Алекс Кош.

Если бы я был вампиром

(страница 2 из 37)

скачать книгу бесплатно

   Я взял в руки странную посылку и ничего интересного, естественно, ни внутри, ни снаружи больше не обнаружил. Обычный белый конверт без всяких рисунков, самый стандартный, продается на любом почтамте, и кроме надписи «Найт» на нем больше ничего не написано. Ну что ж, придется прибегнуть к помощи современных технологий.
   Я включил компьютер и вылез в Интернет. Заглянув в свой почтовый ящик, выяснил, что выиграл какую-то путевку (чего только не присылают), прочитал пару писем от знакомых из чата… Вот одно интересное послание: одна знакомая предлагает встретиться. Может, не отказываться? Я уже устал от одиночества (да, даже за один месяц можно устать). Пора бы развеяться. Так почему бы не развеяться с девушкой, с которой меня ничто не связывает, кроме удаленной дружбы? Я посмотрел на дату письма, и все надежды рухнули. Да это же письмо недельной давности! Давненько я почту не проверял. Боюсь, что ей не понравится то, что я отвечаю лишь через неделю, так что лучше вообще отвечать не буду. Остальные письма были из разных Интернет-рассылок и никакой полезной информации в себе не несли (только не спрашивайте, зачем я тогда на них подписался, сам не знаю).
   Закончив с почтой, я начал поиск по ключевым словам и фразам из письма. На самом деле я искал рисунок, хоть как-то похожий на рисунок на перстне (но поисков такого типа пока еще не придумали, поэтому приходилось искать по словам), поиски, впрочем, ничего не дали, что совершенно неудивительно, ведь Интернет на самом деле одна большая помойка.
   Я еще раз заглянул в почтовый ящик и обнаружил новое письмо. Видать, только что пришло. Я бы не обратил на это письмо никакого внимания, если бы не один момент. В углу был изображен рисунок красного глаза с голубым зрачком, точно такой же, как на перстне, только без зеленого отлива вокруг. Я открыл текстовый файл:

   «Дорогой Виктор. Мы рады, что вы проявили интерес к нашему братству. Если вам действительно небезразличны наши ценности и заветы, то мы имеем честь пригласить вас на Посвящение. Как вы уже знаете, после этого вы станете полноправным братом по крови. Посвящение является таинством единения с нашим Владыкой, и обо всех подробностях, как и о самом факте проведения, мы не имеем права сообщать людям, не входящим в братство, поэтому, это письмо после прочтения сотрется. Ваша кандидатура была рассмотрена на собрании братьев по крови и признана наиболее желательной, поэтому мы надеемся, что вы в должное время прибудете в наш храм. Да пребудет с вами Владыка…»

   Далее шел адрес и сегодняшнее число…
   Значит, меня приглашают на какое-то Посвящение в секте «Братья по крови». Видимо, я так долго светился на форумах всяких сект, связанных с поклонением вампирам, что меня заметили. Наконец-то! Этого я и ждал. Вот только что именно проповедует эта секта, я уже забыл (если вообще знал), все эти секты так похожи, что просто смешались в моей голове.
Может, потом вспомню. Интересно, а как это они рассматривали мою кандидатуру? Что именно в моей биографии их интересовало? Были ли в моей родне люди с психическими отклонениями? Или моя профессиональная пригодность? И зачем я только оставлял в этих сектах свои данные? Хорошо еще, что для сектантов я отдельный почтовый ящик использовал, а то могли бы провести параллель с неким Найтом, весьма известным в некоторых кругах, в том числе сектантских, только скорее как противник, нежели адепт.
   Записав адрес и время «проведения Посвящения», я откинулся на спинку кресла и задумался. Письмо действительно стерлось, хотя я понятия не имею как. Я в хакеры не записывался.
   А стоит ли мне туда наведываться?
   – Пожалуй, все же стоит. Не сидеть же всю жизнь дома, – решительно сказал я монитору.
   Все же звук своего голоса немного обнадеживает. Спокойнее как-то становится. Хотя особенно красивым голосом я похвастать не могу.
   Если честно, меня до сих пор совершенно не тянет гулять по улицам. С тех пор как «это» со мной случилось и я вернулся из Киева, я даже из дома-то не выходил, впрочем, я уже об этом говорил. Так что сегодня, видимо, будет мой первый выход в свет, можно так сказать.
   Ах да. Я же еще не рассказал самое главное: чем же все-таки питаются вампиры, а точнее, некий вампир по имени Виктор. Я предпочитаю питаться как нормальные люди. Удовольствие от еды – это одно из немногих удовольствий, которые мне доступны, не выходя из дому. Хотя в последнее время возникает жажда, которую нельзя утолить простой водой, но с ней я пока справляюсь с помощью слегка недожаренной печени. Вообще-то гадость жуткая, но все лучше, чем пить кровь. Кто бы знал, как глупо я себя чувствовал, когда впервые попробовал эту недожаренную печенку. Даже не столько глупо, сколько противно. Хорошо еще, что эта жажда появляется всего два или три раза в неделю. А то ведь и ломки могут начаться, как у наркомана.
   Если честно, то я просто не могу представить, что пью кровь. Сразу мутить начинает. И слава богу, вот когда перестанет мутить, пора будет харакири осиновым колышком делать.
   Отключив компьютер, я прикинул, через сколько мне выходить. Получилось, что еще часа три в запасе есть, если ехать в центр, а точнее, на Кузнецкий мост, то надо выходить минут за сорок. А значит, до четырех я свободен.
   Можно еще поспать. Едва закрыв глаза, я тут же их открыл. Опять заиграла заунывная мелодия звонка.
   Нет. Я его точно отключу. Вот прямо сейчас встану, дойду до двери и отключу, оторвав провод от динамика.
   Подойдя к двери, я услышал голос соседки и мужские голоса.
   «Неужели и вправду милицию вызвала, старая карга?» – промелькнула мысль.
   Ну точно. Это просто невероятно. Заглянув в глазок, я увидел старушенцию, которая клялась двум милиционерам, что видела, как некий субъект, до жути похожий на меня, тащил труп мимо ее квартиры. С ума сойти.
   Я открыл дверь и выглянул на лестничную клетку.
   – Э-э-э… Здрасти.
   Главное – вежливость. На лестничной клетке стояли два милиционера. Один невысокий, с лысиной а-ля Горбачев, а другой поздоровей и помоложе, заметно, что только закончил школу милиции. Причем, по всей видимости, младший уже что-то успел напортачить, потому что лысый на него периодически косился и тот под его взглядом постоянно вертелся, явно чувствуя себя в чем-то виноватым.
   Заговорил, естественно, тот, что постарше:
   – Капитан Лысько, – представился он. – Вы Виктор Светлов?
   Ну да, конечно, сразу к делу. А ведь фамилия у него очень соответствует внешнему виду.
   – Еще вчера был.
   Будем считать это сарказмом.
   – Вы не могли бы сообщить, где вы были 21 июня?
   Так я и думал.
   – В Киеве. Есть свидетели. А что, меня в чем-то подозревают?
   Ничего. Мы тоже можем быть серьезными.
   – Подозревают в краже особо ценного имущества в виде кошки преклонных лет, проживающей в соседней квартире.
   Надо же, да он еще и шутить умеет, а я думал, что для того, чтобы шутить, нужны мозги.
   – Вы что, всерьез подумали, что мы вас подозреваем в убийстве? – спросил Лысько.
   – Подумал. Вон, у вас даже свидетель есть. Э-э-э… вернее, был. – А бабка-то не дура, уже смылась давно. Наверняка как только я вышел, так сразу и смылась.
   – Ладно, – капитан махнул рукой на дверь соседки. – В каждом доме таких свидетелей полно. Слушай я их, мне бы пришлось тогда каждого второго сажать и каждого третьего расстреливать.
   – Да? – Я, честно говоря, обрадовался. – Значит, я не один так мучаюсь? Есть все-таки справедливость в нашей стране.
   – Есть, но только очень мало и почему-то только для избранных, – неожиданно грустно ответил капитан.
   Эк сразу посерьезнел, видать задело. Оно и понятно, нынче милиции тоже несладко живется.
   – Вы ничего подозрительного не замечали? Люди какие-нибудь незнакомые тут не ходили?
   – Я? Да я болею уже второй месяц, не выхожу никуда, – тут же ответил я.
   – Наслышаны. Вас, между прочим, весь дом обсуждает. Молодой человек, с виду здоров как бык, и за целый месяц ни разу не вышел из дому. Странно, не находите?
   А говорит, что не подозревает. Надо же, как меня соседи любят. «Быком» назвали. Таких комплиментов мне уже давненько не говорили.
   – Нет. Не нахожу. – Шутить как-то сразу расхотелось. – У меня свои дела, у вас свои.
   – Ну да. Конечно. Значит, ничего особенного не замечали? – поднял бровь капитан.
   Вот пристал-то.
   – Нет. Вы извините, но у меня чайник на плите. Мне идти надо.
   Как я легко умею найти отговорку, а? И главное, как удачно. Может, я за этот месяц с людьми общаться разучился? Ну уж врать-то я точно разучился, если вообще умел.
   – Ну да. Раз чайник… До свидания, Виктор Михайлович.
   По отчеству даже. Да я ему в сыновья гожусь, а он по отчеству.
   – До свидания.
   Это я уже из комнаты сказал. На самом деле никаких свиданий с этими милыми людьми мне не хочется, но надо же оставаться вежливым.
   Интересно, я сегодня посплю вообще?
   Глянув на часы, удивился. Уже три часа. Всего час до выхода в свет. Хотя свет, мне кажется, меня особо не ждет. То-то соседи удивятся, а уж Клавдия Степановна так и вовсе от счастья прыгать будет – теперь мне еще и все происшествия во дворе пришить можно.
   Перед выходом я решил как следует позавтракать и пообедать, чтобы сил побольше было. Ведь столько времени взаперти зря не проходит, может, у меня уже ноги атрофировались (мозги-то уже давно…).
   Я гордо прошествовал на совершенно не соответствующую этой гордости кухню. Пришлось, как обычно, немного прожарить ненавистную печенку, опережая гадкую жажду, и сварить картошку. Немного подумав, налил себе стакан соку, чтобы запить недожаренное мясо, и приготовился к трапезе.
   Какая же трапеза в наше время без телевизора? Сразу наткнулся на новости и решил пока оставить. Хотя вообще-то я предпочитаю фильмы ужасов. Они не столь страшны, как те же вечерние новости.
   Диктор с радостью сообщал, что лето скоро подойдет к концу и что скоро всем школьникам и студентам вновь придется вступить в борьбу за выживание с системой образования. Ничего особо интересного. Я переключил канал и попал на «Дорожный патруль». В нем сообщалось об очередном найденном трупе с разодранной шеей. Похоже на работу крупного зверя или маньяка.
   Я насторожился.
   В нашем подъезде нашли такой же труп в июне. Может, они связаны? И что это за странные следы укусов якобы зверя? Может, это вампиры? Да нет, быть не может, наверно, собаки дикие, их тоже последнее время развелось полно.
   У меня до сих пор нет ни малейшего намека на появление клыков. И вообще, должны ли они появиться? И крылья не растут. А мне лета-а-а-ать… охота.
   Я упорно жевал свою недожаренную печенку и размышлял.
   И тут опять звонок в дверь.
   – Да что же это такое?! – воскликнул я и чуть не подавился. – Тьфу. Ну что им всем надо? – спросил я у потолка. Потолок промолчал, видимо, задумался о чем-то своем.
   Звонок опять разразился заунывной мелодией.
   – Да иду я! Иду!
   Все. Вот прямо сейчас я отключу звонок. Честное слово.
   Я даже в глазок забыл посмотреть от досады. А зря. Открыв дверь, я увидел трех здоровяков. Кроме как здоровяками, их еще можно было бы назвать костоломами или амбалами, а еще точнее «скинами». Растительность на голове практически отсутствовала, что, впрочем, было трудно заметить под беретами.
   Все трое в черном. Нет, я, конечно, ничего против черного не имею, сам люблю в черном ходить, но эти явно перестарались. Да и смотрится на них все как-то зловеще, что ли…
   – Вам кого, ребята?
   Ага. Ребята. Да им лет по двадцать пять. Они ж старше меня. И шире раза в два, если не в три.
   – Тебя.
   Эх. А я еще жаловался, что ко мне по отчеству обращаются, сам напросился.
   – Да? По поводу?
   – Ты с ментами разговаривал. О чем?
   Как же это я сразу не догадался.
   – Я? С ментами? А! Вы имеете в виду тех двух милых людей в сереньком? Да так… Друзья пришли проведать. Что да как. Чего не появляюсь давно. А что?
   Экий я милый, правда?
   – Ты нас тут не парь. По-хорошему спрашиваю пока что. О чем был базар?
   Они мне однозначно не нравятся. Ну вот никаких манер.
   – Ладно. Вы извините, но у меня чайник там кипит.
   – Ты чего, не понял? Щас сам по чайнику получишь!
   Ну вот. А с капитаном получилось. И по чайнику получать не хочется совсем. Он у меня не железный.
   Вообще-то у вампиров вроде как все быстро заживает, но проверять, так ли быстро у меня пройдет сотрясение мозга (если вообще пройдет и если еще есть, что сотрясать), я желанием не горю.
   – А ну убирайтесь! Я милицию вызвала! – это уже из-за соседней двери.
   Вот те на! Соседка меня спасает. Может, она не такая уж и грымза?
   – Ты смотри. Тебе повезло, что ты из дому не выходишь. Но мы еще вернемся, – зло проговорил здоровяк, который у них, по всей видимости, был за главного.
   Эх-х… Знал бы он, что именно сегодня я решил выйти. Но я же ему это сообщать не буду. Я же не самоубийца.
   Я стоял у двери и смотрел, как мои новые знакомые спускаются вниз мимо исписанных стен, на которых прочитывались многочисленные сочинения некоего Вовы о некоем Диме, о его сексуальных пристрастиях, родственниках и друзьях.
   Вот спасибо бабульке. Надо прямо сейчас и сказать, а то потом передумаю.
   – Спасибо вам, Клавдия Степановна, – сказал я двери, за которой притаилась милая старушка.
   Дверь, между прочим, капитальная. И где она такую на свою пенсию-то откопала? У меня и то не такая мощная, а денег я получаю побольше… иногда, когда вообще получаю.
   – Смотри у меня. В этот раз ты выкрутился, а в следующий тебя вместе с твоими дружками-бандитами поймают. Я все про тебя знаю.
   Ну вот. Только я обрадовался, а она меня к ним в банду теперь еще записала. Вот счастье-то на мою голову.
   Я захлопнул дверь и полный раздумий об участи, которую уготовила мне соседка, пошел доедать остывшее и недожаренное мясо.
   Ладно. Пора уже идти. Итак, готовься, мир! Я иду…


   Перед выходом я решил подготовиться. Я выбрал самую лучшую одежду, какая у меня была на данный момент в сносном состоянии: брюки (вытащил из-под кровати), черную футболку (нашел на кухне под столом), черные же ботинки (промолчу, где я их нашел) и, самое главное, темные очки (они мирно лежали на подоконнике). Как я уже говорил, я люблю черный цвет, да и солнышко меня не жалует в последнее время.
   Подойдя к зеркалу, я по привычке сосредоточился на своем отражении.
   Мое отражение – это весьма непостоянное явление. Все почему-то считают, что у вампиров нет отражения. Это не так. Оно есть, но его не так просто увидеть. Если вы к нему не присматриваетесь, то оно выходит из поля зрения. Но стоит присмотреться – и вот оно, такое же, как у любого нормального человека. Мне потребовалось тренироваться две недели, чтобы научиться, как нормальному человеку, смотреться в зеркало. Это вовсе не так просто, как кажется. Попробуйте постоянно быть сосредоточенными на одной детали в течение десяти минут, и вы поймете, что я имею в виду.
   Из зеркала на меня смотрел парень двадцати с небольшим лет. Особой красотой я никогда не отличался, о чем мне с радостью сообщали все девушки, с которыми я когда-либо был знаком. Темные волосы и неестественная бледность, вот и все, что хоть как-то выделяло меня из толпы. Мне повезло, что до памятной поездки в Киев я не отличался особой румяностью, да и не загорал никогда. Так что, когда я вернулся, «слегка» изменившись, никто разницы не заметил. Ну, стал человек чуть бледнее обычного, и что? А вы попробуйте посидите дома столько времени, еще и посинеете, и позеленеете.
   Надев темные очки, я и вправду стал похож на Дракулу в русском варианте, только тот был посимпатичнее. Ну и бог с ним, не больно-то и хотелось.
   Выйдя на лестничную клетку и закрыв дверь, я помахал на прощанье двери соседки (уверен, что она уже давно дежурит у глазка) и начал спускаться по лестнице.
   Особо утруждаться не пришлось. Живу я на втором этаже, в самой обычной кирпичной пятиэтажке.
   Перед самой дверью подъезда что-то заставило меня оглянуться, и я увидел странный блеск под лестницей. Я по натуре человек любознательный (читай: всегда сую нос не в свои дела), поэтому не поленился и подобрал светящийся предмет. Им оказался осколок от непонятно чего, красного цвета. Пихнув его зачем-то в карман брюк, отправился на улицу.
   Улица встретила меня криками детей, завыванием машин и ударом чем-то тяжелым по лбу.
   От неожиданности я сделал пару шагов назад и облокотился о косяк.
   – Крутятся тут всякие, – сказано это было милым женским голоском, но с таким пренебрежением, что я ощутил себя просто полным ничтожеством.
   – Ам-м…
   Ну да, я всегда умел найти самые подходящие слова.
   – Ну что уставился? Ты пройдешь или так и будешь дверь подпирать? – сердитый голос доносился из-за огромной коробки, в которую я, судя по всему, и врезался.
   – Да… Извините.
   Я тут же открыл дверь и пропустил сердитую «даму с коробкой».
   – До свидания, – сказал я закрывшейся двери.
   Да дружище, девушки от тебя просто млеют. Блин.
   За этим происшествием я не сразу заметил интересный факт. Когда на меня попадали прямые солнечные лучи, на лице появлялся легкий зуд наподобие аллергии. Он сильно не мешал, но без него было намного лучше. Может, мне все же следует вести ночной образ жизни? А то не ровен час и вправду сгорю на солнышке.
   Я не успел отойти от подъезда, как ко мне подбежала девчушка лет десяти.
   – А вы и есть тот чудик, который из дому не выходит?
   Да, вот она – детская непосредственность.
   – Да. А что?
   – А зачем вы тогда вышли?
   Хороший вопрос. Я бы сам хотел знать ответ на него.
   – Нужно же мне когда-то выходить, чтобы кровь пить, – сказал я зловещим шепотом, – я же ведь вампир.
   Девчушка недоверчиво осмотрела меня с головы до пят и выдала:
   – Ну да, конечно, я вам не ребенок, чтобы меня обманывать. Вампиры днем не ходят, они света боятся.
   Удивительная просвещенность в этом вопросе. Хотя в наше время дети знают о вампирах больше, чем о себе подобных.
   – А я, может, особенный, – гордо сказал я, уже отойдя от девчушки на порядочное расстояние, скорее даже себе, чем ей. Но та умудрилась услышать.
   – До свидания, дядя особенный вампир.
   Я ошибся, или у ребенка в голосе послышался сарказм?
   Наконец-то можно насладиться видом перерытого двора в лучах летнего солнца. Хоть солнце и причиняло мне определенные неудобства, я был рад тому, что выполз из своей берлоги. Зеленые деревья, лай собак, крики детей, рев машин – все это доставляло мне ни с чем не сравнимое удовольствие (вот честное слово). Как же я от всего этого отвык.
   Отойдя от двора, я направился в сторону метро. Прогулка пешком мне не помешает, хотя до метро три автобусных остановки. Я думаю, что не развалюсь (вернее, – надеюсь), если пройдусь до него пешочком.
   Путь к станции «Выхино» проходил мимо парка и дальше шел вдоль дороги с весьма плотным потоком машин. Так что о чистом воздухе можно было не мечтать.
   Я, не торопясь, пошел вдоль парка. Народу на улице было на редкость немного, видимо, все осели на пляжах где-нибудь в Подмосковье. И чем им так нравится на солнце валяться? По мне, так лучше бы дождь шел, чем такое пекло. Я так считал с самого детства, а уж теперь тем более предпочитаю пасмурную погоду.
   Я уже не знал, куда деваться от вездесущего солнца. Тени, отбрасываемые домами, как назло, были совершенно в другую сторону. Пришлось идти по открытому пространству, и я уже просто не знал, куда деваться от уже успевшего порядочно надоесть зуда, когда неожиданно мне на глаза попалась единственная на всю улицу тень. Ее отбрасывало одинокое дерево, стоящее посреди улицы. Я двинулся к спасительной кроне и на радостях не сразу заметил, что там уже стоит какой-то человек. Одет он был, как и я, во все черное, видимо, поэтому я его заметил слишком поздно. На полном ходу я буквально налетел на незнакомца. Мне показалось, что я врезался в столб, потому что мужчина даже не шелохнулся. Пробормотав извинения, я со смесью раздражения и удивления поплелся дальше к метро, все так же изнемогая от лучей палящего солнца. Весь оптимистический настрой с меня сошел еще за первую пару минут, и теперь я проклинал пешие прогулки на чем свет стоит. И еще мне не давал покоя этот человек в тени. Странный он какой-то был, не знаю почему, но что-то было в нем настораживающее…
   Однако я быстро отбросил глупые мысли, ускорил шаг, я бы даже сказал «перешел на бег», и полетел вдоль дороги к метро.
   Пора бы себе купить машину, думал я, глядя на проезжавшие мимо «мерсы» и джипы. Наверное, так хорошо покататься летом за городом на машине с девушками и друзьями. Вот осталось только купить машину, вернуть друзей и откопать себе девушку. Эй! В переносном смысле!
   Дойдя до метро, я купил себе проездной у милейшего вида бабушки и спустился вниз. Ничего особенного: обычный день обычного человека. Как приятно звучит – обычный человек. Может, бросить поиски и просто жить, наслаждаться жизнью? Вот только как быть с моим возможным превращением в настоящего вампира? Все же мне надо узнать, как можно бороться с этим.
   С такими невеселыми мыслями я и зашел в вагон. На меня внимания не обратил ровным счетом никто. Даже бдительная милиция, коей в вагоне было человек десять, не заметила такую «подозрительную» личность, как я.
   Я прислонился к двери и задумался о том, что же за Посвящение мне предстоит. Сразу вспомнились заметки из журналов, рассказывающие о жутких ритуалах тайных обществ старых времен. Да даже современные ритуалы, например посвящения в скины или панки, были весьма и весьма неприятны. А то еще заставят себе палец отрезать наподобие японцев, или еще чего похуже, уж лучше обойтись без такого Посвящения.
   Доехав до нужной остановки, я вышел из вагона и огляделся. Мне следовало идти в сторону Центрального Детского Мира, куда я и двинулся.
   Спросив у зевающего рядом с выходом из метро работника органов, где находится нужный мне адрес, я получил исчерпывающий ответ на тему, куда мне пойти вместе с этой улицей и еще пару нелицеприятных отзывов в свой адрес. Поняв, что помощи ждать не от кого, я отправился в сторону Большого театра, рассматривая вывески с названиями улиц. Вскоре нужное здание обнаружилось. Оно представляло собой четырехэтажный старинный дом. Бежевенький такой, с балкончиками и почему-то без характерных для центра города решеток на окнах.
   Я сделал вокруг пару кругов и, не найдя ничего лучшего, позвонил в единственную дверь. Дверь была настолько же старинной и весила, должно быть, тонны две.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное