Альберт Байкалов.

Точка возврата

(страница 5 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Тебе какая разница? – удивился Лесник и развернулся к мужчине с перебитым носом: – Ну что, Корень, по местам?

Даша больше не стала испытывать судьбу и забралась внутрь. Почти сразу дверь захлопнулась. Стало темно. Как оказалось, окна вообще не пропускали света.

– Лихо, – пробормотал Вадим.

Даша медленно пошла в конец салона, пока не уперлась коленями в сиденье.

* * *

Ладо Турашвили ошибался, что остаток дня после прилета в Москву будет потрачен зря. А бесполезным он считал все, кроме своей работы, которой был готов заниматься круглые сутки. Но специфика ее была как раз такой, что иногда приходилось долго бездельничать. Однако на смену таким периодам затишья приходили напряженные дни, недели, а иногда и месяцы. Иногда он по нескольку суток не смыкал глаз, доводя организм до физического и нервного истощения, при этом не только рискуя лишиться свободы, но и самой жизни.

Ладо родился в северной Грузии. За сорок пять лет своей жизни он успел повидать многое. На его глазах разрушилась страна, огромная и казавшаяся когда-то ему, пионеру из горного селения, вечной и нерушимой. Грузия стала самостоятельным государством, при этом кардинально пересмотрев свои отношения с некогда братским народом и неожиданно став у Америки форпостом политических давлений на Россию. Ладо с отличием окончил школу и технологический институт, успел поработать в пищевой промышленности, побыть комсоргом, а затем парторгом крупного завода, который, после наступления вселенского хаоса, успешно приватизировал с горсткой негодяев. Его партнерами по бизнесу были размножающиеся в геометрической прогрессии в Москве новые грузинские авторитеты. В конце девяностых он сам преступил закон и был вынужден бежать из России в Англию. Для того чтобы заручиться там надежной поддержкой, быстро сориентировался в обстановке и организовал команду из первоклассных политологов и журналистов. После двух десятков статей, обличающих вскормившую его страну в беспределе, получил статус политического беженца. Однако вскоре он ему оказался не нужен. Адвокаты и юристы развалили дело, переведя стрелки совершенно на другого человека. Но политическая деятельность вдруг понравилась ему. Не из-за того, что он действительно хотел повлиять на ход тех или иных событий. Просто судорожно организованная защита вдруг принесла огромные дивиденды, выразившиеся не только в увеличении его капиталов. Он стал заметен. Вскоре ему дали понять, что он интересен структурам, заинтересованным во влиянии на российское руководство и парламент. К этому времени Ладо уже имел свой круг общения в правительстве и среди депутатов. Через его банк пошли деньги на лоббирование выгодных Западу законов. Постепенно, не без помощи огромного числа проживавших в России грузин, Ладо заново легализовался и приобрел большой авторитет. На родине он тоже пользовался уважением. Там знали, подконтрольные Ладо структуры вовсю и успешно сосут из врага деньги в родную республику, собирают компромат и разведывательную информацию, которая, впрочем, больше интересовала США.

Ладо жил в квартире, которая располагалась на третьем этаже элитной новостройки.

Дом был в Ясеневе. Ладо справедливо считал, что главное – здоровье, и убрался из загазованного, кишащего машинами центра. Там тоже была квартира. И не одна. Наученный горьким опытом девяностых, кроме просторных, обставленных дорогой мебелью и аппаратурой жилищ, он имел и более чем скромные апартаменты, записанные, как правило, либо на дальних родственников, либо на сотрудников его личной службы безопасности. Несмотря на большое число телохранителей и охранников, с собой брал их редко, лишь для помпы, считая, что если закажут, то уж точно никто не поможет. Сам Ладо прекрасно владел стрелковым оружием. Его водитель и дальний родственник по материнской линии когда-то занимался боксом. Был чемпионом республики. Отслужил срочную в ВДВ. Побывал в Афганистане. Выходил оттуда в числе последних солдат. Но ничто, как разборки и «стрелки» девяностых, не закалило наполовину лысого, коренастого грузина по имени Вано. Именно этот человек был тенью Ладо и неразлучно следовал за ним повсюду. Он и селился так, чтобы по первому звонку своего хозяина оказаться рядом меньше чем через полминуты. В Ясеневе их квартиры располагались на одной площадке. Дверь в дверь.

Едва Вано въехал на охраняемый двор, как в кармане пиджака Ладо заработал сотовый телефон. Не глядя на определитель, он приложил его к уху.

– Здравствуй, Ладо, – раздался знакомый голос ближайшего помощника Бидзина Казалишвили. – Как долетел?

– Хорошо, спасибо. – Ладо скосил взгляд на стоявшего у шлагбаума охранника, который при появлении знакомой машины приветливо улыбался. – Раз с тобой говорю, значит, самолет не упал. Что хочешь?

– Ребята сказали, ты к дому подъехал?

Скрытно, за боссом повсюду перемещались на неприметных машинах экипажи из двух, трех человек. Бидзин был из тех людей, кому эти парни подчинялись и имели право сказать, где находится хозяин.

– Да, – подтвердил Ладо. – Во двор въехали.

– Надо поговорить.

– Срочно? – насторожился Ладо.

– Завтра будешь ругать меня за то, что не рассказал то, что хочу поведать сегодня.

– Хорошо. – Он откинулся на спинку кресла, размышляя, где назначить встречу.

– Давай в «Скале»? – сам предложил Бидзин.

Ладо удивился. Между ним и подчиненными существовало негласное правило. Место, которое все равно проверял оповещенный в этом случае начальник службы безопасности, определял он. Что бы там ни говорили, но зачастую предателями становятся самые близкие люди.

– Может, лучше в парке? – неожиданно предложил Ладо.

– В Битцевском? – осторожно уточнил Бидзин.

– А ты что, маньяка боишься? – вопросом на вопрос ответил Ладо и рассмеялся. – Они нас пусть боятся. Да и поймали его давно.

Бидзин Казалишвили тоже был в сером костюме строгого покроя. Узел розового галстука распирал ворот голубой рубашки, облегающий неимоверно большой кадык. И все же, как бы ни одевался Бидзин, его худощавость, тонкие усики, бегающий взгляд делали этого человека немного смешным. Он больше походил на конферансье, чем на жестокого и коварного человека, готового выполнить любой приказ Ладо. Хотя Ладо был уже не молод и не особо верил в крепкую мужскую дружбу, тем более если она зацементирована суммой с множеством нулей, опасной информацией и большим количеством крови.

– Ну, здравствуй. – Ладо потрепал помощника за плечо, окинул ничего не выражающим взглядом двух шедших за ним охранников и поморщился: – Я даже водителя в машине оставил. Зачем ты ходишь со свитой? Или меня боишься?

– Последнее время скинхеды без разбора нападают на порядочных людей, – попытался оправдаться Бидзин.

Этот аргумент вызвал на лице Ладо улыбку:

– Они могут поколотить нас с тобой лишь за то, что мы мало платим их главарям. Говори, зачем звал?

– Люди, которых Паду готовил для акций, поймали целую съемочную группу телевизионщиков!

Ладо остановился. Его рот открылся от удивления. Он некоторое время смотрел на Бидзина как на сумасшедшего. Потом взял себя в руки:

– Не понимаю, зачем?

– Они тренировали своих боевиков на территории брошенной военной части. Там дома как в городе, и никто не мешает. Лес кругом. А совсем недавно в этом месте стали готовить ученья настоящие военные. ФСБ, милиция... Сегодня они их провели. Было много гостей из СНГ. Эти журналисты все снимали. В конце, как выяснилось, кто-то наткнулся на захоронение, которое осталось там после занятий Паду. Журналистка подглядывала за тем, как начиналось расследование. Потом испугалась, что этот репортаж ей не дадут выпустить в эфир, и сбежала. Только по единственной дороге, которая туда ведет с шоссе, уже ехали следователи. Телевизионщики решили скрыться и повернули в другую сторону. Там наткнулись на людей Паду, которые должны были дождаться окончания учений и узнать, обнаружат военные трупы или нет.

– Ты пригласил меня, чтобы рассказать об этом? – Не понимая, к чему клонит Бидзин, Ладо часто заморгал глазами.

– У меня появилась идея. Есть съемка учений. Начало. Там даже вертолеты летали. Скоро в прессу просочится информация о захоронении живых мишеней. А что, если эти два события связать?

– Не понимаю. – Ладо окончательно потерял нить рассуждений помощника. – Паду подчиняется Амирхану. При чем здесь мы?

– Чеченец выполняет наш заказ. – Бидзин выдержал паузу, давая Ладо переварить услышанное. – Он давно советуется со мной по многим вопросам. Я не раз помогал ему деньгами и связями.

– Ты делал это за моей спиной?

– Но это для общего дела! – стушевался Бидзин.

– Хорошо, излагай, – расстроенным голосом проговорил Ладо.

– Можно переделать репортаж. Ничего не стоит преподнести все так, будто спецназ тренируется на реальных людях, – перешел на шепот Бидзин. – Корреспондентка будет говорить то, что скажем. Кто-то снимать. Потом ее труп найдут на окраине Москвы. А чуть позже копию фильма покажут по всем зарубежным телеканалам с комментариями, будто телевизионщиков убили из-за того, что они оказались случайными свидетелями жестоких учений. Если умело использовать этот материал, Россия вновь станет изгоем и потеряет авторитет.

– Кто в это поверит? – Ладо расстроился. До этого разговора Бидзин казался ему умнее, чем есть на самом деле. К тому же, как выяснилось, за его спиной этот человек уже давно контачит с Паду.

– Вспомни, какой резонанс в мире вызвало известие о пытках в тайных американских тюрьмах! – не замечая перемен в настроении Ладо, продолжал Бидзин. – Неужели нельзя преподнести все таким образом, будто ФСБ таким образом выбивает признания у пленных боевиков?!

– Если мне не изменяет память, Паду долго использовал своих единоверцев, – оживился Ладо. – По крайней мере, там много его земляков, с которыми он сводил счеты! По нашей просьбе он свел таким образом счеты с Рабакидзе! Захоронение кавказцев! – Ладо понял замысел. От перспектив его претворения в жизнь перехватило дух. Нусон будет в восторге! Даже если из этой затеи ничего не выйдет, появлялась возможность наладить более тесный контакт с чеченцами, которые до этого момента не очень были рады сотрудничеству.

– Где сейчас телевизионщики? – взвесив все «за» и «против» предложения Бидзина, оживился Ладо.

– Паду увез их на одну из своих баз. Двоим необходимо время, чтобы прошли синяки. Сначала не подумали и сильно избили... Журналистка тоже пострадала. Их нужно привести в порядок. Обработать, а времени в обрез.

– Надо действовать немедленно, – засуетился Ладо. – Раз уж ты здесь, как обстоят дела с этой шлюхой с передачи?

– Ни в какую не идет на встречу, – развел руками Бидзин. – Боюсь, мы были с ней слишком откровенны. Она уже опасна. Раз не согласилась, надо убрать.

– Ты хочешь, чтобы эта команда исходила от меня? – прищурился Ладо.

– Неужели ты думаешь, что я трус? – Брови Бидзина поползли на середину лба. – Может, ты решишь предложить ей большую сумму?

– Нет, не буду, – покачал головой Ладо. – Мы с самого начала совершили ошибку. Россия стала немного не такой.

Неделю назад они, через посредников, вышли на ведущую передачи «Результат» Анну Веселову. Ей было предложено прокомментировать и пустить в эфир видеозапись, смонтированную специалистами разведывательного управления Грузии, о том, как один из чиновников России обсуждает вопрос финансирования переворота в Тбилиси.

Красивая, со стройной фигуркой и на первый взгляд немного легкомысленным отношением к жизни журналистка не оправдала надежд и ответила отказом. Возникла другая опасность – увидеть материал, обличающий грузинскую разведку.

– Значит, на ней ставим точку? – Бидзин уставился на Ладо в ожидании ответа.

– Спровоцируй на это Паду. Тем более сам сказал, что смог наладить с ним отношения, – с издевкой заговорил Ладо. – Предложи денег. Заодно проверим, на что они способны. Имей в виду, наверняка она связалась со спецслужбами и проинформировала их о нашем предложении. За ней может быть организован негласный контроль. Поэтому нельзя привлекать грузин. А чеченцы, если и попадут в руки русских, нас не вложат.

– Ты сказал, что за ней могут присматривать, – собираясь с духом, чтобы закончить свою мысль, Бидзин сделал паузу. Она затянулась. Оправдывая молчание, он стряхнул с лацкана пиджака невидимую соринку, потом посмотрел на Ладо: – Если так, зачем убивать?

– Самое страшное для нас не следствие, а то, что эта дамочка может организовать со своими дружками собственное расследование, и будь уверен, они смогут насобирать материала на передачу. Нас потом по головке не погладят. Для меня, например, это конец карьеры в России.

– Все делалось с такой осторожностью, что на нас никогда не смогут выйти, – заверил Бидзин. – А просить чеченца выполнить работу, выходящую за рамки договоренности, не очень приятное занятие.

– Я не понимаю. – Ладо нахмурил брови, – ты пытаешься отговорить меня от ее устранения? Может, жениться на этой шлюхе собрался?

– Да что ты такое говоришь? – опешил от такого оборота дел Бидзин и кивнул: – Все сделаю в лучшем виде.

* * *

Антон сидел в удобном кресле и наслаждался вкусом ароматного кофе. Ольга действительно умела хорошо его готовить. Возможно, волшебным он казался из-за пережитых накануне неприятностей, однако и безупречная красота известной столичной женщины-адвоката тоже придавала напитку своеобразный колорит.

Сотрудники ППС, среагировавшие на сигнал пенсионерки, которая жила на первом этаже, а затем и приехавшие опера не долго мурыжили Ольгу и Антона. Личность нападавшего была установлена быстро. Этот инцидент был связан с профессиональной деятельностью адвоката, но назвать его покушением на убийство не поворачивался язык. Злодеем оказался муж ее клиентки. Супруга подала на развод и раздел имущества, которое оценивалось в довольно крупную сумму. Мужчина уже несколько раз угрожал, уговаривал и пытался подкупить Ольгу. Отказ адвоката пойти навстречу довел его до крайности. Приняв на грудь, он отправился навестить Фролову. Когда увидел из окна лестничной клетки ее провожатого, то решил, что это охранник. Средней руки бизнесмен быстро сообразил, что без травматического пистолета у него вряд ли получится разговор. С его слов, стрелять он не собирался. Хотел лишь припугнуть. Ольге стало жалко с трудом держащегося на ногах горемыку. Она попыталась убедить милиционеров, что в таком состоянии он не представляет особой опасности, и попыталась уговорить замять дело. Несмотря на ее большой авторитет как защитника, милиция не собиралась идти на уступки. Напротив, у них появился шанс потрепать ей нервы, а состояние алкогольного опьянения хулигана они справедливо назвали отягчающим обстоятельством. Антон понимал сотрудников и в душе невольно был с ними солидарен. Странное чувство, испытывая к женщине симпатию, даже влечение, он ненавидел ее работу.

К счастью, Антона не обыскивали, что позволило избежать объяснений по поводу наличия у него оружия. Паспорт он предъявил липовый, но проходивший по всем базам данных МВД и вполне пригодный для участия в качестве свидетеля на судебном разбирательстве. Хотя Родимов теперь все равно его съест. Кроме этого, Дрон непременно съязвит, что, мол, шеф докатился и по ночам подрабатывает частным извозом.

– А дети есть? – Антон обвел взглядом просторную гостиную и поставил пустую чашку на столик. Он заранее знал, что есть, и был уверен, что не оскорбит этим вопросом хозяйку квартиры. В прихожей на вешалке была легкая куртка на девочку-подростка. На подставке для обуви – тапочки в виде мышат. Кроме этого, многое говорило о том, что женщина живет с ребенком.

– Бабушка воспитывает. – Ольга виновато улыбнулась, не заметив, что вопрос задан лишь для поддержания разговора. – Дочь, восемь лет.

– Ясно, – протянул Антон. Ровесница его Сережки. Он неожиданно подумал о том, что Регина уже встала и сейчас готовит завтрак.

«Интересно, станет звонить на базу или нет? – подумал он. – Хотя я вчера предупредил, что из-за учений исчезаю на несколько дней».

Иногда подобные мероприятия для спецназа заканчивались намного позже, чем поначалу обещал Родимов. После окончания основного этапа учений они могли оказаться на полигоне в Забайкалье или убыть для штурма брошенного на Камчатке судна. Генерал обожал импровизации. А еще он любил повторять, что цель любой тренировки или занятия считается достигнутой, если из обучаемого выжаты все до последней капли пота.

– Антон, – Ольга не удержалась и зевнула, прикрыв рот ладонью, – а вам разве не жарко?

– Нет. – Он догадался, что она хочет предложить ему снять пиджак. – Я выгляжу скованно?

Он вдруг подумал, что, если дело дойдет до постели, надо будет как-то скрыть факт наличия оружия. И вновь на затылке зашевелились волосы. Словно фантом Регины возник позади кресла и смотрит на него.

– Я, пожалуй, пойду. – Пересиливая себя, чтобы не обернуться, он взялся за подлокотники кресла. – Спасибо за кофе.

– Куда вы торопитесь? – Она посмотрела на часы, тикающие на старинном комоде, и ее лицо оживилось. – Давайте, я накормлю вас завтраком?

Антон почувствовал себя неловко. Он догадался, что понравился Ольге и она не хочет его отпускать. Это уже не входило ни в какие планы. Одно дело – небольшая, ни к чему не обязывающая интрижка на стороне, встретились и разбежались. Другое – привязанность и надежды на что-то большее. А он не хотел причинять этой женщине боль. Она нравилась ему, в ней не было ничего отталкивающего, за исключением, наверное, легкого запаха табака, который будет ощущаться при поцелуе.

– А ведь я не курю, – неожиданно улыбнулась она.

Его обдало жаром. Неужели она читает мысли или он произнес это вслух?

– Просто ношу в сумочке, – продолжала Ольга. – Когда вдруг оказываюсь в незнакомой обстановке, чтобы чем-то занять руки, закуриваю. Но дым не вдыхаю, а держу во рту. Потом очень быстро избавляюсь от сигареты. Тебе не нравятся курящие женщины?

– Нет, – откровенно признался он, ловя себя на мысли, что в его жизни, после того как появилась Регина, их было не так уж и много.

– Чем ты занимаешься?

– Ищу по ночам прекрасных незнакомок, которым через некоторое время понадобится моя помощь, – выпалил он.

Она рассмеялась:

– Ты – Бетмен?!

– Угу. – Антон тоже повеселел. Ответ ему понравился.

– А если серьезно?

– Ты уже спрашивала ночью.

– Но ведь ты так и не сказал! – удивилась Ольга. – Тайна?

– Работаю в небольшой коммерческой компании по монтажу оборудования для очистки бассейнов, – соврал он. – «Посейдон» называется.

На случай внезапной необходимости скрыть свою принадлежность к ГРУ для каждого спецназовца была разработана и по всем правилам оформлена легенда. Согласно ей, он – оставивший службу военный, занимающий должность начальника административно-хозяйственной части «Мега-Сеть». Направление деятельности компании – строительство, ремонт, обслуживание энергосетей. В случае необходимости эту информацию должны были подтвердить не только в отделе кадров компании, но и ее рядовые сотрудники. Но сейчас не было оперативной необходимости, и он импровизировал.

– Посейдон, – по складам проговорила она. – Немного не вяжется.

– С чем?

– С Бетменом. – Она вновь рассмеялась, обнажив ряд ослепительно белых зубов.

Он встал, обошел столик, опустился перед ней на корточки, взял лежавшую на подлокотнике руку и прижал пальцы к губам.

Ольга продолжала смеяться, но уже делано. Она стала похожа на механическую куклу. Лукавый взгляд сделался настороженно-испуганным и одновременно слегка затуманился. Она не испугалась его решительности, напротив, опасения, что таким образом он решил с ней попрощаться, вызвали некую тень замешательства. Но он уже не собирался уходить. Медленно привставая, Антон потянулся к ее губам. Она подалась вперед. И они слились в страстном поцелуе. Ольга ловко ослабила ему галстук. Он вспомнил про пистолет и слегка развернулся к ней правым боком. Но тут случилось непредвиденное. Едва он собрался отпрянуть и попросить разрешения на минуту отлучиться, как она обхватила его за туловище, запястьем задев кобуру с «Гюрзой».

Лицо ее вмиг отдалилось, а руки уперлись ему в шею. Он замер.

– Что у тебя там?

– Газовая пушка. – Антон спокойно вынул пистолет и, не глядя на него, положил на стол. Потом выпрямился, снял пиджак, бросил сверху.

– Странные вы все. – Она поднялась с кресла. – Как дети. Набрали всяких хлопушек и носитесь с ними. Только, когда надо, достать не успеваете. Либо по пьяному делу, либо как этот дурак сегодня. Ладно, я сейчас. – С этими словами она направилась из комнаты: – Освежусь и вернусь.

Антон подошел к окну и выглянул во двор. Народ спешил по своим делам. Наступал новый рабочий день. Одетый в оранжевую безрукавку дворник подметал рядом с его машиной асфальт. Какой-то пенсионер выгуливал небольшую, смешную собачонку.

Неожиданно в дверь позвонили. Мелодичная трель звонка прозвучала на фоне зашумевшей воды. Антон направился к ванной комнате.

– Там звонят. – Он слегка приоткрыл не запертую дверь.

– Не слышу!

– Кто-то пришел! – повысив голос, повторил он.

Шум воды стих.

– Кого черти принесли? – Послышался шелест сдвинутой шторы. – Ночного дебошира вряд ли отпустили. Да и не пойдет он больше сюда. Может, мама? Хотя рано.

День начинался не так, как хотелось бы, и Антон впервые пожалел, что решил зайти на чашечку кофе. Ольга, нисколько его не смущаясь, вышла в коридор, обмотав красивое тело полотенцем. Разбрызгивая по полу воду, пришлепала босыми ногами в прихожую, сняла трубку видеофона и сразу прижала ее к груди.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное