Алекс Стрейн.

Обещание героя

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

   – Извини, Марк, я не хотела тебя обидеть, спохватилась Дениз. – Я просто пытаюсь разобраться во всей этой ситуации… Ведь мы с тобой всегда были друзьями. И сейчас уже решили ими остаться.
   – Как будто могло быть иначе… – выдавил он.
   – Конечно, не могло, – быстро сказала она.
   Дениз была честна с собой, чтобы признать, что, несмотря на то что Марк был идеальным другом и очень привлекательным мужчиной с массой положительных качеств – по крайней мере, ей не было известно ни об одном отрицательном качестве у Марка, – она никогда не могла бы его представить в качестве мужа. Для нее это было нечто вроде… кровосмешения, что ли…
   – Хорошо, Дениз, пусть будет так. Но завтра на правах старого друга я отвезу тебя в Куала-Лумпур.
   – Что? – изумилась Дениз.
   – Не смотри так на меня. Я познакомлю тебя с Катрин, покажу свой дом, город, а потом придумаю для тебя культурную программу дальнейшего – очень насыщенного и очень интересного – отдыха.
   – О Боже! – выдохнула она в притворном ужасе. – А я-то мечтала просто полежать на пляже, погреться на солнышке, поплескаться в теплых волнах…
   – Ты серьезно? – в свою очередь ужаснулся Марк. – Ты сумасшедшая, если решила весь свой отпуск потратить на этот пляж, пусть даже очень удобный и солнечный. Так, я все решил. Завтра в Куала-Лумпур, потом в пещеры Бату-Кейве…
   – Пещеры?!
   – Там находится храм тамильского бога Субраманиана. Ты приехала очень вовремя: послезавтра тамилы справляют Тайпусам – это такой праздник, во время которого проводят пышную, но немного жутковатую очистительную церемонию. К храму ведут двести семьдесят две ступени, и давшие обет богу поднимаются по ним, неся на себе вериги, некоторые из которых вонзаются прямо в тело…
   – О, Марк…
   – А гора Кинабалу на Калимантане?
   Марк не оставлял ей ни единого шанса на спокойное времяпрепровождение на пляже. Дениз поняла, что за нее все уже решили, и ей остается только одно – покориться.
   – Двадцать пять пещер, где добывают ласточкины гнезда для кулинарных экспериментов.
   А Долина Гробниц в Кедахе, сплав по рекам на легких лодках, ритуальные малайские танцы и «ваянг кулит» – театр теней?..
   – Хватит, хватит! – Дениз, почувствовав внутри легкость и небывалое облегчение, в притворном ужасе замахала на Марка руками. – Мне и всей жизни не хватит, чтобы посмотреть все это!
   – Хватит! – уверил Марк. – Итак, завтра я за тобой зайду. Примерно в семь…


   Не успела Дениз возмутиться столь раннему часу подъема, как раздались два довольно тяжелых удара в дверь. Дениз от неожиданности вздрогнула.
   – Что это было, Марк? – хриплым голосом поинтересовалась она.
   Словно в ответ на ее вопрос из-за двери послышался низкий голос:
   – Марк, ты мне нужен!
   – Это Крис, – пояснил Марк, улыбнувшись.
Этот медведь, как всегда, в своем репертуаре. У него своеобразное чувство деликатности… Крис, заходи!.. – крикнул он.
   Дверь открылась, и на пороге появился давешний незнакомец, которого Дениз наблюдала днем на пляже. Не может быть! Это же он, тот самый грубиян, мужлан и как там его?! Захлестнутая потоком непонятных эмоций, Дениз таращилась на него, слегка приоткрыв рот.
   – Боже мой!.. – выдохнула она одними губами, но Крис услышал.
   Он метнул на нее взгляд, несколько секунд рассматривал в упор, отчего Дениз похолодела и затаила дыхание, а потом с непроницаемым лицом повернулся к Марку.
   – Крис, знакомься, это моя давнишняя подруга Дениз Мартин. Дениз – это Крис.
   – Очень приятно, – дрожащим голосом промолвила Дениз.
   Крис ограничился кивком.
   Конечно, ему-то было неприятно снова видеть «тупоголовую кретинку»! Дениз опустила голову, а Крис стал что-то говорить Марку. Дениз была так расстроена, что до нее не сразу стали доходить очевидные странности. Что-то не так! Да он же говорит по-французски! Новый всплеск эмоций накрыл ее с головой, только теперь это были чувства иного порядка. Дениз рассердилась. Непонятно только, отчего больше – то ли оттого, что Крис был свидетелем и непосредственным участником той ужасной сцены, или ей припомнились его витиеватые ругательства. Или дело было в том, что он действительно решил, что она совершеннейшая дурочка, и теперь, ворвавшись в ее жилище, решил полностью игнорировать ее, как существо низшего порядка. Он даже перешел на французский язык – вот до чего нежелательно ее присутствие!
   Что за тайны? Дениз вслушалась. Какая-то ерунда насчет какой-то то ли экспедиции, то ли экскурсии и тому подобная чушь. Какое-то мальчишество, право слово! Дениз начала сверлить Криса злым взглядом, а потом, неожиданно увлекшись, принялась откровенно изучать.
   Ее незваный гость был высок. Выше Марка и, как предположила Дениз, почти на голову выше ее самой. Он был худощав – впрочем, его худощавость не обманула Дениз. Уж она-то прекрасно помнила стальные клещи его рук. Удивительно, что все это так четко отпечаталось в ее памяти. А еще Дениз заметила, что он слегка сутулился. То ли у него была такая привычка, то ли низкий потолок бунгало давил на него и он боялся задеть его головой. Крис был крепким и поджарым – он похож на немного оголодавшего волка, почему-то пришло ей на ум.
   На одну секунду Крис напомнил ей Жана – такой же высокий и сухощавый. Но на этом их сходство и заканчивалось. Жан не такой сильный, но ведь он работал в престижной клинике, а не в спасательном центре! Кроме того, ее бывший муж был обладателем правильных, классических, как у скульптур итальянских мастеров эпохи Возрождения, черт и карих глаз на подвижном и смуглом лице. Он часто улыбался, и вообще его лицо очень часто меняло выражение. По лицу Жана было легко понять, о чем он думает и какое у него настроение. По лицу Криса ничего такого понять было нельзя.
   Оно было застывшим, как лицо сфинкса: тяжеловесным, почти неподвижным, резким и каким-то… неживым, словно надетая маска. Твердый подбородок, резко очерченные губы, складки у рта и морщинки на лбу. Нос немного великоват для такого лица, а глаза…
   Дениз дошла до глаз и невольно вздрогнула.
   Только сейчас она поняла, что Крис давно перестал говорить и теперь смотрит на нее немигающим и тяжелым – под стать выражению своего лица! – взглядом. Как давно он смотрит на нее? Как врач, Дениз многое повидала, попадала во множество щекотливых ситуаций и каждый раз с честью выходила из них. И такая мелочь, что Крис поймал ее за разглядыванием его, не могла повергнуть Дениз в замешательство. И даже то, что их глаза встретились, не имело ровным счетом никакого значения. Она сделала свое лицо холодно-надменным и, сохраняя это царственное выражение, отпила для храбрости глоток вина.
   – Что-то не так? – произнес Крис по-английски.
   Дениз метнула взгляд на Марка. Он пытался понять, что вдруг мгновенно изменилось и откуда в воздухе появилось напряжение, что происходит и как на все это реагировать ему лично Она решила устроить маленькое шоу. Ребячество, конечно. Дениз слегка приподняла брови и произнесла длинную фразу по-французски.
   Внешне Крис остался таким же непробиваемо спокойным, но в глубине его глаз Дениз уловила тень замешательства.
   – В следующий раз мне придется поднапрячься, чтобы избавиться от нежелательного подслушивания…
   – Вас никто не просил устраивать эти дурацкие игры в секретность в моем бунгало! – возмущенно заявила Дениз. – И никакого следующего раза не будет!
   – Я только на это и надеюсь, – буркнул Крис. – Еще одного раза мне просто не пережить.
   Дениз стала медленно, но неотвратимо заливаться багровым румянцем. Но Крис уже потерял к ней интерес. Он открыл дверь и растаял в ночи.
   – Ты знаешь Криса, Дениз? – осторожно спросил Марк после минуты неловкого молчания.
   Она с шумом выдохнула и покаялась:
   – Нет, мы незнакомы, если ты это имеешь в виду. Просто вчера он выволок меня из воды, потому что я решила искупаться, не прочитав предупреждения.
   – Понятно, – выдавил Марк, но по его виду Дениз поняла, что ему ничего не понятно.
   – Что тут рассказывать? – Она начинала злиться, потому что нужно было объяснить все Марку, а значит, вспоминать и заново переживать вчерашний позор. – Я оказалась полной кретинкой и вообще была как… чумная. Представляешь: солнце, море, ужасная влажность и жара после зимы, из которой я прилетела. Первый день в бунгало под кондиционером едва меня не доконал. Ранним утром второго дня я отправилась на пляж с твердым намерением приспособиться к местному климату в кратчайшие сроки. А там это предупреждение, что сетка повреждена. А я не видела…
   – И он тебя выволок… – задумчиво продолжил Марк.
   – Вот именно. Выволок и от… отчитал. Все было ужасно, хотя я понимаю, что виновата.
   А сейчас он является опять, всколыхнув все эти неприятные эмоции, и, более того, ведет себя как… Устраивает дешевую комедию, словно я шпионка, которая покушается на государственную тайну! – неприязненно закончила она.
   – Не злись, – вдруг с улыбкой посоветовал Марк, – это он устраивает из-за меня…
   – А при чем тут ты?
   – Катрин, моя девушка-, француженка, и Крис некоторым образом дает мне уроки. Вот по привычке и разговаривает по-французски. Никаких тайн в нашем разговоре не было.
   – Это я уже поняла, – буркнула Дениз, решив для себя, что Крис говорил по-французски не по привычке, а нарочно. – Мне просто не нравится его образ Печального Рыцаря.
   – Печального Рыцаря? – удивился Марк.
   – Эта суровая печать на лице и умудренность в глубине глаз… Он всегда такой мрачно-отрешенный?
   Марк расхохотался.
   – Я всегда знал, что у тебя склонность к пафосу.
   – У меня? – удивилась Дениз. – Ничего подобного!
   – Да, да! Просто ты это здорово скрываешь.
   Но время от времени пафосность все же прорывается. Крис сдержанный, а вовсе не мрачный и не отрешенный.
   – Понятно.
   Дениз почему-то было неприятно, что Марк защищает Криса. С ней-то он как раз мрачноотрешенный, а не сдержанный!
   – Мне кажется, что в его жизни когда-то что-то случилось. Очень серьезное и очень неприятное. – Марк сочувственно покачал головой.
   – Марк, перестань, меня мутит от надуманных жизненных драм!
   Марк как-то странно посмотрел на нее.
   – Что ты имеешь в виду?
   – Ничего. Извини, что я так сказала, мне просто немного неловко, и я злюсь.
   – Ты стала немного… другая, Дениз, – растерянно произнес Марк, как будто только сейчас стал осознавать, сколько времени их разделяло и что изменения, произошедшие в них, были неизбежными.
   Дениз смутилась.
   – Конечно, другая, Марк. Я не могла не измениться за эти годы.
   Они еще немного поговорили, однако прежняя непринужденность была утеряна. Словно Крис своим приходом наложил на них своеобразное проклятие.
   – Мне, пожалуй, пора, – деликатно сказал Марк, как всегда чутко уловив ее состояние.
   – Я провожу тебя.
   Дениз накинула на плечи легкий палантин и вышла за Марком из бунгало. Прибой, мерно рокоча, накатывал на берег, отступал и вновь накатывал – огромный, ленивый, сонный, точно так же, как тысячу или сто тысяч лет назад. Он был погружен в себя, и ему не было дела до проблем маленьких букашек, ползающих по песчаному берегу. Огромная луна неподвижно висела у горизонта, где-то там, где встречаются вода и небо. Она была красновато-желтая, и точно такая же красновато-желтая дорожка плескалась расплавленным металлом на поверхности маслянисто-темной воды. Было немного прохладно и отчего-то тревожно. Дениз передернула закутанными в палантин плечами.
   – Прохладно? – спросил Марк.
   – Нет, здесь, наверное, никогда не бывает прохладно…
   Она посмотрела на Марка, пытаясь разглядеть его лицо в темноте. Это оказалось невозможным. Дениз смогла различить только смутно белеющее пятно.
   – Денни…
   Марк осторожно обнял ее за плечи, и Дениз уткнулась лбом в его грудь. Почти как раньше! На мгновение она замерла, заново переживая ощущение его почти братской близости и обнаружения этого нового и старого Марка. Марка, который сегодня признался ей в любви – пусть немного иносказательно, – потом заявил, что у него есть женщина, которая его любит и только благодаря которой они и встретились, а позже согласился ничего не менять в их отношениях. Слишком много для одного дня: тяжелого разговора, переживаний, событий. А еще ее глупое сердце никак не могло угомониться после появления Криса.
   От этой мысли Дениз слегка напряглась и отстранилась.
   – Пока, Марк. До завтра.
   – Пока, Денни.
   Они попрощались: Марк ткнулся губами в ее щеку, Дениз в ответ едва коснулась его прохладной и немного колючей щеки. Марк выпустил ее и исчез в темноте. Дениз продолжала стоять в той же позе, и ее лицо отчего-то горело.
   Она стояла еще несколько секунд, прислушиваясь к южной бархатной ночи, но слышала только мерный рокот набегающих на берег волн. Потом повернулась и направилась к бунгало. Уже на пороге ее настигло странное чувство, что за ней наблюдают из темноты. По позвоночнику пополз неприятный холодок.
   Дениз со всей возможной поспешностью скрылась в бунгало. Но даже в доме неприятное чувство не сразу оставило ее, словно взгляд из темноты прилип к спине. Даже кожа между лопаток зачесалась! Дениз передернула плечами и отправилась в душ.
   Потом она накинула легчайший пеньюар, потому что все другое было слишком жарким и неудобным, и улеглась в кровать. Спать ей не хотелось, включать свет или смотреть телевизор тоже. Она так и лежала, уставившись в темный потолок и чувствуя непонятное жжение в сердце и в глазах.
   Почти под утро заявилась вздыхающая от избытка чувств Лори. Сначала Дениз услышала, как она шепчется и целуется (уже!) со Скоттом у дверей бунгало, и усмехнулась: двери и стены были очень тонкие, так что слышимость была замечательная. Лори была младше всего на два года, но эта разница вдруг показалась Дениз огромной непреодолимой пропастью в целую жизнь. Словно сама она была древней старушкой, иронично воспринимающей проказы молодых. Потом Лори проскользнула в комнату, и Дениз быстро притворилась спящей.
   Лори еще повздыхала в своей постели и очень быстро засопела. Дениз заснула еще не скоро.


   Ей показалось, что едва она успела закрыть глаза, как раздался громоподобный голос Марка:
   – Денни, уже семь, мы опаздываем!
   – О нет… – простонала она и зарылась лицом в подушку.
   – Денни! – Марк постучал с улицы в тонкую стену бунгало. Как раз в том месте, где располагалась кровать Дениз. – Денни! Ну же, вставай!
   – О боже… – Дениз села на кровати, пытаясь разлепить глаза, но они никак не желали открываться. – Марк, одну минуту, я уже встаю…
   Конечно, ей понадобилось гораздо больше одной минуты, чтобы прийти в себя и, пошатываясь, добрести до ванной. Контрастный душ освежил и привел ее в чувство. Дениз быстро растерлась большим полотенцем и бросилась одеваться.
   Через пятнадцать минут она была полностью готова, а время, потраченное на сборы, было достойно занесения в Книгу рекордов Гиннесса. Марк выглядел отвратительно бодрым для столь раннего часа. Увидев лицо Дениз, он не сдержал улыбку.
   – Наконец-то наша совушка поднялась.
   – Не смей шутить на эту тему, – мрачно предупредила Денни. – Только тебе я могу простить столь ранний визит.
   – Да-да, как старому другу, – подхватил он.
   Сейчас Дениз не понимала, как вчера умудрилась позволить Марку уговорить ее. У нее отпуск, она мечтала лишь отоспаться и погреться на солнышке.
   – Лори не желает присоединиться?
   – Бедняжка Лори чувствует недомогание, и в связи с этим весь день она желает потратить на себя, любимую, побыть в тишине и покое., В отличие от некоторых бестолковых особ…
   – С ней все в порядке?
   – Да, с ней все в порядке, – заверила Дениз обеспокоенного Марка, – ничего из того, о чем ты подумал: ни отравления, ни признаков лихорадки… У недомогания Лори есть название, а если точнее, то имя – Скотт. Твой приятель пришелся ко двору, а мой отъезд – как нельзя кстати.
   – Денни, ты расстроена? Боишься, что она натворит глупостей?
   – Нет, Лори уже большая девочка и разберется сама. И здравомыслия ей не занимать. Не то что мне.
   – Погоди, ты мне еще спасибо скажешь.
   – Будем надеяться…
   – Марк!..
   Они одновременно оглянулись на голос – к ним шла тоненькая черноволосая девушка в длинном, почти до пят, ярко-голубом платье.
   Девушка была красива, а цвет ее одежды выгодно подчеркивал иссиня-черные волосы и не правдоподобно светлую для местного солнца кожу.
   – Это Катрин, она работает здесь экскурсоводом, – не глядя на Дениз, сказал Марк.
   Его взгляд был устремлен на приближающуюся Катрин.
   – Это про Катрин ты мне говорил?.. – спросила она, по неизвестной причине так же старательно избегая смотреть на него и сосредоточив внимание на приближающейся Катрин.
   – Да.
   – Она очень красивая.
   Больше ничего Дениз сказать не успела, потому что Катрин уже подошла к ним.
   – Здравствуйте, я Катрин. А вы – Дениз. Марк рассказывал о вас.
   Девушка протянула узкую ладошку, и Дениз осторожно пожала ее. Вблизи Катрин оказалась еще красивее. Денни бросила быстрый взгляд на Марка и поняла, что он слишком напряжен.
   – Надеюсь, только хорошее?
   – Конечно. – Катрин улыбнулась. – А я принесла вам одежду.
   – Но зачем? Чем плох мой наряд?
   Все трое – Дениз, Катрин и Марк – с преувеличенной озабоченностью оглядели шорты и просторную футболку, надетые на Дениз.
   – У меня еще и бейсболка есть! – спохватилась Дениз и продемонстрировала свой головной убор.
   – Ваш наряд замечательный, но немного неподходящий. – Катрин снова улыбнулась. – Это мусульманская страна, здесь более строгие взгляды на некоторые, даже самые простые вещи.
   Поэтому вне зоны отеля желательно одеваться по-другому.
   – Черное платье до пят и паранджа? – неловко пошутила Денни.
   – Ну, правила жестоки не до такой степени. – Марк усмехнулся. – Достаточно местной просторной одежды из батика. Все очень удобно, тебе понравится.
   – Это не совсем в малайском стиле, скорее в индийском, – поправила его Катрин. – В ней совсем не будет жарко и к тому же она защитит от солнца.
   Катрин с решительным видом вручила ей сверток, и Дениз отправилась переодеваться.
   Длинные свободные брючки и платье-туника с затейливой вышивкой по горловине оказались очень удобными и удивительно шли Дениз.
   Еще был красивый шарф, огромный, невесомый, яркий, контрастирующий с остальным нарядом. На этот шарф Дениз потратила больше всего времени, накидывая его на плечи то так, то эдак и изящно драпируя. Наконец она осталась довольна своим внешним видом и вышла из бунгало.
   – Ну как? – осторожно спросила она.
   Катрин и Марк принялись разглядывать ее так внимательно, словно от этого зависела их жизнь. Дениз стало неловко, она почувствовала себя моделью, чей дебют на подиуме совпал с экспериментальным показом модельера-авангардиста.
   – Ну как? – изрядно нервничая из-за продолжительного молчания и пристального внимания, повторила Дениз. – Все плохо?
   – Ничего себе… – пробормотал Марк и широко улыбнулся.
   – «Ничего себе» в смысле «хорошо» или в смысле «ужасно»? Если ты пытаешься меня успокоить…
   – «Ничего себе» в смысле «замечательное! Ты выглядишь потрясающе!
   Дениз с сомнением посмотрела на сияющее лицо Марка и тут же перевела взгляд на Катрин.
   – Марк прав, – тут же поддержала та Марка, отвечая на немой вопрос в глазах Дениз. – Вам очень идет.
   – Никогда не носила ничего подобного, – пробормотала Дениз, которой ничего не оставалось, как поверить им на слово.
   Всю дорогу до Куала-Лумпур Марк держался несколько обособленно и немного напряженно.
   Дениз казалось, что она понимает причину. Поэтому все свое внимание она обратила на Катрин. Через полчаса они болтали, как две давнишние приятельницы, и все было бы прекрасно, если бы не два «но»: они старательно избегали упоминаний о Марке, и еще Дениз совершенно отчетливо увидела в глазах Катрин печаль, которая особенно остро и явно проступала, когда Катрин бросала взгляды на Марка.
   Дениз делала вид, что ничего не замечает, а Марк, кажется, на самом деле ничего не замечал. Дениз тут же исполнилась справедливого негодования. Вот же бестолковый! Женская солидарность взывала к справедливости, и Дениз пообещала себе разобраться с этим вопросом в самое ближайшее время.
   – Ты составишь нам компанию, Катрин?
   Марк обещал увлекательную экскурсию.
   – Боюсь, я не смогу… – Опять быстрый взгляд на Марка, а потом несколько вымученная улыбка, адресованная Дениз. – В городе у меня дела.
   Но я не прощаюсь, увидимся вечером…
   Марк остановил свой джип около автобусной остановки, и Катрин выпорхнула, помахав им рукой и изо всех сил стараясь не выдать себя.
   Дениз так ясно чувствовала ее состояние, словно это она сама переживала мучительную неопределенность. Катрин ей очень понравилась.
   Марк снова вырулил на дорогу, но вид при этом у него был отсутствующим, словно он ничего не видел перед собой.
   – Итак, с чего мы начнем нашу экскурсию? – преувеличенно жизнерадостно спросила Дениз, чтобы отвлечь Марка от тяжелых дум.
   Ее уловка возымела эффект.
   – С самого начала, – пошутил Марк.
   Куала-Лумпур потряс ее воображение. Огромный, влажный, как финская сауна, сумбурно застроенный и оттого еще более интересный. Они передвигались на видавшем виды «лендровере»
   Марка, выходили, рассматривали достопримечательности и ехали дальше. Марк оказался непревзойденным экскурсоводом и к тому же прекрасно знал город.
   – Первые месяцы я жил на этих улицах. Пару раз добирался до дома уже под утро. Город завораживает меня, в нем чувствуется странная мощь и жизнь, я словно ощущаю его пульс, и этот пульс начинает биться в моих венах…
   – Очень романтично… – пробормотала Дениз, озираясь по сторонам.
   Никакого «биения пульса» она не чувствовала. Жара, огромная влажность, суматоха вокруг, странные запахи, разговоры на нескольких языках – все это перемешалось, как в калейдоскопе, закружило Дениз и заставило ее потеряться в собственных чувствах, едва не доведя бедняжку до головокружения.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное