Альберт Байкалов.

В одном строю с победой

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

С утра в Кулябе – небольшом городе, расположенном в семидесяти километрах от границы, Антон нашел человека, согласившегося за деньги довезти его до тринадцатой заставы и, дождавшись, когда тот решит свои дела, забрать обратно. Необходимость рисковой поездки объяснил проводнику тем, что здесь служит его брат, которого давно не видел, впрочем, того это и не особо интересовало. Платят и ладно, а зачем поехал туда этот русский, за наркотиками или просто полюбоваться природой, ему было абсолютно безразлично. Звали этого таджика Эльхом. За месяц он делал по пять-шесть подобных рейсов. Его знали на всех милицейских блокпостах, где также руководствовались принципом: платят – пропускай, а куда и зачем, вопрос в этих краях лишний и неуместный.

– Поступим следующим образом, – проанализировав ситуацию, заговорил Антон. – Ты с ребятами уходи в горы и устраивай засаду на перевале. Выбери место, чтобы ни местные, ни пограничники об операции не узнали. На проведение такого мероприятия нужно разрешение чуть ли не МИД Таджикистана, а это явный провал. Я же договорюсь со своим водителем и останусь. За деньги он согласится ждать меня хоть до самой старости, – усмехнулся Филиппов, вспомнив глаза уже немолодого мужчины, когда тот узнал, сколько готов выложить клиент за поездку. – Когда араб начнет движение, я пристроюсь сзади. Атакуй в лоб и с флангов, а дорогу мы перекроем сзади моей машиной.

– Идет, – немного подумав, кивнул головой Ангел, одновременно разворачивая на коленях карту. – Место придется искать такое, чтобы поблизости вертушка зацепиться смогла. У меня эвакуация по воздуху запланирована. – Он поднял на Антона вопросительный взгляд: – После всего ты с нами?

Филиппов неопределенно пожал плечами:

– Хотелось бы…

* * *

После разговора с Ридваном Антон направился в горы.

Облюбовав расщелину намного выше кишлака Парвар с таким расчетом, чтобы видеть дворы, в которых находились машины, приехавшие из Душанбе, он принялся отмечать про себя все, что дало бы возможность установить время появления Черного Принца или хотя бы отъезда машин. То, что выезд будет в светлое время суток, сомнений не было. Только сумасшедший может пойти на такую авантюру ночью, поэтому с наступлением сумерек он укладывался спать. Несмотря на это, к концу третьих суток его одолевала страшная усталость. Особенно болели от напряжения глаза. Лишь изредка спускаясь к небольшому ручейку, чтобы набрать воды, Антон неотрывно следил за селением, пытаясь определить, появился долгожданный гость или нет.

«Наверняка местные даже не знают о его прибытии, и даже что это за „штучка“, – рассуждал он, глядя на копошившихся внизу человечков. – Одно, максимум два доверенных лица из числа встречающих, и то навряд ли…»

До сегодняшнего дня было все спокойно. Текла монотонная размеренная жизнь. Каждый день походил на предыдущий, как у Антона, так и в Парваре, словно кто-то невидимый за ночь перематывал кассету видеомагнитофона назад и с утра включал ее заново.

С рассветом во дворах появлялись женщины.

Одни поливали землю водой и тщательно ее прометали, другие стирали и готовили еду. Судя по огромным казанам, семейства здесь, несмотря на нищету и убогость, были большими.

Восход солнца в горах позднее, чем на равнине. Ночь еще долго прячется от ранних солнечных лучей за хребтами гор. Когда утро наконец все же вступало в полную силу, двор наполнялся ребятней. Мужчин почти не было видно.

Накануне в кишлаке действительно что-то праздновали. До глубокой ночи с одного из освещенных дворов доносилась национальная музыка, то и дело сменяемая популярными здесь индийскими песнями. Это событие еще с вечера насторожило Филиппова.

«Значит, завтра гости разъедутся, а переход, возможно, состоится сегодня», – думал он.

На следующее утро у машин действительно появились люди. Они загружали в них какие-то сумки, заливали бензин, подкачивали колеса и копошились под капотами. По всему было видно – идут тщательные приготовления к рисковой поездке. Несмотря на сравнительно небольшое, в пределах трехсот километров, расстояние, горные перевалы и серпантины представляли серьезную опасность.

Когда стало окончательно ясно, что отъезд намечен на сегодня, Антон спешно начал спуск.

Недалеко от заставы его должен был поджидать Эльхом, не пожелавший оставлять свою машину. «Нива» стояла на прежнем месте, прямо под окнами КПП заставы. Там таксист чувствовал себя относительно спокойно. Увидев Антона, он всунул ноги в пляжные тапки и выбрался из машины:

– Я думал, уже не увидимся. – Подозрительным взглядом таджик окинул Филиппова с ног до головы. Одежда Филиппова за это время сильно испачкалась. – Мы уезжаем?

– Да, – Антон забросил на заднее сиденье рюкзак. – Там я видел несколько машин. По-моему, собираются возвращаться в город. Может, с ними рванем?

– Какой разговор! – Эльхом даже обрадовался такому предложению. – Дорога плохой совсем… Вместе легче…

Он принялся рассказывать о том, как уже не раз по нескольку дней стоял на перевале из-за поломки, дожидаясь редкой попутки, но Антон уже не слушал его.

Теперь все зависит от Ангела. Предупредить его о выезде нет возможности. Спутниковый телефон в группе один, и то для вызова «борта».

Глава 4

Место, выбранное для засады, находилось в сорока минутах езды от Парвара. Слева по ходу движения была скала, справа – ущелье, по дну которого, на тридцатиметровой глубине, текла небольшая, но бурная речушка. Дорога не позволяла разъехаться даже двум легковым машинам. Но не эти параметры пятидесятиметрового участка сыграли основную роль. Когда-то здесь был оборудованный блокпост. Часть бетонных блоков уже свалилась в ущелье, но остатки шлагбаума и небольшой навес сохранились.

По замыслу Ридвана двое спецназовцев должны были убедительно сыграть роль бойцов якобы вновь начавшего функционировать контрольного пункта и убедиться, что в машинах действительно боевики. Это было непросто, но возможно. По каналам внешней военной разведки были получены снимки нескольких боевиков аль-Масуда. Как и ко всему остальному, разведчики очень серьезно отнеслись к изучению внешности этих людей. Каждый был в состоянии до мельчайших деталей восстановить в памяти эти лица, а при необходимости нарисовать их.

В двух шагах от предполагаемого места остановки колонны, на небольшом выступе, прямо в ущелье, Ангел решил разместить еще троих. В обязанности снайпера входило в самом начале нейтрализовать водителей, поэтому его позиция была оборудована с фронта, в десяти-пятнадцати метрах над дорогой.

Сам Ангел решил укрыться за бетонными блоками, уложенными один на другой рядом со шлагбаумом.

Потянулись дни ожидания. Пока вся группа разместилась на горе, в полукилометре от выбранного места. Отсюда хорошо просматривалась асфальтированная лента шоссе, серпантином поднимающаяся на перевал. Автомобили, а это он проверил лично, проезжали этот участок минимум за девятнадцать минут, его людям на спуск и занятие позиций требовалось максимум десять. Это также было проверено на практике в первый день после перехода. Кроме того, каждое утро в качестве разминки они преодолевали это расстояние до дороги и обратно, поэтому каждый офицер и прапорщик знали свой маршрут и могли пройти его с завязанными глазами.

За все время нахождения здесь прошло всего полтора десятка машин, и то половина из них принадлежала либо пограничникам, либо российской дивизии, дислоцирующейся в республике, остальные же не походили на те, которые они ждали.

Наконец, на третий день, ближе к полудню, дежурный наблюдатель увидел долгожданных «гостей».

Надев переговорные устройства и быстро нанеся на лица маскирующую краску, спецназовцы выдвинулись к месту засады уже в последний раз. Не прошло и пятнадцати минут, как из-за поворота, надрывно гудя мотором, появилась первая «Нива».

Блашенков, имитирующий вместе с Титовым бойцов блокпоста, нехотя поднялся с лежащего на обочине камня и, поправив ремень автомата, вышел на середину проезжей части. Титов с полным безразличием наблюдал за происходящим. Изображая тянущего лямку нерадивого солдата, разувшись, он лежал под навесом. Таким образом они хотели притупить бдительность боевиков и выглядеть правдоподобней.

– Палку не перегни, – предостерег его шепотом Аджимамбетов, поправляя микрофон, – а то так босой в чистилище и попадешь.

Наушник «переговорки» был у Титова снят и лежал рядом, но он услышал слова командира и улыбнулся.

– Все, все на линии, – послышался голос снайпера. Это означало, что машины достигли зоны действия группы и он в состоянии поразить любого из водителей.

Ангел сидел спиной к дороге, и так же, как и те, кто находился в ущелье, не мог видеть, что там происходит. Снайпер в данной ситуации выполнял роль глаз группы.

Тем временем ехавший первым внедорожник, поравнявшись с Блашенковым, небрежно вытянувшим руку, остановился.

– Документы, – зевая, потребовал он, бесцеремонно рассматривая сидящих внутри людей, – и выйдите из машины.

Сзади скрипнул тормозами джип.

– Тит, – Блашенков посмотрел в сторону Титова, – проверь вторую!

Титов, изображая на лице недовольство, нехотя натянул ботинки и, не соизволив их даже зашнуровать, направился ко второй машине.

Звезд на погонах и других знаков различия у спецназовцев не было. Отсутствие шевронов и типичный славянский облик могли навести непосвященного на то, что перед ним солдаты-контрактники российской дивизии.

Ангел по докладам снайпера и звукам, доносившимся с дороги, пришел к выводу, что он правильно спланировал операцию и все идет, как было задумано.

Сейчас многое зависело от внимания Березина. Хорошо замаскировавшись и имея отличный обзор, тот продолжал, наблюдая через оптический прицел винтовки, описывать происходящее по ПУ. Заранее было оговорено, если в машине те, кого они ждут, документы при проверке Титов и Блашенков держат в левой руке, если нет, в правой.

– …Тит подошел к джипу… Бланш проверяет документы, – продолжал вполголоса говорить Березин, – возвращает их левой рукой… Атака!

– Вперед! – скомандовал в микрофон Ангел и, отмерив в уме шесть секунд, ровно столько нужно было сидящим в ущелье спецназовцам для того, чтобы оказаться на дороге, а снайперу уничтожить водителей, выскочил из укрытия.

* * *

Эльхом с Антоном «Нивы» и «Тойоту» встретили на выезде из кишлака. Махнув водителю последнего в колонне внедорожника рукой, давая понять, чтобы тот остановился, таксист с минуту говорил с ним на своем языке, затем, закончив диалог фразой «Хоп, майли», удовлетворенный результатом разговора, вернулся за руль.

– До города едут. Если что, то помогут. Сказали, сломаешься – сигналь.

С полчаса ехали молча. Антон ломал голову, где устроился Ангел, ожидая встречи с ним и его людьми каждую секунду.

Неожиданно в зеркало заднего вида он заметил двигавшуюся вслед за ними еще одну машину. Желтый «уазик» не нагонял колонну, но и не отставал, держась на почтительном расстоянии. На серпантине Филиппов разглядел в нем, кроме водителя, только одного пассажира. Появилось предчувствие чего-то нехорошего.

За следующим поворотом дорога вытягивалась вдоль ущелья. Возле брошенного блокпоста он увидел двух человек в военной форме с оружием.

«Неужели здесь?» – мелькнула мысль.

Ехавшие впереди них машины остановились.

– Стой! – резко бросил он Эльхому.

Тот удивленно посмотрел на него. Дистанция между ними и колонной внедорожников была около ста метров.

– Мало ли что. Три дня назад здесь никого не было, – объяснил Антон свое требование. – Сам же видел.

Соглашаясь с ним, водитель кивнул головой и затормозил.

Люди в форме тем временем подошли к машинам и принялись проверять документы. Снизу, из-за края обрыва, показалась голова.

«Здесь! – окончательно убедился в верности своего предположения Антон. – Молодец, Ридван, лучше места, пожалуй, и не найти».

В то же мгновение в зеркало заднего вида он увидел наконец нагнавший их автомобиль. «Уазик» остановился позади них. Филиппов даже разглядел лица сидящих в нем людей. Пассажир вел себя странно. Выскочив наружу, он внимательно наблюдал за происходящим впереди и заметно нервничал.

Тем временем раздались выстрелы и крики. Хлопнула шумовая граната. Послышался звон битого стекла. Антон увидел, как спецназовцы бросились к машинам. Мгновение – и из них начали выволакивать людей.

– Стоять! – Он оттолкнул руку Эльхома от рычага переключения передач. – Сзади машина!

– Они тоже отъезжают! – не своим голосом прокричал таджик, вновь пытаясь включить заднюю скорость.

– Ну и что? – Антон выхватил пистолет, одновременно высунувшись в окно.

«Уазик» действительно быстро удалялся, сдавая задом. В окне, со стороны пассажира, появилась рука с предметом, похожим на сотовый телефон.

«Стоп! Откуда в горах мобильники?» – обожгла страшная догадка.

Он рванул из машины, однако попал ногой на камень и, споткнувшись, упал, больно ударившись локтем об асфальт. В то же мгновение словно кто-то разорвал напополам небо. Страшный грохот ударил по барабанным перепонкам, а спину обдало горячим воздухом. Антон успел увидеть, как пассажир отбросил предмет, похожий на трубку сотового, в сторону и машина принялась разворачиваться.

В тот момент ущелье загудело и все заволокло пылью, так что невозможно было разглядеть даже вытянутой руки.

* * *

– Значит, Ангел ушел туда, где ему и положено быть, – голосом, переполненным тоской и болью, проговорил Родимов, разглядывая пульт дистанционного управления взрывным устройством, который лежал перед ним в полиэтиленовом пакете. – На небо…

Не в состоянии больше терпеть и видеть, как генерал рвет себе душу, Филиппов тяжело вздохнул и, поднявшись со своего места, отошел к окну. Домой к Федору Павловичу он приехал прямо из Чкаловска, куда утром добрался самолетом военно-транспортной авиации, привезшим останки погибших спецназовцев.

– Ангела и еще троих вообще не нашли. – Не спрашивая разрешения, Антон закурил. – Мало того что взрыв был чудовищной силы, так еще и половина скалы обрушилась… Саперный батальон сутки расчисткой завала занимался.

– Что ты по этому поводу думаешь? – генерал отложил пакет в сторону и пристально посмотрел на Филиппова. – Был или не был Черный Принц в колонне?

Антон неопределенно пожал плечами:

– Вряд ли. – Он поискал глазами пепельницу на столе генерала и, затушив в ней окурок, уселся на стул. – Подрыв осуществлял не Масуд. Я бы эту гниду узнал.

– Куда же он делся?

– Джип рвануло так, что даже снайпера, находившегося в пятидесяти метрах, с козырька сдуло.

– Немудрено, – Родимов нервно застучал пальцами по столу. – Отвесные стены ущелья сыграли роль экранов. Получилось что-то вроде направленного взрыва. Я видел видеозапись.

– Раз видели, – Филиппов поднял на него глаза, – значит, понимаете, идентифицировать после всего этого просто-напросто нечего. И все же я склонен считать, что этот чертов араб в момент подрыва уже находился в Душанбе, а это были его боевики.

Только после того, как, окончательно освободившись от груза дел, которыми был до этого занят, Антон распрощался с генералом и вышел из его кабинета, на него навалилась тоска, перемешанная с необъяснимой злостью. «В обиходе это, наверное, и есть депрессия», – бредя по улице, до ближайшей станции метро, думал он, разглядывая снующих мимо людей. И чем больше он рассматривал эти в основном сытые и довольные лица, тем больше отрицательных качеств находил в каждом, на кого падал его взор.

«Вот шлюха идет, – размышлял он, выдержав взгляд смазливой брюнетки. – Ее волнует вопрос, как сегодня вечером в ресторане удачно сняться и на халяву напиться, а в перспективе выйти замуж за богатого дурака и закатывать ему до конца жизни истерики. Этот думает, как отмазаться от армии», – проходя мимо стоящего у трамвайной остановки юноши, с досадой рассуждал он про себя. Увидев долговязого парня с холеным лицом, Антон даже скрипнул зубами, посчитав, что он наверняка «голубой».

По-видимому, его внутреннее состояние явно отражали выражение лица и походка, потому как люди, случайно бросающие на него взгляд, сторонились, уступая дорогу.

Впервые за всю жизнь у него появилось желание сорвать на ком-нибудь злость, «выпустить пар» на постороннем, невиновном в его нынешнем состоянии человеке. По всей видимости, своеобразный эгоизм стал результатом нескольких лет сытой и практически беззаботной жизни на гражданке. Он прекрасно понимал, Ангел и его люди не только выполняли свой долг, но и работу. На нее они шли добровольно и получали деньги, как и эти сытые и довольные собой прохожие, встречающиеся сейчас на его пути, получают их за свою, но ничего не мог поделать с охватившими чувствами.

– Мужчина! – Его тронула за локоть невысокая молодая блондинка. – Возьмите билетик бесплатной лотереи!

«Лохотронщики! – молнией мелькнула в голове мысль, от которой он чуть не зарычал. – Вас мне сам бог послал!»

В другой раз Антон однозначно бы проигнорировал подобное предложение, но сейчас ему нужно было разрядиться.

«Я вам покажу, как из меня лоха пытаться сделать», – думал он, идя за женщиной и с безразличием глядя на обтянутый юбкой зад. Видимо, зная об этом, она принялась усердно им вилять, что лишь усилило его раздражение.

У «лохотрона» стояла еще одна участница облапошивания людей. Это была молодая девушка, по виду студентка. Но Антон прекрасно знал: за ним, затаив дыхание, наблюдают с разных точек. Вон в десяти-пятнадцати шагах и «подставная», опять же женщина, однако уже пенсионного возраста. Оно и понятно, такой не с руки хамить, да и выглядит солидно. Ее роль тоже известна, она вытянет аналогичный Антонову билет. Потом им предложат вариант, кто больше даст, того и выигрыш. Если «подставной» не будет хватать денег, то ей незаметно передадут еще. Сейчас она не спеша направлялась мимо стола. Но Филиппова не интересовали женщины, ему нужны были «быки», чтобы разрядиться.

– Ой! – воскликнула блондинка, как бы невзначай заглянув через его плечо. – Я вас поздравляю! Вы выиграли магнитолу!

Знакомая, ставшая омерзительной фраза резанула слух, но Антон продолжал разыгрывать из себя простачка, одновременно боковым зрением уже «вычислив» двух подтянувшихся парней. Плотные качки были чуть ниже его, но в плечах не уступали. Держа руки в карманах спортивных штанов, они с видом случайных зевак исподлобья наблюдали за развитием событий.

– Отлично! – Антон изобразил на лице радость. – Никогда до этого не везло.

При этом он заметил, как парни переглянулись, а лица их повеселели.

«Радуйтесь, – от всей души мысленно пожелал он им. – Долго у вас потом такой возможности не будет».

– Как же так! – раздался голос сбоку. – И у меня магнитофон!

Посмотрев сверху на выкрашенную в рыжий цвет макушку «подставной», он вздохнул:

– Ничего не поделаешь, я первый тянул билет. – И, схватив коробку с магнитолой, сделал вид, что уходит. Однако плотное кольцо из молодых парней, как будто случайно оказавшихся поблизости, помешало это сделать спокойно.

– Молодой человек, – вновь заговорила блондинка, – по нашим правилам, если билеты совпали, то вещь забирает тот, кто больше заплатит.

– А по нашим, – Антон ловко извлек дешевую магнитолу малазийской сборки из коробки, – два совпали – вещь пополам.

С этими словами он хрястнул о колено бедный магнитофон с такой силой, что тот действительно развалился на две части, соединенные между собой проводами.

– Ах ты, гад! – оживился самый маленький из крепышей, пока его друзья в замешательстве смотрели на разыгрываемый спектакль.

Отведя рукой оказавшуюся между ними «подставную», он попытался ударить Филиппова ногой в грудь. Отбросив превратившуюся в хлам магнитолу, Антон поймал голень крепыша и двинул ступней по его опорной ноге, с внутренней стороны колена. Раздался вскрик, и парень рухнул на заплеванный тротуар, при этом сделавшись белым как мел.

«Полгода в гипсе минимум», – с удовольствием подумал Антон, зная, что перелом со смещением этому негодяю обеспечен.

Как ни странно, было тихо. По-видимому, из опасения привлечь внимание никто не кричал. Женщины, в том числе и «случайная прохожая», которая играла с Антоном, принялись быстро сворачивать стол.

Придя в себя, парни набросились почти одновременно. Пока Антон заметил троих. Ровно, словно на тренировке, он принялся работать. Второму нападавшему он провел переднюю подножку, усугубив его положение после падения на спину ударом ноги сверху. Третьему достаточно было двинуть в челюсть, и он, взмахнув руками, упал, больше не делая попыток подняться. С четвертым тоже не пришлось долго возиться. Он принялся отступать, озираясь по сторонам и, видимо, надеясь на оставшихся в тени дружков. Но то ли они ушли перекусить, то ли догадались, что молодой мужчина, спокойно уделавший четырех их товарищей, специально искал повод подраться, так или иначе на помощь к нему никто не торопился.

Прыжком сократив расстояние, Антон залепил ему кулаком в переносицу и, убедившись, что рухнувший на колени и захлебывающийся собственной кровью качок больше не представляет опасности, как ни в чем не бывало вернулся к тому месту, где минуту назад был стол, взял свою сумку и отправился в сторону метро.

* * *

Рассекая горячий, кажущийся загустевшим от полуденного зноя воздух, «КамАЗ» с эмблемой погранвойск России на дверях резко затормозил перед выскочившим на проезжую часть мужчиной лет тридцати пяти. На нем была традиционная одежда таджиков: тюбетейка и чапан – расшитый замысловатым орнаментом стеганый халат.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное