Альберт Байкалов.

Убойный вариант

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

Цель его приезда в Россию на этот раз была связана с решением руководства расшатать ставшую относительно спокойной обстановку на Северном Кавказе. Как вариант Ата Алших предложил создать несколько команд отморозков из числа русских, которые должны объявить Чечне нечто вроде своего джихада. Они создадут иллюзию, будто в России ненавидят кавказцев, считают их за людей второго сорта. Якобы в этих отрядах соберутся те, кто будет мстить за своих погибших друзей и родственников. Станут заниматься похищением чеченцев с целью выкупа. Возможно, даже удастся открыть какое-то производство, где будут в нечеловеческих условиях трудиться рабы с Северного Кавказа. Конечно, главная цель всего мероприятия – это разоблачение данных фактов силами спецслужб при непосредственном участии ОБСЕ и других неправительственных организаций. В чем-то этот план походил на тот, который был претворен в Косове. Там тоже кричали на разные голоса об этнических чистках, бесправном положении албанцев, что в конечном итоге и послужило первопричиной нанесения ударов силами НАТО по объектам министерства обороны Югославии. Сейчас уже никто не пытается разбираться, почему так и не найдены места массовых захоронений, но мусульманское большинство добилось своей цели. Краю как минимум предоставляют максимум автономии, а там и до самостоятельного государства со всеми необходимыми атрибутами один шаг. Конечно, НАТО не решится бомбить русских. Это абсурд, но таким способом можно добиться по крайней мере отделения республики, которая потянет за собой остальной Кавказ.

По мнению араба, необходимо создать как минимум два лагеря размещения людей. Один рядом со столицей России. Здесь проживает большое количество чеченцев. Второй непосредственно в Чечне.

Для содержания пленников в Подмосковье было выбрано несколько мест. Все они находились в районах заброшенных деревень, где еще сохранились мало-мальски годные подъездные пути, один на территории бывшего пионерлагеря. Его же планировалось использовать как центр подготовки русских боевиков. Чтобы ни у кого из задействованных для этих мероприятий бандитов не возникало и тени сомнения, что они, по сути, выполняют задания чеченского руководства, всем этим будет заниматься именно русский. Кандидатуру главаря давно утвердил сам Алших, он же давал рекомендации, как вынудить этого человека работать на чеченцев. Костовский Леонид. Сорокапятилетний отморозок, весивший больше ста килограммов, одним своим видом мог нагнать ужас на самого шайтана. При первой встрече с ним даже у Аслана неприятно заныло под ложечкой. Огромная голова, маленькие уши. Пронзительный, холодный и ничего не выражающий взгляд болотного цвета глаз. Слегка приплюснутый нос наводил на мысль, что когда-то Костовскому пришлось столкнуться с локомотивом. От уголка правой губы до самого уха шел глубокий розовый шрам. Хаким нашел его в Питере еще несколько лет назад. Этот человек, длительное время прослуживший во внутренних войсках, вылетел оттуда за организацию практически курорта для отбывающих срок рецидивистов.

За взятки умудрялся даже отпускать на время своих подопечных. Причем все они возвращались в срок. Специально на машине ввозил их на охраняемую территорию. В его же бытность в охране произошло несколько загадочных смертей вполне здоровых заключенных. Кроме всего прочего, иногда самолично он до полусмерти избивал провинившихся. Оказавшись на вольных хлебах, вспомнил, что когда-то имел неплохие результаты в стрельбе, и стал профессиональным киллером. Запоминающаяся внешность не была ему помехой. Он умело пользовался гримом и, как иногда сам шутил, «мог за полчаса стать Мерилин Монро». Неоднократно выполнял заказы Хакима. Тот обращался к нему с просьбой убрать того или иного человека. На самом деле Хаким мог справиться с этим своими силами. У него хватало надежных людей. Просто Костовского нужно было превратить в самого настоящего раба, и своими заказами Хаким медленно, но уверенно затягивал отморозка в умело расставленные сети. И рабом тот стал. Прибыв в условленное место после выполнения очередного заказа, киллер был поставлен перед фактом, что убрал не того человека. Более того, к праотцам был отправлен сын друга Хакима. По всем законам Клеща, а именно так называли Костовского в узких кругах, ждала самая страшная смерть. Неделю он маялся в ожидании расправы, сидя в канализационном коллекторе заброшенного пионерского лагеря. Тогда ему сказали, что нужно дождаться отца погибшего, который приведет приговор в исполнение. Будто бы едет он из далекого горного аула. На самом деле по истечении этого времени специально назначенного Хакимом человека привезли в лагерь и представили перед ним доведенного до сумасшествия Клеща.

Присутствовал при всем этом и Аслан Тарамов. На его глазах избитый до неузнаваемости Клещ лепетал слова оправдания, бросался целовать ноги «отцу» по ошибке убитого им человека, громко рыдая, катался по земле, запихивая в рот пожухлую траву.

– Скажи, Хаким, – вынимая нож, спросил тогда «убитый горем родитель», – как могло такое случиться?

– Ваш сын в самый последний момент оказался перед шакалом, которому предназначалась пуля, посланная этим человеком. – Хаким с выражением скорби на лице опустил голову. – Даже сам Аллах не смог остановить ее в полете.

– Вы извините меня, – решив, что настал как раз тот момент, когда нужно выступить в роли доброго дяди, заговорил Аслан. – Он, конечно, виноват, но мне кажется, в этом случае нужно подумать. Давайте дадим ему шанс?

С того дня Клещ стал, по сути, самым настоящим рабом Аслана Тарамова и его помощника Хакима.

Аслан стал одеваться. До встречи с Джарахом оставалось мало времени.

* * *

Объект, указанный в задании для группы Филиппова, располагался на практически открытой местности. Редкие группы деревьев да кустики. Склады боеприпасов представляли собой четыре длинных кирпичных одноэтажных здания, без каких-либо намеков на окна, изолированные друг от друга земляными валами, еще небольшой домик рядом с въездными воротами да огромная цистерна системы пожаротушения на невысокой эстакаде. Все это хозяйство было обнесено двумя рядами проволочного заграждения, имелись три караульные вышки. Из шестнадцати установленных на столбах осветителей работали только одиннадцать. Часовых два. Соответственно, на каждую пару хранилищ по одному. Маршрут патрулирования – по верху земляной насыпи. Точек для связи с начальником караула четыре. Смена через каждые два часа. Для этого, в качестве караульной машины, использовался «Урал», заезжающий по грунтовой дороге вдоль лесополосы.

Все это разведчики-диверсанты знали из результатов наблюдения, проведя сутки в непосредственной близости от складов в одной из многочисленных балок, дно которой заросло сухими, почти в половину человеческого роста кустами лебеды и полыни.

Отремонтировав бабке, у которой останавливались на ночлег, кроме крыши, забора и сарая, еще и старенький черно-белый телевизор, попутно расспросив ее о том, что творится в округе, на следующий день, под вечер, прихватив из тайника сумку, они выдвинулись в этот район. Расстояние в несколько километров преодолели быстро. По пути надели заготовленные инструкторами маскхалаты, предварительно вывозив их в грязи под цвет местности.

– Хранилище номер семь. – Туман задумчиво почесал грязной рукой ухо и накинул капюшон. – Раз въезды в эти сараи с двух сторон, то, по логике вещей, оно самое дальнее. Что думаешь, командир?

– Думаю, что патроны у бойцов боевые и наверняка они не знают, что у нас просто учения...

– Там взгорок, – неожиданно подал голос Джин. – Трава сухая. Сколько здесь сидим, ветер направления не меняет. Только ночью тихо было. Может, пал пустим? Поднимется шум, пожарная тревога. Мы под это дело туда и просочимся.

– Не забывай, в таких случаях сначала караул усиливают, а уж потом к тушению пожара и эвакуации материальных ценностей приступают. – Антон поерзал, сорвал стебелек сухой травинки и стал его грызть. – Да и шутить с этим опасно. Мало ли. Рванут по-настоящему.

– Зря мы к бабке поперлись, – неожиданно вздохнул Туман. – Надо было сразу сюда. А так больше суток потеряли. Сейчас бы наверняка что-то придумали.

– Не зря, – возразил Антон. – Я тешил себя надеждой, что шеф нам обычную пустышку подсунет. Ну, что-то вроде брошенных хранилищ. Поставят пару бойцов с деревянными автоматами, и все. Поэтому и застрять здесь пришлось. Думаешь, пока ты на крыше молотком махал, почему я за гвоздями в разные дома постоянно ходил? – Хитро прищурившись, он посмотрел сначала на Джина, потом на Тумана. – С людьми общался. Осторожно, но выяснил, склады эти здесь с пятидесятых годов. Реальные, а не бутафорские. Караульное помещение в пяти километрах, на территории вертолетной части.

– Подмораживает, – Туман поежился.

– Значит, так, – наконец заговорил Антон. – Обратили внимание, что, как только машина появляется на горизонте, оба часовых начинают не спеша выдвигаться к воротам, у которых начальник караула принимает доклад?

– Ну, – в один голос ответили Джин и Туман.

– После этого они обходят хранилища, где новый караульный проверяет целостность печатей и замков, – продолжал он развивать свою мысль дальше. – Затем снова возвращаются к воротам.

– Там новый караульный принимает пост под охрану, – кивнул Туман, пытаясь понять, к чему клонит командир.

– В этот момент как раз вход в седьмое хранилище им не виден. – Антон, хитро прищурившись, посмотрел в ту сторону. – Так вот, пока они ходят по посту, мы должны завладеть ключами, которые находятся у дежурного по складам. Это то маленькое здание на въезде. Как правило, там сидит какой-нибудь прапорщик или старший лейтенант в обнимку с книжкой и как раз сторожит второй комплект ключей. Начальник караула, а я специально обратил на это внимание, туда даже не заглядывает. Когда смена обойдет хранилище и выдвинется к воротам, нам нужно будет тихонько, прикрываясь корпусами, обойти периметр, вскрыть ворота и разложить эти чертовы шашки. Причем до следующей смены успеть просочиться за пределы поста. Иначе нас накроют.

– Почему? – удивился Джин.

– Пломбу придется сорвать, – пояснил Туман и облегченно перевел дыхание. Оптимальный вариант. Не надо захватывать караульную машину, калечить бойцов, которые потом долго будут просыпаться в холодном поту от пережитого. Пострадает лишь один человек. Это дежурный по складам. Ему до самой смены придется провести время со скотчем на губах и крепко связанным.

– Кстати, – спохватился Антон, – а мы не учли одного момента!

– Какого? – Джин напрягся.

– Двери помещения дежурного по складам должны быть оборудованы внутренним запором!

– Будем ловить у туалета, – как само собой разумеющееся сказал Туман. – Делов-то. До наступления темноты еще уйма времени. Он туда не один раз слетает.

Не сговариваясь, все посмотрели в сторону ворот. Похожий на гигантский скворечник, нужник был устроен метрах в двадцати от здания, которое также располагалось между двумя рядами колючей проволоки.

Спустя час Антон сидел между двумя бочками для воды и ящиком с песком, установленными под пожарным щитом, закрепленным на стене небольшого одноэтажного строения, внутри которого нес службу дежурный.

Как правило, в обязанности этих лиц входит выдавать в начале рабочего дня персоналу базы ключи, делая об этом соответствующую запись в специальном журнале, регистрировать все въезжающие на территорию машины, сверять данные в накладных с вывозимым грузом. Также на него ложилась ответственность за своевременное принятие решения в случае чрезвычайной ситуации. В общем, нечто вроде администратора, с той лишь разницей, что заступают они на сутки.

Антон уже успел заглянуть в окно и знал: службу несет еще совсем молодой прапорщик. Сидя за столом, он со скучающим видом разгадывал кроссворд. Сзади стоял топчан. В углу, на небольшой тумбочке, телевизор. Оружия у него не было.

До приезда дежурной машины оставалось чуть меньше часа, когда послышался шум отпирающегося запора и прапорщик вышел наружу. Потянувшись, достал сигарету, неторопливо прикурил ее и, спрыгнув с бетонной плиты, заменяющей крыльцо, поплелся в сторону туалета.

Скользнув взглядом по территории поста и не увидев часовых, Антон проскользнул внутрь помещения. Ящик для хранения ключей висел на стене. Под стеклом располагались мешочки с ключами, под каждым из которых стояли цифры, соответствующие номерам хранилищ. Открыв ящик, он взял нужный ключ. Прислушался. Было тихо. Вытряхнув ключи на ладонь, он пошарил взглядом по комнате. Слева от окна была закреплена аптечка. Вскрыв ее, сунул в мешочек бинт и повесил его обратно. Прикрыв ящик, вновь прислушался. По-прежнему было тихо.

Может, попробовать обойтись без насилия? – мелькнула мысль. Следов он не оставил, дежурный до утра не спохватится, что ключей нет. Еще раз окинув взглядом помещение, Антон выскользнул наружу. По дорожке, ведущей к отхожему месту, неторопливо возвращался прапорщик. Укрывшись за углом, Антон дождался, когда дежурный зайдет к себе, и только после этого проскользнул под проволочным ограждением, чтобы, обойдя вокруг охраняемой территории, встретиться напротив хранилища номер семь с Джином и Туманом, которые ушли туда вместе с муляжами взрывных устройств.

* * *

По истечении трех суток из четырех групп, высаженных Родимовым в разных частях МКАД, две справились с поставленными задачами. Банкету и Шаяхметову было поручено подготовить к взрыву здание прокуратуры одного из районов Москвы. Двухметровый забор из металлических прутьев, камеры слежения, решетки на окнах и охрана из числа сотрудников милиции, казалось, сводили к нулю любые варианты. Однако Банкет на удивление быстро решил вопрос.

Для начала он продал золотую цепь, с которой предварительно снял крестик. После чего они с Шахом относительно сносно оделись и пришли в учреждение с заявлением о сдаче якобы найденного ими в районе хлебозавода пистолета, который им заложили в сумку вместе с адской машинкой. Машинку же переложили в приобретенный на остатки денег кейс.

Пока Банкет, сидя в кабинете следователя, давал показания, описывал место обнаружения и даже рисовал схему, Шах «сходил» по нужде и немного «заблудился» в трехэтажном здании. После чего кейс остался под лестницей черного хода, прикрытый коробками из-под ксерокса.

Так, ценою оружия, числящегося за ГРУ, была выполнена эта задача.

Сейчас генерал готовил отписку и все необходимые документы для возвращения пистолета, одновременно ломая голову, как оценить действия диверсантов.

Кот, Лаврененко и Стропа должны были проникнуть в один из коридоров подземных коммуникаций, где проходила линия ФАПСИ, найти нужный кабель и также подготовить этот участок к взрыву. Причем характер повреждения тоннеля должен был быть таким, чтобы работы по его восстановлению длились не менее суток. Теперь инженеры ГРУ изучали место закладки, производили расчеты с целью определить, правильно ли установлено взрывное устройство. Так что обе группы маялись в ожидании оценки результатов своей работы в общежитии учебного центра.

Родимов умышленно поставил только половине направления усложненные задачи в других регионах. Часть спецназовцев всегда должна быть под рукой как дежурное подразделение. Отправь он всех к черту на кулички, а тут новый Бен-Ладен что-нибудь устроит. И что тогда? Самому ехать?

В двери осторожно постучали. Оторвав взгляд от жидкокристаллического экрана монитора с текстом для прокуратуры, он посмотрел в сторону дверей.

– Доклад от Филина. – Широкоплечий майор с узла связи шмыгнул носом. – В двадцать три сорок задача, согласно вашему распоряжению, выполнена.

– Больше ничего? – осторожно поинтересовался Родимов.

Майор развел руками:

– Возвращаются.

– Понятно, – генерал с шумом перевел дыхание. – Идите.

Больше всего сейчас Федора Павловича волновал вопрос, не наломал ли Филиппов в Саратове дров. Объект, выбранный для него, был не из простых. Относительно хорошо охранялся. В случае реальных военных действий задача плевая: перешлепали бы часовых из бесшумного оружия, рванули спецзарядом замки хранилища, и все. Здесь же все по-другому. Реальные российские солдаты, которым не свернешь шеи, а капитальному хранилищу, состоящему на балансе Министерства обороны, нельзя причинить никаких повреждений.

Едва он, отпустив офицера, вновь углубился в составление запроса для прокуратуры, как зазвонил лежащий на столе сотовый. В отличие от главной резиденции ГРУ на Хорошевском шоссе, здесь, в учебном центре, было не обязательно определенной категории военных избавляться при входе от телефонов, не имеющих специальной защиты.

«Жена, наверное», – безрадостно подумал Родимов, вспомнив про обещание отвезти ее на дачу. Снег сошел, и неугомонная супруга рвалась заняться подготовкой к «посевной».

– Федор Павлович, это капитан Дорофеев, – громом среди ясного неба донеслось из телефона. – У нас с Шаманом проблемы.

– Что еще?! – Генерал разозлился. Развеселый капитан не переставал удивлять. По условию учений до момента завершения выполнения задачи он вообще не имеет права пользоваться никакими видами связи. На чужой или занятой противником территории это демаскирует подразделение и считается нарушением конспирации. В исключительных случаях разрешено выходить только на группу боевого управления, где имелся узел связи.

– Прошу снять задачу и настаиваю на встрече, – продолжал удивлять Василий. – Причем контакт должен быть скрытый, незаметный со стороны.

– Влип в историю?!

– Вопрос касается нашей непосредственной работы.

– Хорошо. – Генерал откинулся на спинку кресла. – Диктуй, где находишься.

Как оказалось, Дрон уже преодолел половину расстояния до Пятигорска и под предлогом неисправности машины заехал на автосервис, где и воспользовался телефоном.

– Откуда машина? – чувствуя, как в горле пересыхает, генерал провел по шее рукой.

– Взята во временное пользование.

– Хорошо, – генерал усмехнулся про себя. – Приеду сам. Тоже подремонтируюсь. Или ты предлагаешь другой вариант?

– Нет, здесь лучше всего, – заторопился Дрон. – Здание располагается на открытой местности, чуть в стороне от основной автострады. Так что мы можем контролировать ситуацию.

Отключившись, генерал взял другую трубку и набрал номер Линева.

Майор военной контрразведки на протяжении нескольких лет работал в группе Филиппова. Основная его задача – организация межведомственного взаимодействия, обеспечение необходимой информацией исходя из выполняемых группой задач, анализ разного рода ситуаций.

Уже смеркалось, когда, прошуршав шинами по бетонной площадке, перед автосервисом «Стал» мягко скрипнул тормозами серебристый «Опель». Из-за руля вышел Кот, окинув взглядом неприметное здание с пятью въездными воротами, часть из которых были открыты. Из правой передней дверцы выбрался Линев. Среднего роста, русоволосый майор был в кожаной куртке и джинсах. Родимов остался сидеть на заднем сиденье, изображая из себя человека в возрасте, уставшего от долгой поездки.

– Масло поменять можно? – не здороваясь, спросил Кот у появившегося рядом с машиной мужчины, одетого в зеленый комбинезон с замасленным логотипом автосервиса на груди.

– Вторые ворота, – он показал рукой. – Сейчас открою, заезжайте.

Дрон с Шаманом скучали в расположенном рядом кафе. Облюбовав самый дальний от входа столик, они ничем не выдали того, что знакомы с Родимовым и вошедшим с ним Линевым.

Те уселись за соседний стол, заказали ужин. Только после того как Дрон убедился, что вслед за генералом никто больше не притащился, он вдруг изобразил на лице радость и, поднявшись, громко, так, чтобы было слышно стоявшей за барной стойкой официантке, воскликнул:

– Вячеслав Георгиевич! Вот так встреча! Не узнаете? Вы у нас математику на курсе преподавали.

– Прошкин! – генерал расплылся в улыбке. – Да, конечно! Точно! – Привстав, он протянул через стол руку.

– А это мой компаньон, так сказать, Шама, – отвечая на рукопожатие, Дрон показал взглядом на Шамана. Тот тоже поднялся из-за стола, делая вид, что не знает, как себя вести.

– Располагайся, – генерал указал на свободные стулья. – Рассказывай, как дела. Если честно, думал, что тебя давно посадили!

Еще некоторое время спецназовцы, что называется, играли на публику. Дрон вынуждал это делать Родимова и Линева. Те, в свою очередь, зная, что просто так даже такой шутник, как Василий, не будет разыгрывать цирк, умело подыгрывали.

Дрон знал, что среди посетителей кафе его персона никому не интересна, но опасался, что загадочный Нияз отправил следом машину с экипажем, который заглянет в это заведение после их ухода. Только после того как всяческий интерес со стороны посетителей и работников кафе к занявшим столик мужчинам пропал, Дрон перешел к делу. Он вкратце пересказал все, что с ними произошло с момента угона машины и до того, как, продержав до утра, некий Нияз отпустил их со словами: «Мне очень нужны такие люди, поэтому, когда сделаете свои дела в Пятигорске, хорошенько подумайте, где вы теперь принесете больше пользы. В Чечне или здесь. В самом сердце страны неверных».

– Его не смутило, что ты русский? – нахмурился Линев.

– Шаман сказал, что я принял ислам, – пояснил Дрон. – Тем более мы эти моменты изучали, и я могу дать фору в вопросах религии любому ваххабиту.

– Поступим следующим образом, – немного подумав, заговорил Родимов. – Едешь в Пятигорск. Там устроитесь на какой-нибудь квартире. – Он вынул конверт из плотной бумаги. – Здесь пока только деньги. Документы мы вам оформим в течение суток. За это время, – он перевел взгляд на Линева, – ты, Данила, должен согласовать со своим руководством мероприятия по оказанию содействия внедрению наших сотрудников в группу Нияза. Соответственно по телефонам, номерам машин постарайся пробить эту шайку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное