Альберт Байкалов.

Шахидки по вызову

(страница 3 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Кока Хасан Саратов! – прокричал лжекапитан солдатам. – И его брат Аюп.

Русских было только четверо. Трое из числа пленных, один наемник – Толик Сопилко. Среднего роста, с близко посаженными глазами бандит десятый год скрывался от правосудия в Чечне. Дважды был ранен. Принял ислам и был уважаем среди моджахедов, которые называли его Сопи. Они не скрывали своих лиц. Остальные, натянув маски, остались в машинах. Их основная задача была наблюдать за действиями солдат. Те, в свою очередь, были предупреждены, что любая попытка бежать или как-то выдать боевиков закончится смертью.

Из толпы селян вышли двое молодых мужчин. В глазах было недоумение.

– Вы подозреваетесь в связях с боевиками! – между тем объявил Сопи, закрывая папку. – Сейчас для выяснения проедем в комендатуру.

Толпа пришла в движение. Запричитали женщины. Мужчины, встав сплошной стеной, с ненавистью смотрели на незваных гостей.

– Они никуда не поедут! – взмахнув палкой, выкрикнул какой-то старик. – Вы не имеете права!

– Тогда проведем силовую операцию, и здесь камня на камне не останется! – ответил один из солдат, грубо толкнув прикладом в грудь какого-то молодого парня, вставшего между ним и Кокой.

Толпа загудела.

Белан волновался. Одно дело – ворваться ночью в отдельный дом, другое – работать днем, при таком количестве людей.

– Позвольте узнать! – пытался на ломаном русском перекричать толпу какой-то очкарик из миссии. – Кто дал санкцию?

– Пошел ты! – выкрикнул Артемьев, подобравшись к Хасану и схватив его за шиворот.

Чьи-то руки легли ему на плечо. В тот же момент находящиеся в машинах боевики выскочили. Раздался треск автоматных очередей. Стреляли поверх голов.

– Мы идем! – неожиданно поднял руку Саратов и с решительным видом направился к машине.

Следом вышел из толпы и второй родственник. Их грубо втолкнули в машину, где сидел Белан. Тем временем солдаты попятились к своему «УАЗу». Однако едва они смогли взобраться в него, как толпа окружила автомобиль. В лобовое окно полетел камень. Боковым зрением Мациев заметил выбежавшего из двора ближайшего дома человека с автоматом. Пленников запихнули за заднее сиденье. Они молча наблюдали за разворачивающимися снаружи событиями. Белан тронул за плечо сидевшего спереди Рамхзана и показал пальцем на вооруженного чеченца. В глазах молодого мужчины пылал огонь. Он переводил взгляд с одной машины на другую, не зная, как поступить. В это время милиционер что-то пытался объяснить иностранцам, разводя руками.

Рамхзан открыл дверь и вскинул автомат. Короткая очередь бросила мужчину на спину. Взревел мотор, и машина рванула вперед. Не разбирая дороги, расталкивая бампером людей, тронулась и вторая.

Выскочив из села в сторону равнины, они понеслись по дну небольшого ущелья, словно соревнуясь в скорости с небольшой горной речкой Хулхулау, шумевшей справа. Эта дорога шла через Сержень-Юрт и Автуры в Курчалой. Там русские. Но Белану и его людям туда не надо.

Достаточно выехать в этом направлении и удалиться от села. Через пять километров от Сержень-Юрта влево уходит давно забитая колесами машин грунтовка. Свернув на нее, они поднимутся почти на самый хребет и по нему двинут в обратном направлении. Объехав село, проедут еще немного, пересекут шоссе, по которому полчаса назад въезжали в него, и вернутся к тому месту, где ждали начала операции. Еще час, и их уже никто не сможет найти.

Хадаев Рамхзан хорошо знал эту местность. Хитроумный план отъезда в сторону равнины, где много российских частей, принадлежал ему. Теперь у местных и приехавших представителей миссии не останется никаких сомнений, что их земляков увезли именно русские.

До встречи с Беланом, который некоторое время жил за границей, Рамхзан контролировал район и был на хорошем счету у полевых командиров. Однако в ходе рейда в Дагестан потерял почти всех своих моджахедов. Приехав из Англии, Мациев вышел на него и предложил объединить усилия. Пока это приносило большие деньги Англичанину, так окрестили Белана между собой боевики. С другой стороны, Хадаев не хотел мириться с тем, что теперь ему отводится вторая роль в отряде. Потеряв самостоятельность, он всячески пытался быть хотя бы на равных с Беланом. Тот, в свою очередь, не упускал возможности задвинуть его подальше. Утренний спор был очередной уловкой, однако Хадаев вовремя одумался. Двенадцать его боевиков уже менее серьезно относились к своему полевому командиру. После объединения с моджахедами Мациева у них заметно увеличилась оплата за труды. Теперь Белан размышлял над тем, как поступить с человеком, который практически лишился влияния на своих людей. Он знал – Рамхзан затаил обиду, а это опасно.

* * *

Костя Черепанов пришел в себя, когда машина перестала прыгать по ухабам, а бандиты вышли наружу. Он хотел приподняться, но тут кто-то схватил его за ноги и выволок из салона. Ударившись головой о землю, Костя застонал. Одновременно его пнули в живот.

– Вставай, свинья!

Голова кружилась, рук и ног он не чувствовал. Их попросту отдавили. Все тело ломало.

Щурясь от яркого света, Черепанов приподнялся. В тот же момент его взяли за локти и поставили на ноги. Однако он вновь рухнул на землю. Стало тошнить. Но больше всего парализовал дикий и неописуемый ужас вперемешку с обидой и злостью. В самый последний день оказаться в руках боевиков!

– Ты чего, скотина! – раздался сверху уже знакомый голос с акцентом. – Думаешь, на руках тебя понесем?

Боль молнией ударила по ребрам. Задыхаясь, он собрался с силами и встал на четвереньки.

«Только бы не били! – пульсировала в голове одна мысль. – Пусть лучше сразу убьют».

Костя неожиданно позавидовал прапорщику и солдатам, которые уже умерли, одновременно поразившись тому, с какой обыденной легкостью он об этом подумал.

Уперевшись в бок машины, медленно перебирая руками, он встал на ноги.

– Э-э, да ты совсем дохлый, – озадаченно произнес один из чеченцев. – Надо было тебя убить. Может, больной? Зачем на санитарка ехал?

– Я – водитель, – прошептал он.

Постепенно Костя пришел в себя. Пятеро бандитов стояли полукругом, обступив его. Вокруг был лес. За ними, в нескольких километрах, гора, сильно выделяющаяся на фоне остальных возвышенностей.

«Эртен Корт!» – осенила его догадка.

Ее было хорошо видно с Курчалоя. Несколько раз он бывал в селениях, расположенных неподалеку от нее, и запомнил форму вершины.

– Пошли! – беря автомат за ствол и закинув его на плечо, скомандовал рослый чеченец, направляясь в низину.

Пробравшись сквозь густой кустарник, они оказались в лесу. Через некоторое время миновали ручей. Сглотнув вязкую слюну, Костя с тоской посмотрел на весело журчащую воду, но не решился попросить разрешения напиться.

Ему завязали глаза. Идти стало труднее. Он то и дело спотыкался о корни деревьев и камни. Держа его за воротник куртки, сбоку шел боевик, направляя то вправо, то влево. Постепенно он потерял всякую ориентацию. Шли, как ему казалось, уже целую вечность. Несколько раз он падал, но его грубо хватали и ставили на ноги. Вскоре, судя по грунту, оказались на тропе или проселочной дороге. Еще немного, и подошвы ботинок застучали по бетонному покрытию. Стало резко прохладно, изменился характер звуков. Теперь они казались громче, отражаясь от препятствий. Между тем пение саранчи и птиц сделалось приглушенным и сместилось назад. Костя понял, что они вошли в какое-то строение.

– Стой! – скомандовал голос; одновременно отворот куртки впился в горло.

Перед ним, прямо у ног, послышалась возня и скрежет отодвигаемого в сторону металлического предмета.

«Зиндан!» – с тоской подумал он.

С глаз наконец сняли повязку. Было сумрачно, и поэтому привычной в таких случаях рези и временной слепоты не было. Как оказалось, его привели в полуразрушенное, захламленное строение из красного кирпича с остатками штукатурки. Оно напоминало бывший коровник. Через небольшие оконные проемы внутрь заглядывали верхушки росшей вокруг здания лебеды. Потолка не было. На четырех стенах сразу была установлена двускатная шиферная крыша. Проникающий через дыры солнечный свет словно материализовался из пыли, образовав ровные белые полосы. В центре этого помещения цементный пол был раздолблен и вырыта яма. С двух сторон от нее вмонтировано по металлическому штырю с проушинами на концах. К одному из них крепилась решетка, во второй вставлялся замок, который сейчас лежал рядом.

– Лезь! – Его толкнули в спину.

Вопреки ожиданиям, яма была неглубокой. Но это только усугубляло положение. Ее размеры позволяли сидеть, только скорчившись. Решетка опустилась прямо на голову, из-за чего пришлось пригнуться. В нос сразу ударил запах мочи и человеческих испражнений.

Костя догадался, что до него здесь долгое время уже кого-то держали.

Погремев нехитрым запором, боевики ушли. Потянулись мучительные минуты, а затем часы ожидания.

Ближе к вечеру, когда солнечные пятна вскарабкались выше по стенам и потускнели, послышался гул приближающегося автомобиля. Скрипнули тормоза. К этому времени от долгого нахождения в одном положении затекла спина. Раздались звуки хлопающих дверей и голоса. Наконец к яме подошли сразу несколько человек. Говорили между собой на чеченском. Решетку подняли:

– Вылезай, Рембо!

Черепанов повиновался. Вокруг него стояли бородатые, до зубов вооруженные бандиты. Вид у всех был уставший. Из тех, кто его сюда привозил, был лишь один.

– Представься! – потребовал самый грузный бородач. На его голове красовалась зеленая повязка с арабской вязью.

– Рядовой медицинского отряда специального назначения Черепанов...

– Череп, значит, – повеселел боевик и, покосившись на стоящего рядом чеченца, вновь уставился на Костю. – Жить хочешь?

– Хочу, – подтвердил пленник и для убедительности часто закивал.

– Судя по документам, ты не контрактник, – то ли спросил, то ли констатировал бородач. – Кто тебя ждет дома?

– Мама. – К горлу подступил комок. Подавив в себе приступ плача, он передернул плечами: – Отец...

– Кто они? – продолжал засыпать вопросами чеченец.

– В колхозе... Безработные.

– Ясно. – Он всунул пухлые руки за ремень на животе. – Будешь делать то, что скажу, умрешь своей смертью.

– Я против своих воевать не стану, – выдавил из себя Череп, одновременно удивляясь собственной смелости.

– И не надо, – внимательно следя за его реакцией, проговорил боевик. – Как и прежде, будешь бить моих земляков.

– Как это? – Костя удивленно посмотрел на бандита.

– Так. – Тот положил руку на плечо стоящему рядом коротышке. – Ломагли, займись им. Познакомь с новым коллективом.

– Пошли. – Боевик кивнул в сторону выхода.

Снаружи, у армейского «уазика», стоявшего под огромным буком, прямо на земле расположились трое русских. Черепанов удивился – на всех была почти новенькая форма со всеми знаками различия и оружие. Подворотнички сияли белизной.

– Это твои новые друзья. – Ломагли подвел его к ним. – Время для знакомства у вас будет достаточно. Теперь все залезайте в машину, на заднее сиденье.

Он подтолкнул Костю в спину.

* * *

Вылет в Чечню группы Филиппова состоялся на два дня раньше запланированного срока. Поводом послужила распространенная в западной печати и Интернете информация о противоправных действиях российских военных в населенном пункте Беной. Якобы в присутствии представителей миссии ОБСЕ русские забрали и увезли в неизвестном направлении двоих жителей села. Тяжело ранили пытавшегося воспрепятствовать этому бойца роты самообороны. Позднее тела арестованных со следами пыток были найдены недалеко от Грозного. Одновременно косвенно эту информацию подтвердил штаб группировки. Однако участие в похищении людей своих офицеров и солдат категорически опроверг. Настораживал тот факт, что в одно и то же время проводилась операция по розыску бандформирования, совершившего нападение на санитарную машину федеральных сил в районе Гелдогены. Водитель пропал. Прапорщик и двое солдат-контрактников были убиты.

Все походило на хорошо спланированную акцию боевиков, которые, подняв переполох в одном месте и вынудив военных стянуть туда дополнительные силы, под этот шумок показали иностранцам беспредел.

Поначалу Антон не исключал и «перегиба» кого-то из участников поисков. Однако поступившая позже информация с места событий опровергла это предположение. Много было противоестественного в поведении военных. Начиная с транспорта без номеров и заканчивая стрельбой на глазах сотрудников миссии, милиции и десятков людей. Причем, по свидетельству очевидцев, солдаты не применяли оружия. Выстрелы были произведены из машин, в которых оставшиеся военные сидели в черных масках. Само собой напрашивались вопросы: «Почему те, кто непосредственно участвовал в аресте, не скрывали своих лиц, хотя должно быть совсем наоборот? Почему солдаты не стреляли хотя бы вверх? Ведь, исходя из показаний свидетелей, именно их действиям всячески пытались воспрепятствовать».

Вывод один – в районе появилась и успешно работает хорошо организованная банда боевиков, в составе которой по принуждению пленные военнослужащие федеральных сил выполняют различного рода задачи, цель которых обострить обстановку. Не исключено, что это и есть те самые бойцы, видеозапись с обращением которых попала в распоряжение Родимова.

Несмотря на сжатые сроки подготовки к отъезду, Филиппов попросил Федора Павловича, чтобы тот предоставил ему возможность изучить всех иностранных представителей, находящихся на момент инцидента в Беное. Материал был в ФСБ, и после небольших формальностей Антон такую возможность получил.

Из всего состава делегации его заинтересовали две личности. Водитель Саид Чупалаев, житель Грозного, и гражданин Великобритании американского происхождения Рихард Корриган. Последний был женат на дочери адвоката одной из российских нефтяных компаний, погрязшей в судебных тяжбах. Антону были известны его высказывания по поводу уголовного преследования главы «Меганефть». Этот человек всячески пытался придать делу политический окрас. Доказательства в мошенничестве и хищении были неоспоримыми, поэтому увести от ответственности главу компании по-другому не представлялось возможности. Юрист добивался рассмотрения вопроса о пребывании России в «Большой восьмерке». Возможно, руководство компании, представляющее в своем лице больше западных инвесторов, решило начать широкую кампанию по сбору доказательной базы против России как государства, попирающего права граждан. Чечня для решения таких задач была самым подходящим субъектом.

Для работы в распоряжение группы были предоставлены три автомобиля. Серая «Нива» и два армейских «УАЗа». Их переправили из Москвы за несколько дней до прилета группы самолетом. Стекла были густо тонированы, номера чеченские.

На первом этапе Антон планировал отыскать места, где производилась съемка с изнасилованиями. Попытаться найти родственников девушек. Узнать, где они находятся. В общем, собрать максимум информации.

Для этих целей Филиппов поделил группу на три части и в распоряжение каждой выделил по автомобилю. Основную работу должны были сделать офицеры-чеченцы. Братьев Батаевых и Джабраилова он распределил по одному на экипаж.

Риск был огромный. Малыми силами, безо всякого прикрытия необходимо обследовать огромную территорию.

До Курчалоя, переодевшись в гражданскую одежду, Иса, Шамиль и Вахид в одиночку перегнали весь транспорт. Причем, заранее согласовав действия с комендантом, были приняты все меры, чтобы не насторожить своим появлением агентуру боевиков. Чеченцы не предъявили на въезде в Курчалой документы на машины. Это послужило основанием для задержания их на блок-посту и препровождения в комендатуру, которая располагалась на территории бывшего завода по ремонту комбайнов.

В течение дня, с разрывом в несколько часов, все они оказались в расположении комендантской роты, где их уже поджидала основная часть группы во главе с Филипповым, прибывшая на БТРе, который сопровождал автомобиль с продовольствием из Грозного.

Местом постановки задач и последних указаний Антон выбрал одно из зданий для размещения людей в период ротации. Когда-то здесь был цех. Теперь его занимал ОМОН, прикомандированный из России, который в полном составе утром убыл на очередную зачистку.

Сейчас помещение пустовало. Скудный свет вечернего солнца, попадающий через бойницы в заложенных мешками с песком окон, освещал два десятка кроватей с одной стороны и самодельный теннисный стол с другой. Разведчики расположились вокруг него. Антон развернул карту и, разгладив ее руками, окинул всех взглядом.

– Значит, так. – Он на секунду задумался, последний раз прикидывая в голове план дальнейшей работы. – Действуем тремя группами по трем направлениям. Первое, оно же основное: Курчалой – Морзой-Мохк – Гуни. Старший группы я. Со мной, – он перевел взгляд на Джабраилова: – Джин, Дрон и Волков. Вторая: старший – капитан Полынцев. С тобой Шаман, Завьялов, Рязанцев. Берете на себя дорогу Бачи Юрт – Ялхой-Мохк – Шена. Третья группа: старший – Мишенев. С тобой Иса и прапорщики Стромилов, Лепутович. Соответственно: Автуры – Беной.

Еще раз напоминаю: цель – обнаружить признаки пребывания здесь боевиков, в составе которых действуют либо наемники со славянской внешностью, либо пленные. Боестолкновений избегать. Вопросы?

– Нет, – пожал плечами Полынцев, переглянувшись с Мишеневым.

– Тогда у меня все...

«Нива» Филиппова выехала из ворот комендатуры последней. Перед ней, с интервалом в час, растворились в темноте машины с группами Полынцева и Мишенева.

Сразу за Курчалоем дорога постепенно пошла в подъем. Через несколько километров, проехав через поля и виноградник, оказались в лесу. За рулем сидел Вахид. Это были его родные места. Несмотря на то что было еще достаточно темно, он безошибочно угадывал все встречающиеся на пути изъяны дорожного покрытия. С того момента, как Джабраилов покинул Чечню, ничего не изменилось, а шоссе не ремонтировалось. Вскоре впереди, среди деревьев, появились редкие огни.

– Джагларги, – бросив взгляд на сидевшего сбоку Антона, пояснил Вахид.

– Знаю. – Филиппов обернулся назад. – Дрон, напялишь маску, пойдешь с Джином.

– Понял, – глядя в окно, ответил тот.

Джабраилов остановил машину у ворот самого первого дома. Не успел он и Дорофеев выйти наружу, как в окнах зажегся и тут же погас свет.

– По-моему, нас сейчас ух как встретят, – едва слышно проговорил Дрон, направляясь вслед за Джабраиловым.

Вахид постучал в калитку. Залаяли собаки. Лай подхватили в соседних дворах. Едва слышно скрипнули двери в доме напротив. Из следующего двора послышался негромкий разговор.

– Маску надень, – с тревогой в голосе скомандовал Антон оставшемуся в машине Волкову и, подавая пример, расправил края своей защитного цвета шапочки, натянув ее на лицо.

– Чего надо? – раздался из-за ворот неприветливый мужской голос с характерной из-за прерванного сна хрипотцой.

– Разговор есть, хозяин, – ответил на чеченском Вахид.

– Разве для этого надо приезжать ночью? – удивились из-за забора. – Кто ты?

– Может, выйдешь или так и будешь говорить через ограду? – спокойно ответил Вахид.

Антон в это время заметил бесшумно двигающуюся тень вдоль забора со стороны соседнего двора.

– Пересядь за руль! – скомандовал он Волкову, а сам вышел наружу.

Одновременно калитка открылась и из нее вышел человек. Чувствовалось, что во дворе еще кто-то был.

– Говори, – бросив настороженный взгляд на очертания машины, сказал невысокий щуплый мужчина. Он был без оружия.

– Мы ищем людей, которые по ночам врываются в ваши села и чинят беспредел, – смерив его взглядом, пояснил Вахид. – Ты что-нибудь знаешь об этом?

– Здесь никого не было, – мужчина категорически покачал головой. – А искать их незачем. И так известно – это солдаты...

– Ты сам видел или тебе кто-то сказал? – с нотками раздражения в голосе спросил Джин.

Во дворе с новой силой залаяла собака. Послышался окрик, и в открытых воротах появился еще один человек. Темнота скрывала его возраст и черты лица, однако автомат в руках был хорошо заметен.

– Все говорят, – уклончиво ответил чеченец и непроизвольно посмотрел за спину Джабраилова.

Обернувшись, Вахид понял, почему хозяин дома безбоязненно вышел со двора. В нескольких шагах от него стояли четверо вооруженных людей.

– Я вижу, вы сами организовали защиту своих домов. – Разворачиваясь к собеседнику, Джин удивленно хмыкнул. – Меня зовут Ваха. – С этими словами он протянул руку.

– Руслан, – ответив на рукопожатие, представился чеченец.

– Давай пройдем туда, где сможем спокойно поговорить, а мои друзья пока останутся под присмотром твоих соседей как гарант безопасности.

– Хорошо, – на секунду задумавшись, согласился Руслан и сделал приглашающий жест рукой.

* * *

Как оказалось, окрестности развалин, в которых Черепанов провел оставшуюся часть дня, боевики использовали для того, чтобы переждать светлое время суток. Вопреки сложившемуся у Кости за время службы мнению, эта банда не жила в лесу, а занимала несколько домов в почти пустом поселке Шена. Здесь доживали свой век престарелые семьи. Когда стемнело, боевики высадили солдат из машин, не доезжая до него с полкилометра, и в сопровождении двух чеченцев провели во двор расположенного на окраине дома. Здесь, под одним из сараев, было устроено нечто вроде бункера. Причем вход в него был оборудован через прямоугольную металлическую печь, по всей видимости, уже несколько лет не использовавшуюся по назначению. Следы копоти были, но, по словам новых знакомых Черепанова, в нем жгли дрова только в целях маскировки. Ее задняя часть была на хитроумно устроенных петлях, невидимых снаружи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное