Альберт Байкалов.

Школа смертников

(страница 2 из 27)

скачать книгу бесплатно

Утро было кошмарным. Не обнаружив проститутки рядом с собой, опохмелившись любимым «Абсолютом», он побрел в поисках ее по дому. Девушка никогда не покидала пределов особняка без его разрешения. Нашел он объект своих вожделений мертвой на дне недостроенного бассейна. Юлия была изрешечена из пистолета, который валялся здесь же. Этот «глок» он привез из-за границы, воспользовавшись дипломатической почтой, еще в середине девяностых и постоянно хранил в доме. В сущности, он ему был не нужен. Максим Петрович был уверен, что это оружие и впредь бы не пригодилось ему ни при каких обстоятельствах!

Пометавшись по дому и придя к выводу, что любой контакт с милицией сейчас неизбежно приведет его на скамью подсудимых, он вызвал охранника. Бывшего прапорщика Медведева, прошедшего Афганистан, не пришлось, вопреки ожиданиям, долго уговаривать. Запаковав труп в целлофан и оставив его до наступления темноты в гараже под домом, тот замыл следы крови в бассейне, в течение дня поменял кафель с выбоинами от пуль и избавился от основной улики – пистолета.

В свою очередь Белоцерковский поставил сутенера в известность о том, что «жрица любви» остается еще на сутки. Двойная цена перекочевала из рук в руки.

Ночью Медведев избавился от трупа, а утром начались новые неприятности.

Первым появился сутенер. Он сунул под нос Белоцерковскому снимки, на которых был запечатлен не только труп девушки в бассейне, но и застолье, происходившее накануне вечером, и момент ее захоронения на одной из свалок. За молчание парень потребовал два миллиона долларов. Через полчаса после того как оборзевший юнец уехал, дав на размышление Белоцерковскому полдня, появился Подковыркин. Максим Петрович не был до этого знаком со своим соседом. Видел его лишь пару раз проезжающим на машине мимо своего дома, знал, что тот является депутатом Государственной думы, только и всего.

Появившегося чиновника Белоцерковский поначалу хотел было вежливо выставить, но тот оказался настырным типом. Намекнув на услышанную им под утро стрельбу, доносившуюся со стороны особняка Белоцерковского, он бесцеремонно предложил помощь в разрешении возможных проблем. Этого бывшему дипломатическому сотруднику было достаточно, чтобы догадаться о связи между визитом чиновника и загадочным убийством. После того как Максим Петрович увидел фотографии, которые привозил сутенер, он был уверен, что все было подстроено, а убийства он не совершал. Так или иначе, но с тех пор Белый имел две работы. Одна из них так и осталась – директор филиала «Стэк», вторая, постепенно ставшая основной – «мальчик на побегушках» у Подковыркина. Как таковых обязанностей у него не было. Он выполнял самые разнообразные поручения Григория Яковлевича. Были среди них и такие, с которыми не всегда справляются даже спецслужбы. Однажды, например, Григорию Яковлевичу вдруг понадобилось отследить перевод денег на счета зарубежных банков одной из партий. Вообще, Подковыркин старался окружить себя людьми с максимально большими связями и возможностями.

Среди них – бывшие и действующие чиновники почти всех силовых ведомств и министерств. В чем заключалась деятельность этого человека, до конца Белоцерковский не понимал. Чем больше он контактировал с депутатом, тем меньше у него было желание узнать о его делах. Этот человек не был ни бизнесменом, ни бандитом, ни партийным боссом. Тем не менее у него были очень большие деньги. Он не вкладывал их в производство, а напротив, там, куда перечислялись колоссальные суммы, останавливались заводы, закрывались шахты, замораживалось строительство крупных предприятий, росла безработица и недовольство населения. Чего добивается такими действиями человек, который сидит этим поздним вечером рядом с ним и сосредоточенно размышляет? Подрывает экономику страны либо ее отдельных отраслей в угоду заокеанским конкурентам или планомерно настраивает народ против власти? Кто он? Политик, жаждущий возвращения к тоталитарному режиму, или пособник нового типа международного терроризма? Максим Петрович покосился на Подковыркина. Почувствовав на себе его взгляд, тот вздохнул и плеснул в рюмки новую порцию коньяка.

– Давай, Петрович, на посошок и по норам. – Он поднял рюмку и, не чокаясь, влил в себя ее содержимое. Крякнул. Немного посидел, переводя дух, и посмотрел на своего помощника: – Завтра у тебя навалом работы, иди уж, отдохни...

Глава 2

Проснувшись с первыми лучами солнца, Максим Петрович некоторое время лежал, глядя в потолок, и мысленно корректировал план работы предстоящего дня. Дел было невпроворот. Несмотря на желание еще немного понежиться в постели, пересилив себя, поднялся, натянул спортивный костюм и направился на балкон. Было ясно, но холодно. Внизу, между бетонными дорожками, Медведев собирал опавшую за ночь и принесенную ветром из леса, подступавшего прямо к кирпичному забору, листву. Поежившись, Белоцерковский несколько раз присел, отчего противно хрустнули коленные суставы. Кольнуло в поясницу. Поморщившись и отказавшись от затеи сделать утреннюю зарядку, вернулся в дом.

– Клавдия Михайловна! – перегнувшись через ограждение второго этажа, окликнул он уже не молодую пышнотелую тетку с простым, добродушным лицом, стирающую внизу пыль с огромных декоративных ваз, стоящих рядом с двумя мраморными колоннами. – Сделайте, пожалуйста, кофе и принесите в кабинет!

Проводив взглядом домработницу, которая, пожелав доброго утра, скрылась в проходе на кухню, он направился в душ.

Уже месяц Максим Петрович под разными предлогами безуспешно пытался сколотить из бывших офицеров спецназа ГРУ небольшую команду. Причем состоять она должна была именно из тех, кто несколько лет назад вместе с ним работал в Заире, занимаясь поиском повстанческой группировки, якобы похитившей представителей российской дипломатической миссии. На самом деле этих людей никто не похищал. Они были уничтожены в джунглях по распоряжению Максима Петровича его собственным телохранителем, который также не вышел к шоссе. Виной всему был тайник, оборудованием которого занимались все эти сотрудники посольства во главе с ним. А вернее, то, что было заложено в нескольких контейнерах, похожих на большие китайские термосы. Все это зарыто у подножия небольшой скалы в джунглях. Шестьдесят килограммов обработанных бриллиантов когда-то предназначались для поднятия экономики этой страны, но странным образом перекочевали под крышу посольства. Стоимость камней доходила до двух тысяч долларов за карат. Сумма колоссальная.

Белый прекрасно понимал, что с задачей вывезти алмазы в Россию может справиться только команда, состоящая из высококлассных специалистов. Такими и являются офицеры ГРУ, адреса которых с большим трудом раздобыл Подковыркин. Однако ни один из них до этого дня не согласился участвовать в этом мероприятии и был уничтожен. Оставался Чекалин, с которым нужно было еще много работать. Надо искать еще людей.

Вообще, не встреть на своем жизненном пути Максим Петрович депутата Государственной думы Подковыркина, и лежать бы тем алмазам в африканской земле вечно. Слишком много средств нужно было вложить в экспедицию по стране, где который год бушует гражданская война. Однако, некоторое время проработав под крылом Григория Яковлевича, Белоцерковский решил поделиться своей тайной и, как выяснилось, не напрасно. Уточнив, на какую сумму было оставлено камушков, Подковыркин сразу распорядился готовить экспедицию, беря материальное и финансовое обеспечение на себя.

Спустя час Белоцерковский, одетый в серый френч с нагрудными карманами, темно-синюю рубашку и галстук, уселся на заднее сиденье своего джипа.

– В Красный Яр? – глядя на него в зеркало заднего вида, осторожно спросил Суворин, заводя двигатель.

– Давай-ка, Дмитрий, пока поезжай в Москву. У меня там через час разговор кое с кем, поэтому нам не следует опаздывать.

Дмитрий Суворин работал у Максима Петровича с самого начала существования фирмы. Молчаливый, невысокого роста, но очень раздавшийся в ширину парень с мощной грудью и сильными руками добросовестно относился к обязанностям водителя-телохранителя. Дмитрию было больше тридцати лет, однако он не был женат и, судя по его образу жизни, в ближайшее время не собирался надеть на себя ярмо брачных уз. Он не был ярым сторонником любовных похождений, отдавая предпочтение спортивному залу, который по его инициативе Белоцерковский устроил в одном из помещений первого этажа рядом с бассейном. Поначалу Максим Петрович составлял компанию парню, и даже расписал для себя график тренировок, но постепенно охладел к этому занятию из-за природной лени. Теперь тренажеры, штанги и гантели, на которые было потрачено несколько тысяч долларов, полностью принадлежали Суворину, который с разрешения Белоцерковского поселился в соседнем помещении. Бывший моряк торгового судна, списанный на берег из-за попытки провоза контрабандной икры, был безмерно предан своему хозяину, обеспечившему его не только жильем, но и хорошей зарплатой.

В назначенное время Белоцерковский вошел в небольшое одноэтажное здание со скромной вывеской частного охранного предприятия «Щит», располагавшегося в тихом переулке недалеко от набережной. У автоматического турникета стоял охранник, по поведению которого было понятно, что Белого в этом учреждении считают за своего. У Максима Петровича не проверяли документов и не требовали пройти через металлоискатель. Встретивший его в дверях своего кабинета директор, круглолицый, с густой черной шевелюрой и тронутыми сединой висками татарин, сдержанно поздоровался, сразу вызвал симпатичную секретаршу и, заказав два кофе, предупредил, чтобы та никого к нему не впускала до окончания разговора. Поведение Белоцерковского при этом в корне отличалось от того, как он вел себя у Подковыркина.

– Как поживаешь, Рустамчик? – Окинув хозяина кабинета изучающим взглядом, Белоцерковский бесцеремонно прошел к окну, где между двумя огромными фикусами стоял удобный диван, и сел.

Рустам Мансурович, почесав дугообразную бровь, на секунду задумался и пожал плечами:

– Хорошо, спасибо. У вас как?

– Ты мою просьбу выполнил? – оставив вопрос без внимания, строго посмотрел на него Белый.

– Конечно. – Нигматулин прошел к письменному столу и уселся на свое место. – Людей я тебе могу дать хоть сейчас, – он пристально посмотрел на гостя. – Но они не будут сотрудниками «Щита».

– Почему? – Максим Петрович вскинул брови.

– Организации, подобные моей, на жестком контроле у милиции и ФСБ, а я не хочу неприятностей.

Вошедшая с подносом, на котором дымились две чашки кофе, секретарша на некоторое время заставила собеседников замолчать. Дождавшись, когда, вильнув аппетитной попкой, она скроется за дверями в приемную, Белоцерковский перевел взгляд на Нигматулина:

– Мне без разницы, кто эти люди. Их задача – выполнить мое поручение и не наследить.

– В таком случае они уже здесь, – вздохнул директор, увидев в окно, как на автостоянку напротив въехал темно-синий джип «Тойота Лэнд Крузер». – Учти, все мои бывшие коллеги по работе.

– Менты, что ли? – Белоцерковский непонимающе посмотрел на Нигматулина.

– Сам же говорил, чтобы без проколов работали. А таких людей можно только из этой категории подобрать. – Заметив недоумение в глазах Белого, усмехнулся. – Все в разное время и по разным причинам оставили органы. В основном причиной послужило возбуждение уголовных дел. Один из них, Горидов, имеет за плечами срок за вымогательство. Он, кстати, этой троицей и верховодит. Между собой они его Гуру зовут.

Пригласив бандитов в кабинет, Нигматулин предусмотрительно оставил их наедине с Белоцерковским.

Гуру оказался высоким крепким парнем со слегка вытянутым лицом и оттопыренными ушами. Его дружки, Николай Левандовский, по кличке Лева, и Вячеслав Танзаев, он же Тарзан, были ростом поменьше, но также спортивного телосложения. Все имели аккуратную прическу, скромную внешность и мало походили на отморозков.

Поднявшись со своего места, Белоцерковский подошел к парням ближе и достал из кармана пиджака паспорт, водительское удостоверение, сотовый телефон, часы и портмоне Чекалина.

– Эти вещи принадлежат человеку, которому нужно уйти от правосудия. – Он внимательно посмотрел в глаза Гуру. – Труп похожего на него субъекта должен быть обнаружен вашими бывшими коллегами не позднее завтрашнего вечера.

– Кто его может опознать? – поинтересовался Тарзан.

– Жена, – пожал плечами Белоцерковский. – Может быть, сотрудники фирмы, в которой он работал.

– Тяжело это сделать, – нахмурился Гуру. – Как я понимаю, сжечь его не получится, документы и личные вещи в этом случае будут уничтожены. Вот если лицо обезобразить... У него на теле были какие-нибудь особые приметы?

– Не знаю, – ответил Белоцерковский.

– А долги, другие проблемы, из-за которых его могли бы пытать, изуродовать огнем?

– Какая разница? – удивился Белый. – Придумайте что-нибудь такое, отчего тело было бы обезображено до неузнаваемости, а все эти вещи не особо пострадали.

– Хорошо, – согласился, наконец, Гуру и, вздохнув, многозначительно посмотрел на своих товарищей, стоявших по бокам.

Поняв, в чем дело, они вышли из кабинета.

– Сколько?

– Пять зелеными, – глядя прямо ему в глаза, ответил Максим Петрович.

– Мало, – спокойно отрезал бандит. – Время на то, чтобы найти похожего мужика, втихую вывезти... Десять.

– Хорошо, – согласился Белый. – По три штуки на нос и не больше.

– Девять? – задумчиво глядя на заказчика, проговорил Гуру, словно что-то взвешивая в уме. – Хорошо.

– Тогда на автостоянке в моей машине у водителя заберите куртку этого парня...

Не откладывая дело в долгий ящик, троица после разговора с Белым отправилась перекусить в один из баров, расположенных неподалеку от места получения заказа, а заодно и обсудить, как эту задачу решить.

– Для начала пошевелите мозгами. – Гуру оторвался от салата, принесенного официантом, и посмотрел на Левандовского с Танзаевым. – У кого на примете, среди знакомых, например, есть тип, похожий на нашего клиента.

– Брат у меня один в один этот самый Чекалин, – оскалившись, пошутил Тарзан. – Будем мочить?

Сидящие за столом подельщики прекрасно знали, что Танзаев в семье один. Тем не менее Лева шутку не понял:

– Двоюродный, что ли?

– Слушай ты его больше, – пробурчал Гуру с набитым ртом. – Я конкретно спрашиваю.

– Если конкретно, то нужно рассредоточиться по городу, пробить места скопления людей. – Тарзан бросил настороженный взгляд по сторонам. – Метро, рынки и тому подобное. Как кто из нас подходящую кандидатуру найдет, сообщает остальным. Принимаемся вместе его разрабатывать. Кто, откуда, куда ходит...

– А это еще зачем? – удивился Лева.

– Правильно говорит, – поддержал товарища Гуру. – Нарвемся на мента или другого типа, которого сразу начнут искать, дело провалим. Надо найти человека из категории, которая никому не нужна.

– Бомжа? – уточнил Лева.

– Подойдет и какой-нибудь алкоголик.

– Мне кажется, подыскать подходящую кандидатуру не проблема, – продолжал рассуждать Тарзан. – Вопрос в том, каким способом его на тот свет отправить, чтобы родная жена не заподозрила подмену.

– На этот счет у меня есть одна идея. – Гуру загадочно посмотрел на дружков и встал. – По коням!

Уже к вечеру Тарзан с деланым интересом осматривал комнаты строящегося за Кольцевой дома. Здесь, на стройке, он нашел парня, как две капли воды похожего на Чекалина. Строительство велось нелегалами, и он был уверен, что молодой мужчина в рабочей спецовке, закладывающий кирпичом проем в стене, не имеет даже регистрации в столице.

– Бог в помощь, – весело подбодрил работягу Тарзан, по-хозяйски оглядев кладку. – Каменщик небось?

– Он самый, – подтвердил парень, прекратив подгонять кирпичи, и с опаской посмотрел на незнакомца. – А что?

– Да так, – Тарзан внимательно взглянул на рабочего. – Сколько здесь получаешь?

– Сколько есть, все мои, – буркнул в ответ тот и закурил сигарету. – А что?

– Дачку с тестем строим. А у нас один каменщик. Не успевает до холодов.

– Большая дача-то?

– Три этажа плюс подвал, – соврал Тарзан. – Да тут еще сосед собрался, на нас глядя, себе хоромы отгрохать.

– Ни черта здесь не платят, – нахмурился строитель, затягиваясь дешевой «Примой». – На пропитание дают, и все... Обещали по пятьсот долларов в месяц, а сами за три всего двести заплатили. Даже домой нечего отправить...

– Если не секрет, откуда родом? – насторожился Тарзан.

– Из-под Кишинева. – Парень отбросил окурок и с тоской проследил за его полетом. – А ты сколько обещаешь?

– Столько же, только половину могу заранее отдать, – не моргнув глазом, ответил Тарзан. – Местные специалисты гораздо больше просят.

– Знаю, – отмахнулся парень, однако в его глазах появилась заинтересованность. – Я попробую сегодня у мастера расчет выбить, потом подъезжай.

– Ничего ты не добьешься, а мне ждать целые сутки не резон, – разочарованно вздохнул Танзаев и сделал вид, что уходит.

– Погоди. – Парень бросил по сторонам взгляд и с решительным видом стянул с себя рабочие рукавицы. – Я согласен.

Спустя час довольный Тарзан позвонил с телефона-автомата на углу городской бани Гуру и сообщил о результатах своей работы.

– А зачем в баню его поволок? – удивился Горидов, выслушав Тарзана.

– Он оброс, а здесь сразу парикмахерская, – пояснил ему тот. – Я ему сказал, что за городом мыться негде, он с удовольствием согласился сюда заехать.

– Хорошо, – ответил Горидов и, подумав, добавил: – Как будет готов, вези его прямиком в Юбилейный. Понял?

Под утро избитого до полусмерти строителя выгрузили из джипа. Тарзан и Лева подтащили его к дереву и сорвали одежду, оставив в чем мать родила. Собрав тряпье в пластиковый пакет, Гуру забросил его в машину. Тем временем, привязав проволокой бесчувственное тело к старой сосне, Тарзан и Лева облили его из канистры бензином. Гуру тем временем раскидал вокруг места экзекуции одежду, которую ему передал Белый.

– Послушай, – неожиданно спохватился Тарзан, взяв Левандовского за руку, – а ведь если его сейчас поджечь и уехать, пожар начнется. Шмотки вместе с документами сгорят.

– Точно! – чертыхнулся тот. – Как сразу не доперли.

– Ничего, – ободряюще усмехнулся Гуру, – на ошибках учатся. Отвязывайте его. По дороге сюда справа то ли ферма разрушенная, то ли какая-то птицефабрика...

– А как ты думаешь его, облитого бензином, в машине везти? – засомневался Левандовский.

– Тут лесом триста метров будет, не больше, – уверенно заявил Гуру. – На руках перетащите...

* * *

Антон Филиппов просматривал документы, собранные его сотрудниками на одну из компаний города, подавшую заявку на кредит, когда в его кабинет вошел управляющий банком Елагин. Это был высокий и худой мужчина с болезненным лицом. Вид Бориса Альбертовича был взволнованным. Отложив бумаги в сторону, Антон настороженно посмотрел ему в глаза:

– Что-нибудь случилось?

Ничего не говоря, Елагин прошел к столу и, плеснув в стакан минеральной воды, залпом выпил. Затем сел на стул напротив Антона и вытер со лба платком пот.

– Мне только что позвонила Марина и сказала, что снова заметила эту машину.

Антон все понял. Неделю назад какой-то парень предложил дочери управляющего доехать с ним до дома. Девушка училась на втором курсе медицинской академии и предпочитала добираться на автобусе. Она отшила его, не придав случившемуся никакого значения. На следующее утро этот же парень поджидал ее у дома на вишневой «девятке». Тогда она вернулась в квартиру и позвонила в банк. Антон тут же связался с милицией и сам выехал к ней домой, однако прибывший раньше его экипаж патрульной машины, проверив документы, отпустил навязчивого молодого человека. Борис Альбертович узнал обо всем от дочери и заподозрил, что незнакомец хочет похитить ее с целью выкупа. Всю последнюю неделю несколько сотрудников службы безопасности банка сопровождали Марину втайне от нее по всем местам, которые она посещала. Но парень с машиной исчез. Накануне Антон принял решение снять наблюдение, не видя в преследовании ничего криминального. Он был уверен, Марина просто понравилась какому-то донжуану, а теперь отец, насмотревшись криминальных передач, делает из мухи слона. Однако прежде всего Филиппов был начальником службы безопасности и, учитывая, что настроение его подопечного отражалось на работе всего учреждения, сейчас был обязан принять какие-то меры.

– Где она его увидела?

– Возле столовой академии. – Елагин с надеждой посмотрел на Антона. – Там прямо перед входом большая площадка...

– Хорошо, – кивнул головой Антон. – Сейчас мы проведем небольшой спектакль. Дайте мне номер телефона вашей дочери...

Спустя полчаса Марина Елагина вышла из фойе учебного корпуса, расположенного на проспекте Карла Маркса, и неторопливо направилась по тротуару в сторону остановки.

Неожиданно появившиеся из переулка «Жигули» без номеров и с густо тонированными стеклами, со скрипом развернувшись, перегородили ей дорогу. Выскочившие из них двое здоровенных амбалов в черных масках с прорезями для глаз бесцеремонно затащили дико кричавшую девушку в салон на глазах редких прохожих и стремительно рванули в сторону от центра.

– Ну, ты как? – не отрывая взгляда от дороги, улыбнулся Антон, ловко управляя машиной. – Голос не надорвала?

– Да ну вас, – смутилась девушка, – напридумывали с отцом всяких комбинаций. Сейчас небось вся академия на ушах стоит.

– Брось, Марина, – усмехнулся один из парней, стягивая с раскрасневшегося лица маску. – Они, наоборот, в ладоши хлопают. Дочь банкира украли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное