Альберт Байкалов.

Огневой контакт

(страница 6 из 28)

скачать книгу бесплатно

Подошел Ваха, вытирая свое загорелое мускулистое тело махровым полотенцем. На груди и правой руке багровыми рубцами зияли шрамы.

– Ну что, приступим к тому, ради чего я приехал. – Он махнул рукой стоящему на другом конце бассейна своему охраннику.

Тот направился в сторону Решетова, одновременно что-то вытаскивая из внутреннего кармана пиджака.

Дмитрий Иванович похолодел. Ноги отнялись, а во рту пересохло. Он не сводил взгляда с руки этого человека.

Краем глаза он успел заметить, как один из его людей, стоящий между ним и чеченцем, напрягся.

Однако чеченец извлек из кармана не пистолет и даже не нож. В руке у него оказалась небольшая видеокассета от видеокамеры.

– Адаптор есть? – спросил Ваха.

В его глазах появилась ирония. Состояние хозяина не осталось незамеченным чеченцем.

– Нет, но есть видеокамера…

– Пусть принесут и подключат к телевизору, – он усмехнулся: – Будем смотреть кино.

Когда все было готово, Ваха нажал на кнопку дистанционного управления. Экран огромного «Филипса» засветился.

Взору Решетова открылся какой-то плохо освещенный подвал.

За крюк под потолком был подвешен обнаженный мужчина. По избитому, в кровоподтеках и ссадинах лицу невозможно было определить даже возраст. От мошонки по ногам на пол стекала кровь.

«Ты предстанешь перед своим богом женщиной», – голос из-за кадра заставил Дмитрия Ивановича вздрогнуть.

– Он не выполнил одного своего обещания, – пояснил Ваха. – Его кастрировали, а теперь снимут с живого кожу.

Между тем в поле зрения появился человек в маске со скальпелем и миниатюрной паяльной лампой. Развернув несчастного спиной к объективу, он неторопливо провел по спине факелом. Раздался сдавленный крик.

– Это для того, чтобы кожа легче отставала, – продолжал спокойно объяснять эмиссар.

В течение получаса Решетову были продемонстрированы расправы над несколькими чем-то не угодившими Аслану людьми.

Их убивали изощренно и медленно, скрупулезно фиксируя все на видеокамеру.

Сюжетов было три. Кроме вышеописанного, на следующем демонстрировалось распиливание какого-то старика на циркулярке, от самых гениталий до горла, на другом отрезали голову…

– К чему все это?

Ваха удивленно посмотрел на Решетова.

– А ты не понял? – он зловеще ухмыльнулся. – Я даю тебе неделю на исправление ошибки, в противном случае здесь появится четвертый сюжет.

* * *

– …Такие вот дела. – Закончив свой рассказ о похищении Регины и визите Мальцева, Антон откинулся на спинку стула и оглядел сидевших за столом.

Кухня у Ежа крохотная, и поэтому от духоты не спасало даже открытое настежь окно. Лица друзей напряжены, а волосы мокрые, как после бани.

Еж, Саяпин и Туров еще несколько минут переваривали услышанное.

– А что они насчет твоей… – Саяпин осекся, не зная, как назвать Регину. Вроде не жена, не невеста, не шлюха. Об отношениях между ней и другом он мог лишь догадываться по тому, как Антон взволнован.

Поняв, о чем речь, Антон его опередил:

– Сказали, что первые два дня условия ее содержания будут хорошими.

– А потом? – Туров вопросительно уставился на Филиппова в ожидании ответа.

Тот лишь пожал плечами.

– Ха! – Еж ударил рукой по столу. – Может быть, она сейчас в коттедже, а потом ее переведут в подвал, а может быть, сейчас в подвале, а потом в яму со змеями пересадят.

Тут как угодно можно понимать «идеальные условия».

– Это точно, – поддержал его Туров. Затем повернулся к Антону: – А что ты этих субчиков отпустил? Надо было их хорошо отколбасить, а потом заставить сказать, где она.

– Во-первых, эти люди далеко не дураки, а во-вторых, я не был уверен, что они что-то знают о ее местонахождении. Если бы мы их взяли, это был бы прямой вызов Решетову, а Регина, как я понял, у него.

– Хватит рассуждать. Давайте решать, что делать, а то только треп один, – не выдержал Саяпин.

– Чего здесь решать, – удивился Туров. – И так ясно, Антон и ты займетесь поиском компьютеров, а мы с Ежом – девчонкой.

– Это почему!? – возмутился Антон, но тут же осекся. До него дошло, что в его положении лучше выполнять требования Мальцева.

Анатолий реакции Филиппова не придал никакого значения, заметив, однако, что он должен всегда быть на виду у Мальцева, а Саяпин – в «тени».

– Как искать этот металлолом, – невозмутимо продолжал Туров, – я думаю, сами знаете. Первое – дать объявления во все газеты, что намерены купить компьютер, – он повернулся к Антону, – именно такую модель, что ты и вез, дорого.

– Да их в городе… – попытался было встрять в разговор Еж.

– На них номера, как на оружии, – оборвал его Туров. – Во-вторых, проверить все салоны и компьютерные клубы, а в-третьих, – он поднялся со своего места, – перетрясти весь дом, возле которого был оставлен «КамАЗ». Возможно, кто-нибудь что-то видел.

Антон поморщился:

– Уже милиция все перетрясла.

– То, что не скажут милиции, расскажут бабушкам на лавках, – хохотнул Саяпин.

Туров тем временем подошел к окну и закурил. Еж принялся разливать чай.

– Слушай, Ежик, – голос Анатолия насторожил всех своей интонацией, – пройди в соседнюю комнату и так, чтобы тебя не было видно с улицы, глянь вниз.

Поставив чайник на плиту, Еж, теряясь в догадках, отправился выполнять просьбу. Сидевшие за столом Антон и Юрий переглянулись.

Вернувшийся через минуту Еж ошарашил:

– По-моему, нас пасут.

– С чего ты взял? – Саяпин встал из-за стола и сделал шаг в сторону Турова, но тот, развернувшись вполоборота, сделал предупреждающий знак рукой. Спохватившись, Юрий остановился.

– Я на эту машину еще с утра внимание обратил, – продолжал между тем Толик, – когда из универсама шел. Очень странно на меня косились.

– Объясни, – Антон весь напрягся.

– Стоит тачка. Пятидверная «Нива», – начал вводить в курс дела Туров. – Капот открыт. Трое мужиков средних лет делают вид, что занимаются ремонтом.

– Может быть, действительно сломались и въехали во двор с улицы, – все еще не веря в услышанное, выдвинул предположение Антон.

– Черта с два! – Туров, мотанув головой, усмехнулся. – У них даже руки чистые. Ко всему, – он поднял палец вверх, – когда я подошел к окну, они, как по команде, повернули головы в мою сторону.

– Дилетанты, – Еж поморщился. – Мы их в два счета обуем.

– Мимо них не проскочить, – Толик посмотрел на Антона. – Наверняка тебя пасут.

– Ничего, у меня знакомая на первом этаже, – Еж загадочно улыбнулся, – у нее окна на ту сторону дома выходят.

Сергей ошибался, считая, что таким образом они смогут обмануть противника.

Зная, что Антон с утра направился к Ежову, Мальцев решил проверить, не замышляет ли эта компания каких-либо контрдействий, либо просто собрались посудачить.

В первом случае, заметив слежку, они наверняка попытаются разойтись незамеченными. Поэтому один из его помощников, проверив, заперт ли чердак и для надежности вставив в замочную скважину несколько спичек, занял позицию неподалеку от окон, о которых говорил Ежов.

Спрыгнув с подоконника и направляясь к ближайшей остановке, Антон не заметил, как за ним проследовал неприметный гражданин с авоськой в руке.

Остальная же часть компании, о чем-то оживленно споря и размахивая руками, направилась к ближайшей пивнушке.

Глава 5

Прошли первые сутки от установленного Асланом времени и третьи с момента пропажи груза. Сказать, что Решетов нервничал, это значит не сказать ничего. Он боялся открыть даже форточки. Огромные зарешеченные окна с тонированными стеклами выходили на проспект Кирова с большим количеством новостроек, которые в этом районе росли как грибы. Время от времени он подходил к окну и подолгу подозрительно всматривался в снующих по лесам строителей, больше походивших на муравьев, нежели на людей.

Дмитрий Иванович всерьез опасался, что Ваха обманул его, определив недельный срок на поиски, а сделал это лишь для того, чтобы расслабить и притупить чувство опасности.

Просто так им будет легче разделаться со мной, рассуждал Решетов, оставаясь один. Он, конечно же, должник, но для чеченцев еще опасней как свидетель.

Несмотря ни на что, интенсивные поиски пока не приносили результатов. Не было ни одной зацепки, ухватившись за которую можно было размотать весь клубок.

Ваха со своими людьми обосновался у него на даче и периодически названивал по сотовому.

От этих звонков сердце у Решетова обрывалось, ноги отнимались, а во рту так пересыхало, что он едва ворочал языком, отвечая на вопросы. От этого речь становилась невнятной, что, по всей видимости, веселило чеченца.

– Дмитрий Иванович, – голос секретарши, донесшийся из пластмассовой коробки селектора, заставил его оторваться от размышлений и вернуться в реальный мир. – К вам Николай Николаевич.

Вид вошедшего Гусева ничем особо не отличался от внешности Решетова. Он словно на пятнадцать лет постарел с того момента, как узнал об увлечениях собственного чада.

– Документы готовы. Груз на Гудермес формируется, – начал он с порога, заранее зная, что Решетов не будет жать ему руку и не предложит сесть.

Он стоял на полпути между столом генерального директора «Моста» и входными дверями, скороговоркой докладывая о проделанной работе.

– …Осталось утрясти ряд деталей с мэром и начальником УВД.

– Понятно, – Дмитрий Иванович тяжело вздохнул. – Ежедневно докладывайте мне, как продвигаются дела, – после чего вяло махнул рукой в сторону выхода.

Дверь за спиной главы администрации закрылась. Решетов остался один на один со своими мыслями.

Что делать? Бежать бесполезно. Рано или поздно найдут. Продать недвижимость? Все равно за это время он не успеет собрать нужную сумму. Ему не хватит даже месяца. Можно, конечно, нажать на Гусева и еще ряд чиновников, но вымогательство на таком уровне и таких сумм не останется незамеченным спецслужбами. Может не обойтись без накладок, ведь за каждым кто-то стоит.

Невольно он поймал себя на мысли, что за все это время ни разу не вспомнил об Анюте. Эта сногсшибательной красоты девушка прочно вошла в его жизнь. Он закрыл глаза. Кажется, прошла целая вечность с того момента, как она, положив голову на его грудь, осторожно гладила его по голове, лицу, слегка дотрагиваясь своими нежными пальчиками до губ. Неожиданно он вспомнил свое обещание и про себя усмехнулся. Сетуя на серость и скуку своей жизни, она с завистью рассказывала о своих подругах, успевших обзавестись семьями и растивших детей.

– А хочешь, я покажу тебе то, что твои подружки даже в кино не видели? – неожиданно выпалил он и сам испугался своего предложения, не зная, как его выполнить. Но отступать было поздно.

У девушки загорелись глаза. Сев на него верхом, она принялась колотить его по груди маленькими кулачками и хныкать, подражая раскапризничавшемуся ребенку:

– Хочу много адреналина!

«На мое место бы ее сейчас», – беззлобно подумал он.

Опять зазвонил телефон. Решетов дернулся, словно его ударило слабым разрядом тока.

На этот раз звонил Сиганов, майор из уголовного розыска. После привычного обмена приветствиями он предложил посидеть вечерком за кружкой пива.

Сиганов Валерий Юрьевич был начальником следственного отдела УВД одного из районов города. Как и большинство нужных Решетову людей, он также стал работать на Дмитрия Ивановича не добровольно, а в результате многоходовой комбинации. Однако впоследствии, общаясь с Сигановым и получая от него необходимую информацию, Решетов стал подозревать, что майору можно было сразу предложить «зеленые», и он бы наверняка принял его условия.

Среднего роста, с оттопыренными ушами, Сиганов всегда вызывал у него отвращение своей жадностью и попытками вести себя на равных, но обстоятельства вынуждали терпеть это. Дмитрий Иванович всегда успокаивал себя тем, что ментяру можно в любой момент вывести из игры.

Решетову было не до пива, но звонки такого характера означали одно: у Сиганова появилась какая-то информация, касающаяся его, Решетова, персоны…

– Следователь у нас один есть. – Сиганов сделал несколько глотков пива, поставил отпотевший бокал на стол и хитро посмотрел на Дмитрия Ивановича.

– Ну, – не выдержав прямого, изучающего взгляда, Решетов повернулся к стойке. – Говори, не тяни время.

Однако от внимания майора не ускользнул тот факт, что раньше этот человек был намного уверенней в общении с ним.

– Ты его знаешь.

– Навродский? – Решетов уже с интересом уставился на собеседника. – Он моими компьютерами занимается. Откопал что-нибудь?

– Откопал, – Сиганов ухмыльнулся. – Только не в том месте и не там где надо.

– Как это?

– Молча. – Сиганов достал сигарету, пустил сизый дым к потолку. – Сегодня он со мной поделился своими соображениями по этому делу, и даже попросил подмогу, убедив меня, что дело принимает серьезный оборот.

Появившиеся на бледном лице красные пятна выдали охватившее Дмитрия Ивановича волнение.

– Его очень насторожил тот факт, что ты сам проявил большую инициативу в розыске груза, – продолжал между тем милиционер. – Такой активности он не видел даже тогда, когда у тебя пропала дочь.

Решетов опустил глаза. Да, действительно, осенью прошлого года дочь не пришла из школы. Тогда Дмитрий Иванович ограничился лишь тем, что позвонил Сиганову и попросил неофициально выделить в его распоряжение толкового человека. По стечению обстоятельств именно Навродский занимался этим вопросом. К счастью, девчонка нашлась через двое суток.

Как оказалось, повздорив в очередной раз с матерью, которая работала директором колледжа, где она училась, сразу после занятий Ксения ушла к подружке, у которой и провела все эти дни.

– Кроме того, – оторвал Решетова от размышлений голос Сиганова, – отслеживая маршрут машины, он обратил внимание на то, что примерно в тот же промежуток времени, когда Филиппов проезжал район Красного моста, там произошла авария с гибелью твоего человека по кличке Бельчик. По свидетельству очевидцев, с места аварии скрылись еще двое мужчин, – он тяжело вздохнул, – что дает основание полагать, что ты сопровождал груз. Зачем?

– Не сопровождал. – Решетов не спеша достал из кармана брюк носовой платок и вытер со лба пот. – Бельчик по своим делам на три дня отпросился.

Сиганов хитро посмотрел на собеседника:

– Третий момент – замена игроков в твоей команде.

– Не понял, – Дмитрий Иванович поднял удивленный взгляд на собеседника.

– Где твой старый начальник службы безопасности?

– А, – после небольшой паузы выдавил из себя Решетов, – так я его уволил.

– Так уволил, что его уже несколько дней дома нет?

– Ты чего, – Решетов начал злиться, – думаешь, я его того? Расчет он получил и ушел, а что дальше с ним стало, меня не волнует.

– Да нет, – Сиганов закурил очередную сигарету, – я ничего не думаю. Это у Навродского надо думать, а он уверен, что в компьютерах было еще что-то, раз ты людей из-за них мочить начал.

Дмитрий Иванович все-таки поступился принципами и приложился к еще не тронутому бокалу пива.

– Еще раз тебе повторяю, денег у Саныча было немерено, – он вытер от пены губы. – Может, завис у какой-нибудь бабы…

Однако от внимания милиционера не ускользнуло, что руки его опекуна стали дрожать сильнее, а в глазах появилась растерянность.

С минуту оба сидели молча.

– Так ты считаешь, что мое вмешательство излишне? – спросил Сиганов.

Решетов проигнорировал вопрос. Он молчал, отрешенно глядя перед собой.

– Ну тогда я пойду. Пока. – Майор поднялся со своего места и направился к выходу.

– Погоди. – Решетов тоже встал. Одновременно из-за столиков, расположенных рядом с их местом беседы, поднялись по меньшей мере человек десять охраны. На улицу вышли вместе. – Я так понял, что он с головой ушел в работу по розыску компьютеров?

– Да.

Дмитрий Иванович вновь задумался.

Что, если вездесущий ментяра вперед его найдет системные блоки? Если он что-то заподозрил, а со слов Сиганова так оно и есть, то обязательно полезет внутрь. В то же время просить Сиганова вывести из игры Навродского, это значит – вывести высококлассного специалиста, у которого очень велик шанс сделать то, что не под силу Мальцеву.

– Значит, так, – он остановился и внимательно посмотрел на Сиганова. – Операцией будешь руководить ты, а Навродский будет работать под тобой. Под твоим неусыпным контролем.

Майор поморщился, но промолчал. Как ни крути, назвался груздем – полезай в кузовок. Попавшись год назад на удочку Дмитрия Ивановича, Сиганов теперь был вынужден работать на два фронта.

Один из его однокашников, уволившись из органов, перешел на работу к Решетову. Несмотря на занятость, Сиганов продолжал поддерживать с ним связь. Тем более бывший коллега по работе во время таких встреч в непринужденных беседах информировал его о последних новостях в криминальном мире. Несколько раз помог в раскрытии тяжких преступлений.

Сиганов не считал его своим информатором. Такие встречи носили сугубо дружеский характер. Так считал он и думал, что так же считает и Мальцев, однако ошибся.

Однажды Мальцеву удалось вытянуть Сиганова на шашлыки. На берегу лесного озера их поджидала парочка смазливых девчонок, которые, как выяснилось после, приехали туда заблаговременно, со всеми необходимыми атрибутами, присущими хорошему застолью.

Поначалу Сиганова это сильно смутило. Однако, изрядно приняв на грудь, он потерял всякий стыд, и уже через каких-то пару часов они купались голышом в теплой, как парное молоко, воде и, не стесняясь друг друга, совокуплялись прямо на берегу, барахтаясь в расстеленных на песке атласных покрывалах.

– Слушай, дружище, – заткнув пальцем левое ухо, Мальцев смешно прыгал на правой ноге, пытаясь вытряхнуть из левого воду, – у меня сын тачку продал, за баксы, минуя банк. То есть не проверены они. Может, глянешь своим наметанным глазом?

– Так отвези завтра да проверь, – удивился Сиганов.

– Я и хочу так сделать. – Он перестал прыгать, взяв у подбежавшей к нему блондинки полотенце, шлепнул ее по голому заду. – Но хоть спокойней на душе будет. А то не усну.

– Валяй.

Мальцев прошел в палатку и вынес оттуда пачку стодолларовых купюр.

– Это что же за тачка такая? – удивился Сиганов ее внушительной толщине.

– «Тойота Лендкрузер» двухтысячного года.

– Ого, – протянул майор, беря из рук друга «пресс».

– Ой, сколько долларов! – Вика, жгучая брюнетка, с большой, пышной грудью и кучерявой порослью на лобке, присела сзади, положив Сиганову руки на плечи.

Не обращая внимания на приятное щекотание острого соска между лопатками, Сиганов проверил каждую купюру. Он со знанием дела щупал их, смотрел на свет.

Наконец вернул Мальцеву.

– Если подделка, то очень высокого качества. Мне кажется, зря паникуешь. Все нормально.

Спустя несколько месяцев сам Решетов, приехав прямо в отдел, представил ему фотографии, на одной из которых Сиганов, в чем мать родила, берет деньги из рук Мальцева, на другой проверяет каждую купюру. Все это на фоне абсолютно голых девиц и стоящего рядом Мальцева.

– Ну что ты на это скажешь, майор? – Решетов ехидно улыбнулся. – Посадить не посадят, а вот с работы полетишь…

* * *

– Слюшай, доктор, – в очередной раз завел старую пластинку Спартак, – ти понимаешь, я тебе любые деньги заплачу.

Уролог Сидоркин уже в который раз снял очки, протер их о край халата, снова надел и задумчиво уставился на странного посетителя.

Спартак не унимался:

– У меня детей нет, ты хотя бы скажи, будут, а?

Врач сдержал улыбку. Этот когда-то расфуфыренный и самодовольный хам сейчас жалобно скулил у него в кабинете. Вздохнув, он поднялся со своего места и подошел к окну:

– Я же вам предлагаю протез. А детей, – он отвернулся от окна и с опаской посмотрел на сидящего за столом азербайджанца, – детей, извините, у вас быть не может.

Глаза Спартака налились яростью:

– Нет, будут. Я любые деньги отдам, – соскочив со своего места, он бросился к доктору. От неожиданности тот отпрянул. Однако Спартак, не обращая внимания на его реакцию, не стал размахивать руками или кричать, напротив, вкрадчивым шепотом, с надеждой в глазах быстро затараторил:

– Хочешь, я в каждый кабинет тебе компьютер поставлю?

Несмотря на то что с деньгами у него проблем не было, он не стал обращаться в частную клинику, а прямиком отправился в областную больницу, справедливо считая, что здесь ему придется выложить в два раза меньше.

Сидоркин получал зарплату с задержкой в два месяца, перебиваясь частной практикой. Он и не придавал этому никакого значения. За месяц работы государство выплачивало ему сумму, которую в течение нескольких дней «проедал» его старенький «Москвич». Предложение азербайджанца ему показалось заманчивым, но шансы сводились почти к нулю.

– Я могу лишь попробовать. Сделаю все, что в моих силах…

Всем телом подавшись вперед, пациент ловил каждое слово.

– Но на это потребуется много времени.

– Ничего страшного, – Спартак повеселел. – Я терпеливый. Тем более такой случай…

– А если у меня ничего не выйдет, компьютеры заберете обратно?

Глаза Спартака забегали, но он тут же взял себя в руки и отрицательно покачал головой:

– Ты что, это подарок.

– Тогда оформляем спонсорскую помощь.

Так из тридцати украденных компьютеров три перекочевали в урологическое отделение больницы имени Калинина.

Остальными компьютерами занимался Влад вместе со своим неразлучным корешем Кузей.

Людей такого образа жизни и склада характера давно окрестили отморозками. Этих двух конченых парней, готовых за деньги выполнить любое указание Спартака, судьба свела еще в школе. С пятого класса они учились вместе и даже сидели за одной партой, а в девятом стали «молочными братьями», затащив в техническую пристройку и изнасиловав во время выпускного бала разомлевшую от алкоголя десятиклассницу. К счастью, испуганная Светка никому об этом не рассказала.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное