Алекс Кош.

Огненный Патруль

(страница 4 из 46)

скачать книгу бесплатно

   – Как-то я себе все это с трудом представляю, – медленно сказал я, – неопределенно все, расплывчато…
   Чез резко остановился перед площадкой с телепортами.
   – Правильно. И именно поэтому мы сейчас пойдем собирать вещи, а ты отправишься к дяде. Возможно, хоть он скажет что-нибудь более конкретное.
   – Возможно, – согласился я. – Только его трудно застать на месте. Но я попробую…
   – Вот и пробуй, – напутствовал меня Чез и шагнул в телепорт.
   Братья Викерс пожелали мне удачи и тоже исчезли в белой вспышке.
   Все меня бросили. Алиса стала сама не своя после… мда, после. Вампиры исчезли из Академии, и никто точно не знает, куда именно они могли отправиться. Даже Догрон – каменный тролль, и тот покинул Академию неделю назад. Что-то мне подсказывает, что и дядю я сегодня не найду… Разве что попробовать отыскать Кейтена: с тех пор, как ему вернули ранг Ремесленника, он совсем перестал вылезать из свой лаборатории. Небось, кроме как с «автомагом», больше ни с кем и не общался все это время.
   Почему-то когда я остался один, моя боязнь телепортов настолько усилилась, что я плюнул на усталость и поднялся на двадцать этажей по лестнице. Ничего, с меня не убудет – мы и так слишком мало двигаемся, так и спортивную форму потерять недолго.
   На этаже Ремесленников, не в пример всем прочим этажам, было людно. Даже чересчур. Красные ливреи Ремесленников мелькали то здесь, то там, и лишь иногда мимо меня пробегали лучшие ученики Академии, обладатели синих ливрей, с какими-то поручениями. Так уж было принято – каждый лучший ученик после четвертого курса закреплялся за одним из учителей и после этого бегал как угорелый по его поручениям. С одной стороны, конечно, приятного мало, а с другой – это считается действительно почетным и несет в себе немало положительных нюансов, о которых я, к сожалению, пока ничего не знаю.
   Я посмотрел по сторонам и, не углядев ни одного знакомого лица, отправился к кабинету дяди.
   – Вы к кому? – осведомился у меня один из бегавших по этажу лучших учеников, едва я поднял руку, чтобы постучать в дверь.
   – К Ремесленнику Ромиусу, – удивленно ответил я. – А что такое?
   – Он вас вызывал? – подозрительно спросил парень.
   – Вызывал, – раздраженно ответил я. – Да в чем дело-то?
   – Подождите здесь, – распорядился уже начавший откровенно раздражать меня ученик и юркнул за дверь.
   Не успел я перечислить и половины известных мне ругательств, как из-за двери высунулось удивленное лицо лучшего ученика.
   – Проходите.
   Мне показалось, что он сам не поверил в то, что это сказал. Действительно, какой-то ученик первогодка пришел в гости к Высшему Ремесленнику…
   – А, Зак, заходи, – поприветствовал меня дядя из-за огромной стопки бумаг, возвышающейся на его столе.
   Я с немалым удивлением наблюдал за тем, как все бумаги со стола взлетели в воздух и сами разложились по полкам.
Передо мной предстал дядя Ромиус, причем выглядел он далеко не лучшим образом: всклокоченная рыжая борода, покрасневшие глаза и впалые щеки, все это говорило о том, что дел у него явно не в проворот.
   – Если ты занят, я могу зайти попозже? – предложил я.
   Честно говоря, обращение на «ты» давалось мне с огромным трудом. Но дядя твердо сказал мне, что не на людях родственники всегда должны говорить на равных, и я сдался. Впрочем, если быть полностью честным с самим собой, мне немного льстило, что я так запросто общаюсь с Высшим Ремесленником.
   – Нет, нет, проходи, – кивнул мне дядя и повернулся к лучшему ученику. – А ты иди пока, погуляй.
   Парень посмотрел на меня еще более удивленным взглядом и безропотно покинул кабинет.
   – Я смотрю, у вас тут суета, – заметил я. – Все бегают, чего-то ищут, таскают, передают.
   – Да, у нас сейчас просто какое-то стихийное бедствие. Готовятся документы для подразделений Патруля: накладные на здания, мебель, всевозможные векселя и бумаги, подтверждающие наши полномочия. И все это нужно каким-то чудом подготовить до завтрашнего дня.
   Забавно слышать – Ремесленник надеется на чудо.
   – Да, об этом самом Патруле я и хотел поговорить, – опомнился я. – Мы с Чезом пропустили собрание нашего курса и поэтому так толком ничего и не поняли.
   – Думаешь, на собрании вам бы все доходчиво объяснили? Мы и сами-то толком ничего не знаем. Приказ читали все, но вот как это будет выглядеть в реальности и, главное, зачем это вообще нужно… загадка для нас самих.
   Если уж это загадка даже для Ремесленников, то нам и вовсе здесь ловить нечего. Так может и не стоит нам в это дело вмешиваться? Пусть кого-нибудь другого пошлют…
   – А нам-то что делать? – неуверенно спросил я. – Ну, прибудем мы в город и что нам там делать-то? И, кстати, что за город-то вообще? Нет, интуитивно я догадываюсь, в какой город нас пошлют, но все же…
   Вот бы мне кто-нибудь подробно, на пальцах объяснил, что мы будем делать.
   – Вас отправят в Крайдолл, что довольно логично, ведь братья Викерс его коренные жители. А что вы там будете делать… первое время просто выполнять поручения начальника стражи этого города, а дальше посмотрим… Точнее, посмотрит ваш куратор.
   – А кто будет нашим куратором? – заинтересовался я.
   – Конечно же, Кейтен. Хотя его сейчас за уши не оттащишь от его любимого «автомага», но придется и ему на несколько месяцев переселиться в Приграничье. Кстати…
   Ромиус постучал по столу и в кабинет вбежал уже знакомый мне парень.
   – Пригласи сюда Ремесленника Кейтена.
   Лучший ученик кивнул и выскочил из кабинета как ужаленный.
   Да, не легко, должно быть, приходится этим ребятам, приставленным к Ремесленникам. Интересно, он так весь день бегает или все-таки немного времени на учебу остается?
   – Думаю, все подробности тебе лучше обсудить с ним. – Ромиус зевнул и протер сонные глаза. – А ты пока расскажи-ка мне, что случилось на соревнованиях.
   Я не смог сдержать грустный вздох.
   Вот, теперь каждый встречный будет мне напоминать об этих соревнованиях. Дракон меня подери, а ведь Невил предсказывал нечто подобное! Хорошо еще, что сейчас все слишком заняты подготовкой к практике и никому нет дела до позорного проигрыша Огненного Факультета.
   – Ну, что случилось… Я все испортил! Мы уже почти выиграли, когда я попытался сплести заклинание Универсальной Стены, но опять что-то получилось не так, и я создал воздушную волну…
   – От которой пострадали Чез и Алиса, – закончил за меня Ромиус. – Все ясно. В этом нет твоей вины, просто ты еще не научился пользоваться своей полной силой. Хотя я предупреждал тебя, чтобы ты пока еще не рисковал сплетать сложные потоки, а ты меня все равно не послушал. С другой стороны, я понимаю – тебе очень хотелось выиграть поединок.
   – Обидно, – тоскливо сказал я. – Мало силы – плохо, много силы – тоже плохо…
   – Как выяснилось, и то и другое хорошо, – не согласился Ромиус. – Между прочим, твой случай показал, что наш отбор несовершенен. Прежде всего, мы всегда отбирали учеников с максимальной силой, а на твоем примере мы выяснили, что и малой силой можно делать невероятные вещи и сплетать тонкие потоки удивительной сложности. Ведь раньше ты умудрялся создавать заклинания, опережающие твой уровень знаний на порядок.
   – А теперь не могу.
   – Нет, ты и сейчас можешь. Просто тебе требуется отточить свои умения.
   – На практике? – усмехнулся я.
   – И на практике тоже, – невозмутимо ответил дядя. – Правда, выносить любые учебники из Академии запрещено…
   Замечательно. А я-то надеялся в спокойной обстановке прочитать пятый том учебника по энергетике.
   Дверь кабинета отворилась, и на пороге появился Кейтен. Розовощекий, улыбающийся и, на мой взгляд, даже слегка пополневший. Еще бы, ведь после нападения на Академию, ему вернули звание Ремесленника и позволили заниматься развитием любимого детища – «автомага».
   – Добрый вечер, – бодро сказал он, с разбега плюхнувшись в кресло. – Вот сейчас я впервые увидел, что вы родственники. Оба всклокоченные, похудевшие, бледные, покрасневшие глаза горят каким-то нездоровым блеском…
   Где-то я все это уже слышал. Неужели моя бледность так бросается в глаза? Как бы в Приграничье меня за вампира не приняли…
   – Зато ты что-то чересчур бодренький, – нахмурился Ромиус. – Засиделся в своей лаборатории.
   – А что? – удивился Кейтен. – Зато уже намечаются явные успехи…
   – Единственное, что у тебя намечается – это прогулка в Приграничье, – обрадовал его дядя. – Ты же наверняка слышал о новом приказе Главного Советника.
   – Слышал, – ответил Кейтен. – Глупейшая, я тебе скажу, затея. Мне кажется, советник Митис по каким-то причинам хочет ослабить Академию…
   – Об этом мы потом поговорим, – быстро сказал Ромиус и выразительно покосился на меня.
   Вот нахал, а еще Ремесленник. Хоть бы не так явственно мною пренебрегал что ли…
   – Слушай, Ромиус, я сейчас просто не могу оставить лабораторию! – возопил Кейтен. – Мне ведь столько всего нужно сделать…
   – Поспорь мне еще, – пригрозил дядя. – Чтобы к завтрашнему утру подготовил для Зака и его группы все документы…
   – Ну, документы-то я подготовлю, – обрадовался Кейтен. – Это я в миг.
   – …А затем ты отправишься вместе с ними в Крайдолл, и будешь курировать их практику в течение всех двух месяцев.
   – Что?! – Кейтен побледнел. – Но я действительно не могу сейчас прекратить исследования!
   – Все ты можешь, – отмахнулся Ромиус. – Бери Зака в помощники и марш в кабинет Мастера Ревела. За проект Патруля он отвечает лично.
   – Это успокаивает. – Кейтен наконец-таки повернулся ко мне. – Ну что, как соревнования? Выиграли?
   Я удивленно уставился на него, не понимая, издевается он, или же говорит на полном серьезе.
   – Для него это сейчас больная тема, – усмехнулся Ромиус. – Но думаю, по пути он тебе все расскажет. А теперь брысь из моего кабинета, у меня дел по горло.
   Мы с Кейтеном послушно покинули кабинет моего дяди.
   – Пойдем к Мастеру Ревелу, – без особого оптимизма сказал Кейтен. – Да, так что там с поединком-то?
   Пока я коротенько рассказывал нашему куратору о проигранном поединке, он вел меня к кабинету Ремесленника Ревела. Насколько я понял, Ремесленник Ревел отвечает за безопасность Академии и все его боятся до коликов. Не знаю, за что его так боятся, но мне он не показался каким-то зверем, наоборот, премилый дядька. И по поводу высказывания Кейтена о том, что его успокаивает, что за проект отвечает этот Ремесленник… Не знаю, не знаю. Если посмотреть на качество его работы, как ответственного за безопасность Академии в свете последних событий, то доверия к нему нет просто никакого.
   – Кстати, ты будь поосторожнее в высказываниях перед Мастером Ревелом, – предупредил меня Кейтен, когда мы подошли к самому обычному кабинету с табличкой «Ремесленник Ревел».
   Странно все-таки, почему все так его боятся?
   Кейтен еле слышно постучал в дверь.
   – Можно к вам?
   – Заходите, – послышался из-за двери голос Ремесленника. – Я вас уже полчаса жду.
   Брешет. Полчаса назад я еще в столовой был, а Кейтен в своей лаборатории, и если бы мне не взбрело в голову зайти к дяде, то я бы вообще едва ли оказался перед этой дверью.
   Мы зашли в кабинет.
   На первый взгляд я не нашел ни одного отличия от кабинета Ромиуса: такой же деревянный стол, несколько очень мягких черных кресел и куча полок, с аккуратно разложенными документами. За столом сидел лысый мужчина в серой ливрее Высшего Ремесленника. На его лице гуляла едва заметная улыбка человека, знающего нечто такое, что хотели бы знать все окружающие, но доступно это только ему.
   – Ну что, готовы поработать на благо государства? – вместо приветствия спросил Мастер Ревел.
   – Конечно, – на удивление покладисто ответил Кейтен. – Сделаем все, что от нас потребуется.
   Плюхаться в кресло, как это было в кабинете дяди, Кейтен не стал, и вообще, как мне показалось, он старался не делать лишних движений.
   – Похвально. – Мастер Ревел едва заметно кивнул. – Кейтен, вот тебе все необходимые документы, ознакомься с ними до завтра.
   С одной из полок плавно взлетела невзрачная серая папка.
   – А какие-нибудь материалы по людям, с которыми нам придется работать? – покладисто спросил Кейтен.
   – Безусловно, – согласился Ремесленник, и вслед за первой папкой взлетела в воздух вторая.
   Обе папки спикировали на стол перед стоящим навытяжку Кейтеном.
   – А…
   – В первой папке.
   – А…
   – Обойдешься.
   – Понял.
   Зато я не понял. А когда с нами будут проводить инструктаж?
   – Думаю, задание вы получили, так что можете быть свободны.
   – А я? – удивленно спросил я. – Мне какое задание?
   – Выспаться, – коротко ответил Мастер Ревел. – И постараться больше не допускать таких ошибок, как на соревнованиях.
   Опять!
   Из кабинета я вышел с красными ушами. Я бы, может, этого и не заметил, но заметил Кейтен и не преминул мне об этом сообщить.
   – Неужели все теперь будут мне об этом напоминать? – жалобно спросил я.
   – Безусловно, – «успокоил» меня куратор. – Ты бы знал, как я бесился, когда мне напоминали о моем понижении из Ремесленников в обычные ученики. А напоминали мне об этом ох как часто и все кому не лень.
   – А в желании насолить ближнему людям лениться не свойственно, – резюмировал я. – Ладно, чего уж там. Буду привыкать.
   – Давай, иди спать. А я пойду разбираться с документами… Эх, а мне ведь еще нужно придумать, как быть с «автомагом». Он же без меня от скуки отупеет.
   – Выключи его? – предложил я.
   – Нельзя, он обидится, – покачал головой Кейтен.
   Ишь ты, да он ведет себя как самый настоящий человек.
   – Тогда возьми его с собой.
   – Ты же видел, сколько места занимает «автомаг». Такую громоздкую структуру так просто в карман не положишь, хотя… я подумаю над этим, в целом, мысль не так уж плоха.
   Кейтен отправился в свою лабораторию, а мне предстояло собрать свои вещи для предстоящего мероприятия.
   Вернувшись к себе в комнату и тоскливо посмотрев на полуметровые кактусы, я начал собираться. Положив в старую сумку «музыкалу» и «музы» с записями любимых песен, я неожиданно вспомнил, что за все время обучения в Академии ни разу не слушал музыку! Не было ни времени, ни желания, а ведь раньше я искренне считал, что не смогу прожить без музыки и дня. Что ж, в каком-то смысле магия похожа на музыку – сплетение потоков напоминает создание мелодии… Магия заменила мне музыку и сейчас у меня даже не возникает желания включить «музыкалу».
   Я кинул в сумку две запасных ливреи… и понял, что собирать мне больше, в общем-то, и нечего. Учебники из Академии, как выяснилось, выносить нельзя, а кроме них в моей комнате больше никаких вещей и не было.
   Кстати, зачем тогда Алиса так рано убежала из столовой? Не думаю, что у нее намного больше вещей, чем у меня. Получается, она вновь меня избегает? Стоп! Кого я обманываю? Она избегает меня всю неделю! С той самой ночи… неужели я что-то сделал не так?..
   С такой тоскливой мыслью я и заснул.


   Я открыл глаза.
   Темнота.
   – Спокойно, не дергайся, – предостерег меня тихий мужской голос.
   Честно говоря, я и не собирался делать ничего подобного. Нет, я не испугался, не подумайте. Если честно, я еще не настолько проснулся, чтобы как следует испугаться. Да и ощущал я себя как-то странно, будто немного пьяным… все окружающее воспринималось сквозь полудрему.
   Тихий, вкрадчивый голос продолжил:
   – Никерс, предупреждаю сразу, это не очередное нападение на Академию, – раздался тихий смешок, – а всего лишь скромная традиция – торжественное испытание.
   Торжественное? Испытание? Странное словосочетание…
   Вот теперь я окончательно проснулся. Кстати, судя по всему, я все еще лежу в своей кровати… только вот ничего не вижу. А, это же повязка на глазах! Странная какая-то повязка, кстати.
   Я попытался встать с кровати, но ничего путного у меня не получилось. Судя по всему, я был привязан.
   – А для посвящения обязательно завязывать глаза и привязывать меня к кровати? – спросил я, стараясь скрыть дрожь в голосе.
   – Без этого никак, – согласился голос. – Впрочем, тебя скоро освободят. Сразу после того, как я объясню правила игры.
   – Игры?
   – Ну, не игры, испытания. Какая разница?
   – Разница в последствиях, – охотно объяснил я.
   – Никаких последствий, – заверил меня голос, – по крайней мере, физических. А вот опозориться можно только так. Впрочем, после сегодняшних соревнований, тебя это пугать не должно.
   Опять напоминание о соревнованиях. Каждый норовит пнуть бедного, измученного ученика первогодку.
   Все мои попытки подняться на ноги были тщетны. Кто-то или что-то, не давало мне пошевелить ни рукой, ни ногой, вцепившись в них мертвой хваткой.
   – Что от меня требуется-то хоть? – смиренно спросил я.
   В конце концов, чего мне бояться? Сказали же – травм не будет. А если и опозорюсь, так ведь не впервой же, мы люди привычные.
   – Сразу видно умного человека. – Мне показалось, или это было сказано с откровенным издевательством? – От тебя не требуется ровным счетом ничего. Просто когда я тебя отпущу, ты должен будешь попытаться выйти отсюда. Вот и все.
   – Что значит попытаться?
   Тишина.
   – Эй, что значит попытаться?!
   Я же в своей комнате, лежу на кровати… или нет? Да уж, исчерпывающие инструкции мне дали, ничего не скажешь. Выйди отсюда. Откуда отсюда-то? И куда выйти?
   Давление на конечности неожиданно пропало, и я ощутил, что свободен. Вот только повязку с глаз мне почему-то не сняли.
   Я тут же потянулся рукой к глазам, чтобы снять повязку, но никакой ткани на моих глазах не обнаружилось! Внимательно ощупав веки, я понял, что, судя по всему, на меня воздействовали каким-то заклинанием – что-то невидимое не позволяло мне открыть веки. Заклинание было явно не моего уровня, собственно, помимо стихийной магии нас больше ничему и не обучали. Я даже предположить не мог, как оно могло действовать.
   – Все ясно, – как можно громче и уверенней проговорил я. – Это испытание я должен пройти с закрытыми глазами? Что ж, пусть будет по-вашему.
   Я уже начал догадываться, что нахожусь вовсе не в своей комнате. Чтобы окончательно в этом убедиться, я протянул руку к левому краю кровати. В моей комнате кровать прилегала этим краем к стене, но сейчас рука не нащупала ничего подобного.
   Стало очень неуютно. Одно дело оказаться в темноте в знакомой комнате и совсем другое – в незнакомом помещении… У меня моментально возникло ощущение, как будто в темноте вокруг меня таится что-то страшное. Хотя, вообще-то, темнота была не вокруг, просто у меня были закрыты глаза… но мне от этого было не легче.
   Странно, а кровать-то вроде бы моя. Это что же, меня прямо вместе с кроватью сюда притащили, а я даже не проснулся? Хотя, после столь серьезной травмы можно проспать не один день.
   Я медленно свесил ноги с кровати.
   И что теперь? Вставать и идти искать выход в нижнем белье? Ну и шуточки у них. Интересно, как на подобное испытание отреагируют девушки? Если это вообще испытание, а не очередная шутка старшекурсников, впрочем, одно другому не мешает.
   Не долго думая, я завернулся в одеяло и слез с кровати. Чем быстрее я разделаюсь с этим испытанием, тем лучше. Завтра, между прочим, еще вставать очень рано.
   Пол каменный, холодный. Во всех жилых помещениях полы устланы коврами, значит, я в каком-нибудь зале, медитативном или учебном.
   Я сделал несколько неуверенных шагов, ощупывая руками пространство перед собой. В своей комнате я бы как раз уперся носом в стену, здесь же ничего подобного явно не планировалось.
   – То есть, вы предлагаете мне на ощупь найти выход их этого зала? – предположил я.
   Звук собственного голоса почему-то совершенно не придавал уверенности. Возможно, потому, что он дрожал. А если крикнуть погромче, то уверенности добавится?
   Сделав порядка двадцати шагов, я, наконец, коснулся рукой стены. Ну, теперь-то осталось совсем немного, нужно идти вдоль нее до тех пор, пока руки не коснутся двери. Окрыленный этой мыслью, я двинулся в обход помещения.
   Прошло довольно много времени, прежде чем я заподозрил, что с залом творится что-то странное. Я шел вдоль стены довольно долго, но так и не нашел двери. Более того, я ни разу не натыкался на углы, как будто это помещение было совершено круглым. В принципе, такое вполне возможно, ведь башня-то сама по себе круглая, вот только на каждом этаже залы «нарезаются», подобно кускам пирога, и ни одного абсолютно круглого зала, кроме, разве что, Музея, во всей Академии нет. Где же я тогда оказался?
   Неожиданно за моей спиной раздался громкий удар, как будто где-то недалеко упало на пол что-то очень большое. Я подпрыгнул на месте от неожиданности, а в следующий момент рухнул на пол. Просто на всякий случай.
   Выходит, я здесь не один?! Возможно, в этом странном помещении бродят и другие ученики? Нет, все-таки нужно что-то делать со зрением, иначе я отсюда никогда не выберусь. С заклинанием, накрепко закрывшим мои глаза, я ничего поделать не могу, потому что до сих пор не умею видеть чужие узоры, да даже если бы я и умел… глаза-то все равно закрыты.
   Я медленно поднялся с пола, старательно прислушиваясь к окружающим звукам. Думаю, если за мной действительно кто-то наблюдает, его наверняка развлекут мои блуждания по залу. Я чувствую себя слепой подземной ловкой, хотя ей-то повезло больше чем мне, у нее есть длинные щупы, для обследования окружающего пространства. Стоп. А ведь это мысль! Что если мне сделать себе похожие щупы из энергетических нитей? Касаясь стен, они будут затухать и по изменениям их узора я смогу понять, куда мне идти. Ведь узоры заклинаний, сотканных лично мной, я вижу и с закрытыми глазами своим внутренним зрением.
   Для начала я соткал один щуп. Тонкое заклинание на манер плети я увеличил в несколько раз, и проверил на стене, за которую держался. Внутреннее зрение отметило изменение структуры заклинания и в следующий миг Огненная Плеть исчезла.
   Мда. А вот нарушения целостности заклинания я как-то не учел, ведь если я все еще в Академии, стена состоит из «дагора» – материала совершенно нечувствительного к магии. Заклинания просто разрушаются, соприкасаясь с этим минералом.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное