Альберт Байкалов.

Шахидки по вызову

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

Ефим отвечал в группе за медицинское обеспечение. Среднего роста, со слегка вьющимися темными волосами и заостренным подбородком кареглазый прапорщик до того, как попасть в ГРУ, служил начальником медицинского пункта мотострелкового батальона. Фельдшер по образованию, он имел за плечами полторы сотни прыжков с парашютом, был мастером спорта по самбо. Воевал в Таджикистане и первую чеченскую. В составе группы успел побывать в Африке. По сложившейся традиции, его называли Док – производная от слова «доктор».

Мишенев заволновался. Он и сам подозревал, что Лепутович может только осложнить дело. Тем более без подготовки выдавая себя за иностранного наемника. Ко всему как-то сразу не подумал – откуда здесь взяться англичанину, да еще отставному майору? Другое дело – журналист. Тут и прикидываться иностранцем не надо. За боевиками постоянно ползают и российские представители прессы. Хотя на труженика пера он также мало походит, а о наличии необходимых атрибутов и вовсе говорить не приходится. Офицеры даже записных книжек с собой не носили, полагаясь на память.

– В брата он стрелять не будет, – чтобы успокоить себя, сказал Максим.

– Давай я с тыльной стороны дворов зайду, – предложил Стромилов.

– У них там везде собаки, – возразил Мишенев.

Неожиданно со стороны села донеслись приглушенные автоматные очереди. Стреляли где-то внутри дома.

– Черт! – Максим кубарем полетел наружу.

Следом на дорогу выскочил Стромилов.

– Неужели напоролись? – послышался в темноте его голос.

– Пошли, – проговорил Мишень и направился туда, куда совсем недавно ушли Иса и Лепутович.

Небо уже серело. Близился рассвет.

Тем временем над селом поднялся невообразимый шум. Лаяли собаки, слышались крики людей, хлопали калитки.

Они свернули с дороги, которая проходила через Беной, и направились в гору, обходя его справа. Мишенев на ходу вынул ночной бинокль. Поднявшись чуть выше домов, он остановился и принялся в него смотреть, пытаясь увидеть тот, куда ушли разведчики. По словам Исы, он был пятым от края. В это время из висевшего на груди наушника переговорного устройства послышались щелчки. Постукивая ногтем по микрофону, Док подавал сигнал «внимание».

Чертыхнувшись, Максим присел, одновременно обернувшись и пытаясь разглядеть в сумерках Стромилова. Прапорщика видно не было. Он положил бинокль на землю и надел устройство на голову. Поправил микрофон:

– На связи.

– Мишень, сзади, второй двор, группа людей! – тяжело дыша, ошарашил Стромилов. – Двигаются прямо на нас.

Отыскав очертания второго дома, Максим приложил наглазники бинокля к глазам и нажал на кнопку под средним пальцем. На зеленом фоне появились контуры деревьев, ограждение двора. От него в гору торопливо выдвигались три человека. До них было около двухсот метров, и он отчетливо разглядел оружие.

Отпустил кнопку и только после этого убрал бинокль. Если сделать это раньше, то свечение от окуляров попадет на лицо и его можно увидеть.

– Ты где?

– Уже здесь, – раздался над самым ухом шепот.

– Как ты их увидел? – одними губами спросил Мишень.

– Ты биноклем себя ослепил, поэтому не разглядел, – пояснил прапорщик, усаживаясь на одно колено. – Со двора Батаева тоже кто-то уходит.

– Неужели здесь были боевики?

– Глупый вопрос, – усмехнулся Стромилов. – Что будем делать?

– Пока прятаться.

Пусть пройдут.

– Может, встретим?

– Вдвоем? – удивился Мишенев. – Нет.

Уже отчетливо были слышны шаги. Хрустнула ветка. Кто-то едва слышно выругался.

Распластавшись на земле, они затаились. Справа и слева, в нескольких десятках метрах, прошли люди. Точное количество определить было невозможно. Мешал густой кустарник и деревья.

– Давай к этому Юсупу наведаемся, – когда все стихло, толкнул в бок Стромилова Максим.

Они поднялись и крадучись направились к дому. Перемахнув через невысокий забор, сложенный из камня, оказались в саду. Пройдя его, вышли к тыльной стороне дома. Мишень достал пистолет с навернутым на ствол глушителем, а автомат забросил за спину:

– Прикрой!

Перебежав к какому-то строению, напоминающему сарай, Максим едва хотел подобраться к окну, чтобы заглянуть в него, как сбоку набросилась собака.

От неожиданности он полетел на землю и, не целясь, несколько раз выстрелил в серое расплывчатое пятно. Раздался визг. Псина закрутилась на одном месте. Из разбитого окна послышались тревожные женские голоса.

Мишенев перебежал через двор и замер справа у входа. Пистолет убрал в карман разгрузки, автомат перекинул на грудь. Сзади протопал Стромилов и встал с другой стороны. Быстро светало. Теперь можно было различить даже черты его лица.

– На счет три, – то ли спросил, то ли уточнил прапорщик.

– Внутри темнее, чем здесь, – одними губами прошептал Мишень. – Можем нарваться.

В это время послышались шаги и дверь распахнулась. Не теряя времени даром, Стромилов схватил человека за одежду и выдернул на улицу. Им оказалась женщина. Раздался крик. Мишень влетел внутрь.

Держа автомат таким образом, чтобы дульный срез находился вне поля зрения и направив его вверх, нажал на курок. В свете вспышки он разглядел сбившиеся в углу комнаты три женских силуэта и лежащего на полу мужчину.

– Все мордой в землю! – не своим голосом заорал он, одновременно уходя в сторону от дверного проема. – Разнесу в клочья!

Причитания и вопли напуганных женщин заполнили комнату, но, оглушенный собственной стрельбой Мишенев почти ничего не слышал.

– Свет зажгите! – крикнул с улицы Стромилов.

– Нет света! – раздался старческий женский голос.

– Где Юсуп? – вынимая фонарь, спросил Мишенев, стараясь понять, есть ли, кроме женщин, в доме еще кто-то.

Он включил фонарь и осветил ту половину дома, где заметил лежащего на полу человека. Худшие предположения подтвердились. В луже крови, на спине, с застывшим лицом лежал Лепутович. Вокруг поблескивали стреляные гильзы. Чуть поодаль стояли пожилая женщина и две девушки, не соизволившие выполнить команду. Но он уже про нее забыл.

С улицы вошел Стромилов.

– Ну что? – Он прошел через комнату и опустился перед Лепутовичем. – Суки!

– Лампа в доме есть? – Мишенев рассвирепел.

Одна из девушек метнулась в соседнюю комнату.

– Стой! – закричал он ей вслед.

От неожиданности она упала.

– Там лампа...

– Глянь. – Обращаясь к Ефиму, Максим указал светом на дверной проем.

Поднявшись, тот зашел в комнату. Меньше чем через минуту он появился оттуда уже с зажженной «летучей мышью».

Максим огляделся. Вся гостиная была залита кровью. На полу множество отпечатков следов.

– Где Юсуп? – Он подошел к женщинам.

– Не знаю, – испуганно заговорила самая старшая, демонстративно закрывая остальных своим телом. – Мы спали. Никто не был. Потом стрелять начали...

С улицы послышались голоса. С другого конца села раздалось несколько выстрелов.

– Что это? – с тревогой в голосе спросил Стромилов.

– Разбередили улей, – вздохнул Максим. – Сейчас здесь все село будет.

Он присел на корточки рядом с Лепутовичем и прижал два пальца к шее. Мертвый.

– Значит, ничего не видели, ничего не знаем? – зло проговорил он, поднявшись и делая шаг к домочадцам. – Кто у вас гостил?

– Говорю, не знаю! – с ненавистью глядя исподлобья, ответила женщина. – Можешь убить, все равно ничего не видела!

– Кем вы Юсупу приходитесь? – неожиданно спросил Стромилов.

– Жена, – словно удивившись, ответила она.

Между тем со стороны улицы послышались крики. Кто-то на чеченском спрашивал, что случилось.

Нужно было доложить Филиппову. Мишенев хлопнул себя по нагрудному карману и только тут понял, что спутниковый телефон оставил в машине.

– Черт побери!

Он вышел во двор и направился к въездным воротам. Открыл калитку. На дороге толпились человек десять вооруженных мужчин.

– Кто такие? – спросил Максим, почему-то абсолютно потеряв чувство страха.

– А ты кто?.. Где Юсуп?.. – посыпались вопросы.

У всех был решительный вид, но ни один не пытался приблизиться. Наверняка люди думали, что федералы окружили деревню.

Наконец из толпы вышел невысокий коренастый мужчина и подошел ближе:

– Что здесь случилось? Почему вы стреляете?

– Потому что вы прячете у себя боевиков, – зло ответил Мишенев, одновременно ломая голову, как связаться со своими. – Расходитесь!

Он хлопнул калитку и запер ее изнутри. Пока чеченцы поймут, что их двое, нужно успеть убраться. Только как быть с телом Лепутовича?

Снова вернулся в дом.

– Хозяйка. – Максим отыскал взглядом женщину. – До приезда следственной группы ни во двор, ни в дом никого не пускать. Ничего не трогать. Стромилов, пошли. Сейчас к машине, – оказавшись на улице, заговорил он. – Забираем телефон и дуем следом за бандитами. Они не могли далеко уйти. У них наверняка раненые и Иса.

– У него маяк, – зачем-то напомнил Ефим.

– Только оборудование в машине, – с нотками раздражения в голосе ответил, переходя на бег, Максим.

Рискуя нарваться на засаду, они направились обратно к «уазику».

* * *

Пока Вахид отсутствовал, вокруг «Нивы» стояли вооруженные чеченцы, готовые в любой момент открыть огонь. У них был даже гранатомет.

Было уже светло, когда хозяин дома проводил его до машины и махнул рукой односельчанам, давая понять, что все нормально. Волков пересел назад, не снимая маски. Джин сразу завел двигатель и выехал на дорогу.

– Ну что? – сгорая от нетерпения, спросил Антон, когда они миновали последний дом.

– Я ждал от этого разговора большего, – зло ответил Джин. – Ты не знаешь чеченцев. Он много говорил, но почти ничего не сказал. Кстати, это и есть командир местной роты самообороны. Его дом на окраине, и к нему пару раз уже наведывались разные гости. После этого сагитировал людей защищать село. Вообще-то, они занимают жесткий нейтралитет.

– Ты показал фотографии девушек? – перебил его Антон.

– Конечно. – Вахид резко крутанул рулем, объезжая яму. – Он узнал одну – Хеда Закриева. Жила в Регите. Пропала еще в начале лета. Запомнил потому, что родственники приезжали с ее фотографией. Ее разыскивают отец и дядя.

– Уже что-то, – облегченно вздохнул Антон и, наконец вспомнив про маску, стянул ее с головы.

– Давай прямиком в Гуни. Днем соваться с расспросами в село не стоит. Поищем места съемок, а потом отдохнем.

– Да и позавтракать не мешало бы, – напомнил, зевая, Волков.

Запищал спутниковый телефон. Антон глянул на часы. Подошло время доклада. Он приложил трубку к уху.

– Это Полынь, у нас без новостей.

– Принял, Филин, – ответил Антон.

Мишенев на связь не выходил. Антон ждал. Сам он опасался звонить. Мало ли какая причина появилась у Максима, из-за которой он проигнорировал обязательный доклад. Вдруг как раз в это время подкрадывается к бандиту, а зуммер вызова его выдаст?

Проехали еще одно село. Встретившиеся на пути люди с опаской проводили взглядом машину. Подъем стал круче. Ехать стало тяжелей. Дорога тянулась вдоль крутого склона горы. Местами остатки асфальтированного покрытия обвалились вниз, и приходилось двигаться со скоростью пешехода. Перевалив через хребет, Вахид показал на виднеющиеся вдали крыши домов.

– Это Гуни. – Он окинул взглядом прилегающую к селу местность. – Кажется, я знаю, где снимали сцену с блокпостом.

Через десять минут они выехали из леса, оказавшись на заросшем островками кустарника поле. Вахид посмотрел в сторону уходящей в гору дороги.

– Вон это место. – Он повеселел. – Я еще в Москве примерно знал, что только отсюда открывается такой вид.

Вскоре они нашли валяющиеся у дороги бетонные блоки, остатки сгоревшего вагончика с системой траншей и ячеек для стрельбы.

– Странно. – Озираясь по сторонам, Волков вышел из машины вслед за Антоном и Вахидом. – Реальный блокпост. Брошенный, что ли?

– Ага. – Филиппов усмехнулся и, протянув ему под нос карту, ткнул в нее пальцем: – Дорога упирается в развалины фермы. Ни в первую, ни во вторую войну на ее территории наши части не размещались. Этот блокпост построили боевики силами пленных специально для съемки бутафории.

Он спрыгнул в траншею и осторожно направился по ней. Чем дальше Антон продвигался, тем серьезней и сосредоточенней становилось выражение его лица.

Наконец, дойдя до выгоревшего изнутри вагончика, он развернулся в сторону оставшихся у машины офицеров:

– После того как они сняли сцены с изнасилованием, здесь разыграли еще один спектакль.

– Какой? – удивился Волков, направляясь к нему вдоль бруствера.

– С реальной стрельбой. – Антон сплюнул на землю и, присев на корточки, вытащил за козырек присыпанную золой и почти полностью сгоревшую камуфлированную кепку. – Наверняка для отчета перед своими покровителями они перестреляли здесь пленных, одетых в форму, и преподнесли это как успешно проведенную операцию. Сними все подробно на видео. Захвати окрестности. Мы испортим очковтирателям настроение.

Он выбрался наверх и отряхнул руки.

Вахид задумчиво смотрел в ту сторону, куда вела дорога.

– Знаешь, – переведя взгляд на Филиппова, заговорил он, – этой дорогой почти никто не пользуется с начала девяностых. Ферму разграбили. Больше туда ехать незачем.

– Что ты этим хочешь сказать? – насторожился Антон.

– За каким чертом сюда поехал тот человек, которого убили вместе с женой?

– Не знаю, – пожал плечами Филиппов и неожиданно поднял указательный палец вверх. – Слушай, а ты прав. Не сидели же боевики здесь месяц, поджидая случайную машину, которая могла и вовсе не появиться.

– Тем более они были уверены, что в ней будет девушка, – задумчиво произнес Вахид. – Давай заедем в Гуни. Там наверняка слышали стрельбу. Заодно спросим, может, кто-то знает владельца «Жигулей», пропавшего вместе с машиной.

– Мы уже пытались с этим разобраться, – напомнил ему Антон. – Автомобиль с таким номером угнан два года назад, причем это была «Газель».

– Все равно, – не сдавался Вахид. – Всякое бывает, тем более здесь, в глуши.

Антон посмотрел на Дрона, безучастно дремавшего в машине, и махнул рукой:

– Хорошо, поехали.

Гуни напоминало скорее хутор, чем село. Пять домов с высокими глухими заборами. В одном из них трещал генератор. Снаружи, у ворот, на небольшой скамейке сидели два старика в костюмах и рубашках, застегнутых на последние пуговицы. Оба были в папахах. Один, с седыми усами и бородой, держал между ног палку.

Как и первый раз, Вахид направился говорить один. Тем временем возле машины появился подросток. Покрутившись, исчез. Спустя несколько минут со двора соседнего дома поднялся столб дыма.

– Вычислили нас, – спокойным голосом констатировал Дрон. – Сигналят...

– Да и черт с ними. – Антон потер глаза. Сильно клонило в сон.

Наконец Вахид вернулся. Усевшись за руль, завел машину:

– Сигналят кому-то. – Он кивнул на столб дыма.

– Мы уже заметили, – усмехнулся Антон. – Что говорит народ?

– В начале лета, – Вахид включил передачу и стал разворачиваться в обратном направлении, – на той дороге появились военные. Это удивило местных. По ней редко кто ездил. Но я ошибся, сказав, что люди в окрестностях фермы уже не живут. Туда год назад вернулись из Ингушетии две семьи. Там было несколько брошенных домов, они их заняли. Это беженцы из Грозного. В город побоялись возвращаться.

– Ты от темы не отклоняйся, – напомнил ему с заднего сиденья Дрон.

– Были у них две машины. Одна по описаниям подходит под наш «жигуленок».

– А про хозяев они ничего не сказали? – удивился Антон. – Все-таки целая семья погибла. Здесь несколько километров. Должны же что-то знать.

– Конечно, знают, – подтвердил Вахид, – но незнакомому человеку не скажут. Кстати, один старик сильно пристально меня рассматривал и даже спросил, не из Курчалоя ли я. Видимо, сталкивались.

– А ты что?

– Сказал, будто в Грозном живу, но там часто бываю в гостях.

Они миновали остатки бутафорского блокпоста. Впереди, за деревьями, появились крыши строений.

Неожиданно заработал спутниковый телефон.

– Мишенев! – вслух проговорил Антон, прикладывая трубку к уху.

– Филин, это Мишень, – подтверждая его предположение, голосом Максима заговорил телефон. – Лепутович убит. Шаман исчез. Веду преследование вооруженной группы, совершающей отход в направлении...

Он принялся докладывать координаты.

– Стой! – прижав трубку плечом, скомандовал Антон Вахиду и вынул карту. Спустя некоторое время он убрал телефон и развернулся назад, к Дрону: – Лепутович убит. Иса, судя по всему, оказался в руках боевиков. В доме его родственника были бандиты. Сейчас Мишенев со Стромиловым сидят на хвосте небольшой банды. Те пока об этом не знают. Спешно сматываются в горы. Ее численность он не знает. Идут следом за двумя боевиками, прикрывающими отход. Предлагает нам выйти навстречу и устроить засаду.

Волков с Дроном переглянулись.

– Юрка точно убит? – зачем-то спросил Джин.

– Точнее некуда, – зло ответил Антон и протянул трубку телефона Дорофееву: – Вызывай Полынцева. Уточни, где находится. Передай – задачу снимаю. Пусть выедет в Беной и разберется, кто там был и что случилось.

– А мы? – Джабраилов вопросительно посмотрел на него.

Антон вновь уткнулся в карту. Немного поразмыслив, развернул ее к Джину и ткнул пальцем в проселочную дорогу, идущую по другую сторону ущелья.

– Нам надо выехать сюда. После этого Мишень нас сориентирует относительно себя. Я его предложение принимаю. Будем встречать духов.

– На этой дороге могут быть машины боевиков, – выворачивая руль, заметил Вахид.

– Еще лучше, – кивнул Антон головой. – У них и встретим.

Когда они вновь развернулись в сторону Гуни, Антон увидел ехавшую навстречу «Газель». Сквозь лобовое стекло можно было различить людей в сером милицейском камуфляже.

– Это еще что такое? – заволновался Дрон.

Между тем микроавтобус развернулся поперек дороги и встал, преградив путь. Из задних дверей выскочили семь человек и рассредоточились справа и слева от обочин. Все были чеченцы. Масок на лицах не было. Форма одинаковая.

Вахид нажал на тормоза и вопросительно посмотрел на Филиппова.

– Сидите, я сейчас. – Оставив автомат, Антон осторожно открыл дверь и, вытянув руку вверх, медленно выбрался на дорогу.

– Всем выйти из машины! – послышалась команда на русском с заметным кавказским акцентом. – Оружие положить на землю и пройти вперед.

Антон пытался увидеть того, кто говорил, чтобы определить старшего среди этих людей, но не смог.

Он сделал несколько шагов в сторону микроавтобуса, однако его остановили, повторив требование. В это время сзади послышался шум приближающейся машины. Раздался скрип тормозов. Захлопали двери.

– Филин, – ожил наушник переговорного, – нас обложили...

– Кто вы? – держа руки на уровне груди и развернув их в сторону машины открытыми ладонями, спросил Антон.

На бандитов эти люди не походили.

Между тем из-за «Газели» вышел коренастый чеченец и, направив на Филиппова автомат, медленно пошел в его сторону. Сзади послышались шаги. Он хотел обернуться.

– Замри! – одернул его мужчина.

Судя по звукам, приехавшие с другой стороны дошли до «Нивы». Никто не стрелял. Значит, сидевшие в ней разведчики тоже не видели опасности.

Остановившись, не доходя нескольких шагов до Антона, чеченец бросил взгляд через его плечо и убрал автомат за спину:

– Спецназ?

– Да, – кивнул головой Антон, облегченно переводя дыхание и опуская руки.

Наконец он развернулся и посмотрел, что творится за его спиной. Двери «Нивы» были открыты. Пятеро бойцов в одинаковой униформе держали на прицеле его подчиненных.

– Отбой! – махнул им чеченец и перевел взгляд на Антона. – Мы из полка Кадырова.

– Я уже догадался. – Голос Антона сделался хриплым.

– Командир роты капитан Руслан Магашарипов. – Чеченец протянул для приветствия руку.

Антон тоже представился.

– Вы приехали в Гуни, – продолжал между тем Руслан. – Нас в известность не поставили.

В голосе чеченца были нотки обиды.

– Мы не были в курсе, – пожал плечами Антон, одновременно кляня себя за то, что в комендатуре не получил соответствующую информацию.

– Вас интересует, что произошло здесь в начале лета? – уточнил Руслан.

– Да, но сейчас нам не до этого. – Антон бросил взгляд на толпившихся у машин милиционеров и подошел к Магашарипову ближе. – Мои люди в Беное нарвались на боевиков. Только что старший группы выходил на связь. Он выдвигается следом за бандитами.

– Откуда там взялись «шакалы»? – удивился Руслан.

Глава 4

Ударившись со всего размаха головой о пол, Иса на какое-то время растерялся. Однако, увидев, как Лепутович опрокинул на пол толкнувшего его боевика, перевернулся на живот и встал на ноги. Догадавшись, что они влипли, он пришел в ярость. Его идея была – наведаться к брату. Когда Юра развернулся и начал стрелять, Иса выхватил нож и бросился к столу, навстречу второму боевику. Но тот, неожиданно удивленно хмыкнув, полетел на пол. Иса опешил, однако тут же понял, что в него попали свои. Сморщившись от треска очередей, он упал сверху, на еще не пришедшего в себя Майбека, сбитого с ног Лепутовичем, и всадил ему в грудь нож. В этот момент на его голову словно обрушилась бетонная плита.

Когда Иса пришел в себя, бандиты, гремя оружием, метались по дому. Причитала в соседней комнате женщина. Он сразу понял, что за время, пока был без сознания, его обыскали, а руки связали спереди.

– Вставай, – остановившись рядом, пнул его носком ботинка в живот один из бандитов.

Приподнявшись, Батаев увидел Лепутовича. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять – он мертв. Прапорщик лежал, уставившись ничего не видящими глазами в потолок. Рот слегка приоткрыт. Вокруг кровь.

Вытащили из-под стола тело Майбека и поволокли к выходу. Из его груди торчала рукоять кинжала Батаева.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное