Александр Маслов.

Сапожок Пелесоны

(страница 3 из 36)

скачать книгу бесплатно

   – Когда ее дух вернулся в тело, она заговорила истинным голосом богини и сообщила мне и еще одному господину, что через день недалеко от Северных ворот Рорида, мы встретим мага-чужестранца, который должен решить очень серьезную проблему нашего королевства. Так же она предсказала, что этот маг будет находиться возле графини Силоры Маниоль, и при попытке заговорить с ним, он поначалу поведет себя недружественно: ранит одного из моих людей и надругается над лошаком. Как видите, первая часть пророчества в точности сбылась: мы встретили мага-чужестранца рядом с Северными воротами и возле кареты графини. Этот маг – вы. И человек мой серьезно пострадал, в попытке заговорить с вами. И бедному животному досталось. Теперь все мы надеемся, что сбудется главная часть пророчества жрицы.
   – Вы сказали, что я должен разрешить какую-то проблему королевства? И что же это за проблема? – отчего-то меня увлек их бред, и я вернул канделябр на место.
   – Она очень серьезная. Очень! – заговорил человек в шляпе, которого маркиз называл Нестеном. – Касается нашего короля. Прежде, чем открыть ее, мы должны взять с вас клятву, что все сказанное здесь останется в глубочайшей тайне.
   – Клянусь! – воскликнул я и, еле сдержав улыбку, сложил пальцы крестиком за спиной. – Говорите – не выдам вас даже под пытками.
   – Извините, господин Блатомир, но требуется, что бы вы принесли клятву по установленному порядку, – вмешался маркиз Вашаб. – Я не сомневаюсь, что вы – человек исключительной честности, но, понимаете ли,… такой у нас сложился порядок.
   – Чистая формальность, – подал голос Дереванш. Он уже пришел в чувство, зашевелился, потер свою залысину, развернул какой-то сверток. Потом подошел к столу и начал расстилать на нем кусок старой потрепанной парусины.
   Приглядевшись, я увидел герб Кенесии. Наверное, это был очень старый герб. Может быть, самый архаичный из всех гербов королевства: на фоне скрещенных мечей проступал ослик, по местной традиции символизирующий упорство, над ним веером расходились загнутые лучики солнца. Надо заметить, что осел на этом гербе был нарисован неумело и чем-то походил на длинноного зайца, чем-то на ушастую собачонку. Я даже засомневался, что на столе лежит истинный герб Кенесии. Но серьезность этих людей, заставила меня отбросить сомнения.
   – Вам нужно поклясться на нашем гербе, – кротко произнес Рерлик Вашаб. – Извините, но это обязательная процедура. Только тогда мы сможем ввести вас в суть дела.
   – Нет проблем, – сказал я, подумав, что все равно ничего не теряю. Мне было без разницы на чем клясться: хоть на этой тряпке, хоть на святом Камне Греда, хоть на Уставе КПСС. – Клянусь, – сказал я, положив руку на задницу ослика, и, в ожидании дальнейших откровений, закатил глаза к потолку.
   – Еще раз извините, но клятву нужно произнести слово в слово правильно, – заметил Нестен. – Повторяйте, пожалуйста, за мной – так вам будет легче совершить священный ритуал.
   – Валяйте… в смысле, говорите, – поторопил его я.
   – На истинном святом гербе Кенесии душой своею клянусь… – далее Нестен говорил долго, высокопарно, с исключительным пустозвонством.
И я все это повторял за ним, как пьяный попугай. Суть нашей совместной речи сводилась к тому, что я вместе с ним обещаю не говорить никому, о какой-то смутной беде, которая вот-вот обвалится на кенесийского венценосца и вероятно пришибет его насмерть. А если я скажу, то меня должна покарать целая шайка ночных демонов, хотя из словосплетений нашей совместной клятвы с равной вероятностью демоны могли покарать и Нестена.
   – И слава Греду! – с облегчением выдохнул маркиз, когда этот спектакль закончился. – Теперь к самому делу… – он покосился на Дереванша и попросил: – Дереванш, дружище, растолкуйте, пожалуйста, господину волшебнику.
   – Я?! – он округлил глаза и глупо заулыбался, словно об его макушку разбили еще один изящный горшок.
   – Конечно, вы, – подтвердил Нестен. – Вы с этим вопросом гораздо лучше знакомы.
   – Вы же первый узнали о свитке, – маркиз слегка подтолкнул его ко мне. – И язык у вас лучше подвешен.
   – Ну, хорошо, хорошо, – нехотя согласился маленький человек. Посмотрел на меня, прикрыв один глаз, и начал: – Существует древнее пророчество, пришедшее еще из эпохи Криблина Первого – нашего первого короля, основателя Рорида, впоследствии всей Кенесии. Сами понимаете, пророчество такое же древнее и такое же твердое, как само святое королевство…
   «Здрасьте вам, еще одно пророчество. Если вы, ребятки, исходите только из смутных пророчеств, то тогда совершенно очевидно, кто из нас здесь сумасшедший. Конечно-конечно, дело ваше архиважное и суперсерьезное», – подумал я, окончательно расслабился и сел на диван, чтобы было удобнее слушать их бред.
   – …Позвольте, я по памяти зачитаю только один важный фрагмент, – продолжал вещать Дереванш под ритмичные кивки моей головы. – Так, так… О вере и грехе… О святости королей… О… – он перебирал в памяти названия каких-то заголовков, будто рылся не в собственной голове, а в пыльном архиве, наконец вспомнил нужное, счастливо сверкнул глазами и перешел к делу: – Вот! «Когда свету из тьмы снова предстанет Сапожок святейшей Пелесоны, в мире произойдут великие и божественные потрясения. Верно говорю вам, наступит это время. Мир изменится, и ничего из того, что было, уже не будет так, а то, что не было, возникнет на месте того, что было. И изменятся многие государства. Многие короли уйдут в небытие. И придут новые законы и новые порядки. Новых героев и новых злодеев явит осевший прах…
   Но все начнется с того Сапожка, ибо великая сила скрывается в нем. И перейдет сила к тому, кто завладеет им, ибо ему тогда предстоит решать чему быть, а чему никогда не быть».
   Нечто подобное, в несколько измененной трактовке я уже слышал в стенах университета и хотел спросить, при чем здесь беда, которая вот-вот свалится на коронованную макушку Люпика Третьего. Открыл рот с естественным вопросом, но Дереванш, будто угадав ход моих мыслей, перебил, подняв руку, и сказал следующее:
   – Не буду вас больше утомлять древними текстами, господин Блатомир, а сразу поясню суть наших опасений. Я долго копался в архиве и выяснил, что Сапожок Пелесоны действительно существует. Он такая же несомненная реальность, как и житие этой святейшей госпожи, почившей от руки злодея почти две тысячи лет назад и, соответственно, отправившейся в Сады Юнии для дальнейшей бесконечной жизни.
   – Знаком я с этим, – мне захотелось зевнуть, и я прикрыл рот ладонью. Миф о Пелесоне, разумеется, мне был известен. Правда, о ее башмаках я ничего не слышал. Но сомневаться в их существовании я тоже не собирался – ведь не босиком же топтала землю полубожественная девица.
   – Тем лучше, – продолжил Дереванш. – Так вот самое главное и самое пренеприятное заключается в том, что Сапожок должен погубить нашего дражайшего короля Люпика, если только Люпик не завладеет им раньше, чем недруги. Понимаете? Это совершенно точно следует из пророчества.
   – И каким же образом? – усмехнулся я. – Сапожок ваш что, с ножками, с ручками и с большим острым ножиком за голенищем?
   – Сила, скрытая в Сапожке, вызовет потрясения, которые крайне неблагоприятно скажутся на Кенесии, а так же на здоровье нашего правителя, – объяснил Дереванш. – В общем, все может кончиться смертью и разрушениями.
   – А недавно нам стало известно, что некоторые влиятельные люди начали поиски Сапожка, – вставил Нестен, снял шляпу и промокнул лоб белым платком. – Причем взялись они за поиски с полной серьезностью. У них есть кое-какие наметки, где и как искать священную вещь.
   – Значит, нужно разыскать этих влиятельных людей и соответствующе решить с ними вопрос, – предложил я, чиркнув ребром ладони по горлу. – Пусть свои таланты в божественных Садах проявят.
   – Господин Блатомир, позвольте, сначала я представлю вам этого человека, – маркиз учтиво изогнул руку в сторону Нестена. – Граф Нестен Ланпок – глава тайного сыска Кенесии. Уж поверьте, он отлично знает свою работу и непременно сделает все от него зависящее. Однако положение осложняется тем, что святыню Пелесоны ищет довольно много людей не только в Кенесии, но и за ее пределами. Как правило, это весьма важные лица, имеющие доступ к древним архивам, храмовым библиотекам, обладающие магией и особыми знаниями. Большинство из них – члены различных тайных обществ, влияние которых простирается на всю Гильду. Они достаточно умны и изворотливы, не так просто поймать за руку кого-нибудь из них. Тем не менее, службе господина Нестена Ланпока удалось сделать несколько успешных арестов. Под пытками негодяи заговорили, и теперь мы хотя бы знаем о настоящем положении дел.
   – И видите ли, пока неизвестно, где находится Сапожок Пелесоны, – заметил граф Ланпок. – Он может находиться не в нашем королевстве, в местах, где мое ведомство не имеет достаточной силы. А таких мест на Гильде, увы, немало.
   – Так или иначе, но нам нужно первыми добраться до Сапожка. Я очень надеюсь, что в его поисках вы будете с нами. Надеюсь, что вы сделаете все возможное для нашего королевства и нашего короля. Что скажете, господин Блатомир? – Вашаб сделал шаг к дивану, на котором сидел я. В маленьких проницательных глазках маркиза мелькнула тень жалобного детского прошения.
   – То есть вы хотите, чтобы я включился в поиски обувки Пелесоны? – уточнил я. – Вы рассчитываете на меня и мои магические способности?
   – Именно! – воскликнул маркиз, пораженный моей догадливостью. – Ведь благословенная жрица Юнии, предрекла найти Сапожок вам!
   – М-да… – прежде чем согласиться с их предложением или как-нибудь хитро отвергнуть его, я решил почесать за ухом и хорошенько подумать. Мои мысли были стремительны и одновременно глубоки. Рассуждал я примерно так: «Очевидно, что я позарез нужен этим людям. Если я откажу им, то из этого ничего хорошего не выйдет. Может быть, тогда они предъявят счет за разбитую вазу, поцарапанную голову умника Дереванша и черт его знает за что еще. А если я их предложение приму, тогда, пожалуй, я смогу отсюда выбраться и как-нибудь уже по-своему распорядиться полученным знанием и личной свободой».
   – Хорошо, я возьмусь за это дело, – вслух подытожил я, глядя на маркиза, мигом порозовевшего и заулыбавшегося. – Чего там… найдем как-нибудь обувку святейшей этой…
   – Пелесоны, – с придыхом прошептал Дереванш.
   – Есть еще некоторое обстоятельство… – тоже негромко проговорил граф Ланпок и отошел на шаг к окну. – Как бы вам сказать… Существует еще одно пророчество, которое произнес шесть дней назад оракул…
   – Оракул Греда у другого священного источника, – передразнил я, чувствуя, что меня мутит от их пророчеств.
   – Откуда вы знаете? – Рерлик недоуменно и испугано уставился на меня. – У храма Греда Трисолнечного был только граф Ланпок с немногочисленной свитой.
   – Да так, догадался посредством дедукции, – ответил я. – Ну, говорите-говорите, что предсказали жрецы на этот раз?
   – Понимаете, господин Блатомир, чтобы иметь наиболее точное предсказание, мы решили, что будет разумным получить его в разных храмах, и ответы прорицателей свести воедино. В храм Юнии Вседающей ездил маркиз Вашаб, – пояснил Нестен, помахивая шляпой. – А я имел счастье посетить святилище Греда. Странно, но предсказания от служительниц Юнии и оракула Греда получились не совсем одинаковыми. Есть между ними кое-какая разница…
   – Да, очень странно. Снова боги договориться не в состоянии. Прямо-таки невероятные дела происходят, – съязвил я. – Так что сказал оракул Греда?
   – Он сказал… – маркиз замялся, теребя платок и поглядывая на Нестена.
   Через полминуты тягостного молчания, граф понял, что все-таки отвечать придется ему.
   – Он сказал, будто Сапожок Пелесоны найдет некая молодая госпожа по имени Элсирика, волосы которой окрашены солнцем, которая появится на рассвете у Восточных ворот Рорида. Ну и еще сообщили кое-какие приметы этой важной особы и без того известной в Кенесии. Мы ее так же нашли и привели во дворец.
   – Позвольте, но тогда зачем вам нужен я? Пусть эта важная и солнечная девица ищет ваш Сапог, – я почувствовал себя уязвленным и встал с дивана.
   – Извините, господин Блатомир, но из пророчеств получается, что Элсирика и вы способны отыскать Сапожок с равным успехом. Нам необходима и ваша помощь, и госпожи Элсирики, – проговорил маркиз, разнервничавшись так, что платок выпал из его ладони.
   – Сдается мне, что на этот счет должно быть еще одно пророчество, – я горько усмехнулся и оперся о стол. Моя рука снова потянулась к канделябру – отчего-то захотелось опустить его на голову одного из кенесийцев. – Разве вы не посылали своих людей к оракулу храма Вирга? – поинтересовался я. Ведь вполне логично предположить, что они должны были спросить совета и у третьего гильдийского бога.
   – О! Вы и об этом знаете?! – восхитился моей проницательности маркиз. – Да, посылали и к нему господина Дереванша. Но, увы, оракул святилища Вирга отделался молчанием. Как мы ни старались, старик не смог наладить общение с богом. Разбили об алтарь три десятка яиц, сожгли волчью шкуру и семь козлят зарезали – все безрезультатно.
   – Понятно. Занят был Вирг реальными божественными делами, – констатировал я, и подумал, что надо бы поскорее выбираться отсюда.
   После суток, милостью маркиза Вашаба, проведенных в глубокой отключке и утомительной чепухи с прорицаниями, я чувствовал себя злым, голодным и неудовлетворенным во многих человеческих нуждах. А эти, так сказать, господа дворянского происхождения даже не торопились предложить мне нормальный завтрак или кофе с гамбургером на худой конец. В общем, нужно было проваливать из дворца, найти приличную харчевню с хорошей кухней и там за стаканчиком вина обдумать сложившееся положение. Наверное, сейчас мне следовало сказать: «Ну, счастливо оставаться, добрейшие маркизы, с графьями и дереваншами, удачи вам всяческой, здоровья и благоприятных астрологических прогнозов, а я пошел башмаки Пелесоны искать. Адью.», и твердой поступью направиться к двери. Только я вовремя вспомнил о своей волшебной сумке и посохе. Вспомнил и подумал, а не собираются ли господа-дворяне этак хитренько оставить мое имущество в залог? И целы ли мои драгоценные вещи или их по несусветной глупости оставили в дорожной пыли у ворот? Поэтому, вместо того, чтобы торопливо распрощаться, я спросил:
   – Надеюсь, сумка моя и посох в сохранности?
   – Да! Конечно! В самом надежном месте под присмотром королевских гвардейцев, – заверил граф Ланпок, для убедительности помахивая шляпой куда-то в сторону комода.
   – И вы мне их немедленно выдадите? Я же не могу отправиться на поиски Сапожка без сумки и посоха.
   – Обязательно выдадим, господин Блатомир. Сразу же после аудиенции с королем. Он скажет вам несколько напутственных слов. Вам и госпоже Элсирике, – отозвался Рерлик Вашаб. – Если вы готовы, то пойдемте в Цветочный сад. Должно быть, король прогуливается там. И там же дожидается госпожа Элсирика.
   – Пойдемте, – я взял с тумбочки плащ, отмечая, что его кто-то побеспокоился зашить, и направился за кенесийцами.
   Честно говоря, было интересно посмотреть на первое лицо этого несчастного государства, лицо, судьба которого была под каблучком святейшей Пелесоны, а так же в моих крепких руках.


   Пройдя в южное крыло дворца, спустившись по широкой лестнице, мы вышли в сад и двинулись по дорожке между магнолий. От цветочного запаха воздух здесь казался пьяным и сладким. Под ногами хрустела гранитная крошка, а за ветвями, белыми от цветов, журчал фонтан. В общем, сад был вполне королевский и его великолепный вид даже несколько улучшил мое мнение о Люпике Третьем и мирке, в который меня занесло университетское распределение.
   – Сюда, пожалуйста, господин Блатомир, – маркиз коснулся моего локтя, увлекая меня к дорожке, отходящей от аллеи. – Элсирика должна ждать там.
   Едва мы миновали клумбу ирисов, как нам открылась беломраморная беседка. На ступеньки вышла тучная пожилая дама в роскошном платье и немолодой субъект с тростью; мишура и золотые ордена во множестве украшали его торжественный мундир.
   Из этой сладкой парочки Элсирикой, скорее всего, являлась пожилая дама, приветствующая нас улыбкой поварихи, у которой только что сгорел праздничный пирог. Я тоже улыбнулся и подумал: «Неужели эту кухарку они пророчили мне в конкуренты в розыске Сапожка?! Агата Кристи нашлась на мою голову!»
   – Приветствую, восхитительная э-э… Элсирика, – воскликнул я, не доходя до ступенек и игнорируя ее протянутую для поцелуя руку.
   – Это герцогиня Клуфра Паноль, – наклонившись к моему уху, быстро прошептал Нестен.
   – Черт! – я растерялся лишь на один миг: порозовел, почесал за ухом. И тут же легко исправил положение: – Шутка, ваша светлость. Надеюсь, развлек вас. М-м, моя прелесть – без особого аппетита я приложил губы к ее сморщенной руке.
   Оторвавшись, обратился к субъекту, отягощенному орденами:
   – Получается, вы – Элсирика?
   – Это супруг герцогини, уважаемый герцог Горис Паноль, – прогнусавил мне в другое ухо Рерлик.
   – О! Приветствую, господин Паноль! Рад до сумасшествия! – я изобразил на лице восхищение, отпустил любезный поклон и принялся искать взглядом неуловимую Элсирику.
   В беседке ее точно не было. Я озирался и ощущал, что она где-то здесь, и что с семейством Паноль я угодил в неловкое положение. Герцог о чем-то ворчал подскочившему к нему Дереваншу. А его красотка-жена продолжала глупо улыбаться, как будто помимо пирога у нее сгорела утка с яблоками и полкухни в придачу. Причем улыбалась она всей душой и именно мне.
   – Опля! – услышал я сзади, и тут же мои глаза закрыли мягкие ладони.
   – Госпожа Элсирика! – на этот раз я угадал безошибочно.
   Повернулся и обомлел. Вообще-то, меня трудно удивить. Все странные вещи, даже чрезвычайно странные, которые происходили перед моими глазами, никогда не доводили меня до того состояния, когда открываешь рот и при этом не можешь произнести ни звука. Даже в темном университетском подвале, когда на меня напал дух магистра Шарипова (как выяснилось позже, инициированный двумя ведьмами-шутницами с пятого курса) я не был в той точке предельной растерянности. По крайней мере, тогда, при виде синей рожи магистра, я смог открыть рот, и даже закрыть его, снова открыть, и заорать благим матом. А в этот раз я только рот открыл и замер в глупейшей позе, вытаращив глаза и вытянув руки вперед.
   Передо мной стояла Анька Рябинина. Я узнал ее сразу. Ни прошедшие годы, ни кенесийский непривычный наряд с пышным бантом на плечике не изменили Анну Васильевну: те же насмешливые серо-голубые глаза, тот же лик принцессы Марго из старого французского фильма и те же распущенные опасно-рыжие волосы, от вида который чувствуешь себя беспокойно, будто при пожаре.
   – Маг Блатомир? – проговорила она с явной издевкой, будто перед ней появился Волк из сказки про Красную Шапочку, неумело прикинувшийся Бабушкой. И ее следующей репликой по всей логике должно быть: «а чего у вас такая кислая улыбка? Зубы болят?» но вместо этого она проворковала: – Наслышана, наслышана. Из каких же далей занесло вас в благословенную Кенесию?
   «По идиотскому распределению из родимого университета», – хотел сказать я, но вместо горестной правды сообщил:
   – Волей всевышних из Героны, госпожа Э-э…
   – Элсирика, – хором подсказали маркиз Вашаб и граф Ланпок.
   – Слава богам, ваше знакомство счастливо состоялось! Уверен, вы легко подружитесь, – подытожил герцог Горис Паноль. – А дружба – важнейшая вещь в нашем непрочном мире, особо если приходится вместе идти к возвышенной цели.
   – И трижды особо если к такой возвышенной, как поиски чьего-то сапожка, – заметил я.
   – Да, да! – подтвердил герцог, утверждая мою мудрейшую мысль постукиванием трости. – Сапожка Пелесоны! Мы очень рассчитываем на вас! Боги, храните нашего короля!
   – Господин Блатомир… – бархатным голоском проговорила Элсирика и отчего-то замолчала; в глазах ее вспыхнул и погас веселый отблеск.
   – Можно просто – Блат, – сказал я. – Чего уж там, если нас связывают такие трогательные обстоятельства.
   – Блат, извините, что я так вот из-за спины… Поставила вас в неловкое положение, – губы ее скруглила ангельская улыбка. – Мне и в голову не могло прийти, что вы спутаете госпожу Паноль, а затем и самого герцога со мной.
   – Я никого не спутывал. Это была шутка, – огрызнулся я. – Но ладно, извинения приняты.
   – Вот и чудесно. А теперь поспешим к Его Величеству, – вмешался граф Ланпок. – Думаю, он уже поджидает нас.
   С этими словами Нестен взял Элсирику под руку и зашагал в сторону небольшого пруда, блестевшего за деревьями. Я в сопровождении Дереванша и Вашаба направился туда же. По дороге меня мучили опасения, что Элсирика – в прошлой мирской жизни Анька Рябинина – наговорит графу чего-нибудь не того. Мало ли что на уме у взбалмошной девицы, а тем, касающихся меня, в ее головке должно было сохраниться много. Я старался держаться поближе к ней и Ланпоку, прислушиваясь к их разговору, но говорили они так тихо и мило, что до моих ушей долетали лишь отдельные слова вроде «очаровательно», «глупость», «грешить», «нежное волшебство» и редкие взрывы смеха Элсирики.
   Когда мы обогнули пруд, и впереди за стрижеными кустами появилась небольшая лужайка, сходящая к воде, Нестен и Элсирика ускорили шаг.
   – Его Величество Люпик Третий, – сообщил мне Рерлик. – Он сидит посередине на белом с позолотой табурете. Пожалуйста, господин Блатомир, не перепутайте его с кем-нибудь другим. Король не всегда расположен к шуткам.
   – Нет проблем, – сказал я, тоже быстрее переставляя ноги.
   Когда мы подошли к Люпику и его пестрой свите, граф успел представить Элсирику, и она присела в изящном реверансе (не знаю, где и когда она научилась этим выкрутасам, но наша обычная Анька Рябинина вела себя точно опытная фрейлина). Настала моя очередь быть названым. Маркиз Вашаб совершил это в точном соответствии с дворцовым этикетом. И я на всякий случай присел, изобразив замысловатый выверт рукой, скаля зубы монарху – худенькому старикашке в красных одеждах, расшитых драгоценными камешками.
   – А, маг Блатомир! – воскликнул король. – Очень рад видеть в нашем королевстве! – он вдруг встал и, к удивлению собравшихся, похлопал меня по плечу.
   – И я рад, Ваше Величество! – в ответ я тоже хотел стукнуть Люпика в костлявое плечико, но благородное воспитание не позволило. – Всю сознательную жизнь мечтал так вот запросто пообщаться с королем в неформальной обстановке.
   Все отчего-то притихли. Застенчивым взором я оглядел лужайку, прудик с белыми лебедями и хмурые лица дворцовых людей.
   – Ну, сир, приступайте к напутственной речи, – поторопил я короля. – Сапожок ваш, вернее этой… Пенелопы…
   – Пелесоны! – свистящим шепотом подсказал маркиз Рерлик Вашаб, дыша мне в ухо.
   – Сам знаю, – я успокаивающе зыркнул на него и повернулся к монарху. – Сапожок – не проблема. Найду с легкостью. С моими магическими способностями, дедукцией, интуицией, эрудицией поиски обувки – дело плевое, – заверил я, поглядывая на госпожу Рябинину и с удовольствием замечая, как в изумлении округляются ее глаза.
   – Очень на вас рассчитываю. Вы же понимаете насколько это важно?! Я был в ужасе, когда узнал, что благоденствие нашего королевства и всего окружающего мира зависит от какого-то Сапожка! – Люпик разнервничался и заходил между мной и Элсирикой маленькими, но очень быстрыми шагами. – Вы бы знали, что написано об этом Сапожке в древних текстах! Вы знаете, что о нем написано?! – он пронзительно глянул на меня.
   – Частично, – ответил я. – Кое-что знаю. Чего еще не знаю, то скоро узнаю, если вам так угодно.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное