Альберт Байкалов.

Конец света отменяется

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

Одновременно Верону пугало, что она случайно перешла дорогу албанцам, по сути, оказавшись между молотом и наковальней. Она знала: эти люди считаются основными поставщиками живого товара в Европу. Им же принадлежали самые крупные каналы поставок оружия и наркотиков. Она была наслышана об албанской мафии, настоящей головной боли объединенной Европы. По сути, взращенная Америкой раковая опухоль была призвана тормозить экономическое развитие союзников. Замкнутые этнические группировки со своим языком, родственными связями были практически недоступны извне. Чужих они к себе не пускали и жестоко расправлялись с неугодными.

Между тем Бамат выехал из переулка на дорогу и покатил в направлении центра. Машину мелко трясло по брусчатке. Верона знала: этим дорожным покрытием Германия обязана миллионам пленных и Гитлеру. Неширокие улицы представляли собой старинные дома с черепичными крышами, первые этажи которых украшали подсветка и реклама, готические соборы с остроконечными шпилями и громадные, лишенные листвы каштаны, замершие в почетном карауле вдоль пустых тротуаров.

– Куда мы едем? – заерзала на сиденье Верона.

– Узнаешь, – не отрывая взгляда от дороги, бросил через плечо Бамат.

Ехали не торопясь. Верона твердо решила бежать. Опасаясь, что чеченец видит ее в зеркало заднего вида, пригнулась и перебросила ремень сумки через голову. Так будет легче выскочить из машины. Снова откинулась на спинку сиденья, нащупала рычаг дверцы и стала глядеть в окошко на проплывающие мимо дома. Однако чем дольше они ехали, тем сильнее она убеждалась в несостоятельности затеи. Несмотря на то что скорость была небольшой, она наверняка при падении сильно ударится. Сможет ли в таком состоянии убежать от Бамата? Тем более с багажом. Можно, конечно, взять деньги, а вещи оставить. Верона вновь украдкой скользнула взглядом по установленному в салоне зеркалу. Проплывающие мимо фонари на короткое мгновение освещали лицо Бамата. Она поймала себя на мысли, что за все время чеченец ни разу не закурил, да и не похоже было, что он имеет пристрастие к табаку. Наверняка не пьет, а значит, быстро нагонит убивающую в день по две пачки дешевых сигарет Верону. Да и куда она сейчас пойдет? Тем более наверняка к утру полиция будет разыскивать всех, кто так или иначе имел отношение к борделю. Она приуныла.

Вопреки ожиданию, они миновали центр и вскоре вновь ехали по окраине. Справа и слева мелькали частные домики, один не похожий на другой. Вероне нравилась Германия. Даже в деревнях здесь красиво и ухоженно.

– Далеко еще? – с безразличием в голосе спросила она.

Вместо ответа чеченец свернул с дороги и остановился перед узорчатыми воротами. Загудел стеклоподъемник. Бамат высунул в окно руку с небольшим пультом. Раздался щелчок и тихое жужжание. Створки медленно распахнулись. Похожие на маленькие луны фонари освещали двухэтажный с небольшими декоративными башенками по углам и балконом коттедж, к которому вели выложенные плиткой дорожки. Объехав его вокруг, машина, не останавливаясь, вкатилась в открытые ворота гаража, расположенного в подвале.

– Это твой дом? – Верона поежилась и нерешительно открыла дверцу.

– Можно сказать и так, – с этими словами Бамат подошел к небольшому выключателю, закрепленному на стене, и надавил на кнопку.

Ворота медленно опустились.

Верона наконец вышла:

– Куда ты теперь меня денешь?

– До утра отдохнем, а потом надо будет отсюда убираться, – Бамат направился к неприметным дверям в стене. Она поспешила следом.

По крутой лестнице они поднялись на первый этаж дома и оказались в просторном фойе. Здесь повсюду в массивных кадушках красовались диковинные растения. Стоявшие полукругом мраморные колонны поддерживали второй этаж здания. От входа туда вели две лестницы. Они начинались по обе стороны больших стеклянных дверей. Было тихо. Лишь откуда-то сверху раздавались странные булькающие звуки.

– Кто здесь? – Верона удивленно посмотрела на чеченца, и ей стало страшно. Она поняла, что он чем-то здорово обескуражен, если не сказать напуган.

– Т-тсс! – в подтверждение ее мыслям Бамат прижал указательный палец левой руки к губам, а правую запустил за отворот пиджака. Однако пистолет не спешил доставать. Так он стал медленно подниматься наверх. Боясь отстать даже на шаг, Верона двинулась следом.

Всхлипы стали громче. Верона уже догадалась, что их источником является человек. По всей видимости, ему очень больно. Непроизвольно она вцепилась в локоть Бамата.

– Не мешай! – он освободил руку и пошел быстрее.

Поднявшись на этаж, они прошли по коридору и остановились перед приоткрытой дверью. Теперь можно было уверенно говорить, что источник странных звуков находится здесь. Бамат, наконец, вынул пистолет, снял его с предохранителя, левой рукой взялся за ручку двери и вопросительно посмотрел на Верону. Она сделала шаг назад. Он с силой рванул дверь на себя, выпрямил руку с зажатым в ней «ПМ» и шагнул через порог.

Верона успела заметить стоящий посреди хорошо освещенной комнаты стул, на котором, с заклеенным скотчем ртом, окутанный веревкой, сидел грузный мужчина. Длинные, наполовину седые волосы были взъерошены.

– Отец! – крикнул Бамат и бросился к нему.

В тот же момент Верона каким-то внутренним чутьем вдруг ощутила позади себя движение. Она обернулась. Сдавленный вскрик колючим комом застрял в горле. Дверь комнаты напротив отворилась. Света там не было. Двое мужчин, возникшие из темноты, шагнули прямо на нее. Шедший первым высокий, бритый наголо бугай схватил ее за плечо и с силой швырнул в сторону, освобождая себе путь. Верона сделала два гигантских шага и упала, краем глаза заметив, как второй в это время вытащил из-за пояса пистолет. Он был одного с Вероной роста. Смуглая кожа, черные волнистые волосы делали его похожим на цыгана.

Мужчин она не интересовала. Они вошли следом за Баматом.

– Брось пушку! – послышался незнакомый голос. Верона догадалась, что он принадлежит лысому.

– Кто посмел поднять руку на моего отца?! – заревел в ответ Бамат.

– Ты не понял? – вновь заговорил лысый. – Допустим, я. Что ты сделаешь?

– Давай драться честно! – предложил Бамат.

– Что ты называешь честностью? – заговорил, судя по всему, напарник лысого. – Ты должен умереть. Шансов мы тебе давать не собираемся.

– Вы шакалы! – взревел Бамат. – Наняли грязных албанцев…

– Они сами изъявили желание свести с тобой счеты, – перебил его один из незнакомцев.

Неожиданно Верона поняла, что если сейчас эти люди убьют Бамата, а по всем признакам они явились сюда именно для этого, то и ее не оставят в живых.

«Может, потихоньку спуститься вниз?» – мелькнула мысль. Она обернулась. До лестницы пара шагов. Она может покинуть дом через уже знакомый гараж. Но куда потом? Ей обязательно нужен человек, который сможет достать паспорт. По-другому она не сможет пересечь несколько границ. Бамат уже признал себя должником. Сейчас он снова в незавидном положении. Если ей и на этот раз удастся спасти его, причем на глазах отца, он просто обязан будет ей помочь.

Она выпрямилась, сунула руку в сумку, нащупала пистолет и шагнула обратно к двери.

Это была спальня. Справа огромная кровать. Постель расправлена. Видимо, бандиты явились в тот момент, когда хозяин дома готовился ко сну. Слева на стене видеопанель. Несколько старинных шкафчиков да пара нелепых репродукций завершали неброский и безвкусный интерьер.

Оба незнакомца стояли спиной к выходу. Однако появление в комнате постороннего заметили одновременно. Они догадались об этом по изменившемуся взгляду Бамата, который увидел Верону первым. Левой рукой он держался за спинку стула, на котором сидел отец, в правой сжимал пистолет, направленный на вошедших.

Верона надавила на спуск в тот момент, когда бритоголовый уже почти развернулся в ее сторону. Грохот выстрела, вопль второго бандита и причитания оказавшегося на линии огня Бамата, который успел лишь присесть, напугали Верону. Она едва не выронила оружие от неожиданности, но отчетливо увидела, что попала. Лысый едва заметно вздрогнул и согнулся. Пистолет выпал на пол. Она направила оружие на его дружка и снова надавила на спуск. Выстрел, за ним еще один. Мимо. Похожий на цыгана бандит бросился в сторону. В этот момент по нему открыл огонь Бамат. Цыган сделал несколько гигантских шагов, но, словно зацепившись ногой за невидимое препятствие, упал и протяжно взвыл.

Бамат бросился к нему и с разбегу двинул раненого бандита ногой в голову. Тот затих. Забрав у него оружие, чеченец вернулся к отцу и стал снимать с него путы.

Верона стояла посреди комнаты, держа в опущенных руках пистолет. На нее навалилась усталость и апатия. Казалось, тронь ее сейчас слегка кто-нибудь за плечо, и она упадет. Нелепо висевшая за спиной сумка тянула назад, отчего ей приходилось слегка сгибаться.

«Странно, – подумала она. – Ведь там почти ничего нет. Пара маек, джинсы да флакон духов. А кажется, что лежат кирпичи».

– Кто эта женщина? – уставший, немного охрипший голос заставил ее поднять голову. Она медленно убрала с лица волосы.

Перед ней стоял отец Бамата. Умное, изъеденное морщинами лицо было в мелких ссадинах. На шее красовался кровоподтек. Ворот пестрой рубашки оторван. Не сводя с Вероны изучающего взгляда, он закатывал рукава.

– Отец, они наверняка не одни, – Бамат связал кусками веревки лысого, выпрямился и направился ко второму бандиту.

Тот лежал на боку, неестественно запрокинув назад голову. Бамат ткнул его в спину носком туфли и поморщился:

– Готов.

– Дай мне пистолет, – отец Бамата протянул руку и выжидающе уставился на Верону.

Ей не хотелось расставаться с оружием. Почему-то казалось, что, пока она держит его в руках, с ней считаются.

– Ну! – поторопил он.

Верона подчинилась и вложила ему в ладонь пистолет.

– Надо посмотреть, что на улице! – Бамат устремился к выходу.

Вероне показалось, что одна из причин, вынуждавших чеченца покинуть помещение, это нежелание представлять ее отцу.

– Погоди! – окликнул его отец. – Дай телефон.

Бамат вернулся, вынул из кармана трубку сотового.

Отец набрал номер и приложил телефон к уху.

– Да! Мутуш! Здравствуй, дорогой, это Садо говорит… Не узнал? – он улыбнулся и перешел на чеченский язык.

Бамат отправился осматривать дом. Не зная, что делать, Верона прошла к единственному креслу у стены и опустилась на краешек.

Вскоре Садо закончил говорить. Сунув трубку в карман, он огляделся.

Вероне стало весело. Вид отца Бамата был растерянный. Он словно не мог понять, как оказался в комнате. Однако вскоре она догадалась, Садо собирается срочно покинуть дом, но не знает, за что хвататься. Наконец он бросился к комоду, выдернул на себя верхний ящик, достал оттуда несколько паспортов. Толкнул его обратно, развернулся к дверям и вышел.

Вероне вдруг стало страшно. Ей показалось, что сейчас эти люди уедут, а ее бросят. Потом придут полицейские, найдут трупы, а несчастную девушку арестуют. Она вскочила с кресла и бросилась догонять Садо. Он не успел уйти далеко. Вернее, даже не собирался. В комнате напротив горел свет. Она отчетливо помнила, что, когда оттуда выходили бандиты, там было темно. Верона заглянула в дверь. Как оказалось, это был рабочий кабинет. Наверняка совсем недавно он казался уютным. Однако сейчас здесь царил страшный беспорядок. У единственного окна стоял старинный стол с компьютером. Ящики были выдвинуты. За высокой спинкой массивного стула располагались книжные полки. На корешках названия на немецком, отчего Верона пришла к выводу, что чеченцы снимают дом. Часть книг была обрушена и валялась на полу. Прямо у стены напротив небольшой телевизор и аквариум. Верона поняла: когда они с Баматом подъехали, бандиты как раз здесь хозяйничали. Звук машины насторожил их, и они выключили свет.

– Что тебе?! – увидев ее в дверях, встрепенулся Садо. Он как раз сдвигал массивную стойку, на которой стоял стеклянный резервуар.

– Вам помочь? – нашлась Верона.

– Сам справлюсь.

Увлеченный разговором Садо не рассчитал усилий, подставка накренилась, а огромный аквариум пополз и с грохотом рухнул на пол. Поток воды небольшим цунами разбежался в стороны по паркету, запрыгнул на книги, скатился обратно. Затрепыхались в водорослях рыбки.

Садо, что-то бормоча себе под нос на непонятном Вероне языке, присел на корточки у небольшого сейфа, оборудованного в стене, до этого скрытого от глаз конструкцией с аквариумом. Крутанув небольшие никелированные маховики, открыл дверцу. Вынул несколько пачек с деньгами, пару конвертов, папку и пистолет. После этого окинул взглядом стены кабинета, сокрушенно вздохнул и направился к выходу.

Верона завороженно наблюдала за тем, как на полу корчатся рыбки. Отчего-то ей стало безумно жалко их. Прислушиваясь к своим чувствам, она с удивлением поняла, что ничего подобного с ней не происходило, когда она глядела на убитых людей.

Глава 7

Укрывшиеся вдоль берега ручья бандиты пристрелялись. Несколько пуль со шлепками вошли в ствол дуба, за которым укрылся Антон. Он выстрелил в направлении сгустков черного дыма, взметнувшихся после автоматной очереди над зарослями кустарника, вскочил и перебежал правее. Занял позицию в небольшой вымоине, осмотрелся и сразу же увидел бегущего по склону боевика. Наведя винторез ему в грудь, вынес точку прицеливания вперед на три фигуры и дважды надавил на спуск. Пули полетели в пустое место. Но пока они преодолеют эти три сотни шагов, бандит как раз окажется там. Грубо говоря, сейчас он старательно спешил встретиться со своей смертью. Есть! Словно налетев на невидимую преграду, бандит резко остановился и присел. Потом неожиданно выпрямился и повалился набок. Это был шестой с момента первого выстрела.

Антон посмотрел назад, в сторону оврага. Туда как раз отползал Дрон. Майор уже второй раз отправлялся за магазинами, которые снаряжал Лаврененко. Тяжелое ранение в ноги не давало ему возможности вместе со всеми отбивать атаки боевиков. Но он нашел себе занятие. Вскрывая упаковки с патронами, которые ему набросали спецназовцы, прапорщик быстро снаряжал пустые магазины к «АК» и «ВВС». Коту повезло меньше. Пуля попала в грудь. Сейчас он уже был без сознания. Рядом с ним возился Москит. Старшему лейтенанту приходилось совмещать оказание медицинской помощи с отражением атак.

Зуммер спутникового телефона заставил перевернуться на спину. Антон достал из устроенного на груди кармашка трубку, отвернул антенну и приложил его к свободному уху.

– Это Родник. Как обстановка?

– Держимся. Два «трехсотых».

– Кто?

– Лавр и Кот. Плюс милиционеры… Что с подкреплением?

– Боевики сорвали попытку высадить у Ники-Хиты разведывательную роту, – скороговоркой, словно пытаясь быстрее выплеснуть сравнимую со смертным приговором новость, заговорил генерал. – Вертушки обстреляли с земли.

– Кто бы сомневался, – Антон скрипнул зубами. – Хорошо подготовились.

– Не говори, – согласился Родимов. – Наверняка на дороге кроме фугасов засада, а пригодные для высадки с вертолетов площадки простреливаются огнем из стрелкового оружия. Просчитали основательно все возможные действия.

– Значит, мне пока рассчитывать на помощь рано? – уточнил Антон, одновременно заметив двух крадущихся с правого фланга бандитов. Они сумели пройти за спиной Шамана и подобрались почти к самому оврагу, в котором находились раненые. – Черт! – Антон отбросил трубку в сторону, взял лежащий сбоку винторез и снова перевернулся на живот. Словно почувствовав, что их заметили, бандиты рухнули на землю, практически скрывшись в прошлогодней траве и кустарнике.

– Прут и прут! – проговорил наушник голосом Дрона.

Антон отыскал его взглядом. Василий выбирался из оврага. От бандитов его отделяла пара десятков метров.

– Дрон, замри! – скомандовал Антон.

Голова, обтянутая защитного цвета косынкой, застыла над обрывом.

– Вправо посмотри! – убедившись, что майор услышал его, продолжил Антон. – Похожее на трезубец дерево видишь?

– Ну, – подтвердил Дрон, еще не понимая, чего от него хочет командир.

– На половине пути между ним и тобой два духа. Гранатой огонь!

Через пару секунд от места, где находился Дрон, с характерным хлопком, по дуге, полетела РГН. В последний момент один из бандитов вскочил. Не выдержали нервы. Он едва успел сделать шаг в сторону, как граната рванула. Причем произошло это даже раньше. Она сработала от касания, не долетая земли, задев нижнюю ветку молодого дуба. Бандита словно ветром сдуло.

Продолжая наблюдать за тем, как осыпаются, кружа, поднятые взрывной волной листья и клубится пыль, он нашарил рукой телефон и вновь приложил его к уху.

– Это Филин, я на связи.

– Что там у тебя? – с тревогой спросил генерал.

– Лезут, – лаконично ответил Антон. – Причем со всех направлений.

– Еще сорок минут продержишься?

– Нет, – уверенно заявил Антон. – Просто перестреляют. Мы как на ладони. Они заняли все господствующие высоты. Пока спасает то, что не даем успеть как следует прицелиться.

– Подкрепление вышло лесом, вдоль ручья. Разведчики высадились, но намного дальше, чем планировалось.

– Я попробую уйти к дороге, – принял решение Антон.

– Банду необходимо уничтожить там, – быстро заговорил Родимов. – Держись и жди подкрепления. Если совсем туго, встреть вертушки.

– От них тут мало толку будет, – оглядев верхушки деревьев, возразил Антон. – Авианаводчик попросту не сможет давать целеуказаний. Обзор с земли ограничен.

– Что предлагаешь?

– Я выведу банду на мины. Туман сейчас за дорогой.

– Хорошо, – понимая, что сейчас не время для разговоров, генерал отключился.

– Это Туман, – раздался сквозь треск помех голос майора. – Укажи рубеж. Задачу понял.

Несмотря на трагизм ситуации, Антон улыбнулся. Отправив «УАЗ» с чеченцами, все это время Туманов находился рядом с рюкзаками, которые были сложены в укрытии, где отдыхала свободная от дежурства у тайника часть группы. Изнывая от бездействия, офицер вслушивался в эфир, пытаясь представить картину боя. И вот о нем вспомнили! Он даже нарушил табу и дал понять, что слышал разговор Филиппова по телефону посредством включенного ПУ.

– Рубеж кошара – опушка леса, – Антон на секунду закрыл глаза, восстанавливая в памяти видимые ориентиры. – Группа берез, – вспомнив росших от одного корня среднерусских красавиц, назвал он. – Видишь?

– Да, – подтвердил Туман.

– Освободи один мешок и сложи в него из остальных максимум мин…

– Я в курсе, – обиженно перебил его Туман.

– Хорошо, действуй.

В арсенале каждого спецназовца были по одной «МОН-25», с комплектом нескольких типов взрывателей. Их можно было подорвать разными способами. От проводного до радиоуправляемого. У Лавра еще имелась система, позволяющая объединить эти мины в единую схему, которая срабатывала бы на звук шагов.

Теперь предстояло самое сложное. Нужно было совершить прорыв в направлении кошар. Причем сделать это с двумя ранеными на руках. Антон просто не хотел думать о том, что их количество может увеличиться. Выдвижение пора начинать прямо сейчас. Бандиты наверняка предусмотрели вариант отхода в направлении дороги. Для окруженной группы это было единственным приемлемым вариантом. Во всех остальных случаях необходимо было идти снизу вверх, при этом пересекать открытые участки местности. Русло реки, например, хорошо простреливалось со склона хребта, протянувшегося вдоль левого берега.

Антон огляделся по сторонам и прижал микрофон пальцами:

– Всем внимание! Дрон, Москит, приступить к эвакуации раненых в направлении кошар. Шаман, Банкет, обеспечиваете прикрытие. Джин, Стропа, имитируете отход вверх по ручью.

Антон поставил задачу и стал короткими перебежками отходить к оврагу. На левом фланге усилилась стрельба. Это активизировались Джин и Стропа. Кто-то совсем близко вскрикнул, словно к нему прикоснулись раскаленным железом. Антон присел. Он уже научился не вздрагивать от таких стонов и воплей. Когда ранят своего, то звуки, как правило, дублирует переговорное устройство. Очередная атака захлебнулась, и теперь боевики переговаривались между собой, уточняя потери.

Неожиданно Антон инстинктивно пригнул голову. Его взгляд наткнулся на молодого боевика, который практически подобрался к его дубу. Минуту назад он еще укрывался за стволом этого дерева. Осторожно передвигая конечностями, чеченец полз, словно большая ящерица, уверенный, что он еще там. Антон разозлился. Неужели этот сопляк решил, что ему удастся взять его живым? Он даже не видит, что там уже никого нет. Антон поднял ствол. Еще мгновение, и пуля войдет в висок этого негодяя, вместе с мозгами вышибив глупые мысли. В этот момент чеченец, словно почувствовав, вдруг посмотрел в его сторону. Встретившись взглядом, он замер. Рот открылся, словно челюсть стала неимоверно тяжелой. Глаза стали круглыми. Кожа на лице побледнела.

«Ну и что толку, если я сейчас отправлю его на тот свет? – неожиданно мелькнула мысль. – Он мгновенно отмучается, оказавшись там, куда в конечном итоге отправляются все без исключения».

Непроизвольно Антон переместил ствол правее и плавно надавил на спуск. Пуля вошла аккурат в бедро бандита. Вздрогнув как от удара током, парень вдруг стал подниматься. Однако в этот момент боль, преодолев все шоковые пороги, как раз достигла мозга. Он сморщился и рухнул на спину.

Антон решил на этом не останавливаться. С каким-то юношеским задором он еще дважды выстрелил в эту же конечность. Уверенный в том, что тупые пули до конца никчемной жизни создадут проблемы этому боевику, он стал пятиться задом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное