Григорий Адамов.

Победители недр

(страница 18 из 24)

скачать книгу бесплатно

   Мареев взглянул на неё и медленно произнёс:
   – Да, Нина… Нам надо торопиться. Как раз об этом я и хотел с вами поговорить. У нас не хватит кислорода…
   Глубокое молчание последовало за этими словами.
   – Как же это так? – спросила наконец Малевская. – Разве мы неправильно рассчитали запас?
   – Нет, – пожал плечами Мареев. – Но четыре аварийные задержки, утечка и… – он хотел что-то добавить, но, скользнув взглядом по лицу Володи, удержался и закончил: – и разные другие причины свели наш резерв почти к нулю… Если мы будем продолжать идти под тем же углом, то у нас хватит кислорода суток на десять лишних. При попытке же обойти известняки получится нехватка.
   – Позволь, Никита, – взволнованно сказала Малевская, – я всё-таки не понимаю… Аварийные задержки и утечка – всё это я знаю, но какие другие причины?.. Ах, да!
   Она в замешательстве остановилась, но быстро оправилась и продолжала:
   – Ну, хорошо! Даже при всяких других причинах… Всё же у нас был солидный резерв…
   – Этот резерв только казался солидным, Нина… Я всё время вёл учёт наших запасов кислорода. Ты теперь должна понять, почему я так настойчиво торопил ремонт снаряда и работы по сооружению станции. Я видел ваше недоумение, но не хотел тогда говорить об истинной причине моего нетерпения. Это подействовало бы слишком угнетающе.
   – Мне не всё понятно, – сказал Брусков, – но факты таковы: мы идём почти совершенно без резерва.
   – Маленький резерв есть, – заметила Малевская, – у меня осталось среди лабораторных материалов несколько килограммов бертолетовой соли и марганцовокислого калия. При самых кустарных способах добывания из них кислорода его нам хватит на трое-четверо суток. И наконец, в крайнем случае, мы сможем путём электролиза воды получить немало кислорода.
   – Воды-то не так уж много осталось, – напомнил Мареев.
   Володя внимательно и против своего обыкновения молча слушал весь этот разговор, переводя взгляд с одного на другого. Он смутно чувствовал какую-то недоговоренность и особую значительность в словах Мареева и Малевской об этих «других» причинах. Но что-то удерживало его от расспросов, с которыми он обычно не очень медлил. Он был смуёен, сам не зная почему. И когда все встали из-за стола и разошлись: Малевская – спать после недавней вахты, Брусков – в буровую камеру, а Мареев – к своей работе над проектированием нового снаряда, Володя присоединился к нему без обычного оживления.
   С этого дня все стали замечать в Володе какую-то перемену. Он с усердием продолжал занятия, помогал Марееву и Брускову, вычерчивал детали их проектов, производил вычисления. Но он стал молчаливым и почти не отзывался на шутки и поддразнивания Брускова. Что особенно поразило всех, – Володя вернулся к Шекспиру.
   Малевская начала беспокоиться.
Она поделилась своим беспокойством с Мареевым и Брусковым, но последний, смеясь, посоветовал ей:
   – Не мешай ему! Наверное, он сейчас продумывает какую-нибудь гениальную идею, вроде путешествия через центр земли.
   Малевскую это не успокоило, и она продолжала незаметно наблюдать за Володей.


   25 июня, в четырнадцать часов, снаряд вышел наконец из пятикилометровой толщи гранита и вступил в железорудную залежь.
   В течение пяти суток, со скоростью девяти метров в час, снаряд проходил залежи железной руды. Прорезав затем двухсотметровый слой битуминозных сланцев, он вошёл в мощные девонские песчаники, насыщенные нефтью. В этой мягкой, податливой породе Мареев пустил моторы на высшую скорость. Он выжимал из снаряда всё, что способны были дать его великолепные механизмы. Снаряд проходил нефтеносные пласты, делая свыше десяти метров в час.
   Малевская систематически производила анализы нефтеносной породы и самой нефти и всё больше убеждалась в исключительном богатстве этого месторождения. Даже теперь, когда снаряд прошёл почти три четверти мощности пласта, анализ показывал огромную насыщенность породы и сильнейшее давление газов, под которым находилась эта нефть.
   В шаровой каюте было тихо. Одинокая лампа, прикрытая синим колпаком, наполняла её густыми сиреневыми сумерками.
   Лишь над столиком Малевской сиял конус яркого света, в котором двигались её спокойно работавшие руки.
   Володя сильно устал. Он работал с Брусковым над проектом новой станции, много читал, решал задачи по алгебре и геометрии, писал сочинение о греко-персидских войнах.
   Все последние дни Володя был необычайно молчалив и вял. И сегодня, когда пришло время ложиться спать, он немедленно, как только ему напомнила об этом Малевская, без обычных пререканий, пошёл под душ, потом, простившись со всеми и переодевшись в пижаму, улёгся в гамак.
   Володя долго лежал с открытыми глазами. Обрывки воспоминаний всплывали в памяти, проносились беспорядочной чередой и пропадали бесследно. Все эти последние дни ему было как-то не по себе, безотчётно тоскливо. Что-то томило его. Он сам не понимал, чего он хочет, чего ему недостаёт. Может быть, на него так подействовало плохое настроение Никиты Евсеевича, которое он подметил два раза в течение дня? Нина сегодня была какая-то грустная. А Никита Евсеевич теперь часто казался рассеянным. Нет, не рассеянным – каким-то другим, очень серьёзным, озабоченным. Потом выплыли в памяти отец и мать, почему-то с печальными лицами, потом пронеслись неясные обрывки мыслей о нефти, клочки из уроков геологии. Потом всё спуталось и пропало. Володя уснул.
   Вдруг резкий голос Мареева раздался возле самого его уха и отчётливо, с потрясающей силой произнёс:
   – Вы все наши расчёты опрокинули! Все наши запасы кислорода…
   Володя заметался, как подстреленный, с криком вскочил и чуть не вывалился из гамака. Когда испуганная Малевская подбежала к нему, он неподвижно лежал на спине, бледный, с широко раскрытыми глазами.
   – Что с тобой, Володюшка? Что случилось?
   Он смотрел на неё, ничего не отечая, с трудом приходя в себя.
   – Ну, говори же, Володя! Что тебя так испугало?
   Тихо, прерывающимся голосом он сказал:
   – Это я… это я виноват… что не хватает кислорода…
   Малевская вздрогнула от неожиданности. Она мгновенно поняла, что мучило Володю все эти дни, почему он так переменился, почему потерял свою обычную жизнерадостность.
   Ей стало страшно, когда она представила себе всё, что пережил мальчик за эти дни. С внезапно вспыхнувшей энергией она заявила:
   – Ты говоришь глупости, Володя! Как это тебе пришло в голову?
   – Я слышал… Никита Евсеевич сказал…
   У Малевской больно сжалось сердце, но она постаралась сказать как можно спокойнее:
   – Да ничего подобного, Володя! Никита Евсеевич сомневался, когда мы только выходили из гранита. А теперь мы прошли, и притом с увеличенной быстротой, по десять метров в час, почти половину пути от гранита до поверхности. Каждый час такой скорости увеличивает наш резерв кислорода. Как ты этого не понимаешь? Нашего запаса кислорода хватит не на десять лишних суток, как полагал тогда Никита Евсеевич, а гораздо дольше.
   Она говорила спокойно, уверенно, гладя рукой стриженую голову Володи.
   От её спокойствия, от тёплой ласки Володя оживал. Каждое её слово вливало в него бодрость, возвращало радость.
   – Правда? – спросил он. – Как я рад! А я так боялся…
   Потом вдруг с тревогой в голосе добавил:
   – А если что-нибудь случится? Задержка или авария?
   – Ну, какая может быть задержка! Даже самая серьёзная авария, какая у нас была, задержала нас всего на шесть суток. А у нас запас кислорода не меньше чем на пятнадцать-двадцать суток. Да ещё мои химические материалы. И всего-то нам осталось пути не больше чем на пятнадцать дней. Пустяки, мой дорогой! Успокойся, Володюшка! Спать нужно.
   Когда Володя, совсем успокоенный, заснул, Малевская спустилась в нижнюю камеру и рассказала Марееву о происшедшем. Он был чрезвычайно огорчён.
   – Я не думал, что он такой впечатлительный. Я должен признаться, в порядке самокритики, что сделал непростительную глупость, заговорив о кислороде в его присутствии. Можно было предвидеть, что он поймёт… Никогда не прощу себе этого!
   – Да, Никита. Мне очень жаль, но я тоже ничего не могу придумать для твоего оправдания. Тем более, что для твоих опасений остается всё меньше оснований: впереди всего пятнадцать суток пути.
   Внимательно проверяя лёгкость разворачивания нового, только что поставленного на козлы барабана с проводом, Мареев сказал:
   – Я очень хотел бы оказаться лжепророком! И дело как будто идёт к этому. Каждый ушедший день вливает в меня новую дозу спокойствия.
   – Постарайся передать это спокойствие и Володе, – посоветовала Малевская. Поднимаясь по лестнице в шаровую каюту, она продолжала: – Вообще ты должен с этого момента проявлять как можно больше оптимизма и уверенности.
   Мареев поднял голову.
   – С вашего разрешения, Нина Алексеевна, я буду оптимистом во всём.
   На лестнице уже никого не было. Марееву послышалось тихое:
   – Разрешаю…
   С минуту он постоял неподвижно, с поднятым кверху лицом. Потом опустил глаза и покачал головой.
   – Если бы только не известняки… – проговорил он вполголоса. – Если бы не известняки…
 //-- * * * --// 
   После нефтеносных песчаников снаряд вошёл в слой глинистых сланцев. За ним должны были начаться известняки. По расчётам Мареева, в сланцах снаряду предстояло пройти около шестисот пятидесяти метров. При сохранении скорости в десять метров в час это заняло бы около шестидесяти пяти часов.
   В шаровой каюте царит веселье. Володя как будто старается вознаградить себя и других, разряжая всю накопившуюся в нём энергию и жизнерадостность. И вместе с ним всё как будто ожило в снаряде, словно в широко раскрытое окно пахнул свежий весенний ветер.
   Через шестьдесят пять часов после выхода из нефтеносных песчаников снаряд проходил всё те же однородные массы глинистого сланца.
   Известняков не было!
   Мареев едва верил в это чудо, но время шло, а снаряд всё не выходил из сланцев.
   – Что же это такое наконец, Никита? – приставал Брусков. – Где известняки? Подавай известняки, которыми ты нас всё время пугал!
   – Не дам! Нет у меня известняков! – отшучивался Мареев.
   – Но всё-таки куда же они девались? Может быть, в самом деле, мы их обходим стороной?
   Мареев сразу стал серьёзным.
   – К сожалению, этого не случится… Просто сланцы в этом месте поднимаются выше, чем на линии нашего спуска, образуя нечто вроде подземного холма. Я и это считаю большой удачей: меньше придётся идти в известняках, и, кроме того, насыщенность их водой будет меньше…
   – Почему? – спросил Володя. – В этом месте с поверхности проникает меньше воды?
   – Нет, Володя, не в этом дело. Просто поступающая с поверхности вода не может задержаться на сланцевой возвышенности и скатывается по её склону в ложбину. При спуске мы, очевидно, пересекли как раз такую ложбину и встретили большое скопление воды.
   Предсказания Мареева оправдались полностью. С опозданием на двадцать часов снаряд вошёл наконец в мощные пласты известняков, которых все ждали с нетерпением, смешанным с тревогой.
   С этого момента жизнь в снаряде стала по-боевому напряжённой. Каждый час производились анализы на влажность и плотность породы. По снимкам инфракрасного кино со всех дистанций непрерывно следили за её трещиноватостью.
   Повышенная влажность породы, как и следовало ожидать, сопровождалась уменьшением плотности и большой трещиноватостью. Но эти явления не давали пока оснований для беспокойства. По мере подъёма условия должны были улучшаться. Благодаря повышению уровня сланцев нижние слои известняков, в которых можно было ожидать больших скоплений подземных вод, оказались значительно менее опасными, чем думал Мареев.
   После первых трёхсот метров влажность известняков заметно уменьшилась, хотя густота и размеры трещин оставались значительными.
   Все повеселели. Не оставалось места для тревог и опасений. Впереди была безопасная, спокойная дорога.
   – Этот сланцевый горб, – говорил Мареев, – сослужил нам прекрасную службу. Он осушил дорогу снаряда и обезопасил её.
   – Перед нами, стало быть, широкое, свободное шоссе, – подхватил Брусков. – Следовательно, мы можем дать полный газ… Как ты думаешь, Никита, нельзя ли надбавить ходу? По-моему, в моторах есть ещё кое-какие резервы мощности.
   – Попробуй… Плотность породы небольшая.
   Брусков начал осторожно увеличивать число оборотов бурового мотора. Через сорок минут он довёл скорость продвижения снаряда почти до одиннадцати метров. Мареев предложил на этом остановиться: нельзя было допускать слишком большой перегрузки механизмов. Чувствовалось, что моторы с трудом подымают огромную массу снаряда.
   Малевская, прислушиваясь к их тяжёлому дыханию, сказала:
   – Им приходится туго. И всё из-за нашего нетерпения! Может быть, не следовало бы их так напрягать, Никита?
   – Не беспокойся, Нина! Это великолепные машины, в них и сейчас ещё таятся резервы на добрых полтора метра в час.
   После напряжённого беспокойства первой части пути в известняках все с облегчением вернулись к прерванным работам.
   Жизнь в снаряде, казалось, вошла в прежнюю колею, но в поведении обитателей снаряда, в сдержанной порывистости движений, в разговорах, даже в молчании сквозило нетерпеливое ожидание. Всё, что раньше казалось таким далёким, почти нереальным, с каждой сотней метров, оставляемой снарядом позади, облекалось в плоть и кровь, оживлялось тёплым дыханием жизни.
   Глубомер Нефедьева стал самым интересным прибором. К нему всё чаще подходили, возле него останавливались, как будто мимоходом, и с пристальным вниманием отмечали каждое движение стрелки к той заветной черточке, возле которой стоял стройный, строгий и волнующий "0"…
   Однажды, среди работы, Брусков бросил циркуль на лист с чертежом, нервно потянулся и воскликнул:
   – Невозможно! Такое настроение, – хоть возьми да укладывай чемоданы!
   Известняки тянулись бесконечной, однообразной массой, перемежаясь иногда с песчано-глинистыми отложениями. На снимках появлялись отпечатки растительности каменноугольной эпохи, листьев, веток, два раза попадались даже целые стволы – лепидодендронов и сигиллярий. Однажды Володя с восторгом наблюдал через окошечко киноаппарата отпечаток небольшой рыбы с плоской головой, как у змеи, и с двумя плавниками возле головы, вроде воробьиных крыльев. Малевская затруднялась сказать, что это за рыба. Она полагала, что это остатки самого раннего представителя акулоподобных рыб из рода Кладодус. С большим удовлетворением она отметила в журнале редкую находку, указав глубину её залегания – тысяча двести пятьдесят четыре метра по вертикали от поверхности – и окружающую породу – песчано-глинистая прослойка.
   До поверхности оставалось всего тысяча восемьсот метров по трассе, и, когда Цейтлин появился на экране, Брускову захотелось протянуть ему руку.
   Но Цейтлин был так возбуждён, что не понял движения Брускова.
   – Ну, давай же руку! – кричал Брусков. – Что значит эта пустяковина – какие-нибудь тысяча восемьсот метров – для рукопожатия друзей!
   – Ах, да, конечно! – рассмеялся Цейтлин, протягивая на экране обе руки и потрясая ими в воображаемом рукопожатии. – Но только мне страшно некогда, голубчики мои, – он говорил взволнованно, вытирая платком пот с лица и странно подмигивая из-за огромных очков. – Я к вам только на минуту забежал… Очень тороплюсь… Не задерживайте меня.
   – Да в чём дело? – спросила заинтересованная Малевская. – Что за спешка?
   – Ничего не могу сказать, – загадочно улыбнулся Цейтлин. – Секретное дело! Меня включили в состав нового комитета… вчера только организовался. Работы уйма, меня совсем затормошили, передохнуть не дают.
   – Какой комитет? Какая работа? – набросился на него Брусков.
   – Ну, что ты скрытничаешь, Илюша? – говорила Малевская. – Ведь мы скоро будем на поверхности и всё равно узнаем.
   – Вот именно: появитесь на поверхности и как раз всё узнаете.
   Малевская расхохоталась.
   – Илюшенька, милый мой, какой ты прозрачный! Все твои секреты насквозь видны!
   Вслед за Малевской рассмеялись Брусков, Мареев и Володя. Последний, собственно, не знал причины общего смеха, но, заражаясь охватившим всех весельем, хохотал громче всех. Цейтлин на экране растерянно моргал глазами. Наконец он не выдержал:
   – Ну, чего вы хохочете? Взбесились вы, что ли? Я же ничего не сказал! Да замолчите же!
   Цейтлин ушёл, расстроенный и крайне недовольный своими друзьями и собой. Первые были виноваты в слишком большой, по мнению Цейтлина, проницательности, а сам он… Положа руку на сердце он не мог бы сказать, в чём состоит его вина. Но это его не успокаивало: "строго секретное дело" об организации комитета для торжественной встречи "советских подземных Колумбов" раньше всех стало известно именно тем, кто должен был узнать об этом позже всех…
   Ещё через сутки снаряд был всего лишь на глубине в тысячу метров по вертикали и на расстоянии в тысячу четыреста метров по трассе. Песчано-глинястые прослойки исчезли. Влажность окружающих известняков сильно понизилась, но трещины на киноснимках стали появляться всё в большем количестве, гуще и крупнее.
   Цейтлин не появился на экране в свой обычный час. Это очень огорчило всех. Брусков пытался даже связаться по радио с его квартирой, но из этого ничего не вышло. Цейтлина с утра не было дома, и никто не знал, когда он вернётся.
   После обеда Мареев, принявший вахту от Малевской, поднялся в верхнюю буровую камеру. Малевская ушла за полог, собираясь лечь спать. Брусков и Володя сели за шахматы.
   Моторы наполняли все помещения снаряда трудолюбивым, напряжённым гудением.
   Внезапный гул послышался вдали. Приближаясь и нарастая о чудовищной быстротой, потрясая громовыми раскатами всё тело земли, он обрушился на снаряд, прокатился над ним и замер где-то в далёких глубинах, в бесконечных каменных пространствах.
   В то же мгновенье как будто гигантская рука приподняла снаряд, качнула его с боку на бок и с неимоверной силой швырнула обратно. Раздался отчаянный скрежет. Снаряд повернулся и с далеко выдвинутыми колоннами затих в мёртвой неподвижности.


   Чистое, ясное утро 21 июля обещало Москве великолепный солнечный день. Но с выходом первых газет всё померкло. Как будто густые, мрачные тучи опустились над городом. Казалось, свинцовые тени легли на его прекрасное, полное радости и величавого спокойствия лицо.
   Все газеты на первой странице поместили набранную крупным шрифтом радиограмму ТАСС из Сталино, центра Донбасса.
   Радиограмма сообщала следующее:
   "Вчера, в 19 часов 25 минут, приборы сейсмографических станций в районе шахты «Гигант» отметили землетрясение узкоместного значения, с незначительным смещением почвы. Одновременно прекратилась радиосвязь со снарядом подземной экспедиции, обратный путь которого на поверхность пролегает в районе, затронутом землетрясением. Все попытки радиостанции шахты «Гигант» восстановить связь со снарядом до пяти часов утра оставались безуспешными. Подземная электростанция продолжает работать нормально на полную мощность. На поверхности никаких последствий землетрясения не обнаружено. К месту землетрясения из Москвы вылетели на специальном скоростном самолёте заместитель председателя Правительственного комитета по организации подземной экспедиции товарищ Чернов и член Комитета, главный строитель снаряда, инженер Цейтлин".
   Развернув газету, ошеломлённые люди останавливались тут же, у киосков, впиваясь глазами в эти зловещие строки. Их напряжённые позы и растерянные лица заставляли других прохожих со смутным беспокойством бросаться к газетным продавцам, и в несколько минут у киосков вырастали длиннейшие очереди.
   Через час огромный город был полон тревоги. Где бы ни встречались люди, всюду начинался разговор о землетрясении в Донбассе. Первые фразы были о судьбе подземной экспедиции, об участи Мареева и его товарищей. Что случилось со снарядом? Смог ли он противостоять натиску подземных масс? Что означает "узкоместный характер" землетрясения? Слабое оно или сильное? Почему оно произошло? Что оно могло повлечь за собой – поправимую аварию или катастрофу?
   Множество таких же тревожных вопросов вставало в это раннее утро перед миллионами людей на необъятных пространствах Советской страны, в её бесчисленных городах, заводских поселках, совхозах и агрогородах. В редакции газет и журналов, в университеты, институты, кабинеты всех сколько-нибудь известных геологов ворвался ураган телефонных звонков, запросов, требований.
   Специальные дневные выпуски газет сообщали, что радиосвязь со снарядом восстановить ещё не удалось, и старались разъяснить характер событий. В центральном правительственном органе появилась обстоятельная статья известного геолога Макетова.
   В ней указывалось, что современная геология считает землетрясениями лишь такие колебания почвы, которые имеют своим первоисточником движения, возникающие в глубинах земли. Эти сотрясения являются результатом нарушения установившегося равновесия в толщах земной коры, которые постоянно находятся в состоянии огромного напряжения.
   Сильные землетрясения принадлежат к самым разрушительным явлениям природы. Обычно думают, что землетрясения происходят очень редко. Но это верно лишь в отношении наиболее катастрофических явлений этого рода, которые влекут за собой огромное количество человеческих жертв и материальных потерь и надолго запоминаются людьми. Вообще же землетрясения относятся к самым обычным и распространённым явлениям в жизни земли. Без преувеличения можно сказать, что земля никогда не находится в состоянии сейсмического покоя. В пределах среднеазиатских советских республик, например, за один 1929 год было зарегистрировано около тысячи пятисот землетрясений, а на всей земле – до десяти тысяч. Считают, что за четыре тысячи лет на земле погибло от землетрясений не менее тринадцати миллионов человек.
   В зависимости от причины, которая вызвала нарушение равновесия в глубинах земли, землетрясения делятся на три главных вида: тектонические, вулканические и денудационные, или обвальные.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное