Алекс Стрейн.

Птица счастья

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно

   Она познакомилась с Дэвидом на одной из выставок молодых, но подающих большие надежды художников. Хозяйка «Галереи Витерсби», старушка преклонных лет, миссис Мадлен Скотт-Витерсби, рано потерявшая мужа и много лет находившая утешение только в своем детище, созданном собственными руками (и, конечно, с помощью состояния покойного супруга, ибо невозможно содержать галерею почти в центре Лондона только на деньги от продажи картин!), питала слабость к молодым художникам. Она называла это «открытием талантов» и устраивала подобные выставки довольно часто. Ей льстила роль мецената и патронессы «молодых и приятных мальчиков», которые – очень часто – приносили большие дивиденды.
   Итак, Дорис принесла пригласительный билет, строго сказав Мэг, что сидеть в очередной выходной дома – это не просто занудство, а настоящее преступление. Лучше посвятить день культурной программе. А потом они вместе прогуляются по магазинам… Мэг совершенно точно знала, что все это действо Дорис затеяла как раз из-за последнего пункта в программе – прогулки по магазинам и неторопливого разговора в маленьком уютном ресторанчике за чашечкой кофе. Говорить, конечно, будет Дорис, а Мэг останется только выслушивать подробности очередного быстротечного романа подруги, сопереживать, соглашаться, что этот последний оказался «вовсе не тем, на что рассчитывала Дорис», и подбадривать, что в следующий раз ей обязательно повезет. Дорис всегда была в поиске, рассчитывая со временем заарканить «принца» с миллионным состоянием. Конечно, какой же принц без миллионного состояния?! И заверять, что настойчивость и поиски, конечно, вскорости дадут свои плоды. Ведь говорят же: кто ищет, тот всегда найдет!
   Впрочем, вынужденное молчание Мэг, перемежаемое покорным поддакиванием, объяснялось тем, что ей самой в этой области было совершенно нечем похвастаться. Потому что всю ее жизнь занимала работа. Заводить какие-то далеко идущие отношения с коллегами она не испытывала желания, а на новые знакомства, коротая время у телевизора или с книгой на коленях в любимом кресле, не очень-то приходится рассчитывать. Если только со случайным коммивояжером, постучавшим в ее дверь в надежде всучить доверчивому домоседу какой-нибудь неходовой товар! Можно было почаще «выходить в свет», посещая вечеринки многочисленных знакомых или просто бывая на дискотеках или других увеселительных мероприятиях, но Мэг не просто не верила во встречу с тем, который единственный и на всю жизнь. Она панически боялась «вляпаться в краткосрочное постельное знакомство» – как это называла Дорис. К тому же от больших компаний и громкой музыки у нее начинала болеть голова. Вот такой замкнутый круг!
   Словом, Мэг решила, что она и в самом деле засиделась дома. К тому же они не встречались уже – подумать только! – две недели, и подругу наверняка уже распирает от всевозможных подробностей и эмоций. И Мэг согласилась. Она пришла, когда основная часть публики уже отправилась восвояси и до закрытия галереи оставалось не так много времени.
Мэг задумчиво бродила по помещению, превращенному множеством перегородок в своеобразный лабиринт, и это ей нравилось. Мэг знала, что дизайн очередной выставки – это как раз то, чем занимается Дорис, и ей импонировала задумка подруги. Картины, подсвеченные особым образом, воспринимались совершенно иначе, нежели при обычном освещении. Мэг переходила из одного узкого зала в другой, некоторые полотна привлекали ее внимание, мимо других она проходила, едва скользнув взглядом, – авангардизм она категорически не воспринимала! – но только у одного полотна надолго застыла, потрясенная яркостью, сочностью и какой-то… фантастичностью изображенного пейзажа.
   – Вам нравится? – Мэг и не заметила, что к ней подошел молодой человек.
   Мэг оглянулась, бегло улыбнулась и кивнула.
   – Очень. Выбор красок поистине удивительный.
   – Они слишком ярки. Вы не находите?
   – Да… может быть… Вы знаете, я не такой уж знаток, – вновь улыбнувшись, призналась она, – но мне очень нравится. Она прекрасна!
   – Я бы мог показать вам и другие картины этого автора. Пойдемте?
   Мэг снова кивнула и направилась за ним: ей просто не терпелось увидеть другие картины.
   – Я Дейв Харт, – представился молодой человек.
   – Мэг Паркер.
   – Замечательное имя – Мэг.
   Она так же отстраненно и бегло улыбнулась и получила в ответ широкую, приветливую улыбку.
   Дейв подвел ее к нескольким картинам, замыкавшим экспозицию, и она безошибочно определила тот же стиль. Мэг наклонилась, чтобы разглядеть подпись художника, медленно выпрямилась и вопросительно посмотрела на Дейва.
   – Это ваши картины? – спросила она, невольно пристально разглядывая стоящего перед ней мужчину.
   На вид ему было лет двадцать пять. Высокий, худой, даже хрупкий, и у него оказались красивые руки с длинными пальцами, как у скрипача. Привлекательному лицу Дэвида, худому и бледному, словно оно никогда не знало солнца, придавали какую-то болезненную загадочность обведенные синими кругами усталости серо-зеленые глаза, смотревшие спокойно и внимательно. Мэг отметила высокий лоб, идеально вылепленные скулы, тонкие, даже нервные губы. Длинные темные волосы, в живописном беспорядке падающие на плечи, нисколько не портили впечатление, а, наоборот, подчеркивали его привлекательность и одухотворенность, Мэг не почувствовала в Дейве ни наигранности, ни нарочитости. Он не играл роль, он просто был самим собой, и она расслабилась.
   – Да, – просто ответил он, продолжая изучать ее.
   От его пристального взгляда Мэг немного смутилась и, чтобы прийти в себя, стала смотреть на картины. Только сейчас она заметила на них небольшие картонные таблички «Продано».
   – Что вы думаете об этих картинах?
   – Я думаю, что это говорит лучше всяких слов. – Она указала на таблички.
   Он усмехнулся.
   – Наверное, вы правы. Мэг, можно пригласить вас на чашечку кофе? Здесь недалеко есть очень уютный ресторанчик, я люблю там бывать.
   – Но я не могу… – Она почему-то испугалась.
   Наверное, потому, что она очень давно не принимала ничьих приглашений. Особенно молодых, красивых и, несомненно, талантливых художников.
   – Я вас прошу… прошу составить мне компанию и отметить мой сегодняшний успех.
   Он опять тепло улыбнулся, и Мэг неожиданно согласилась.
   – Только я не могу слишком долго, – пробормотала она.
   – У вас свидание? – мягко поинтересовался он.
   – Да… То есть нет… У меня встреча с подругой. Дорис Крюсон, она здесь работает.
   Улыбка Дейва осталось прежней, но в глазах что-то мелькнуло.
   – Скажите ей, где вас найти, и позже она присоединится.
   Мэг это показалось наилучшим выходом. Однако позже, когда Дорис действительно присоединилась к ним, Мэг об этом пожалела. Ее удивила первоначальная реакция Дорис – наигранная веселость, скрывающая напряжение и недовольство. Дорис играла роль просто отлично, и, не знай ее Мэг так хорошо, она вполне могла бы попасться на удочку. Больше всего Мэг поразило, что Дейв тоже мгновенно почувствовал фальшь. На его губах появилась странная, едва заметная улыбка, а потом он извинился и быстро откланялся, пригласив напоследок Мэг посетить его мастерскую.
   – Когда ты его успела заарканить? – после «отступления» Дэвида поинтересовалась Дорис. Она откинулась на спинку стула и закурила тонкую коричневую сигарету.
   Мэг неожиданно разозлилась. В конце концов, если она слишком редко ходит на свидания, это вовсе не означает, что она считает себя старой девой и решила поставить крест на личной жизни. Ей всего двадцать шесть, она пусть и не красавица, но достаточно привлекательна, чтобы на нее обращали внимание мужчины.
   – Я никого не заарканивала, Дорис. Мы просто познакомились на выставке, и Дейв пригласил меня на чашечку кофе.
   – Я не имею ничего против, – тут же сбавила обороты Дорис. – Я просто беспокоюсь за тебя.
   – Позволь мне самой побеспокоиться о себе, я уже не маленькая.
   – Поступай как знаешь. – Дорис выдохнула облачко дыма, растаявшего в воздухе, и ткнула недокуренную сигарету в пепельницу. – Знаешь, я сегодня чертовски устала… Давай отложим поход по магазинам.
   – Хорошо.
   Мэг отчетливо поняла, что их совместные планы на этот вечер провалились именно из-за того, что она была с Дейвом. Это означало только одно: по странному стечению обстоятельств именно Дейва Дорис наметила себе в качестве очередной жертвы, а она, Мэг, умудрилась все испортить. Мэг охватило раздражение: она вовсе не чувствовала вины, которую молчаливо возложила на нее Дорис. Прощание подруг было достаточно прохладным и быстрым, а Дорис не звонила целых пять дней…
   – Елена, еще далеко? Кажется, я вижу впереди какую-то деревню… – прервал размышления Мэг голос Дорис, и она встрепенулась.
   – Это не деревня, это и есть мой дом.
   Джип, раздраженно рыкнув напоследок, выполз на выложенную светлыми плитами небольшую площадку перед «простым греческим домом» Елены. То, что Дорис приняла за целую деревню, оказалось одним-единственным строением. Дом окружала высокая каменная стена, а сам он едва угадывался в зелени роскошного сада.
   – Какой большой, – пробормотала Мэг, вновь испытывая уже ставшее привычным чувство тревоги и дискомфорта.
   – Сюрприз! – чересчур жизнерадостно провозгласила Елена. – Дорис, выбирайтесь и идите вдоль стены до калитки, проходите в дом. Я достану из багажника вещи и догоню вас.
   Елена указала девушкам направление, а сама открыла багажник. Подруги послушно направились вдоль высокой белой стены, увитой темно-зеленым плющом.
   – Вряд ли можно назвать этот дворец «простым греческим домом», – сказала Мэг в спину Дорис.
   – Хватит бурчать, Мэг.
   – Он слишком большой! Откуда у Елены средства, чтобы купить подобную недвижимость в чужой стране? Я уж не говорю о содержании этого дома.
   – Тебе обязательно нужно докопаться до сути! Господи, как я устала от твоей подозрительности! Признаю, что в последние месяцы тебе приходилось несладко, но не стоит всех и каждого подозревать в самых страшных вещах!
   Мэг не нашлась, что возразить. От этой отповеди ей на глаза навернулись слезы.
   – Ладно, Мэг, извини, я была резка. Просто успокойся и постарайся больше не думать об этом. А вот и калитка!
   Дорис потянула за изящную медную ручку, и кованая металлическая калитка легко и бесшумно подалась. Дорис шагнула на аккуратную дорожку и оглянулась на медлившую Мэг.
   – Что еще, дорогая? Чего ты на этот раз испугалась? – почти ласково спросила она.
   – Давай подождем Елену. Ты ведь не знаешь наверняка, что здесь написано! – Мэг ткнула пальцем в висевшую на калитке табличку, где было что-то написано по-гречески. – Может, на территории есть собаки!
   – О господи, дай мне сил! Думаешь, что Елена не предупредила бы нас?!
   Дорис отвернулась и демонстративно зашагала вперед, а Мэг все медлила. Мгновения утекали в бесконечность, и Мэг чувствовала себя так, словно стоит на краю пропасти и вот-вот ее жизнь непоправимо изменится! Она сделала маленький шаг. Потом еще один, а потом почти бегом бросилась догонять Дорис.
   – Не злись, Дорис, мне просто не по себе.
   Дорис остановилась в тени огромной оливы и, помедлив, повернулась к Мэг лицом.
   – Извини, я не хотела срывать на тебе злость. Просто эта жара… Я ведь понимаю, как тебе сейчас нелегко, но иногда меня заносит. Я знаю, что со мной бывает трудно.
   – Все хорошо. – Мэг тут же смягчилась. – Ты моя подруга и этим все сказано.
   – Эй!
   Девушки невольно вздрогнули и резко повернулись на звук мужского голоса. Они и не заметили, что к ним приблизился мужчина. Он был невысокий, но очень массивный: с широкими плечами, бочкообразным торсом, толстой шеей и черными вьющимися, коротко подстриженными волосами. На его лице, широком и скуластом, выделялись большой нос и тяжелая нижняя челюсть, а пронзительные и цепкие глаза казались слишком маленькими и глубоко посаженными. Кустистые черные брови нависали над этими маленькими острыми глазками, как карнизы. Типичный портрет неандертальца!
   Боже мой, кажется, сейчас он выхватит из-за спины здоровую дубинку, хрястнет нас с Дорис по голове и утащит на съедение в свою пещеру! – пронеслось в голове у Мэг.
   «Неандерталец» сделал шаг вперед и заступил девушкам дорогу – так солдат прикрывает собственным телом амбразуру. Никакой дубины у него, конечно, не оказалось, но его брови сурово насупились (что уже не предвещало ничего хорошего!), а челюсть еще больше выдвинулась вперед. Теперь он напоминал быка с испанской корриды!
   – Извините, мы приглашены… – робко начала Дорис.
   Ее голос казался слишком тонким и слабым для такой смелой и самонадеянной особы. Наверное, внешность этого человека произвела на нее неизгладимое впечатление. К чести Дорис, немного прокашлявшись, она продолжила гораздо тверже и смелее. Видно, считала, что правда на ее стороне. Впрочем, Мэг уже стала испытывать по этому поводу самые серьезные опасения.
   – Нас пригласила сеньора Елена. – Дорис резко повернулась к Мэг и спросила быстрым шепотом: – Я ведь верно сказала, это принятое у них обращение? – И тут же, не дождавшись ответа Мэг, снова повернулась к воинственно настроенному греку. – Не позволите ли нам пройти?
   Он что-то быстро залопотал, а потом, видя недоумение на их лицах, замолчал, еще больше нахмурился и, наконец, воскликнул:
   – Охи! – сопроводив это энергичным кивком, интенсивным взмахом руки куда-то за спины подруг.
   И… пошел прочь!
   Подобный поступок ввергнул незадачливых путешественниц в еще большее недоумение.
   – Как ты думаешь, что он сказал? – задумчиво проговорила Дорис, изучая спину уходящего мужчины. И тут же сама ответила: – Мне кажется, он пригласил нас следовать за собой. Он же кивнул, верно? И вообще, разве мужчина может противостоять обаянию столь приятной особы? – Она самодовольно ухмыльнулась. – Пошли, Мэг!
   Мужчина уже скрылся за деревьями, и девушки поспешили следом. Но стоило им сделать несколько шагов, как он снова выскочил словно из-под земли. Его появление было таким неожиданным, что Мэг едва не врезалась в него, а Дорис едва не приземлилась на ухоженную клумбу. Лицо мужчины стало красным и злым. Он грозно сверкнул глазами – еще более грозно, чем в первый раз! – и снова стал что-то быстро и раздраженно говорить, тесня девушек к калитке. Мэг почувствовала, как рука Дорис до боли сжала ее ладонь, и эта боль привела ее в чувство. Сообразив, что они все поняли неправильно, она потащила Дорис за собой, подальше от разъяренного мужчины.
   – Дорис, по-моему, мы поняли его неправильно. И Елена что-то напутала!
   – Нас пригласили, – все еще отчаянно лепетала ему Дорис, но толстяк упрямо наступал, тесня их назад, за пределы высокой белой стены. – Черт побери!..
   – Охи! – рявкнул грек напоследок, снова махнув рукой в направлении расстилавшейся за калиткой унылой, почти выжженной солнцем местности.
   Мэг поняла, что чувствовали Адам и Ева, когда их изгоняли из садов Эдема. На сей раз угрожающе произнесенное слово не вызывало ни малейших сомнений в том, что им отказано окончательно и обжалованию приговор не подлежит. Мужчина наблюдал их отступление. Мэг еще раз дернула подругу за руку, и Дорис нехотя повиновалась, ворча что-то про «грубых животных, свиней» и всякую прочую «живность».
   – Мы вломились на чужую территорию! Это вовсе не дом Елены! Елена что-то напутала, или напутали мы. Придется нести ответственность по всей строгости суровых греческих законов!
   – Но она привезла нас сюда, а других домов в округе нет!
   Не успела Дорис произнести эту фразу, как девушки едва не столкнулись с Еленой, входящей в калитку.
   – Что случилось?
   – Нас не пускают.
   – Кто?.. – Елена выглянула из-за плеча Дорис и тут же сердито сдвинула брови. – Ангелос! – резко бросила она и что-то быстро добавила.
   Мэг почему-то не решилась оборачиваться. Ей стало не по себе от того, что Елена делает серьезный выговор могучему стражу. Противостояние мощного мужчины и хрупкой девушки, отчитывающей его, как провинившегося подростка, оказалось не в пользу первого. В ответ на слова Елены послышалось невнятное бурчание, потом звук удаляющихся шагов. Елена взглянула на лицо Мэг и улыбнулась. – Все в порядке, это всего лишь небольшое недоразумение. Проходите и чувствуйте себя как дома.


   Дом вынырнул из темной зелени сада совершенно неожиданно, и Мэг невольно замедлила шаг. Он был роскошен и великолепен, казался стройным и легким, почти воздушным. Из-за высоких стен, окружающих участок по периметру, они смогли увидеть всего лишь небольшую часть крыши и стен, а сейчас особняк предстал перед ними во всем великолепии. Легкие арки удивленно вздымались, словно с недоумением рассматривая пришельцев, несколько высоких белых колонн у входа задумчиво увлекали взгляд в темную глубину и прохладу помещения. Не хватало крылатого льва у входа, но его место так кстати занял огромный, пышный и благоухающий куст плетистой розы, усыпанный огромными и ощутимо тяжелыми темно-бордовыми – почти черными – цветами.
   – Проходите, «Несравненная» приветствует вас, – пригласила их гостеприимная хозяйка, поторопив завороженных открывшейся красотой подруг.
   Только теперь Мэг осознала, что они с Дорис стоят перед входом как вкопанные, не в силах сделать хоть шаг.
   – Что? – переспросила Мэг, уверенная, что ослышалась.
   – Я назвала ее «Несравненной» – это имя очень подходит моей вилле. Оно выгравировано перед входом на табличке, вы не заметили?
   – Конечно, заметили, но – увы! – в греческом мы не сильны, а Мэг даже предположила, что это предупреждение о злых собаках.
   – Нет никаких собак. – Елена засмеялась и подтолкнула девушек к дверям.
   – О, твой дом просто чудо, – пробормотала Дорис, очарованная убранством просторного холла. – Мне очень, очень нравится. Но ты могла бы предупредить…
   – Тогда не получилось бы сюрприза! Сейчас я покажу вам ваши комнаты, вы отдохнете, примете душ, а позже мы будем обедать. Да, кстати, ваши вещи… Я думаю, нужно перевезти их сегодня, чтобы не платить лишние деньги за номера в отеле. Но вы так устали, – тут же добавила она, – что я беру все на себя.
   – Елена, не стоит так беспокоиться, мы… – Мэг ужаснулась тому, сколько хлопот они доставили Елене, но не успела она закончить фразу, как Елена нетерпеливо взмахнула рукой.
   – Не стоит переживать по пустякам, мне это совсем не трудно. К тому же о пропаже документов нужно сообщить как можно быстрее. Я заберу ваши вещи из отеля и заеду в посольство.
   – Это очень мило с твоей стороны. Спасибо, – тут же встряла Дорис и толкнула Мэг в бок, чтобы она немедленно замолчала.
   – Вот и хорошо. А теперь я покажу вам ваши комнаты.
   Девушки последовали вслед за гостеприимной хозяйкой.
   – Это гостевые комнаты, – сказала Елена, распахивая высокие двери двух соседствующих комнат. – К каждой примыкает своя ванная комната. Там вы найдете все, что вам нужно. Грязную одежду оставьте, Мария, моя экономка, все заберет и выстирает.
   – Но… – растерянно начала Мэг.
   – В ванной вы найдете халаты, думаю, на первое время этого будет достаточно, – Елена тонко улыбнулась, словно стараясь не задеть чувств Мэг, но при этом говорила достаточно твердо. – Потом мы будем обедать. Мария вас пригласит…
   С этими словами она оставила подруг.
   – Ну что ж, сделаем это, – пробормотала Дорис, входя в свою комнату.
   Мэг не оставалось ничего другого, как последовать примеру подруги.
   – Здесь все выглядит так, словно мы в храме богини Афродиты…
   Дорис пожаловала в гости, едва Мэг успела принять душ. Дорис, как и Мэг, была в белом банном халате, и ее просто распирало от впечатлений, которыми она хотела немедленно поделиться с Мэг.
   – Все очень богато и красиво. Просто сказка, – подавленно отозвалась Мэг. От этой роскоши и предусмотрительности хозяйки она чувствовала себя почти на грани дискомфорта.
   – Никак не могу понять, ты обрадована или расстроена? – проронила Дорис, сидя в кресле и болтая ногой.
   – Мне это кажется… удивительным. Я не ожидала ничего подобного.
   – Я тоже, но ведь Елена сказала, что это был сюрприз!
   Конечно. – Мэг принялась яростно вытирать волосы, чтобы скрыть выражение своего лица. – Дай бог, чтобы он был последним, – пробормотала она.
   – Возьми фен, – посоветовала Дорис, делая вид, что не слышала последних слов Мэг. Она рассеянно огляделась и пожаловалась: – Я ужасно хочу есть. Мне кажется, что мы не ели целую вечность… Или даже две… вечности…
   В дверь комнаты негромко постучали, и Дорис, тут же вскочив с кресла, подлетела к двери. На пороге материализовалась маленькая сухонькая старушка в черном платье с белыми манжетами и воротничком и в белом фартучке. Старушка была почти игрушечная, словно сошедшая с картинки в книжке сказок.
   – Я – Мария. Хозяйка звать есть. В большой комната… там… – проговорила старушка на ломаном английском языке, немного смущенно и одновременно тепло улыбнулась и удалилась.
   – О, наконец-то обещанный обед!.. – плотоядно застонала Дорис и бросилась к зеркалу посмотреть состояние своей прически.
   – Думаешь, будет прилично показаться за ужином в этих халатах? – засомневалась Мэг, не меньше, а даже, может быть, больше Дорис озабоченная их внешним видом.
   – Все равно другой одежды у нас пока нет, а свою пыльную блузку я ни за что не надену! Пошли, Мэг!
   Дорис выскользнула в коридор. Мэг поплелась следом.
   Слева была длинная и широкая галерея, справа – видна часть большого зала. Странно, что они совсем не запомнили расположение комнат, пока шли сюда. Наверное, находились под впечатлением размеров «простого греческого дома». Роскошный особняк казался совершенно пустым, такая в нем стояла тишина.
   – Знать бы только, где эта пресловутая «большой комната»? – пробормотала Дорис себе под нос. – Кажется, нам туда…
   Дорис не ошиблась. Они прошли по прохладному мраморному полу, немного робея и одновременно восхищаясь великолепной отделкой и довольно аскетичной, но явно очень дорогой мебелью, и оказались в огромном зале. Дорис, не удержавшись, изумленно присвистнула.
   – Вот это да!.. – Она задрала голову, чтобы как следует рассмотреть лепнину на потолке, потом восхищенным взором обвела окружающую обстановку. – Снаружи он не выглядит таким огромным… Красота, правда? Здешние строители просто бросаются из крайности в крайность, то возводя прекрасные дворцы, то скатываясь до малюсеньких клетушек, которые и домами-то назвать нельзя.
   – Каждый строит по средствам, Дорис, – одернула ее Мэг.
   Дорис тем временем обнаружила накрытый стол и тут же бесцеремонно за него уселась. Мэг притулилась на краешке стула.
   – О! Запахи такие вкусные, что у меня в животе урчит, – пробормотала Дорис, поднимая большую серебряную крышку и вдыхая аромат приготовленного блюда. – Великолепно… Похоже, Елена знает толк в гостеприимстве.
   – Мне кажется, нужно подождать Елену… Дорис коротко хмыкнула.
   – Не могу!
   – Дорис, имей терпение! – Отобрав у нее крышку, Мэг водрузила ее на место. – Мы должны дождаться хозяйку.
   Дорис нетерпеливо поёрзала на стуле, а потом покорно вздохнула, отчаявшись добраться до еды, и сложила руки на коленях, как маленькая девочка.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное