Альберт Байкалов.

Точка возврата

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

Дальше Антон действовал, доверяясь только интуиции и автоматизму, до которого были доведены все его движения. Единственное, что не вписалось в эту схему, это невесть откуда взявшаяся мысль о том, почему он притягивает неприятности. Может, Регина колдунья и почувствовала его похотливые мысли?

Он толкнул женщину в плечо так, что, если бы в подъезде был киллер, она ушла с линии огня. Не издав ни единого звука, она отлетела в сторону. Что-то хрустнуло. Краем глаза он заметил, как она резко присела на левую ногу и с шумом втянула в себя воздух. Так бывает при резкой боли. «Каблук сломала», – подумал он, толкая двери обратно. Однако они с ужасной силой отлетели назад, едва не сбросив его с крыльца. Он присел, и вовремя. Из подъезда выскочил человек. В опущенной вдоль туловища правой руке блеснул какой-то предмет.

Антон не стал церемониться. Оружие находилось в кобуре под мышкой. Чтобы его достать, снять с предохранителя и направить на злоумышленника, потребуется чуть больше секунды. Мало. Но достаточно много, чтобы злодей среагировал. А действовать нужно немедленно. Пока злоумышленник сбит с толку тем, что он присел. Напряженной ладонью выпрямленной левой руки Антон двинул неизвестному в низ живота. Тот охнул и слегка согнулся. В совокупности с остальными факторами этого было достаточно, чтобы понять – перед ним мужчина, примерно того же возраста, что и он.

«Муж, любовник, грабитель? – пронеслось в голове. – Что в руке?»

Антон успел удивиться своим мыслям. Вернее, их очередности. Разве можно в такой ситуации гадать, кто перед ним? А у него даже ревность успела взыграть, и только потом опасения, что мужчина может оказаться вооруженным. Именно этот факт разозлил его. Он выпрямился, отпустил дверную ручку и мощным ударом кулака в ухо снес незнакомца с крыльца. Немного не подумал. А может, другого выхода попросту не было? В таких ситуациях действие опережает мысль. Злоумышленник полетел на его пассажирку, которая со сдавленным криком рухнула под его весом на асфальт. Антон почему-то пожалел в первую очередь ее костюм. Дорогой, скорее всего, как и духи, французский. Только потом подумал о ней самой. Она как раз протяжно застонала. Он сделал длинный шаг. Наступил правой ступней мужчине на руку с непонятным предметом, а каблуком левой двинул для верности его по затылку и только тут обратил внимание на пикантную позу, в которой оказалась женщина и злодей. Она лежала на спине. Волосы разметались по серому асфальту. Пальчики с аккуратными, ухоженными ноготками вцепились в плечи одетого в светлую рубашку мужчины. Красивые ноги широко раздвинуты и согнуты в коленях. Злоумышленник сверху, как и положено партнеру противоположного пола. Антон почувствовал стыд и снова удивился. Раньше с ним такого не случалось. Эмоции он оставил где-то далеко и давно. Резко нагнулся. Схватил незнакомца за шиворот. Не обращая внимания на треск рвущейся материи, словно котенка, сбросил обмякшее тело в сторону и протянул ей руку. Но Ольга села без его помощи.

Пощупала затылок. Антон взял ее за локти и поставил на ноги. Она тут же охнула и снова согнулась.

– Что? – Он испытующе заглянул ей в глаза.

– Каблук, – придерживаясь за его плечи, она выпрямилась.

Антон вспомнил хруст в самом начале потасовки и понял, что не ошибся.

– Идти можете?

– Конечно. – Она даже удивилась, словно такие упражнения выполняла, каждый раз возвращаясь домой, и они стали обыденным делом.

– Кто это? – наконец додумался спросить он, отпустил ее и наклонился над злоумышленником, пытаясь разглядеть, куда делся загадочный предмет.

– Не знаю, – неуверенно проговорила она, поправляя одежду.

Антон наконец увидел лежащий рядом с мужчиной пистолет. Подцепил указательным пальцем за скобу, поднял на уровень глаз:

– Кем вы работаете?

– А что? – вопросом на вопрос ответила она.

Обстоятельства быстро менялись. Это скорее не попытка банального грабежа и не встреча ревнивого супруга, а вполне реальное, правда, как всегда, бездарно организованное покушение на заказное убийство.

Свободной рукой он увлек ее к стене дома. Сильно хромая, она прошла и встала рядом. Антон посмотрел вверх. Теперь из окон лестничных клеток их не видно.

– Вы думаете, он не один?

– Угадали, – подтвердил Антон, вынул платок, обернул пистолет и, не спрашивая разрешения, сунул его в сумочку, висевшую на плече женщины. Потом достал трубку сотового телефона с намерением вызвать милицию.

– Не надо. – Неожиданно она взяла его за запястье.

– Почему?

– Кажется, я знаю, кто это.

– Кто заказал или кто именно здесь лежит? – уточнил Антон, убирая телефон в карман.

Она двумя руками вцепилась в его предплечье и, смешно хромая, сделала несколько шагов к поверженному злодею, вынудив Антона сделать то же самое.

– Если не ошибаюсь, это Егоров, – пробормотала едва слышно Ольга. Пытаясь разглядеть получше, она наклонилась, почти повиснув на руке Антона.

– Кто такой? – едва успел спросить он, как двор запульсировал всполохами синего света. Из арки, без сирены, а лишь с включенным проблесковым маячком въехала милицейская машина.

– Бдительные у вас соседи, – цокнул языком Антон.

«Опель» еще не успел затормозить, а его двери распахнулись, и наружу выскочили два сотрудника в форме.

– Лицом к стене! – сержант в бронежилете направил на Антона ствол автомата.

– Он ни при чем! – Ставшая причиной проблем женщина, словно пытаясь закрыть Антона своим телом, встала между ними.

– Ольга Фролова! – с изумлением в голосе протянул уже не молодой капитан.

Антон даже крякнул от досады. Как же! Одна из известнейших адвокатов. Собственная контора, большая практика, состоятельные клиенты, среди которых высокопоставленные государственные мужи. Он еще в самом начале подумал, что его попутчица кого-то напоминает. Но Москва – огромный мегаполис, и он привык к тому, что вокруг множество похожих друг на друга людей.

«А ты, клоун, собирался с ней развлечься!» – голос оставшегося в учебном центре Дрона прозвучал так отчетливо, что Антон непроизвольно оглянулся.

Глава 2

– Петруха! Ты как?! – прохрипела обволакивающая болью и странным, нудным звоном темнота.

– Как?! Каком кверху! – зло ответил Ханин. – Лучше глянь, что с Дашкой!

– Головой сильно ударилась, на лбу ссадина, – стал перечислять Вадим. – Вся левая половина лица в крови.

– Жива? – испуганно спросил Ханин.

– Не знаю. Дышит.

«Хм, – подумала Даша, – глупость какая-то. Он сам-то понял, что ответил? Разве мертвые могут дышать? И кто мне разбил голову?»

Мысли были прерваны ощущением провала и стремительного полета.

– Даша, ты меня слышишь? – раздалось совсем рядом.

Она поняла, что застонала. Скорее вскрикнула и на мгновение забылась, но успела привлечь внимание Ханина. Следующим был приступ ужаса. Неужели они попали в аварию?! Она помнила, как собирались возвращаться в Москву. Ученья закончились. Что еще оставалось делать? Только почему темно? Она ослепла? Уже ночь? Но ведь водитель как-то видит ее! Он сказал, что голова в крови. Господи! Я, наверное, ужасно выгляжу. Мое лицо обезображено! И чего они глазеют? Почему не помогают? А может, я умерла? Вдруг это и есть смерть?

Даша в детстве пыталась представить, что может испытывать умерший человек. Самым страшным ей казалась версия, рассказанная подружкой, что покойники все видят и слышат, только этого никто не знает. Вот так, лежат и не могут ни говорить, ни кричать, ни шевелиться. А их закапывают... Охвативший ужас заставил ее напрячься.

– А-аа!

Она попыталась шевельнуться. Вспышка бледноватых молний и боль, пронзившая от мозжечка до копчика, словно по позвоночнику пропустили разряд электрического тока, как ни странно, отрезвили ее.

Даша вдруг вспомнила, как следила за красивым, сероглазым спецназовцем. Как уезжали в другую, противоположную шоссе сторону, чтобы разминуться со следственной бригадой. Еще она смогла точно определить, где у нее голова и в каком положении находится туловище. Даша стала ощущать тело и конечности. Руки были связаны за спиной. Сама она лежала на левом боку, на чем-то твердом. Скорее это был бетонный пол. Пахло сыростью и машинным маслом. Мужчины говорили где-то в изголовье.

– Голос подала! – воскликнул Ханин. – Дашка! Открой глазки!

– Почти как в «Белом солнце пустыни»: «Гюльчатай, открой личико», – больше чтобы проверить, может ли она говорить, чем взбодрить попавших в беду коллег, выдавила из себя Даша и выполнила просьбу.

– Ожила! – выдохнул Ханин.

– Да я и не умирала! – стараясь придать голосу больше твердости, ответила Даша, одновременно ощутив левой щекой на полу липкую субстанцию. Как она и предполагала, это был бетонный бункер, с расположенными под самым потолком небольшими окошками. Каземат походил на те, в которых оказываются особо любопытные или богатые герои современных блокбастеров и детективов. В поле зрения Даши была видна выпрямленная нога в джинсах. Судя по всему, она принадлежала водителю.

«Ну и сюжетик!» – подумала Даша, одновременно осознав, что нынешнему положению оператор и водитель телекомпании обязаны ее бурной деятельности.

– Где мы? – спросила она, почувствовав, как пол медленно качнулся и поплыл. Появилась и стала быстро усиливаться тошнота.

– Ты ничего не помнишь?

– Только как машина остановилась. – Чтобы ослабить эффект головокружения, Даша закрыла глаза.

– Повезло, – вздохнул Ханин. – Короче, нас кто-то взял в плен. Судя по всему, это какой-то новомодный партизанский отряд. Возможно, секта. Пока ты лежала, нас немного расспрашивали. Мы рассказали все, что знали, и что не знали тоже.

Только сейчас она обратила внимание на то, что он сильно шепелявит и глотает окончание слов.

– Били?

Вместо ответа кто-то вздохнул и слегка охнул. Так бывает, когда человеку ломают ребра и любое движение вызывает резкую боль.

Даша собрала все силы и медленно села. Повернула голову влево. То, что предстало взору, заставило ее содрогнуться. Это были не люди, а куклы с гигантскими почерневшими головами. Ближе сидел Вадим. Ухо, которое она могла видеть, походило на огромный фиолетовый вареник. Вместо глаз прорезь. Будто по раздувшемуся, готовому лопнуть фиолетовому лицу кто-то провел лезвием. Неимоверно распухший нос был вдобавок смещен ближе к правой щеке. Даже волосы казались теперь реже.

– Господи! – От страха внутри все онемело. Даша сделала над собой усилие и перевела взгляд на Ханина. Он сидел у боковой стены, лицом к ней. Один глаз был полностью заплывший. Второй слегка виден. Лицо в земле и тоже до неузнаваемости распухшее. Благородной седины не видно из-за грязи. Одежда порвана и в крови. – Это все из-за меня! – Она вдруг почувствовала, как пол под ней стал проваливаться, словно она сидела на толстом надувном матраце, который резко начал спускать.

– Ерунда! – почти крикнул Ханин. Слова вернули ее из полуобморочного состояния. – Бывает хуже! – продолжал он. – Помнишь, в Чечне нам освобожденных из плена солдат снимать не дали?

Даша помнила. Как тогда выразился один из офицеров, «по этическим соображениям». Два бойца несколько недель не покидали ямы. При этом их еще били.

– Где мы? – спросила она.

– Там же, куда заехали. Этих здесь пятеро. – Ханин облизнул разбитые губы. – Все вооружены. По крайней мере, пистолеты я у двоих точно видел. Они меня пристрелить грозились.

– Что им надо?

– Ничего, как ни странно. Спросили, что здесь делаем. Ответили, съемочная группа, приезжали собирать материал для репортажа об ученьях. Теперь возвращаемся назад. Сбились с пути. – Ханин выдержал паузу, с трудом перевел дыхание, поморщился и продолжил: – Один из них стал орать, что врем. Тут одна дорога, и потеряться невозможно. Говорит, что мы разнюхивали что-то. Пришлось рассказать, что ты там видела. Они тебя давай трясти. Или не помнишь?

– Нет, – протянула Даша. – И что я им говорила?

– Про какую-то кочегарку, в которой трупы. О том, что хотела репортаж сделать, – стал перечислять Петр. – Уезжали другой дорогой, чтобы на глаза следователям не попасться.

– Они меня били? – Она машинально опустила взгляд на джинсы. Вернее, на замок гульфика.

– Да уж не целовали. – Он попытался улыбнуться, догадавшись, чего она испугалась на самом деле. – Не волнуйся, до этого не дошло. Хотя обещали. Ты сказала, что СПИДом болеешь.

– Поверили?

– У тебя есть возможность об этом узнать, – съязвил Вадим.

– Ладно, не гунди, – одернул его Ханин.

Она заметила, что передние зубы у Петра попросту отсутствуют.

Неожиданно из глаз Даши ручьем поились слезы. Эйфория первых минут прошла. Она вдруг полностью осознала то ужасное положение, в котором они все по ее вине оказались. Ей вдруг особенно ясно представилось, на что способны люди, которые с таким изуверством их избивали. Неизвестность, которая ждала, пугающая, зловещая обстановка, а главное, огромное чувство вины перед коллегами, у которых еще совсем маленькие дети, вдруг обвалилось огромной массой, и психика не выдержала. Она просто по-бабьи жалобно, протяжно и громко завыла.

– Фу ты черт! – взвизгнул Ханин. – Дашка, ты чего?! Ты не пугай!

– Это из-за меня, – проскулила она и снова перешла на низкую ноту.

– Слушай, без тебя тошно. – Водитель развернул голову в ее сторону. – Силы побереги.

Он хотел еще что-то сказать, но неожиданно массивные двери с большим, похожим на штурвал колесом посередине открылись. В бункер вошел высокий светловолосый мужчина с правильными чертами лица. На нем были надеты джинсовая безрукавка со множеством карманов и такого же материала штаны. На ногах кроссовки. Если бы не брезгливая, немного надменная улыбка и обстановка, он смог бы сойти за честного и порядочного человека. Даше нравился такой тип мужчин. Он чем-то напомнил ей спецназовца, не позволившего снять свое лицо. Она вдруг подумала, что уже есть все необходимые для написания боевика атрибуты и персонажи. Осталось только тому офицеру сейчас ворваться сюда, пристрелить вошедшего негодяя, потом подхватить ее на руки и вынести на свет. Хотя слишком короткий получится сюжет. Не успели оказаться в руках злодеев, как их уже освободили. Нет, если следовать жанру, еще должны мучить, издеваться, требовать выполнения условий и кого-то убить. Почему-то она подумала, что жертвой обязательно станет кто-то из мужчин, и машинально посмотрела на Ханина. Потом вздрогнула, обозвала себя дурой и вновь уставилась на вошедшего.

– Ну что, уроды, как самочувствие?

– Вашими молитвами, – пробурчал Петр и сплюнул. Однако не рассчитал. Забыл, что зубов нет, а губы разбиты, и слюна повисла на подбородке.

– Че, слово «му» сказать не в силах и через нижнюю губу переплюнуть? – оскалился парень. – Тебя еще не били. Это так. Профилактика.

– Зачем вы нас схватили и держите? – осторожно спросила Даша, поймав себя на мысли, что режиссеры подобных сюжетов врут. Смело и решительно задать вопрос не получится. Тон сам по себе выходит заискивающий и жалкий. Страшно.

– Этих, – парень показал взглядом на мужчин, – используем в качестве «кукол» для тренировки. А тебя... – Он склонил голову набок и оценивающе, словно вещь в магазине, некоторое время рассматривал. Взгляд его сделался похотливым и наглым. В конце концов он цокнул языком, словно восхищаясь ее внешними данными, и закончил свою мысль: – Отмоем, а потом...

Дальше, на ненормативном жаргоне, последовали описания ее перспектив. Говоря человеческим языком, Даше предстояло остаток жизни провести в качестве объекта удовлетворения сексуальных потребностей какой-то команды отмороженных на всю голову парней. Она в очередной раз провела аналогию с кино. Там в подобной ситуации героини начинали закусывать нижнюю губу и требовать смерти. Еще угрожать. Нет, современные авторы совсем жизни не знают. Уж лучше пусть так, чем на тот свет. Она покосилась на Ханина, и в груди вновь защемило, хотя, казалось, хуже быть уже не могло. Теперь стало тошно от того, что в отличие от коллег у нее более выгодное положение.

Раздался шум, и в комнату вошел еще один парень. Этот был пониже ростом и моложе. Короткая, аккуратная прическа, не лишенное интеллекта лицо.

– Чего они бормочут? – Он посмотрел на своего дружка, потом на Дашу.

– Ничего. – Высокий сунул руки в карманы джинсов и пожал плечами.

«А вдруг это чудовищный розыгрыш? – неожиданно подумала Даша. – Мужчин загримировали, подговорили... Ага, и меня по голове навернули для потехи так, что до сих пор пол качается, будто палуба корабля». Даша улыбнулась своим мыслям.

– Смотри, телочка лыбится! – удивился вошедший вторым.

В это время в кармане безрукавки его дружка зашипела радиостанция:

– Слышь, Кэмэл, ты где?

Мужчина суетливо вынул пластмассовую коробочку и поднес ее к губам:

– В зиндане.

– Тоже, нашел зиндан, – прохрипела станция. – Давайте их к машине.

– Всех? – Отчего-то парень, которого назвали Кэмэлом, удивился.

– Нет, по частям! – фыркнули на другом конце и отключились.

Парни подошли к пленникам и бесцеремонно, кого за шиворот, кого просто, пинками, вынудили встать. Кэмэл сунул руку за отворот Дашиной куртки, под футболку и сжал грудь:

– А ты ничего!

Она взвизгнула. На глаза, больше от боли, нежели от обиды и стыда, которого, как ни странно, не почувствовала, выступили слезы.

– Не тронь, падла! – неожиданно Ханин сделал шаг к отморозку и на удивление мастерски ударил его в грудь ногой.

«Окажется, что он раньше был секретным агентом», – машинально Даша снова провела аналогию с боевиком.

Удар был до того сильный, что Кэмэла в буквальном смысле припечатало всем телом к стене. Отлетев от нее, он на секунду присел, с хрипом перевел дыхание и медленно выпрямился:

– Вот ты и приехал!

Ханин тем временем потерял из-за связанных рук равновесие и со всего размаха упал на левый бок.

– Не тронь его! – Даша нагнулась и с удивительным проворством поймала зубами локтевой сгиб негодяя.

Кэмэл резко отдернул руку. Но она успела прищемить ему кожу. Он зашипел, схватившись за больное место. Второй отморозок толкнул ее открытой ладонью в темя. Она тоже упала на задницу. Из глаз брызнули искры, а там, где по идее должны были быть почки, будто что-то оторвалось.

– Ну, вы чего здесь возитесь?! – раздался в дверях громкий, слегка с хрипотцой голос. – Я долго ждать буду?

Превозмогая боль, которая разлилась по всему телу от падения на бетонный пол, Даша посмотрела в его сторону.

Третий участник банды был невысокого роста, широкоплечий. Перебитый мясистый нос, казалось, занимал треть лица. Дугообразные брови делали выражение его лица немного удивленным.

– Вы знаете, что в округе творится?! – завопил он. – Давай живее волоките их...

– Все, Корень, сейчас, – засуетился со своим дружком Кэмэл.

Подгоняя пинками и зуботычинами, команду телевизионщиков погнали к выходу. Как оказалось, солнца уже видно не было. Его лучи серебрили лишь верхушки застывших в безветрии сосен. Петр то и дело падал. Даша видела, что это Кэмэл несколько раз подряд сильнее, чем требовалось, двинул ему кулаком сначала в шею, потом в спину. Она догадалась, он мстит, но отчего-то боится делать это в открытую. Значит, его дружкам такое положение вещей может не понравиться. Почему? Неожиданно ее осенило. До нее вдруг особо четко дошли слова бандитов, обещавшие сделать оператора и водителя «куклами». На них будут тренировать удары! Бред какой-то. Ей стало не по себе оттого, что она снова вспомнила фильм, который прямо так и назывался – «Кукла». Там снайперов учили стрелять по живым мишеням. Она неожиданно встала. Наконец до ее сознания дошел весь ужас и нелепость событий, участниками которых они стали. Ну, как же, скорее всего в брошенном ракетчиками городке какой-то бизнесмен организовал охоту на людей. Оттуда и трупы. Спецназовцы подумали, что эти следы оставили террористы. Но ведь парни славянской наружности! Точно! Стоп, неожиданно осадила она сама себя. Кроме гильз там нашли химическую лабораторию и схемы взрывных устройств. Может, это националисты?

Удар в спину, аккурат между лопаток, из-за которого хрустнули шейные позвонки, заставил ее вновь зашагать к машине.

Кроме «Нивы», появился старенький микроавтобус зеленого цвета. Даша не разобрала марки. Их «десятки» нигде не было. Она украдкой огляделась. Между деревьями виднелись несколько приземистых сооружений из бетона, от которых тянулись узкие дорожки с остатками асфальта. И все.

– Значит, говоришь, все вверх дном ставят. – Задумчиво потирая бровь, из-за микроавтобуса вышел толстый рыжеволосый, из-за приплюснутого носа и широкого лица похожий на кабана мужчина. Он был одет в строгий костюм серого цвета, никак не вязавшийся с окружающей обстановкой. На ногах коричневые туфли. Рядом с ним шел высокий черноволосый парень с неестественно широким затылком. В камуфлированной форме, с висевшим на груди биноклем, он напоминал американского солдата. В его руке был автомат.

– Лесник, ну, чего там? – переключил свое внимание с Ханина на длинного в камуфляже Кэмэл.

– Дрянь дело. – Лесник изучающим взглядом окинул пленников, задержал его на Даше, вынул из кармана пачку сигарет, вставил одну в рот, протянул рыжеволосому.

– Бросил, – покачал тот головой.

– Круто, – усмехнулся Лесник, пряча сигареты в карман штанов. – А базе хана. Новую придется искать.

– Не каркай! – оборвал его рыжий. – Рассосется.

– Место такое жалко терять. – Напарник Кэмэла с сожалением вздохнул и потянул двери микроавтобуса: – Залезай!

– Куда вы собираетесь нас везти? – спросила Даша, наблюдая за тем, как водитель, а за ним Ханин влезли в салон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное