Альберт Байкалов.

Убойный вариант

(страница 2 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Ты не вздумай из машины сигануть, – предупредил Дрон. – Нам терять нечего, положим. А так, гарантирую, в наши планы не входит тебя даже пальцем трогать.

– Правильно, – раздался голос Шамана. – Зачем руки марать, если автомат есть?

От этих слов бедняга едва не выпустил руль.

– Ну ты, шутник, талант проснулся от счастья, что куртку сохранил? – Дрон ободряюще похлопал водителя по плечу: – Не волнуйся. Это у них на Кавказе такой юмор.

Вскоре, проехав несколько километров по МКАД, свернули на Осташковское шоссе. За окном замелькали дома Челобитьева.

– Тормози! – неожиданно скомандовал Дрон.

Прижавшись к обочине, машина встала.

– Зачем? – удивился Шаман. – Здесь стоянка запрещена.

– Умный, однако! – цокнул языком Дрон. – Видишь – магазин?

– Вижу, – подтвердил Шаман.

– Дуй, возьми две бутылки водки и лимонад.

Без лишних вопросов чеченец подчинился.

Спустя некоторое время, съехав на проселок не доезжая Бородина, они остановились в лесу. Дрон передал автомат Шаману, сам вышел из машины и, обойдя ее, открыл дверь со стороны водителя:

– Выходи.

– Зачем?

– Живее! – Схватив перепуганного мужчину за шиворот, он выволок его наружу и толкнул на землю. Следом осторожно вышел Шаман. Уже догадавшись, что задумал Василий, чеченец держал в руке бутылку.

– Не буду! – Мужчина неожиданно замотал головой.

– Будешь. – С этими словами Дрон вынул из кармана тротиловую шашку и сунул под нос мужчине. – Читать умеешь? – Не давая опомниться, капитан приподнял строптивого водителя за воротник и ловко всунул шашку тому под задницу. Достал из кармана спички и запальную трубку с бикфордовым шнуром. – Так как? Устроить распитие на время? Этот кусок будет гореть по сантиметру в секунду, итого десять.

Схватив бутылку, мужчина стал судорожно глотать водку.

Дрон поморщился:

– Куда страна катится? Кругом одни алкаши.

Когда содержимое бутылки «Столичной» переместилось в желудок владельца «БМВ», Дрон достал автомобильную аптечку и вынул из нее бинт.

– Зачем? – одними губами спросил Шаман.

– Нож дай! – потребовал Дрон.

– Нету! – развел руками Шаман.

– Вы что, убьете меня? – мужчина громко икнул.

Оставив его вопрос без внимания, Василий поднял с земли пустую бутылку и разбил ее о диск колеса.

– Снимай куртку и штаны!

– Му-жики, я никому! – Несчастный уже туго соображал от выпитого и попытался вскочить на ноги. Однако Дрон усадил его на место.

Вскоре на водителе были джинсы и куртка Дрона.

– Да, – протянул Дрон, разглядывая нового владельца его вещей. – А я действительно от бомжа не отличался. Дай руку.

– Не надо! – Мужчина отчаянно замотал головой.

Дрон схватил его за левое запястье и сделал на нем несколько неглубоких порезов. Затем руку забинтовали. Аналогичную манипуляцию повторили с правой конечностью. При этом несчастный, плохо соображая, что происходит, несколько раз порывался бежать, однако Шаман успевал сбивать его с ног, едва бедняге удавалось привстать.

Падая, он перепачкал лицо в грязи. Когда все было кончено, Дрон насильно влил ему остатки водки в рот, и на пару с Шаманом они усадили уже невменяемого мужчину обратно.

– Теперь в психушку? – осторожно спросил Шаман, устраиваясь рядом с владельцем машины.

– Ты делаешь успехи, – просматривая документы хозяина машины, Дрон удовлетворенно хмыкнул. – Почти угадал. В наркологию.

В приемное отделение наркологического диспансера номер тринадцать, расположенного по улице Менжинского, несчастного владельца «БМВ» уже пришлось тащить на руках. Одуревший от выпитого и пережитого, он порывался броситься на врача, нес ахинею про тротил, на котором сидел, и лез обниматься к медсестре.

– Долгалев Леонид Максимович. – Врач отложил в сторону паспорт и вопросительно посмотрел поверх очков на Дрона: – Вы кем ему приходитесь?

– Сосед, – пожал плечами Василий.

– Врешь! – Леонид, резко развернувшись на стуле, не удержался и полетел на пол. – Террорист! Бандит...

– А где родственники?

– Жена в травмпункте, – усадив бедолагу обратно, вздохнул Дрон. – Он еще и ей навалял. Мало того, что себе вены пытался вскрыть.

– Как давно пьет?

– Да прилично, – Дрон развел руками. – Вы сами на него посмотрите. В скотину превратился. Весь ободранный...

– Тем не менее чисто выбрит, – заметил доктор и перевел взгляд на медсестру: – Галочка, оформляйте в четвертую. Я сейчас назначение распишу.

– Он буйный, – как бы невзначай заметил Дрон.

– Ничего. – Доктор подвинул к себе какой-то журнал и стал что-то быстро писать. – Мы привыкли. Кстати, вы знаете о последствиях?

– Чего? – не понял Дрон.

– Теперь мы поставим его на учет.

– А, – протянул Дрон. – Ставьте. Еще спасибо скажет.

* * *

– Теперь куда? – Шаман немного опустил спинку сиденья и вытянул ноги.

– В Пятигорск, – заводя двигатель, ответил Дрон.

Уже смеркалось. Заполнивший улицы транспорт сплошными потоками медленно расползался по городу. Около часа потратили на пробки.

– Зачем так поехал? – Шаман вздохнул. – Надо было по Кольцевой.

– Кто же знал? – чертыхнулся Дрон.

Впереди замаячил сотрудник ГИБДД с палочкой в руках. Чуть в стороне стояла и машина.

– Этого еще не хватало, – Дрон сбавил скорость.

Он опасался, что на ярко освещенной улице милиционер определит, что на документах фотография другого человека. В это время гаишник махнул палочкой.

– Не нам, – Шаман облегченно вздохнул. Волнение Василия передалось и ему.

Дрон посмотрел в зеркало заднего вида. Ехавший следом внедорожник включил правый поворот.

– Чего это он?

– Номера не московские, – пояснил Шаман.

– Шестьдесят первый регион, – проговорил про себя Дрон. – Слушай! Так это ставропольские!

– Ну и что? – Шаман удивленно посмотрел на него.

– Как что? – Дрон перестроился в правый ряд и поехал медленнее, то и дело бросая взгляд на остановившийся джип. – Ты понимаешь, что у нас там меньше будет проблем с нормальным номером, нежели с правами и документами на эту машину? К тому же неизвестно, что будет, когда наш Леня оклемается. Вероятность того, что первые несколько дней его кто-то будет слушать, мала, но все же лучше подстраховаться.

Он прижался к обочине и остановился.

– Что ты задумал? – Шаман с опаской посмотрел на Василия. – Еще и джип хочешь угнать?

– Не угадал, – Дрон глянул на чеченца как на несмышленого ребенка. – Номер можно прихватить. Сейчас проедем за ним. Может, где встанет.

В это время, сверкая никелированными боками, серебристая «Тойота» плавно отъехала от поста. Выждав еще немного, Дрон пристроился сзади. Заинтересовавший его внедорожник вскоре свернул с шоссе и, въехав во двор старого четырехэтажного дома, встал у крайнего подъезда. Дрон объехал его и затормозил за детской площадкой. В это время из джипа вышли трое мужчин. Квакнула сигнализация, и все направились в подъезд.

– Возьми, – Дрон вытащил ключи с брелоком из замка зажигания и протянул Джину, – посмотри в багажнике инструмент.

* * *

Аслан Тарамов, с трудом передвигая ноги, поднялся на второй этаж. Шедший впереди племянник, подойдя к дверям, надавил на кнопку звонка и с сочувствием посмотрел на дядю.

– Что, Алаш, – прохрипел Тарамов, – плохо выгляжу?

– Кто во время болезни красавец? – Алаш отвел взгляд в сторону.

Раздался звук отпирающегося замка, и двери открылись. Аслан вошел в квартиру и, не разуваясь, сразу проследовал в комнату. Развалившись на диване, ослабил галстук.

– Принесите воды.

Впустивший их в дом чеченец исчез в коридоре, ведущем на кухню, и через минуту появился со стаканом «Боржоми».

Выпив воды, Аслан тяжело перевел дыхание.

– Надо же, за всю зиму ничего, а тут какой-то грипп, и все коту под хвост.

– Россия. – Алаш враждебным взглядом окинул стены комнаты. – Перемена климата.

Аслан поднялся и подошел к укрепленному в дверце бельевого шкафа зеркалу. На него смотрел уже немолодой, с прямым носом и подернутыми сединой висками мужчина. Вокруг рта глубокие складки. Аслан оттянул нижнее веко. Глаза были красными от бессонницы. Всю ночь он не мог уснуть из-за душившего его кашля. Пришлось даже отменить назначенную на полдень встречу с Джарахом. Араб был представителем самого Ата Алшиха в Москве и настаивал на необходимости разговора.

Однако Тарамов не спешил идти на контакт с Джарахом не только из-за болезни. Едва оказавшись в столице, он распорядился, чтобы его люди изучили обстановку вокруг этого араба. Не исключено, что и он попал в поле зрения российских спецслужб. Несмотря на то что в Москву Аслан прилетел по чужим документам через Турцию, была вероятность разоблачения. Слишком много он принес вреда неверным, чтобы остаться вне поля зрения ФСБ. Даже рядовая остановка сотрудником автоинспекции полчаса назад на Варшавском шоссе заставила его понервничать. Он не понаслышке знал, что таким образом иногда производятся задержания особо опасных преступников и террористов. Поэтому все время, пока водитель общался со старшим лейтенантом, чеченец держался за рукоять пистолета, спрятанного в кобуре под левой рукой. Он потребовал оружие у встретившего его два дня назад Алаша сразу по прилете, едва они успели выехать за пределы Шереметьева. Племянник некоторое время возражал, пытался убедить его, что оружие – лишний повод к задержанию, однако Аслан настоял на своем. Даже сейчас, на встрече с Хакимом, он был вооружен. Мало ли какие люди окружают этого человека. Он давно в Москве, и его чувство опасности притупилось. Те, кто работает с Хакимом, наверняка так же расслабились от постоянного комфорта.

Хаким был своего рода основным координатором действий в столице между большей частью чеченских бизнесменов. Хотя некоторых из них можно было лишь с большой натяжкой назвать директорами компаний, учредителями и спонсорами. Похищение людей с целью выкупа, вымогательство, торговля оружием и наркотиками – весь этот букет преступной деятельности назывался бизнесом лишь в очень узком кругу представителей Кавказа. Но Тарамов радовался успехам земляков в России. Все, что они делали, приносило определенный вред. Особенно наркотики. Он давно пришел к выводу, что большинство русских, с их безответственностью, отсутствием моральных принципов и безнравственностью, легче перетравить героином и некачественной водкой, чем перебить в открытом бою. Россия словно сама создает условия для своего самоуничтожения. Вернувшиеся с войны солдаты, честно выполнившие свой долг, оставившие здоровье в горах Чечни, Таджикистана, Афганистана и многих других горячих точках, оказавшись невостребованными на «гражданке», пополняют ряды безработных и преступников. Ищут радости и утешения в наркотиках и спиртном. Полная им противоположность – так называемый бомонд, существующий как бы вне государства, тратящий на один банкет деньги, которых хватило бы, чтобы содержать десяток детских домов в течение нескольких лет. В стране безработица, города переполнены беспризорниками, количество которых только растет, не в пример той же Чечне, где такое положение дел считается позором. Потерявшие за годы войны родителей дети находят приют у родственников и друзей. В России все не так. Мало кто знает даже своих прадедов, не говоря уже о троюродных братьях и сестрах. Создав свой мирок и замкнувшись в тесных квартирках, сыновья забывают матерей или, наоборот, сидят до зрелого возраста у них на шее, вытягивая нищенскую пенсию. Нельзя сказать, что Аслан все деньги использует на борьбу с неверными. По его указанию часть средств легализуется. Через разного рода фонды и подставных лиц отправляется на восстановление его родной республики. Странный на первый взгляд жест доброй воли преследует свои цели. Аслан не собирается больше в открытую противостоять власти. Есть другие, более изощренные и менее затратные способы вынудить Москву предоставить Кавказу суверенитет. Пусть Чечня строится и процветает. На этом фоне гибель людей за ее пределами, ухудшение экономического положения, нынешняя политика западных стран заставят русских отказаться от претензий на чеченскую нефть, а вместе с этим и от Северного Кавказа. Зачем он им, если есть Урал? Пусть там строят курорты, осваивают тундру. Нет у его народа ничего общего с этим быдлом, разрушившим за семьдесят лет не только церкви, но и все устои, на которых долгое время держалась великая империя.

От размышлений его отвлек Алаш. Племянник появился в комнате словно тень, и Аслан вздрогнул, когда тот окликнул его.

– Что случилось? – Тарамов испытующе посмотрел на родственника. Алаш был явно взволнован.

– После того как нас остановили менты, сзади пристроилась «БМВ». – Алаш виновато потупил взгляд. – Мы не стали вас беспокоить, посчитав, что это случайность. Однако на всякий случай машина с охраной пропустила их вперед. Они свернули за нами к дому. Только что позвонил Нияз и сказал: «Эти шакалы сняли номера с нашего джипа. Теперь направляются на окраину города». Он принял решение преследовать их и разобраться при первом удобном моменте.

– Ну, раз так решил Нияз, значит, скоро все прояснится, – Тарамов успокоился и снял надоевшие за день полуботинки.

Алаш тут же взял их и унес в прихожую.

Настоящее имя Нияза было Расул. Об этом, как и о том, что во внутреннем кармане его пиджака лежит удостоверение майора милиции, никто, кроме Тарамова, не знал. Когда Аслан только начинал свое восхождение к тому положению, которого достиг сейчас, и командовал всего-навсего небольшим отрядом боевиков, Расул Арзумханов был его личным телохранителем. Позже ему удалось восстановиться в МВД республики, где он начинал свою карьеру до начала первой чеченской кампании. Теперь, когда Аслан приезжал по каким-либо делам в Россию, Расул под разными предлогами умудрялся на время оставить службу и превратиться в тень своего хозяина по имени Нияз. Помощь действующего сотрудника милиции была всегда кстати. Вот и сейчас у себя в отделе он числился в отпуске. Высокий тридцатипятилетний чеченец, представитель тейпа Игхуш-батой был умен, расчетлив и ни при каких обстоятельствах не терял над собой контроль, что было большой редкостью для чеченцев. В стрельбе ему не было равных. Умел в считаные секунды голыми руками отправить на тот свет человека. В то же время он абсолютно не походил на убийцу. Всегда аккуратно подстрижен. Спокойный, даже, можно сказать, добрый взгляд. Слегка вздернутые уголки губ, как будто застывшие в снисходительной улыбке, сводили с ума красавиц многих национальностей. Но особо Аслан ценил его память. Нияз-Расул мог перечислить номера обогнавших их машин на участке в добрую сотню километров спустя час после окончания пути; быстро освоил английский.

В комнату вновь вошел Алаш и бесшумно сел в кресло.

– Интересно, а зачем Нияз позволил им это сделать? – неожиданно ощутив новый прилив тревоги, спросил Тарамов. – Почему не схватил воришек на месте?

– Неизвестно, что это за люди. Устраивать разборки во дворе, где живем, опасно. Вдруг они из милиции или ФСБ? Нияз сейчас дождется, когда они окажутся подальше от этих мест, и постарается выяснить. Он уже связался с Хакимом. Тот отправил подмогу.

– Зачем этим шакалам понадобились номера?! – задумчиво продолжал рассуждать Тарамов.

– Не знаю. – Алаш пожал плечами. – Возможно, они нас провоцируют, чтобы мы что-то предприняли?

– В таком случае не проще ли обратиться в милицию? – удивился Аслан.

– А если это наши конкуренты?

– Пусть поступает, как считает нужным. – Тарамов сделал вид, что полностью доверяет Ниязу, однако на душе стало неспокойно.

Квартира принадлежала племяннику. Аслан приехал к нему как родственник. По крайней мере для участкового уполномоченного это был нормальный ответ. Однако возможно, кто-то донес, что под именем Искандар скрывается заклятый враг неверных, и на него начали охоту. Не исключено, что попросту опознали. К гостям с востока сейчас повсюду пристальное внимание.

* * *

Все время, пока Шаман возился с номерами, Дрон не спускал глаз с подъезда, в котором скрылись водитель и пассажиры джипа. При этом он был готов в любую секунду завести двигатель и сорваться с места. Заставил его понервничать еще один внедорожник, въехавший во двор в тот момент, когда Шаман стал откручивать болты крепления. Его скорчившуюся у бампера фигуру на какое-то время выхватил мощный свет галогеновых фар. Однако машина неторопливо проехала по двору и свернула за угол дома. Решив, что кто-то попросту ищет нужный адрес, Дрон успокоился.

Вскоре Шаман вернулся. Забросив номера и ключи в багажник, он уселся на свое место.

– Едем? – зачем-то спросил Дрон.

– Нет, – чеченец неожиданно повеселел, – будем ждать хозяина.

– Я смотрю, ты успехи делаешь, – трогая машину с места, улыбнулся Дрон. – Еще пару раз со мной попадешь, глядишь, и юмористом станешь.

– Куда мне до тебя, Вася, – Шаман снисходительно посмотрел на Дрона и уставился на дорогу.

Спустя час, когда миновали Домодедово, Дрон неожиданно поймал себя на мысли, что их кто-то преследует. Причем в темноте ни цвета, ни марки машин, ехавших следом, видно не было. Сплошной поток самой разнообразной формы фар. Однако, в отличие от основной массы, одна пара попалась ему на глаза несколько раз. Он не мог объяснить, почему выделил именно квадратные фары ехавшего позади джипа. Мозг сработал на уровне подсознания и всю дорогу от дома, где они делали остановку, держал на контроле этот автомобиль, ориентируясь по яркости, расстоянию и маневрам, которые повторял невидимый водитель вслед за ним.

– Шаман, – Василий сбавил ход, перестроился в правый ряд и поехал медленней, не спуская взгляда с насторожившей его машины.

– Я тоже вижу, – неожиданно подал голос чеченец.

– Странно, – Дрон вновь увеличил скорость.

Машина шла за ними как привязанная.

– Возможно, Вася, мы зря прихватили эти номера, – вздохнул чеченец. – Помнишь, когда я возился у «Тойоты», во двор въехал еще один джип?

– Помню, – кивнул Дрон.

– Наверное, эти парни ехали на двух машинах, а после поста заметили, что мы упали им на хвост, и вторая машина пристроилась уже за нами.

– Неужели на бандитов нарвались? – заволновался Василий. – Нам еще этого не хватало.

– Сейчас, когда отъедем подальше, начнут выяснять, кто такие, откуда...

– Если до этого дойдет, то автомат окажется как раз кстати, – Василий неожиданно приободрился. – Мне кажется, это просто совпадение. Слишком напряженный был день. Нервы шалят.

Словно в подтверждение его слов, джип неожиданно включил левый поворот и пошел на обгон. Вскоре свет его габаритных огней исчез далеко впереди.

– Точно, нервы, – успокоился Шаман и, поправив подголовник, опустил спинку сиденья.

Промелькнул знак, показывающий, что до автозаправочной станции триста метров. Дрон посмотрел на приборы и поднял взгляд на дорогу. Бензина было мало. Уже мигала лампочка. За деревьями замаячила освещенная площадка «Лукойла». Он включил поворот и сбавил скорость, собираясь свернуть с дороги, как неожиданно машину тряхнуло, хрустнули шейные позвонки, и Василий в буквальном смысле сначала прилип затылком к подголовнику, затем налетел грудью на рулевое колесо. С улицы послышался звон, скрип тормозов, автомобильные сигналы. Они встали.

– Черт! – бросив взгляд в зеркало заднего вида, он открыл двери и, стараясь не попасть под колеса объезжающих место столкновения машин, посмотрел назад. Шаман тоже выбрался на обочину.

В них врезалась «Нива». Из нее уже выскочили два молодых человека. Один, присев на корточки, оглядел повреждения и выпрямился:

– Мужик, ты чего так поздно поворот включаешь?!

– Не надо гнать, – Дрон от досады пнул колесо машины и, сунув руки в карманы, подошел к водителю «Нивы». – Дистанцию соблюдать надо!

Медленно проехав мимо, впереди них встала еще одна машина. Это была черного цвета «БМВ». Наружу вышли трое крепких парней.

– Помощь нужна? Может, позвонить? – спросил один из них, вынимая телефон.

– Не надо, – запротестовал Дрон, пытаясь разглядеть лицо говорившего с ним человека. – Сами разберемся.

– Это ты так решил? – неожиданно возмутился водитель «Нивы». – Правильно, подставами на жизнь зарабатываешь. Портос! – Он развернулся к своему напарнику: – Звони!

Дрон про себя выругался и посмотрел в сторону Шамана. Навалившись на крышу машины, тот наблюдал, как развиваются события. Одновременно его насторожило поведение вышедших из «БМВ» доброжелателей. Они были за спиной чеченца и не спускали взгляда со своего водителя, который, продолжая держать в руках телефон, стоял рядом с Дроном. В этот момент неожиданно даже для себя Василий убрал голову и присел. Сработал рефлекс, годами отрабатываемый на занятиях по рукопашному бою, теннисных кортах и других тренировках на быстроту реакции. Механизм самозащиты включился до того, как непосредственно сам Дрон осознал, что произошло. По его макушке скользнул локоть правой руки ехавшего за рулем «Нивы» парня. Двинув ему кулаком в открывшуюся печень, Дрон шагнул левой ногой вперед, оказавшись у нападавшего за спиной, и, схватив того за плечи, приложил всем телом о корпус проезжающего мимо микроавтобуса. Раздался грохот, и парня отбросило назад. Водитель пассажирского «Форда» резко затормозил. В это время кто-то схватил Василия сзади. Он попытался вырваться, одновременно заметив, как двери микроавтобуса отъезжают в сторону, однако на него словно рухнула невидимая бетонная плита, а по телу пробежала волна каких-то уколов.

Некоторое время Дрон не мог понять, где находится и что происходит. Его трясло, подбрасывало, вывернутые в суставах и связанные за спиной руки ныли. Дышать было тяжело. Он полулежал на сиденье какой-то машины, придавленный сверху весом еще одного человека. Ехали по проселку. К такому выводу Василий пришел из-за качки, постоянных поворотов и небольшой скорости. Еще он понял, что его «выключили» электрошоком.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное