Альберт Байкалов.

Победу ни с кем не делим!

(страница 3 из 22)

скачать книгу бесплатно

Антон посмотрел вперед. Шаман уже сидел на корточках и двумя пальцами показал направление, откуда, по его мнению, исходила угроза.

Антон проследил за его взглядом, но ничего не увидел.

– Это Шаман, – наконец раздалось в наушнике. – На десять часов наблюдал блик. Дальность двести.

Антон оттянул наушник и потер пальцем мокрую и зудящую кожу. Почти сразу в эфире кто-то чертыхнулся. Антон ждал. Окликать Шамана не имело смысла. Раз молчит, значит, нечего пока говорить, или попросту опасается выдать себя. Он приподнялся и снова посмотрел в его направлении. Теперь Шаман лежал в зарослях барбариса, вытянув шею, и глядел куда-то влево. В тот же момент в наушнике раздался голос Кота:

– Вижу людей. – Он выдержал паузу. – Двое. Мужик и баба, – он хмыкнул.

– Оружие? – не выдержал Антон.

– Не видно, – пробурчал Кот.

Антон по голосу понял, его прямой заместитель чем-то удручен и решил посмотреть сам. Для начала он приподнялся на руках и нашел взглядом Кота. Майор лежал в паре десятках метрах от него. Но с того места, где находился Антон, невозможно было увидеть, что находится впереди позиции Кота. Густой кустарник на склоне скрывал все на расстоянии броска гранаты. Тогда Антон осторожно встал на четвереньки, оглянулся на Дрона, в паре с которым работал, и перебежал левее. Опустившись в небольшое углубление, снова обернулся. Дрон повторил его маневр и укрылся за кустом в нескольких шагах правее. Антон перевернулся на живот и снова посмотрел вперед. Теперь, в просвете между деревьями, он увидел людей и сразу понял, что так смутило Кота. То, чем занималась молодая пара, никак не вязалось с происходящим. Совсем молодая женщина лежала на спине, широко раздвинув ноги, между которыми ритмично двигались ягодицы черноволосого мужчины в камуфлированной одежде. Штаны спущены до колен. Задранное до пояса синее платье женщины было разорвано на груди.

– Насилует или страсть? – раздался голос Дрона.

– А ты спроси, – съязвил Банкет.

– Сдается, очередной грузинский диверсант занят выполнением задачи, – вновь заговорил Дрон. – Подрывает генофонд второсортной нации…

– Заткнись, – коротко оборвал его Антон.

– Ничего себе сюжет, группа российского спецназа занималась подглядыванием, – вновь не удержался Дрон.

Антон скрипнул зубами:

– Дрон!

Положение было действительно глупым. Особенно со стороны. Антон даже машинально оглянулся, словно опасаясь, что за этим бесстыдным занятием его кто-нибудь застанет. Однако тут же упрекнул себя. Мало ли что здесь произошло? Почему он решил, что эта парочка уединилась для занятий любовью по обоюдному согласию? Налицо обыкновенное преступление. Скорее всего, этот негодяй встретил на дороге девушку, угрожая оружием, вынудил ее следовать за ним и здесь занялся удовлетворением своей похоти. Антон принял решение:

– Джин!

– Слушаю, командир.

– Работай!

– Смени несчастного, – вновь не удержался Дрон.

Антон пообещал себе, что после всего обязательно намылит ему шею.

– Лече, – позвал в свою очередь Джин. – Прикрой.

Вскоре Антон увидел, как Джин перебежал к группе небольших деревьев, росших совсем близко от странной парочки.

– Филин, это Шаман, – неожиданно ожил эфир. – На этом ишаке форма натовская.

Антон и сам уже различил характерную расцветку.

Кроме того, он заметил винтовку, очень похожую на американскую «М-16».

В этот момент Джин ящерицей прополз вдоль ствола поваленного дерева и замер в броске ножа от места соития. Позади перебежал и укрылся за взгорком Стропа.

– Джин, замри! – неожиданно дал команду Антон.

Не сводя взгляда с продолжающей ритмичные движения задницы, он мысленно представил местность сверху. Прямо, меньше чем через полкилометра, небольшая речушка. Справа дорога. До нее меньше полусотни шагов. В этом месте она огибает небольшую, но крутую гору, покрытую низкорослыми деревьями, которые подступают практически к обрыву. Он ни разу не был в Южной Осетии, но мог представить с большой точностью самые опасные участки. Перед отправкой у них было несколько часов подготовки. Изучение театра предстоящих действий проходило в спешке. В ускоренном режиме прокрутили запись, снятую камерой, установленной на БТР, изучили маршрут на макете местности, поработали с картой. Сейчас группа находилась совсем близко от места, которое по своим географическим характеристикам было очень удобным для устройства засады. Поэтому человек, задницу которого наблюдает с подчиненными Антон, вполне может быть бойцом грузинского подразделения, «оседлавшего» этот участок трассы. Не исключено, что как раз они и ждут колонны. Значит, поблизости могут быть еще люди!

– Всем внимание, – Антон еще раз взвесил в голове все «за» и «против» и продолжил: – Судя по всему, это военнослужащий регулярной армии. Не исключаю наличие поблизости его подразделения. Справа удобный для засады участок. Джин, постарайся без шума.

На такой случай в группе так же поэтапно отработаны все действия. Назначенная пара будет заниматься непосредственно захватом и конвоированием пленных на разведанную территорию. То есть в тыл группы, туда, откуда они только что пришли. Остальные должны обеспечивать их работу. Другими словами, прикрывать этот участок местности от внезапного нападения.

Между тем насильник что-то сказал женщине. Она отвернулась. Он схватил ее за подбородок и прильнул к губам. Воспользовавшись этим, Джин выпрямился и в два бесшумных прыжка оказался рядом с парочкой. Нависнув сверху, он опустил приклад автомата на затылок мужчины и резко сбросил его с женщины. Она вскрикнула. Но Джин успел рухнуть рядом и зажать ей рот.

– Тихо! – раздался в наушнике переговорного его громкий шепот. – Не кричи, мы свои. Кто это?

Микрофон Джина был почти над самым лицом женщины, и вся группа могла слышать ее слова:

– Они напали на нас на дороге, – заплетающимся языком сказала она и всхлипнула.

В это время к Джину устремился Стропа. Кот, Банкет, Дрон и Шаман развернулись к ним спинами, направив оружие в противоположную сторону. Москит подскочил к пленнику. На пару со Стропой они подхватили обмякшее тело грузина под руки и поволокли в заросли барбариса. Джин помог сначала девушке сесть, потом обхватил ее за талию и поставил на ноги, указывая рукой, куда нужно бежать. Она сделала два шага и упала. Тогда Джин подхватил ее и понес.

Антон поднялся и побежал наперерез. Через каких-то пять минут Москит со Стропой опустили грузина на небольшом пятачке, окруженном со всех сторон зарослями густого, похожего на траву кустарника. Откатившись назад, группа рассредоточилась вокруг этого места.

– Оденься, – тяжело дыша прохрипел Джин, опуская девушку рядом с ее мучителем. – Сколько их было?

Но она не слышала его. Обезумевшими глазами глядя на поверженного обидчика, несчастная даже забыла, что практически обнажена. Молочного цвета грудь, с огромными, розовыми сосками была перепачкана в земле.

Но Джина беспокоило другое. Он тряхнул ее:

– Ты слышишь?

В момент, когда был задан этот вопрос, Антон уже был рядом.

– Не знаю, – глядя широко открытыми глазами на возникшего перед ней еще одного обвешанного оружием амбала, девушка вдруг рухнула на землю, прижала к груди колени и обхватила их руками. – Вы меня убьете?

– Нет, – Антон присел перед ней на корточки. – Наоборот, пришли, чтобы спасти. Расскажи, что здесь произошло?

– Не убивайте меня, пожалуйста! – тихо попросила она.

– Понятно, – Антон придвинул микрофон к губам: – Москит!

– На связи, – с готовностью ответил врач.

– Тут по твоей части, – Антон вновь перевел взгляд на девушку. – В шоке.

Тем временем Джин начал приводить в чувство насильника.

Он перевернул его на спину, брезгливо поморщился и несколько раз двинул ладонью по лицу.

– Ты его добить решил? – возмутился Антон.

– М-мм! – протянул грузин.

– Ожил, шайтан! – процедил сквозь зубы Джин.

Подбежавший Москит опустился на корточки перед женщиной. Антон подошел к пленнику. Грузин некоторое время лежал на спине, тупо вращая глазами. Но взгляд быстро становился осмысленным. Перед тем как отойти от него, Стропа предусмотрительно заклеил грузину рот скотчем и связал руки. Наконец пленник замычал и попытался сесть. Антон бесцеремонно поставил ему на грудь ногу:

– Отдохни, Гиви, ты ведь так пахал, – он брезгливо сплюнул.

Как только смысл сказанного дошел до сознания насильника, его лицо стало белым как мел. Его затрясло. Он заерзал и протяжно застонал.

– Джин, отрежь ему аппарат, чтобы больше нечем было насиловать, – Антон показал взглядом на низ живота грузина.

Джин склонился над пленником. Покрытое трехдневной щетиной лицо чеченца обезобразила зловещая улыбка:

– Сейчас сделаем из этого ишака евнуха!

В руках горца появился нож. При виде его грузин заскулил, с шумом и пузырями выдувая из ноздрей воздух. Округлившиеся глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит.

– Ты что, пугаешь так? – Джин брезгливо поморщился, кончиком ножа сдвинул куртку. Штаны так и были спущены до колен. Шаман поддел острием ставший похожим на сморщенный стручок орган. В этот момент раздался звук рвущейся материи. Джин отвернулся, Антон машинально отпрянул. В нос ударил отвратительный запах сероводорода, а под грузином образовалась лужа цвета детской неожиданности.

– Слушай, командир, – закрывая рукой нижнюю часть лица, проговорил Джин, – у них в армии не только насильники, но еще и засранцы.

– Что, в штаны навалил? – прорезался в наушнике голос Дрона.

Антон посмотрел в том направлении где, по его мнению, должен был находиться неугомонный майор, и погрозил кулаком:

– Прекрати засорять эфир.

В это время грузин невесть как перевернулся на живот, обратив к спецназовцам перепачканный зад.

– Ты что, так показываешь свое пренебрежение?! – Антон зашел к нему со стороны головы, схватил за волосы и заглянул в лицо: – Я могу дать тебе шанс. Ты готов его использовать?

Грузин промычал что-то нечленораздельное и кивнул.

– Сейчас тебе будет дана возможность говорить. Но не вздумай крикнуть, это окажется последним звуком, который ты издашь, – дождавшись, когда грузин снова кивнет, он продолжил инструктаж: – Я тебе буду задавать вопросы, а ты должен отвечать коротко и ясно. Если скажешь, что не понимаешь языка, убью.

С этими словами он взялся за уголок скотча и дернул. Из глаз грузина брызнули слезы. Он зажмурился.

– Представься!

– Сержант Гечвадзе, – выдохнул пленник. – Седьмой армейский корпус.

– Как здесь оказался?

– Вчера вечером мы получили задачу перейти административную границу…

– Ты мне лучше скажи, где твое подразделение сейчас, какова его численность и задача? – перебил его Антон.

Он был уверен, что они в двух шагах от противника.

– На дороге, – подтверждая его предположение, сержант взглядом показал направление. – Двадцать, без меня.

– Ты один здесь? – Антон огляделся по сторонам. Неожиданно он подумал, что кто-то из дружков грузина мог прокрасться следом и подглядывать за ним в бинокль. Ведь внимание Шамана привлек именно блик.

– Один, – кивнул грузин и обессиленно положил голову на землю. – Мы в очередь…

– Козлы. – Антон оглянулся на девушку. – Как в магазин.

Она уже пришла в себя. Держа двумя руками разорванный халат, несчастная ждала, когда Москит закрепит его края булавками. Сейчас, посмотрев на девушку внимательнее, Антон заметил синеву под левым глазом, припухлость на скуле и разбитую губу. Но разбираться и сводить счеты с насильником времени не было. В любой момент негодяя могли хватиться.

Антон окликнул Джина:

– Пусть приведет себя в порядок и нарисует засаду. Во всех подробностях, до единого человека, – после этого он сделал Банкету знак подойти к нему. Дождавшись, когда майор опустится рядом, Антон показал взглядом в направлении дороги: – Там до взвода в засаде. Бери Дрона и осмотритесь.

Проводив офицера взглядом, он оглянулся. Склон был покрыт редким кустарником, росшим вперемешку с деревьями.

– Командир, – раздавшийся в наушнике голос Шамана заставил обернуться.

Чеченец опустился на одно колено и показал взглядом в направлении россыпи камней:

– Я вначале увидел, как там что-то сверкнуло, – подтвердил он предположение Антона. – Только потом этих двоих. Может, показалось, но, думаю, стоит проверить.

– И думать нечего! – кивнул Антон. – Вперед!

Его даже разозлила такая постановка вопроса.

Шаман оглянулся на Джина. Сидя на земле, тот чертил под диктовку грузина условные знаки на нарисованном от руки плане местности.

– Слюшай, развяжи руки, я оденусь, потом опять завяжешь, – неожиданно взмолился грузин.

– Мы тебя еще кастрировать будем, – как само собой разумеющееся ответил Джин. – У нас и доктор есть. Потерпи. Скоро освободится.

Неожиданно грузин вскочил на ноги. Джин отпрянул. Однако пленник тут же рухнул, запутавшись окончательно в свалившихся штанах.

– Готово, – Джин выпрямился, перешагнул через грузина и протянул листок Антону.

Как он и предполагал, грузины использовали для засады высоту слева от дороги.

– Здесь, – Джин ткнул в левый фланг опорного пункта, – управляемая по проводам мина.

– Как получилось, что он оставил свое подразделение? – Антон уставился на Джина.

– Я не спрашивал, – Джин развел руками и посмотрел на лежащего на животе пленника: – Кто тебя отпустил развлекаться с женщиной?

– Я сам ушел, – прохрипел пленник.

– Кто твой командир?

– Лейтенант, – он пожал плечами. – Совсем молодой. Утром прислали. Я забыл, как зовут.

– А кто был до этого?

– Племянник генерала…

– Все ясно, – Антон махнул рукой с зажатой в ней схемой. – Джин, осмотрите с Шаманом склон.

Он понял, что перед вторжением грузинские начальники позаботились о том, чтобы их родственники не попали в мясорубку. По всему выходило, подготовка началась не вчера, а раньше. Как умудрились проморгать начало? Понятно, что нанести упреждающий удар в нынешних условиях, это значит настроить против себя весь мир. Но ведь можно было объявить об обстреле. Это дало бы возможность укрыть личный состав миротворческого контингента, предупредить мирное население, что позволило бы многим выжить. Однако, немного подумав, Антон пришел к выводу, что любой здравомыслящий человек счел бы такую информацию как провокационную. Кто поверит, что есть идиот, который решится начать бойню в день начала Олимпийских игр? О том, что Генеральный штаб располагал данными о готовящейся акции, сами за себя говорили полеты авиации над территорией Осетии. Наряду с демонстрацией силы пилоты провели своего рода рекогносцировку. Но наверняка все ждали «сюрприза» в конце месяца.

– Филин, это Банкет, – раздался негромкий голос. – Обнаружили опорный пункт противника. Справа – изгиб дороги, слева – овраг, в глубину триста.

Антон посмотрел в том направлении, куда ушел Дрон с Банкетом, и вынул карту. Быстро сориентировал ее, ручкой синего цвета поставил в указанных местах точки. После чего нарисовал в этих границах условный знак, обозначающий опорный пункт противника.

– С тыла подходит овраг, – продолжил Банкет. – По всей видимости, его они планируют использовать для отхода. Мы можем подойти по нему вплотную и атаковать.

– Глупо, – возразил Дрон. – Наверняка там полно «сюрпризов», чтобы отсечь в случае чего преследование. Кроме этого, там оставлен как минимум один человек. Слишком большое значение для них этот овраг имеет. Здесь имеется участок открытой местности, по которому он проходит.

– Что предлагаешь? – глухим голосом спросил Банкет.

– Дрон! – неожиданно осенило Антона. – Ты с грузином одной комплекции!

Времени на шутки не было. Но Дрон до того достал сегодня Антона, что он решил его проучить.

– Ну и что? – удивился Дрон.

– Я думаю, тебе его одежда будет как раз.

– Он же ее обгадил! – ужаснулся Дрон, восприняв слова командира всерьез. На самом деле Антон не собирался вводить в заблуждение грузин при помощи переодевания. Смысла не было. Да, Дрон наверняка сможет подойти под видом грузина вплотную к противнику, а дальше? Максимум, что можно сделать в этих условиях, это попытаться забросать его гранатами. Но в живых Дрона тоже не оставят. Не надо думать, что против них воюют дураки. Грузинскую армию натаскивали инструкторы США, знающие толк в подобных вещах. То, что до сих пор спецназовцы не встретили серьезных проблем – везение.

– Банкет, – Антон все же решил изменить правилам и проучить Дрона. – Дрону «откат» на исходный рубеж.

– Командир, ты что? Серьезно? – простонал Дрон.

– Я когда-нибудь шутил? – Антон разозлился.

Поведение майора переходило все границы. Он пререкался, что само по себе недопустимо.

«Может, просто догадался и подыгрывает?» – подумал Антон.

Послышалось сопенье, вздох. Дрон возвращался. На самом деле все было гораздо проще. Антон знал, если дать грузинам понять, что они обнаружены, им ничего не останется, как покинуть район. Потому что в этом случае засада, как таковая, теряет всякий смысл, ведь в первую очередь противник не должен о ней знать. Только внезапность позволяет нанести максимальный урон малыми силами. Поэтому нужно сымитировать атаку с фланга мелкой группой. Убедить, что на них наткнулся головной дозор. Тогда эти гиви рванут оврагом в направлении горы. Здесь основная часть группы встретит их управляемыми минными полями и огнем из стрелкового оружия. Подпертые сзади и налетевшие на засаду, грузины будут вынуждены сдаться.

Между деревьями промелькнула тень. Это возвращался Дрон.

– Странно, почему это нашего пленника еще не хватились? – удивленно протянул Кот.

Антон посмотрел на часы. С того момента как Шаман дал сигнал «Всем стой, осмотреться», прошло почти полчаса.

Слева раздались шаги. Хрустнула ветка. Антон обернулся.

Это был Дрон. Взволнованное лицо майора было мокрым от пота. Он выглядел удрученно. Остановившись перед Антоном, не удержался и скользнул взглядом по грузину. Антон уже понял, что Василий действительно подыгрывает. Наверняка он и сам понял, что нет смысла переодевать его.

– Филин, это Шаман, ложная тревога! Обнаружили разбитую бутылку.

– Давайте обратно, – Антон облегченно перевел дыхание.

– Мне что делать? – Дрон выжидающе уставился Антону в глаза.

– Сейчас с чеченцами ударишь во фланг. Обстреляете. Вынудите покинуть позицию. Только дайте им понять, что вы не ополчение, а из состава регулярных частей.

– Понятно, – кивнул Дрон.

Глава 2

Был полдень, когда на дороге, проходившей через давно брошенный виноградник, появились два свежевыкрашенных зеленой краской бронетранспортера. Они ехали с севера. Оттуда, где гремел разрывами Цхинвал. На башнях и корпусе красовались нарочито яркие российские триколоры. Облепившие бронетранспортеры военные в новенькой форме хищно вглядывались в росшие вдоль дороги кусты. Мягко урча двигателями, бронетранспортеры домчались до села, не сбавляя скорости, прокатили почти до самого его центра и встали. Поднятые колесами клубы пыли понеслись дальше, а сидевшие на броне солдаты, попрыгали на землю.

Держа в правой руке автомат, Расюк сделал несколько энергичных движений, разгоняя кровь.

– Строиться!

Солдаты вяло собрались в толпу, которая через некоторое время превратилась в две шеренги.

Расюк забросил автомат за спину и встал перед строем:

– Товарищи солдаты, вы находитесь на вражеской территории! Будьте предельно внимательны. Если сомневаетесь, что в доме нет вооруженных людей, лучше киньте туда гранату. Жизнь грузинских собак ничего не стоит. Чем больше их сдохнет, тем лучше для нас. Помните, вас ждут дома!

Позади него, в высоком железном заборе отворилась калитка, из которой вышел сухощавый старик. Некоторое время, подслеповато щурясь, он смотрел на военных, потом подошел ближе.

– Чего надо? – повернулся к нему Расюк.

– Почему ты так ведешь себя? – старик нахмурил густые брови. – Зачем ты называешь грузин собаками? Что они сделали тебе? Или, по-твоему, они могут лаять?

– Отец, иди, не до тебя, – попросил Расюк и стрельнул глазами на Васо. Руководитель операции сидел на БТРе. Он был единственный, кто надел на лицо маску с прорезями для глаз и рта. Васо с досадой заметил, что его подопечный трусит. Ему было знакомо это состояние. Для того чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, нужна первая кровь. Она даст толчок. Подобно панике, которая распространяется со скоростью мысли, этих людей охватит необъяснимое состояние слепой ярости. Опьянение, вызванное безнаказанностью и вседозволенностью, на какое-то время сделает их в собственных глазах богами, отчего они начнут творить такие бесчинства, от которых в жилах будет стыть кровь. Но сначала нужно, чтобы сработал детонатор. Дэви предусмотрел такое развитие событий и поэтому настоял на том, чтобы в первый рейд Васо поехал вместе со своими подопечными. Было страшно. И не только из-за того, что придется стать преступником вдвойне. Он был в ужасе от мысли, что постоянно находится рядом с одетыми в пропитанную ядом одежду людьми. Дэви заверил, что для достижения полного эффекта необходимо несколько факторов. В первую очередь играет роль длительность контакта с препаратом и потливость. Кроме этого, как оказалось, он всучил сухие пайки с секретом. Именно заложенные в них продукты должны были запустить механизм самоуничтожения группы. Но это не успокаивало. Васо всерьез опасался того, что покинет этот мир вместе со своими «воспитанниками». Он вдруг пришел к выводу, что подобно им опасен для Дэви. В Грузию вместе с демократическими свободами ворвалась серия загадочных убийств и исчезновений людей. В угоду своим заокеанским покровителям Мико занимался в собственной стране селекцией, попросту уничтожая ненужных. До сегодняшнего дня Васо не придавал этому значения, считая, что революция бескровной не бывает. Свершившаяся несколько лет назад, она все равно достала противников новой власти. Это закон. Так пришел к власти Ленин, удержался у ее рычагов Сталин. Именно так, а не иначе правили и в других странах. Всегда, даже самым удачным режимом были недовольны. Но положение в корне изменилось, когда он узнал, что его люди обречены. Причем вызывала шок обыденность, с которой американец говорил об этом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное