Алекс Стрейн.

Мой ангел

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

   Связка блестящих ключей блеснула хромированными гранями и перекочевала в безвольную ладонь Хелен. Роберт сжал ее руку, так что ключи впились в ладонь, но Хелен даже не дрогнула.
   Никогда! – горячо пообещала она себе. Никогда это не станет для меня обыденностью! Я проведу здесь пару недель, как обещала, и исчезну. Боже, как мне будет трудно эти две недели, гораздо труднее, чем если бы Роберт остался прежним: холодным, равнодушным и едва замечающим меня! Я уже чувствую себя ужасно, самой настоящей приживалкой, решившей сесть на шею богатому дядюшке. Но ведь я ни о чем не просила его, мне от него ничего не нужно!..
   Но Роберт… Что вдруг с ним случилось? Хелен скорее была готова поверить в то, что ее дядя немного тронулся умом, чем в то, что он внезапно стал совершенно другим человеком и его щедрость распространяется так далеко… Но так ли он бескорыстен, как хочет казаться? Хелен в этом сомневалась, однако иного объяснения происходящему у нее не было, хотя она принимала во внимание полное отсутствие у Роберта склонностей к альтруизму. Сможет ли она поверить в искренность его поступков и чувств или ей так и придется все время быть настороже, ожидая подвоха и ища подстроенные ловушки в его словах и поступках? И разве сможет она жить, взвешивая каждое слово, продумывая каждый шаг и все время боясь оступиться? Выдержит ли она подобное напряжение или ей это не по силам?
   Хелен чувствовала себя так, словно эта новая забота нужна дяде только для того, чтобы Хелен увязла еще глубже, чтобы она еще отчетливее чувствовала себя обязанной. Но, принимая во внимание данное Роберту обещание, у нее пока не было выбора…
   – Хелен, я не хотел тебя смущать.
   – Нет-нет, все в порядке.
   – Я хочу, чтобы у тебя было все, чего ты была лишена все эти годы. Чтобы мы были одной семьей, Хелен. Я много думал об этом…
   Хелен почти не слушала Роберта. Все ее обостренные до предела чувства теперь были сконцентрированы на стоящем за ее спиной Марке Макиавелли. Любое волнение в этот миг совершенно вывело бы ее из равновесия, а как, скажите, можно не волноваться, когда за спиной стоит черный ангел – огромный, сильный, темный и ощутимо опасный – и пытается взглядом просверлить дыру в спине?! Сейчас даже мысли о розовом белье с кружевами и носках в разноцветный горошек не помогали. Ее расправленные плечи и прямая спина одеревенели от напряжения, а по коже бегали миллионы мурашек.
   – Да, кстати, Хелен, я хотел тебя предупредить, что несколько дней меня не будет. Я уезжаю сегодня и вернусь в конце недели. Все возникающие проблемы ты будешь решать с Марком.
   – Хорошо, – выдавила Хелен.
   – Ты можешь идти, дорогая, а мне еще нужно обсудить пару вопросов с Марком.
   Хелен направилась к дому, но в последний момент передумала и решила прогуляться по саду.
Но просто прогуляться у нее как раз не получалось. Хелен не замечала ни красоты ухоженных цветников, ни каскада золотых солнечных лучей, пронизывающих сочную зелень деревьев, ни притягательности ровно подстриженного изумрудного газона. Все ее мысли были сосредоточены на произошедших с дядей переменах, и она, углубленная в собственные переживания и совершенно не замечая хода времени, двигалась вперед.

   – Хелен Гамильтон, с сегодняшнего дня ты будешь жить в этом доме. Мисс Хэдуэй покажет тебе твою комнату. – Роберт Гамильтон колоссом возвышался над Хелен и говорил строгим и резким голосом.
   Тринадцатилетняя девчушка не смела поднять глаз, уперев взгляд в черные блестящие туфли своего дяди. До сего дня она даже не знала, что у нее есть дядя, и этот высокий мужчина вызывал у нее только страх. Ей было так страшно, что она мелко вздрагивала всем худеньким тельцем. Потом к ней подошла женщина, взяла ее за руку и повела безвольную Хелен за собой.
   – В этом доме нельзя кричать и бегать по комнатам, нельзя громко разговаривать и заходить к мистеру Гамильтону в кабинет без спроса, – говорила она тихим невыразительным голосом, а потом завела Хелен в большую комнату и оставила ее одну.
   Хелен забралась в кресло и свернулась в клубочек. Она сидела так до самой темноты, а потом уснула, боясь воспользоваться роскошной кроватью.
   Это был ее первый день в доме Роберта Гамильтона. Понадобилось несколько недель, чтобы она перестала дрожать в его присутствии и научилась контролировать свое лицо. Хелен редко видела дядю, и тот почти никогда не обращал на нее внимания. Через три месяца Хелен отправили в частную закрытую школу. Ей разрешалось приезжать на каникулы, но дядя никогда не навещал ее сам. Хелен привыкла довольствоваться тем, что у нее есть. Она считала, что судьба к ней и так более чем милостива: ей не пришлось голодать, у нее была крыша над головой, а официальное заявление дяди, что он готов оплатить ее дальнейшее обучение, девушка и вовсе считала настоящим подарком судьбы.

   – Мисс Гамильтон…
   Хелен вздрогнула и резко обернулась. Раскаленный осколок солнца брызнул сквозь ветви дерева и врезался ей в глаза. Хелен зажмурилась и отпрянула в тень. Когда она открыла глаза, то перед собой обнаружила Марка. Его резкий окрик напугал ее, и поэтому голос Хелен прозвучал гораздо резче, чем она того желала:
   – Что вам нужно, мистер Макиавелли?!
   Он остался невозмутим.
   – Извините, что напугал вас. Ваш дядя уезжает, он хочет с вами попрощаться.
   – Да, конечно. Я уже иду.
   Воистину мир перевернулся с ног на голову. Неслыханное дело – дядя зовет ее, чтобы попрощаться! У Хелен заныло в животе. Она все еще не могла осознать, что ее дядя изменился самым разительным образом.
   Она попрощалась с дядей и постояла на дорожке, провожая автомобиль взглядом. Она старалась не думать о том, что Марк опять стоит сзади и сверлит ее спину взглядом.
   – Когда вы намерены отправиться по магазинам, мисс Гамильтон? – обыденным тоном поинтересовался он.
   – По магазинам? – глупо переспросила она, поворачиваясь к нему.
   Брови Марка приподнялись, и Хелен невольно стала заливаться краской.
   – Разговор за завтраком, – лаконично напомнил он.
   – Черт побери! – непроизвольно выпалила Хелен и невольно отступила, отказываясь поверить в то, что она могла такое произнести.
   И все из-за того, что в этом доме все посходили с ума и ее дядя в этом списке стоит первым номером… А она – вторым. Или наоборот…
   – Простите? Мисс Гамильтон, с вами все в порядке?
   Хелен прикрыла глаза и приложила кончики пальцев ко лбу.
   – О, прошу прощения, я не хотела… То есть не думала… В общем, я не собираюсь ни в какие магазины!
   – Если вы о том, что у вас недостаточный водительский опыт, то я могу отвезти вас.
   Хелен глубоко вздохнула, мысленно сосчитала до десяти и ответила со всей возможной вежливостью, на которую была способна в данном состоянии:
   – Большое спасибо, мистер Макиавелли, но в мои планы на сегодня магазины не входят.
   – Но ваш дядя…
   – Я буду сама решать, что и когда мне делать! Извините! – выпалила она и стремительно взбежала по ступеням.
   Она не видела, как крепко сжались губы Марка, а его брови сошлись в одну линию. Хелен была озабочена лишь тем, чтобы как можно скорее избавиться от общества этого человека.


   Входная дверь за ее спиной закрылась с легким щелчком. Хелен направилась к лестнице на второй этаж, но в нерешительности замерла на первой ступени. Впервые она была абсолютно свободна, но именно в этот момент она даже представить себе не могла, как можно использовать эту свободу и чем занять себя в этом огромном и чужом доме. Хелен не придумала ничего лучше, как отправиться в библиотеку.
   Начищенный паркетный пол блестел, а в воздухе носились знакомые запахи нагретого воска, старых книг и солнца, бьющего в огромные окна. Хелен огляделась. Никаких изменений, кроме заново перетянутого кресла, она не обнаружила и вздохнула с облегчением. Огромные шкафы, набитые книгами всевозможной толщины и разнокалиберных размеров, все так же вздымались и упирались в потолок. Эти книги собирались несколькими поколениями Гамильтонов, и теперешний хозяин мог по праву гордиться этим собранием. Здесь имелись очень дорогие и редкие экземпляры. Библиотеку составляли сотни томов литературы самого различного содержания, от животноводства до древней японской поэзии, так что подобное собрание могло удовлетворить запросы самого привередливого читателя. Книги были расставлены по темам, и Хелен решительно двинулась к шкафу, возле которого стояла стремянка с небольшой стопкой книг на верхней ступеньке. Хелен обошла стремянку и провела кончиками пальцев по корешкам, раздумывая, что ей выбрать для чтения. Омар Хайям… Что ж, подобное чтение как раз соответствует ее настроению.
   Она направилась к выходу из библиотеки, распахнула дверь и шагнула в коридор… но налетела на чью-то крепкую грудь.
   – О, простите, – пробормотала она, вскидывая глаза, и невольно отшатнулась, когда обнаружила над собой два бездонно-черных прохода в иную вселенную.
   Крепкая рука Марка поддержала ее за локоть.
   – Все в порядке? Вы не ушиблись?
   – Нет. – Хелен вырвала руку и отступила на шаг. – Мне кажется или вы преследуете меня?
   – Не преследую, а ищу. А это большая разница, мисс Гамильтон.
   – Возможно. Так что вы хотели?
   – Вам звонит мисс Вейли.
   – Одри? Спасибо, – пробормотала Хелен, проскальзывая мимо Марка.
   – Трубку можете взять в гостиной, – сказал он ей в спину.
   Хелен поспешила в гостиную. Почему-то ей казалось, что ее ждут не слишком хорошие новости.
   – Алло, Одри, что-то случилось?! – крикнула она, схватив трубку.
   – Как что? Ты же сама приглашала меня в гости! Вот я и звоню, чтобы тебя предупредить. А ты что подумала?
   – Не знаю. Просто…
   – Эй, с тобой все в порядке?
   Хелен глубоко вдохнула.
   – Конечно, Одри. Это замечательно, что ты так быстро собралась. Когда ты приедешь?
   – Буду у тебя примерно через два часа.
   – Ты просто прелесть, Одри! Пока, жду тебя! – Хелен положила трубку, чувствуя, как стремительно улучшается настроение.
   Это самая замечательная новость за последние часы! Теперь следует предупредить Мелиссу, что Одри останется на обед.
   Хелен обошла весь дом и даже заглянула в кладовку – Мелисса как сквозь землю провалилась.
   – Вам что-то нужно, мисс Гамильтон?
   – Вы опять искали меня, мистер Макиавелли? – сдержанно поинтересовалась Хелен, снова обнаруживая на своем пути Марка.
   – Мне пришлось. Вы забыли это в гостиной. – Он протянул ей забытый томик стихов.
   – Спасибо, – пробормотала Хелен, принимая из его рук книгу.
   – Не знал, что вы читаете подобную литературу. По правде говоря, я вообще о вас ничего не знаю, – добавил он, и Хелен в деланом удивлении приподняла брови.
   – А должны?.. – холодно поинтересовалась она.
   – В некотором смысле – да.
   – Хотелось бы знать, что вы имеете в виду.
   – Давайте сразу расставим все точки над «i», мисс Гамильтон, чтобы позже между нами не возникало недоразумений. Я должен иметь о вас некоторую информацию, поскольку вы моя подопечная.
   Хелен решила, что теперь она точно ослышалась.
   – Как понимать ваше заявление? Вы собираетесь опекать меня? Я ничего не перепутала?
   – Все именно так, – подтвердил Марк. – В мои обязанности входит решать ваши проблемы и трудности. А, кажется, это и подразумевает слово «опекать».
   – Нет, это слово подразумевает совсем другое. К тому же у меня нет никаких проблем и трудностей, так что ваши обязанности с этого момента резко сокращаются в объеме.
   – Они обязательно возникнут, – тут же уверенно отозвался он.
   Глаза Хелен сузились.
   – Это… угроза?
   – Конечно нет.
   – Я не нуждаюсь ни в вашем присмотре, ни в вашей помощи, – отрезала Хелен.
   – Хотелось бы мне быть уверенным в этом. Но подобный вопрос вы решаете не с тем человеком. Вам нужно обратиться к своему дяде. Вы куда-то спешили? – невозмутимо напомнил Марк, не давая ей больше вставить ни слова.
   Хелен несколько секунд растерянно хлопала ресницами, усиленно пытаясь вспомнить, что она хотела сделать. И когда она вспомнила, то тут же поняла, что именно сейчас у нее и возникли эти самые первые трудности, которые Марк призван решать. Она нахмурилась, досадуя на то, что он оказался совершенно прав и ей пришлось так скоро в этом убедиться.
   – Не могли бы вы мне сказать, где Мелисса?
   – Она отправилась за покупками. Что-то срочное?
   – Моя подруга вот-вот подъедет, и мне нужно предупредить, что она останется на обед, а возможно, и на ужин…
   – Сказать, чтобы приготовили для мисс Вейли комнату?
   Хелен не знала, останется Одри ночевать или вернется домой.
   – Я не могу сказать точно.
   – Комната, расположенная по соседству с вашей, готова к приему гостей.
   – Спасибо, вы очень любезны.
   – Всегда рад вам помочь.
   Марк бросил на нее последний взгляд, развернулся и направился по своим делам. А Хелен, приоткрыв рот, смотрела ему вслед. Ее потрясли гибкие, почти змеиные движения, словно Марк был бесшумной, черной тенью. Она как завороженная не могла оторвать взгляд от его гибкой и в то же время сильной фигуры, затянутой во все черное.
   – Послушайте, мистер Макиавелли!.. – непроизвольно окликнула она, прежде чем успела сообразить, что ему скажет.
   Марк остановился и медленно обернулся.
   – Да, мисс Гамильтон?
   – Возвращаясь к нашему разговору…
   – У вас новые трудности?
   – В некотором роде. Мне кажется, что я тоже должна иметь некоторую информацию о вас.
   – Наверное, это справедливо. Что вы хотите узнать?
   – Мистер Макиавелли, как давно вы работаете у моего дяди?
   – Почти год.
   Значит, поэтому она его не видела раньше.
   – Исходя из ваших слов, вы будете приезжать сюда и в отсутствие дяди?
   – Вообще-то я не собираюсь никуда уезжать.
   – То есть… как? – не поняла Хелен.
   – Я живу в этом доме.
   – Вы живете здесь? В этом доме?
   – Кажется, я так и сказал.
   – Да… Простите.
   – Вас это смущает?
   – Почему это должно меня смущать?
   – Ваше лицо выдает вас, – все так же спокойно заметил он, а Хелен начала злиться.
   – Я удивлена, и только. Наверное, ваши услуги очень для дяди важны… то есть он вас очень ценит, как незаменимого работника. Раньше Роберт никогда не позволял себе постоянно думать и заниматься бизнесом. Он придерживался мнения, что работу и отдых нужно разделять. Но теперь вы всегда рядом, а значит, ему весьма проблематично забывать о делах…
   – Я не простой служащий, мисс Гамильтон. Я выполняю довольно много функций.
   – Какие именно?
   – Со временем вы все узнаете, мисс Гамильтон.
   Хелен решила, что пора бы ей проявить немного смелости. Она перестала изучать его подбородок и осмелилась взглянуть в глаза Марка. По ее спине побежали мурашки: взгляд Марка был непроницаем и ничего не выражал.
   – Где находится ваша комната? – невольно выпалила она и пришла в ужас от собственного вопроса.
   Если бы не злость и желание хоть как-то выбить Марка из колеи, она ничего подобного не спросила бы. Просто не осмелилась бы.
   – Она на первом этаже в левом крыле дома, и я не делаю из этого секрета.
   Голос Марка звучал совершенно ровно, но Хелен почему-то казалось, что он забавляется этим разговором. Или насмехается над ней. Она уставилась в его лицо, на котором не было и тени веселости или насмешки. Как ему это удается?
   – Секрета? Я просто спросила!
   – Конечно. Ваше любопытство удовлетворено?
   – Вы дразните меня?.. – Ее язык продолжал жить собственной жизнью, независимо от воли Хелен.
   – Никогда бы не осмелился на это.
   – Вы когда-нибудь работали в полиции?
   – Что?
   – Вы прекрасно расслышали, что я сказала.
   – Почему вы спрашиваете?
   – По-моему, моя очередь задавать вопросы.
   Марк взглянул на нее так, что у Хелен невольно запылали щеки, а внутри все мелко затрепыхалось. Теперь ощущение скрытой веселости исчезло без следа, а на Хелен словно надвинулась непроницаемая черная стена, готовая вот-вот накрыть девушку.
   – Нет, мисс Гамильтон, я никогда не работал в полиции.
   С этими словами Марк исчез, а Хелен приложила ладони к горячим щекам и привалилась спиной к стене. Господи, что на нее вдруг нашло? Даже то, что Хелен была полностью выбита из колеи событиями последних суток, начиная с того момента, как она получила послание своего дяди, до этой минуты, когда обнаружила, что у нее собственный счет в банке, новый автомобиль и весь дом в ее распоряжении, не могло полностью объяснить ее поведения. Хелен прижала пальцы к вискам и сжала их изо всех сил. Она совершенно не знает этого человека, его возможностей и самое главное – его полномочий в этом доме, а осмеливается играть с ним в кошки-мышки. Инстинкт никогда не подводил ее, а сейчас он просто захлебывался предупреждениями, что этот человек Хелен не по зубам и – опасен, опасен, опасен… Он проглотит ее, как кот мышонка, и даже не заметит этого!..
   Все еще держась за виски, Хелен отправилась дожидаться Одри. Она решила встретить подругу в холле. Хелен стояла у окна, но была настолько рассеянна, продолжая терзаться собственными мыслями, что пропустила появление подруги. Когда звонок, больше похожий на перезвон колоколов кафедрального собора, разнесся под сводами огромного холла, Хелен очнулась и бросилась открывать дверь.
   – О, Хелен, поверить не могу! – завопила Одри с порога. – Ты опять устроила этот маскарад! Мы же договаривались!
   Хелен оглянулась, но, к счастью, никого из обитателей дома поблизости не наблюдалось.
   – Одри, я тоже рада тебя видеть. И мы ни о чем не договаривались… Проходи же, не стой на пороге. – Хелен почти втащила Одри в холл.
   – Поверить не могу, что ты опять сделала из себя страшилище… Что с твоими волосами? Намазала растительным маслом? – продолжала причитать Одри. – И зачем ты опять нацепила эти ужасные очки? Что вдруг случилось с твоими контактными линзами?
   – Я их нечаянно раздавила… – Хелен начинала терять терпение. К тому же ей было прекрасно известно, что если Одри вовремя не остановить, то причитания подруги могут растянуться на несколько часов. А то и дней. – Одри, хватит ныть. В конце концов, я же не из тебя сделала страшилище. И вообще ты у меня в гостях, так что веди себя соответственно.
   Последнюю фразу Хелен произнесла нарочито строго, и это заставило Одри замолчать. Только сейчас она обратила внимание на окружающую обстановку, и ее и без того большие глаза сделались еще больше.
   – О боже… – благоговейно выдохнула Одри, оглядываясь почти со страхом. – Это и есть дом твоего дяди?
   – Нравится? – Хелен криво усмехнулась. В свое время дом произвел на нее точно такое же впечатление.
   – Шутишь? – Одри недоверчиво взглянула в лицо Хелен. – Мне стало не по себе… Конечно, ты предупреждала меня, но я не думала, что он так… великолепен. Представляю, каково тебе тут жить.
   – Не комплексуй, Одри, это всего лишь дом. И к тому же я вовсе не собираюсь оставаться тут навечно. Ой, что-то мы заболтались на пороге, – оборвала себя Хелен на полуслове. – Пойдем, я покажу тебе комнату, которую дядя предоставил в мое распоряжение.
   – Я сгораю от нетерпения увидеть унитаз в форме розового цветка! Я всю ночь об этом думала и представляла, как он выглядит…
   Девушки рассмеялись.
   – Добрый день.
   Появление Марка заставило их резко замолчать.
   Губы Одри приоткрылись, словно она собиралась произнести ответное приветствие, да так и застыла, внезапно обратившись в статую. Хелен незаметно дернула ее за руку, и Одри захлопнула рот, а ее щеки стали пунцовыми.
   – Одри, это мистер Макиавелли. Мистер Макиавелли, позвольте вам представить мою подругу Одри Вейли.
   – Добрый день, – сумела-таки выдавить Одри.
   – Очень приятно, мисс Вейли.
   – Кто это, Хелен? – с придыханием выговорила Одри, завороженно провожая спину уходившего Марка взглядом точно так же, как и Хелен двадцать минут назад.
   Хелен поморщилась, как от зубной боли.
   – Этот субъект не кто иной, как дядин помощник, – процедила она, увлекая Одри наверх. – И, кажется, мой охранник.


   – Ты имеешь в виду, что это твой телохранитель? – испуганно выдохнула Одри.
   – Боже, конечно нет. От кого меня охранять, Одри? Он приглядывает за мной по поручению моего дядюшки.
   – Приглядывает? Что это значит, Хелен? Он следит за тобой? Не выпускает из дому?
   – Он призван решать все мои трудности, – замогильным голосом проговорила Хелен.
   – Ох, у тебя уже возникли трудности… И, чтобы вычислить первую трудность, особых усилий не требуется.
   – О чем это ты?
   – Трудности с адаптацией. У тебя снова развились комплексы, и ты пытаешься влезть в прежнюю шкуру.
   – Одри, я просто… просто не могу…
   – Что за ерунду ты говоришь! Столько времени могла – и вот на тебе! Вдруг ни с того ни с сего больше не можешь! Просто признайся, что ты отчаянно трусишь!
   – Да, точно, – вынуждена была признаться Хелен.
   – Но почему?!
   – Одри, я не хочу разговаривать на эту тему. По крайней мере, пока.
   – Конечно, я понимаю. – Лицо Одри стало задумчивым. – Тебе снова понадобилась защита от окружающего мира. Или этот маскарад для твоего строгого дяди?
   – Дядя тут ни при чем. Хотя он уже успел мне намекнуть, что ему не нравится, когда женщины носят брюки и джинсы. В связи с этим мне было предложено обновить гардероб. «Женщина всегда должна оставаться женщиной», – процитировала она и невольно поморщилась. – А когда я вчера надела то ужасное коричневое платье и собрала волосы в пучок, он сказал, что я замечательно выгляжу.
   – Боже мой! – Одри всплеснула руками и невольно расхохоталась. – Представляю, насколько «женщиной» ты выглядела в этом ужасном платье!
   – Что смешного? Я выглядела любимой женщиной Франкенштейна, – буркнула Хелен.
   Одри захохотала так, что ей пришлось схватиться за стену.
   – Ой, Хелен, во избежание твоих последующих заскоков в использовании этой тряпки данное платье нужно немедленно уничтожить. Сжечь или закопать на глубину нескольких метров, как радиоактивные отходы…
   – Согласна!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное