг ненадолго задумался, поправил шляпу. – Писающий мальчик должен писать, а не вводить народ в грехи и заблуждения, – решил он, вытянул руку к изваянию и добавил несколько нерусских слов.
   Незамедлительно губы каменой девы разошлись, из них раздались следующие звуки:
   – Пись! Пись, пс-с-с-с-с!
   Струйка воды, которую карапуз игриво испускал в чашу фонтана, окрасилась в соломенно-желтый цвет. Запахло мочой.
   – О, я преклоняюсь, Шанен Горг! Великолепная работа! – признал Тришка. – Не смею более портить скульптурный шедевр своим паскудным присутствием.
   Он проворно покинул тело каменой дамы, подойдя к магистру, еще раз оглядел фонтан, облагороженный более ясной идеей, и потянул магистра за рукав. Толпа зевак перед ними с шумом расступилась. Они прошли до конца аллеи и остановились возле кафе с красными зонтами, укрывавшими столики и посетителей от солнца.
   – Кока-Кола, – прочитал гог надпись с изящными завитками на зонте. – М-да, Кока-Кола, а похоже на мухоморы. Надо бы изменить, почтеннейший, – обратился он к магистру, снова вцепившись в его рукав. – Прошу изменить, а то брехня получается!
   – Мы спешим, Триша, – возразил Хельтавар. – Опоздаем с поздравлениями к господину Хрипунову.
   – Хрипунов один, а здесь люди. Много обманутых людей. Зачем им страдать под брехливыми надписями? Эти зонтики что, из Кока-Колы сделаны? Умоляю, немедленно переделай их! – воскликнул гог и просительно сложил ладошки на груди.
   – Будь по твоему, любитель истины, – магистр тряхнул рукой, возбуждая в воздухе темный поток искрящейся пыли, и кафе вдруг преобразилось.
   Зонты будто ветром сдуло, а ровно на их месте из тротуарной плитки стали пробиваться морщинистые столбики. Выросли, вытянулись в два человеческих роста и развернули ярко-красные шляпки с белыми пятнышками. На каждой шляпке проступила замысловатая надпись «Мухо-Мора». Посетители кафе сидели в онемении с застрявшими гамбургерами во ртах, потом вскочили и с криками бросились к выходу. Только самые отважные и любопытные остались за ограждением, оглядывая новообразование и с подозрением посматривая на магистра Шанен Горга с Тришкой, приплясывавшего и корчившего им веселые рожицы.
   Насладившись видом гигантских мухоморов на фоне горы Машук, Хельтавар и Триша двинулись дальше. Так с шутками и маленькими проказами они дошли до магазина сувениров.
   Возле витрины, уставленной вазами затейливых форм и расцветок, декоративным оружием, статуэтками, чеканками и картинами, магистр подумал, что было бы неплохо в честь важного назначения преподнести подполковнику Хрипунову подарок. Подумал и толкнул стеклянную дверь.
   Тришка ворвался в магазин первый. Размахивая бейсболкой, возгласил:
   – О, какие канделябры! Честнейшая бронза, магистр!
   Взвизгнув от приступа радости, он метнулся к другому простенку.
   – А это! Поглядите! Это! – гог замер перед распятьем, волей прагматичного художника приспособленного под держатель свечей. – Замечательная штука для молитвы, освещения помещений и изгнания нечистой силы! Такое в подарок нашим милиционерам нужно!
   Триша приблизился к распятию и виртуозно перекрестился.
   Благородная дама, которую появление гога застало врасплох, тоже перекрестилась. Другие посетители магазина хранили выжидательное молчание, плотно столпившись возле кадки с фикусом. Замерли даже девушки-продавщицы: одна перестала красить губы, другая оторвала от уха мобильный телефон.
   – Нет, канделябры в подарок не годятся, – нарушил тишину Шанен Горг и двинулся дальше мимо стеклянных стеллажей.
   Осмотрев зал со статуэтками и керамическими изделиями, Хельтавар тоже не нашел ничего подходящего. Сопровождаемый застенчивыми взглядами людей под фикусом он перешел в следующий зал. Здесь товары были повеселее: бутафорские доспехи рыцарей, кинжалы, оленьи и бараньи рога, арбалеты и сабли. При виде этого добра Триша пережил еще один приступ радости. Он метался от одной витрине к другой. То становился на четвереньки, виляя хвостом, благодарил судьбу, забросившую его в столь великолепное заведение. То вскидывал ручонки и просил Шанен Горга купить чучело утки или набор мельхиоровых рюмок. Однако магистр был непреклонен. Все предложения Тришки он немногословно отверг. Не выбрал ничего из обилия товаров в этом зале. Лишь подошел ближе к бледненькой продавщице и скромно осведомился:
   – Скажите, дорогая, сколько стоит эта штука? – его длинный серый палец нацелился на коробку, обклеенную разноцветной фольгой.
   – Нисколько – это упаковка, – вместо бледненькой продавщицы ответила более смелая женщина за прилавком.
   – То есть вы мне отдадите ее просто так? – полюбопытствовал магистр.
   – Вообще упаковка отпускается только вместе с товаром… – замялась продавщица. – Но если вам очень надо…
   – Мне очень надо, – подтвердил Хельтавар, приподнял очки и подмигнул женщинам красным глазом. – Позарез.
   – А сабелька в какую цену? – вступил в разговор Триша. – Эта вот! Эта! – он подпрыгнул, протягивая ручки к ковру на стене, увешанному различными образцами не слишком настоящего оружия.
   – Три тысячи двести, – ответила бледная дамочка за прилавком.
   – Ого! Столько денег за железяку! А казакам у вас скидка предусмотрена? Знаю, везде казакам и пенсионерам скидка!
   – Три тысячи, – смелая женщина за прилавком, совсем осмелев, хохотнула, прикрывая рот ладошкой. – Только для казаков и ветеранов труда.
   – Чудесненько! – гог обернулся на одной ноге, и его спортивные брючки обзавелись красными лампасами, а верхняя часть бейсболки превратилась в папаху. – Я как раз и есть казак. Казачище я!
   – Триша! – возмутился Шанен Горг. – Ты чего народ дуришь? Казак-то ты ряженый.
   – Я ряженный?! Да в нашем брехливом городе все остальные ряженые, а я казак потомственный! – гог подбоченился, взмахнул и щелкнул хвостом будто нагайкой. – Магистр, уважаемый, не будьте жмотом – займите мне пятнадцать настоящих рублей по пятере, – попросил он.
   Хельтавар неохотно полез в карман, выудил три монетки и вложил их в мохнатую ладонь.
   – Я мигом, магистр! – Тришка метнулся к игровому автомату, мигавшему дисплеем и цветными лампочками у входа в магазин.
   Через пару минут он вернулся, неся полную папаху блестящих кругляшей и сверкая от счастья глазами.
   – Вот, ровно три тысячи рублей. Повезло мне – отчего-то все три раза по три семерки выпало! – поделился он радость с обалделыми продавщицами. – Давайте сюда сабельку!
   Из магазина сувениров они двинулись по проспекту Кирова. Весь путь до ювелирного салона, где магистр Шанен Горг намеривался отыскать что-нибудь подходящее в подарок Хрипунову, Тришка нес пустую коробку. Нес он ее с большой неохотой, показательно обливаясь потом, вывалив длинный язык и жалобно постанывая:
   – О, почтеннейший! Почтеннейший, не могу я больше ее тащить! Ручки отрываются, ножки не идут! И все из-за мента позорного!
   – Терпи, Триша, – отвечал ему Хельтавар, неторопливо кушая сливочный пломбир.
   Когда последний кусочек мороженого растаял во рту Шанен Горга, до очередной цели их путешествия осталось несколько шагов. Магистр вытер руки платком и поднялся по ступенькам, над которыми сияла золотистая надпись «Престиж». Торговый зал встретил их прохладными дуновениями сплит-системы, блеском драгоценных изделий на витринах и грубым голосом охранника:
   – Чего здесь хотели?
   – Хотели что-нибудь очень красивое и очень полезное, – представляя, как редко встречаются эти два качества сразу, магистр поморщился и сделал шаг к витрине с эффектного вида продавщицей.
   – Пойми, братан, хотим новому милицейскому начальнику дары принести, – внятнее объяснил Тришка охраннику, увязавшемуся за ними с собачьей наглостью. – Свои дела с ним трем.
   Несколько посетителей у окна и возле стеклянной пирамиды, заполненной изделиями из поделочных камней, мигом потеряли интерес к товарам и воззрились на гога.
   – Нет, нет, нет, – Хельтавар переходил от витрины к витрине, почти не глядя на дорогие побрякушки. – И нет здесь для подполковника Хрипунова ничего. Постный выбор, – он остановился напротив продавщицы и спросил очень учтивым тоном: – Скажите, красивая, как я могу видеть Якова Ивановича Маркинштейна?
   Красивая хотела что-то ответить, скруглила рот, но, не выдавив ни звука, метнулась за бархатный занавес. Пока Триша, подергивая хвостом, рассматривал пустой закрашенный простенок, на котором не так давно висело огромное зеркало, из-за бархатного полога появился владелец салона. Обостренным от природы чутьем Яков Иванович сразу определил, что посетители перед ним очень не простые и, минуя прилавок, с любезнейшей улыбкой вышел прямо в торговый зал.
   – Яков Иванович? – Шанен Горг встретил его не менее любезной улыбкой. – Нам бы подарок для господина Хрипунова. Ведь знаете, радость какая, он сегодня назначен начальником Управления!
   – О, наслышан! С утра только об этом и говорят. Настоящие чудеса! – Маркинштейн хотел добавить: «чудеса, как эта скотина влезла на кресло Прокопова», но поостерегся и сказал: – Думаю, Василию Михайловичу, требуется особо памятный подарок. На какую сумму располагаете?
   – Цена не имеет значения, – небрежно ответил магистр. На всякий случай он сунул руку в пустой карман, и там образовались, захрустели какие-то бумажки. – Тысяча долларов. Две. Три… – считал Хельтавар, вытаскивая новенькие купюры.
   – Тогда что-нибудь редкое, с бриллиантами? Часы «Ролекс»? – хозяин салона раскраснелся и шагнул к центральной витрине.
   – Нет, нам бы цепочку, – остановил его порыв магистр. – Обычную цепочку из обычного золота.
   – Цепочку? – лицо Якова Ивановича исполнилось недоумения.
   – Да, братан, цепочку, – подтвердил Триша, роняя подарочную коробку на пол. – Только саму толстую. Э-э… Такую! – демонстрируя желаемую толщину, гог сжал кулачок и вскинул средний палец. – Короче, как у нармальных пацанов.
   – Решено, – сказал Хельтавар. – Именно такую.
   – Боже мой! – владелец салона вознес взгляд к потолку. – Пожалуй, найдется такая. Хотя она единственная и по заказу. Ну, хорошо, – решился он и рысью бросился к бархатному занавесу.
   Появился так же быстро, сверкая глазами и неся небольшую коробочку, отделанную сафьяном.
   – Смотрите, пожалуйста, – он откинул крышку и теперь уже неторопливо, важно начал поднимать дорогое изделие из мягкого ложа. Цепь действительно была толстой, как раз с Тришкин палец. – На шее начальника Управления будет смотреться хорошо, – сообщил Яков Иванович, подумав, что Хрипунову больше подошла бы грубая намыленная веревка.
   – Не, нам не на шею ее, – Тришка махнул хвостом и лукаво покосился на продавщицу и молчаливых посетителей салона. – Нам в уши ее продевать, чтобы голову вешать.
   – Голову? Чью голову? – Маркинштейн, старательно демонстрируя, что шутка его развеселила, расхохотался и похлопал себя по животику.
   – Вашу, разумеется, – Хельтавар осторожно взял цепочку из его дрогнувших рук.
   – Ну, конечно же! Улыбочку, пожалуйста, – гог отошел на два шага, словно собираясь запечатлеть Якова Ивановича на памятное фото. – Опаньки! – он с казачьей сноровкой выхватил саблю, подпрыгнул и снес голову хозяина салона.
   Разделенный на две неравные части, Маркинштейн шлепнулся на пол. Возле дальней витрины взвизгнула и тут же закрыла рот рукой толстая женщина. Остальные стояли беззвучно, уставившись на распростертое тело и голову с обращенными к богу глазками.
   – Ай-я-я, забыли спросить, сколько стоит цепочка, – спохватился Тришка и с горя обтер саблю о брюки охранника.
   – Какое упущение, – магистр цокнул языком и подошел к продавщице, вероятно, испытывавшей в этот момент сердечный приступ. – Так сколько стоит цепочка?
   Она отчаянно замотала головой и замычала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное